электронная
40
печатная A5
581
12+
Агарта. Экспедиция доктора Рене

Бесплатный фрагмент - Агарта. Экспедиция доктора Рене


Объем:
486 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-0677-6
электронная
от 40
печатная A5
от 581

На планете, очень похожей на нашу, с такими же точно географическими материками, горами, морями и даже их названиями жили удивительные существа. Себя они считали венцом эволюции, так как на их планете кроме них других доминирующих живых существ, по их мнению, не было. Себя они называли Люди-Хомяки. Кроме них на их планете, точно так же, как и на нашей, жили обычные животные, птицы и насекомые. Жили люди-хомяки в домах с крышами, имели свои современные технологии, машины и собственную культуру. Они любили праздники, были достаточно отзывчивы и гостеприимны. Жили они в эпоху индустриализации — то есть активного развития машиностроения: эпоху различных изобретений, паровых двигателей, покорения воздуха и, конечно, великих умов. Они любили свои выдающиеся таланты и устраивали ежегодные ярмарки-выставки, где собирались, чтобы обмениваться идеями, изобретениями, художественными работами, музыкой и всем тем, что их вдохновляло.

Ярмарка

Так вот, в Женне — одном из небольших городков в северной части Европы жил доктор Рене. Он был настоящим учёным, и интересовался поиском новых разумных жизненных форм на земле. Рене был убеждён, что Человек-Хомяк — не единственный разумный вид. Доктор утверждал, что на планете существуют и другие разумные существа, их нужно только отыскать. Благодаря появлению летательных аппаратов — самолета и дирижабля, земля уже была изучена практически полностью, кроме её полюсов. Отправиться туда без риска для жизни технологии пока что ещё не позволяли, ведь для этого нужно было пересечь океан и столкнуться с морозами в –45, а то и все -50 градусов.

Доктор Рене искренне мечтал исследовать эти непокорённые земли, и для этого решил отправиться на ежегодную ярмарку идей, где можно было отыскать единомышленников, способных помочь ему в дальнейших поисках.

Утром в день ярмарки доктор встал с постели, подошел к окну и посмотрел на залитую ярким солнцем улицу. Зима была в самом разгаре, повсюду лежали сугробы ослепительно-белого снега и между ними сновали хомяки, которые уже собирались отовсюду на знаменитую ярмарку: кто-то пешком, кто-то на машине, а кто-то и на собственных изобретениях! Мимо пролетел довольный хомяк на пароплане.

— Неужели, он сам построил эту штуку! — с удивлением пробормотал доктор, — Хороший сегодня день и особенно хорош он для новых открытий!

Вдохнув полной грудью свежий утренний воздух, доктор с аппетитом позавтракал. После трапезы он позвонил по телефону своему молодому другу Эстебано, которого давно собирался позвать с собой на ярмарку. Всего через час они встретились у подъезда дома доктора.

— Сегодня прекрасный день, не правда ли, доктор Рене?

— Да, Эстебано, ты прав, и именно сегодня я найду единомышленника, который поможет нам в поисках и великих открытиях.

— Вы решительно хотите отправиться туда, доктор?

— Да, мой юный друг, — улыбнулся Рене. Его глаза блестели и в них читалась уверенность в своём выборе. Эстебано его решимость, немного похожая на безумие, чуть-чуть пугала.

Они познакомились в учебном центре. Рене в то время преподавал биологию — эволюцию Хомясапиенс — Хомяка разумного. В дополнение он читал лекции, приводя доказательства того, что их доминирующий вид не является единственным. На одной из таких лекций они и познакомились. Эстебано вдохновила теория доктора, поэтому они быстро нашли общий язык и подружились. Рене любил удивлять своего юного друга, а Эстебано вдохновляла идея доктора, и он непрерывно искал доказательства, подтверждающие её.

Сама ярмарка проходила в центре города, на главной площади. Хотя городок Жене был невелик, но площадь была большой, красивой и на ней с лёгкостью помещалось множество людей. Был красив и сам город, особенно зимой — жители любили его каменные дома, мощеные дороги и нарядные парки.

Пройдя мостовую, наши герои уже издалека заметили, как толпятся перед площадью посетители ярмарки.

— Ууу! Сколько людей, даже больше, чем в прошлом году. Тогда ярмарка проходила в городе… Дидрен. Он намного больше, но людей было не так много, как сегодня здесь, — заметил доктор.

— Мне кажется, тенденция к творчеству лишь растут, я провел статистику и выяснил, что по сравнению с предыдущими годами наши изобретения, идеи, искусство и музыка охватывают все большее количество людей. Хомяки все чаще находят вдохновение, рождается всё больше изобретений и произведений искусства, — уверенно заявил Эстебано.

— Возможно, ты прав, — улыбнулся доктор. Беседуя, они уже почти подошли к площади.

Кругом толпилось множество людей, многие приехали издалека, гостиницы Жене на это время были забиты до отказа. Повсюду тянулись ряды палаток, в каждой из которых находилось от одного до пяти хомяков, представляющих свою творческую разработку. Здесь можно было увидеть самые разные изобретения: от сложнейших машин до нелепых бытовых приспособлений. Кто мог позволить себе — занимал сразу три палатки, а то и все пять! Каждый старался выставить свое творение на подиуме или платформе, так, чтобы все могли хорошенько рассмотреть его. Звуки музыки и шумные разговоры манили в это место весь город.

Доктор Рене и Эстебано влились в густую толпу и направились к центру площади, полагая, что самую грандиозное изобретение можно увидеть именно там. Так и оказалось: там стояла внушительных размеров машина. От нее во все стороны исходили клубы дыма и пара, а двигатель и многочисленные механизмы внутри удивительного устройства громко гудели.

— Что это, доктор?

— Сейчас мы это узнаем. — Рене направился в сторону огромной машины, протискиваясь сквозь густую толпу. Люди, собравшиеся вокруг, удивлённо переговаривались между собой, рассматривая странное изобретение. Доктору всё-таки удалось пробиться к автору машины, хотя это было и нелегко, даже Эстебано остался позади. Изобретателем оказался рослый хомяк, молодой и полный энергии.

— Вы автор этого изобретения? — доктор Рене прокричал свой вопрос — настолько шумно было вокруг.

— Да, это я, вас интересует моя машина? — добродушно отозвался изобретатель.

— Да, пожалуйста, расскажите, для чего она предназначена?

Автор обернулся, посмотрел на нее, потом обратно.

— Она может плавать, летать и собирать урожай одновременно! Эта машина незаменима для сельского хозяйства, она может собирать урожай, а потом транспортировать его в любые места, даже труднопроходимые. Это — своего рода гибрид трактора, корабля и грузового самолёта и это — мое детище! — довольно улыбаясь, произнес автор.

— Это очень интересно! — восторженно воскликнул доктор.

Сделка

— Как вас зовут? — спросил Рене.

— Рикардо, для друзей просто Рики, — отозвался изобретатель.

— Тогда сделаем так, я дам вам мою визитку и мы договоримся о встрече, вас устраивает? — спросил Рикардо, видя, что к нему подошла еще пара заинтересовавшихся покупателей.

— Нет! У меня к вам совершенно серьезное предложение, и его нужно обсудить немедленно! — не отступал Рене.

Тут к ним из толпы прорвался Эстебано.

— О! Вы уже беседуете, — удивился он.

— Так вот, я хотел бы организовать группу людей и отправиться в экспедицию на один из полюсов нашей земли с целью покорения новых земель и обнаружения новых жизненных форм. А ваши изобретения пошли бы на пользу не только нашей стране, но и всей планете, как вам такое? — спросил доктор, пристально глядя на изобретателя.

— Мне нужно время, чтобы обдумать ваше предложение.

— Хорошо, только мне нужен ваш ответ уже завтра.

— Как, уже завтра? — удивился Рикардо.

— Да, это правда, завтра все должно быть ясно, в любом случае, это будет сделка, в которой выиграет каждая сторона, — учёный убедительно посмотрел в глаза изобретателю и пожал ему руку.

— Доктор, — перебил Эстебано, дёргая Рене за рукав.

— Да, мой друг?

— Похоже, здесь становится горячо, столько народу собралось, что я еле пробрался к вам. Чтобы выбраться, нам понадобится время.

— Я думаю, мы не будем торопиться, — улыбнулся доктор, — здесь еще столько вещей, которые нам стоит посмотреть!

— Да, похоже, вы правы, — согласился Эстебано.

Они еще долго бродили по ярмарке, затем отправились в кафе, чтобы передохнуть и подкрепится, но и за столом продолжили свой разговор, восхищаясь увиденным и услышанным. В конце дня доктор купил пару романтических пейзажей, а Эстебано приобрел небольшую коробочку — удивительное изобретение, способное сохранять моменты жизни на бумагу, захватывая их небольшим выпуклым объективом. Автор изобретения назвал его «Артграфитор», но Эстебано такое название показалось слишком громоздким, и он сократил его — до простого «Графитор».

На следующее утро Рене разбудили яркие лучи солнца, падающие ему на лицо — хотя ещё была зима, в безветренную погоду солнце хорошо пригревало. Сегодня изобретатель должен был дать свой ответ. Доктор не торопился с этими решением, он хранил твердую уверенность, что сделка состоится. Сейчас Рене был в доме почти один — компанию ему составлял только его пес Руди. Жена доктора Мили и его две дочери — старшая, Элит и младшая, Мадлен, которых учёный просто обожал, сейчас уехали навестить свою бабушку. Доктор полюбовался своими вчерашними приобретениями — обе картины уже заняли свои места на стенах гостиной и удивительно гармонично дополняли интерьер, делая его более живым. Работы были абстрактные, и лишь присмотревшись, можно было увидеть в размашистых мазках краски, на первый взгляд небрежно брошенных на холст, очертания городского пейзажа. Это бросалось в глаза не сразу, город на картинах сначала нужно было найти, и лишь потом уже любоваться открывающимся волшебством. В этом был весь доктор. Он сам обожал искать и находить. После неспешного завтрака Рене отправился погулять с собакой. На улице солнце сияло ещё ярче и слепило глаза — замечательная погода для прогулки! Они отправились в ближайший парк. Руди, обрадованный свежим морозным воздухом и глубоким снегом, радостно носился прямо по сугробам, звонко лая на птиц. Через полчаса прогулки Рене решил что пора возвращаться домой — и как раз вовремя: совершенно неожиданно налетели тучи, подул пронизывающий ветер, и пошел обильный снег.

— Пора звонить этому молодому изобретателю! — пробормотал Рене, глядя на пса. Тот в ответ гавкнул, явно выражая этим своё согласие.

Вновь и вновь Рене набирал номер Рикардо, с замиранием сердца ожидая ответа, но на другом конце провода была тишина, трубку никто не брал.

— Кажется, он так и не надумал, похоже, в наше время, мало чем можно удивить людей, — разочарованно прошептал доктор. Он поставил телефон на место, но не успел отойти, как тот зазвонил. Рене обернулся и поспешно взял трубку.

— Доктор Рене! Это я, Эстебано, я тут немного подумал, могли бы вы меня взять с собой в случае успешной сделки с тем изобретателем? Эта экспедиция принесла бы нам двоим много пользы! — убеждал он. Не успел доктор ответить ему, как телефон снова запищал.

— Погоди пару минут, Эстебано, кто-то звонит мне по второй лини.

— Конечно, доктор.

— Доктор Рене, слушаю вас!

— Это Рикардо, мы встретились на ярмарке вчера, если у вас есть возможность приехать сейчас ко мне, я был бы очень рад. Это касается нашего вчерашнего разговора.

— Хорошо, говорите адрес, — удивлённо проговорил доктор, уже потерявший было всякую надежду вновь увидеться с изобретателем. Рикардо продиктовал адрес, Рене записал его, и они быстро попрощались.

— Ты слышал это, Эстебано? — торжествующе прокричал Рене в трубку.

— Да, доктор.

— И что ты скажешь?

— Я думаю, у нас появляется отличная возможность всё-таки осуществить экспедицию!

— Тогда давай, собирайся-ка ты тоже, если ты твёрдо решил отправиться со мной, ты должен быть свидетелем и этого разговора! — ободряюще воскликнул Рене.

— Правда? Это просто невероятно! Я вас не подведу, доктор, вы слышите МЕНЯ? Я… яяя… Еду, ууже там! — Эмоции переполняли Эстебано, которому за всю его жизнь не удавалось выехать дальше предместий родного города, и вдруг перед ним замаячил реальный шанс попасть в настоящую научную экспедицию и пережить совершенно потрясающее приключение. И ведь это будет не простая экспедиция, а глубокая научно-исследовательская работа, так что Эстебано уж точно сможет совместить приятное с полезным.

Через час они уже были на месте. Снег до сих пор валил крупными хлопьями, и среди этой густой снежной пелены перед друзьями появился обычный с виду двухэтажный дом, просторный, с большими окнами. Лишь присмотревшись, можно было увидеть позади дома большую пристройку. Пожалуй, это там неутомимо экспериментировал и изобретал Рикардо! Рене подошел к главным дверям и нажал на кнопку звонка.

— Сейчас! Минутку, — прокричали изнутри, и, действительно, ровно через минуту дверь отворилась.

— О! Да вы не один, доктор, ну и замечательно, будет, кому это увидеть.

— Эээ, о чем идет речь? — перебил Рене.

— Скоро вы все поймете, проходите в дом, прошу! — пригласил Рикардо своих гостей. — Сначала я хотел бы предложить вам по чашечке чая, я люблю пить чай, да и погода портится, наверное, вы продрогли. А потом поговорим о деле, — добавил изобретатель.

Через десять минут гости сидели на кухне и Рикардо подал чай. Кухня изобретателя была совершенно необыкновенной! В центре стоял большой круглый дубовый стол, украшенный замысловатыми узорами, остальная кухонная мебель была из металла и дерева, кругом сверкали небольшие шестеренки и механизмы, которые, двигаясь, придавали движение всей кухне. Чай заваривался сам, точнее, заваривала его машина, начинавшая готовить после нажатия одной-единственной кнопки. Доктор не видел ничего подобного на ярмарке, поэтому был очень удивлен. А Эстебано и подавно не смог сдержать эмоции.

— Вот это да! Потрясающе! — ошеломленно произнес он, — как вам это удалось, Рикардо? Где-то я уже видел нечто подобное, но та машина лишь сама кипятила воду и все. Ваше устройство намного совершеннее, скажите, что оно ещё умеет?

— Этот опытный образец — только кипятить воду, заваривать чай и расставлять кружки на шесть персон, но в будущем я хочу ее модернизировать, чтобы она еще и мыла посуду. Понимаете, всё своё время я провожу в мастерской, работая над изобретениями, и на то, чтобы готовить и даже спать, у меня просо не остаётся сил.

— А вы не думали завести дома горничную? — поинтересовался Рене.

— Она есть, бывает два раза в неделю, приходится ее содержать, без нее никуда. Куда больше уходит расходов на саму мастерскую.

— Понятно — покачал головой доктор. Ситуация была слишком знакома ему самому, точно так же увлечённому своими научными изысканиями.

Чай, приготовленный машиной, оказался довольно вкусным. Немного поговорив с гостями о новых технологиях и изобретениях, Рикардо попросил всех пройти вместе с ним в его мастерскую. К этому времени все уже были окончательно заинтригованы происходящим. В просторном ангаре, служившем мастерской, повсюду высились груды металла и стояли какие-то невероятные машины. Машина для перевозки людей, аппарат, похожий на летательный — удивительные и, несомненно, полезные устройства, но все они были не достроены.

— Что это, Рикардо? — спросил доктор, указывая на незавершенные машины.

— Это мои попытки воплотить свои идеи. Я фактически живу в этом ангаре, мой профессионализм растёт, все это — мои детища, но есть одна проблема: взявшись за дело, мне крайне редко удается его завершить. Такая у меня особенность, — признался изобретатель — я могу лишь неустанно ловить новые идеи и воплощать их, а с завершением проектов у меня всегда проблемы. Кстати, доктор, я обдумал ваше предложение и готов сотрудничать с вами, но есть условие, о котором вы уже, наверное, догадываетесь. Вы ведь поможете мне завершить наш с вами будущий проект, правда?

Рене молча посмотрел в глаза изобретателя и протянул руку, Рикардо протянул свою в ответ, и кажется, они оба были несказанно рады этой сделке.

— По рукам, — ответил, сдерживая улыбку, доктор. Эстебано улыбнулся:

— Мне здесь очень нравится и я тоже рад пойти в ваши помощники, — обратился он к изобретателю.

— Замечательно! Заметано, — пожал тот руку студенту. Рене переполняло возбуждение и радость:

— Когда мы можем начать?

— Завтра, с восходом солнца я уже буду рад вас видеть у себя.

— Отлично, тогда за дело! — с широкой улыбкой воскликнул доктор.

Сердце машины

На следующий день, с первыми лучами солнца доктор немедленно отправился к Рикардо. Тот его уже ждал у себя в мастерской. Эстебано появился чуть позже — студенты, даже увлечённые наукой, любят поспать. Рене уже составил приблизительный план того, с чем предстоит иметь дело. Изобретатель спросил, сколько времени отведено на весь проект, ведь время потребуется и на чертежи, и на сбор информации, распределение рабочей силы, приобретение нужных материалов для строительства и проведения первых испытаний. Доктор считал, что торопиться незачем и намеревался отправиться в путь весной, когда станет теплее и будут безопаснее дороги. Рикардо был согласен с этим.

— Скажите, доктор! А вы уже знаете, на какой полюс мы отправимся? Ведь это немаловажно, мне необходимо учесть расходы на всю дорогу. Сейчас мы находимся в Европе, Северный полюс для нас ближе Южного, думаю, целесообразнее отправиться на север?

— Я думал об этом не раз, и считаю, что целесообразнее действительно отправиться к Северному полюсу, но рассчитывать все затраты на путешествие мы будем так, словно путешествуем к Южному полюсу. Нас ничто не должно стеснять и ограничивать — улыбнулся Рене.

— Доктор, да вы оптимист, — расхохотался в ответ изобретатель. Сонного и оттого совершенно бесполезного Эстебано Рики отправил на кухню, чтобы тот выпил чашку кофе, приготовленного всё тем же роботом, что делал им чай. Спустя некоторое время студент вернулся.

— Ну как ты? Мне кажется, тебе лучше, — ободрил его Рикардо.

— Действительно, намного лучше.

— Ничего, вскоре ты привыкнешь, нам с тобой предстоит ещё долгая работа над проектом.

Прошла неделя, в течении которой Рене, Эстебано и Рики встречались и трудились, не покладая рук, почти каждый день. Эстебано доктор Рене смог освободить от занятий в учебном центре, сообщив преподавателям, что он организует экспедицию и берет Эстебано с собой в качестве помощника. Сначала талантливого студента не хотели отпускать, но потом согласились при условии, что тот будет фиксировать каждый день своей работы в дневнике, а потом предъявит его на экзамене. Эстебано эта идея понравилась, хотя на самом деле он был вообще согласен на все ради того, чтобы стать членом экспедиции доктора.

Тем временем, Рикардо разработал первые чертежи своего передвигающегося судна, отдалённым прототипом которого стала машина, заинтересовавшая Рене на ярмарке. Рикардо задумал судно внушительных размеров, способное передвигаться как по воздуху, так и по суше, садиться на воду, но, главное — выдерживать суровые северные морозы. Доктор утвердил проект, указав изобретателю на некоторые недочеты. Во-первых, машина не была оборудована местом для хранения припасов на всю дорогу. Кроме того, на северном полюсе в дефиците горючее, а это значит, что нужно было разработать двигатель, способный экономно потреблять топливо. Нынешний громоздкий двигатель тратил слишком много горючего. Начались эксперименты с разработкой альтернативного вида мотора и вида энергии, на котором он будет работать. Друзья трудились над сердцем будущей машины целых две недели, но так пока ничего и не добились. Проект приостановился. Доктор Рене решил позвонить своему старому другу, который увлекался изобретениями. Сам он их не делал, только приобретал и коллекционировал детища других изобретателей. В его обширной коллекции были самые разные творения. Рене договорился с ним о встрече, уверенный в том, что у такого человека в любом случае найдется что-то интересное и стоящее. Брать с собой он никого не стал, это была личная встреча двух давних друзей.

Рикардо и Эстебано, окончательно зашедшие в тупик в деле разработки двигателя, решили устроить себе вечер отдыха, и, пока доктор будет у своего друга, съездить на новой машине Рикардо в клуб. Погода была ясной, наступал тихий морозный вечер, и в сумеречном небе на горизонте показались первые звезды. Но эту зимнюю идиллию разорвал рёв двигателя и клубы дыма, валившего во все стороны от машины Рикардо, несущейся на огромной скорости по ночным улицам городка. Ребята неслись по городу так быстро, что на одном из перекрестков их заметил полицейский и подал знак остановиться. Рикардо сделал вид, что не видит его, и нажал на педаль газа еще сильнее. Столбы черной копоти взмыли вверх и полностью скрыли собой парней. Полицейский стал дуть в свисток, но из-за мороза тот перестал издавать звуки, тогда полицейский стал кричать им что-то вслед, но когда рассеялся дым, машина уже исчезла из виду. Так Рикардо и Эстебано стали нарушителями.

— Эээээх! Если гулять, то по полной! — вскрикнул Рики.

Студент удивился.

— Может, нужно было остановиться?

— Да ладно, расслабься, мы гуляем сегодня.

Смотря на дорогу и вцепившись в руль, изобретатель решительно давил на газ. Эстебано откинулся назад и тихонько запищал: «Ааа!». А потом все громче и громче.

— Стой! Мы можем разбиться! — кричал студент.

— Ты забыл, эту малышку я еще не проверял на скорость и маневренность, самое время это сделать! — ехидно промолвил изобретатель.

Теперь Эстебано открылась совершенно новая, неукротимая сторона личности Рикардо. Первый поворот они пролетели под рёв двигателя и визг тормозов. В следующий поворот они вписаться уже не сумели и с грохотом врезались в каменный забор. Хорошо, что Рикардо хотя бы не давил на газ после первого поворота. После удара вверх взметнулись столбы черного и белого дыма, фары погасли. На удивление они не сильно пострадали, машина довольно-таки мягко въехала в забор и пострадала только фара. И часть забора, превратившаяся в груду камней. Рикардо молча подал назад, машина послушно выехала и ребята скрылись с места происшествия. Из дома выбежал пожилой хомяк и прокричал им что-то вслед.

— Кажется, мы ему не понравились, — пробормотал Эстебано. Он был в шоке от происходящего, и в то же время ощущал жгучий прилив адреналина.

— Да уж, впрочем, его можно понять. Мало кого обрадует чужая машина, развалившая его забор. Поехали отсюда.

Проехав пару кварталов, они остановились у трактира под названием «Лисья нора».

— «Лисья нора»? — удивился Эстебано, — то самое знаменитое на весь город место, где собираются все, кому скучно по вечерам, и проводят время в обнимку с бутылкой спиртного?

— Ну, можно и так сказать, — Рикардо заглушил двигатель и повел за собой своего юного друга. Внутри было шумно и клубился табачный дым. Группа музыкантов на маленькой сцене играла джаз. Через некоторое время Рикардо опьянел. Эстебано, напротив, не любил состояние нетрезвости, и совершенно не понимал, зачем хомяки вообще пьют, и тем более — напиваются столь сильно. В итоге через несколько часов ему пришлось буквально тащить изобретателя до машины. Рикардо оказался тяжелым, но студенту удалось не только донести его до машины, но и усадить на заднее сиденье. И тут внезапно Эстебано прошиб холодный пот: он ровным счётом не понимал, как обращаться с машиной Рика. Что делать? — бормотал растерянный студент. Усевшись на место водителя, он внимательно осмотрел приборную панель.

— Думаю, я смогу это сделать, главное — не напороться на полицейских, — тихонько прошептал Эстебано и оглянулся. Рики сладко храпел на заднем сидении. «Ты мой должник, Рики!» — буркнул раздосадованный Эстебано, и сосредоточился на попытках завести машину. Он дернул пару рычагов, но ничего не произошло. Пришлось вспомнить, как делал это Рикардо. Студент наугад дернул один из нижних рычагов, мотор сразу же ожил и громко затарахтел, испуская вокруг себя клубы дыма. Через пять минуть машина разогрелась, и была готова к пути. Осталось самое сложное: как-то сдвинуться с места и добраться до жилища Рикардо, притом не попавшись на глаза полицейским — задача, однозначно, не из легких. Эстебано изо всех сил напрягал память, вспоминая, что делал Рики, когда они ехали сюда. Внезапно его осенило: «Ну, конечно! Это же так просто!» Эстебано сдвинул рычаг возле руля до упора вниз, снял машину с ручного тормоза, затем нажал ногой педаль внизу, мотор зарычал и машина поехала. Постепенно студент освоился с рулевым управлением, но ехал всё так же осторожно, стараясь не превышать скорость. Только теперь Эстебано позволил себе улыбнуться. Похоже, ему повезло: на улице никого не было, — ранним утром все горожане еще спали.

Женне прекрасен, хоть и кажется маленьким на первый взгляд. На самом деле этот город компактен, и эта компактность делает его совершенным. В больших городах выше скорости, активнее движение, но и несоизмеримо больше суеты, здесь же неторопливость населения и удобное расположение частей городка удивительно гармонично сочетались. Одна большая площадь в центре, три парка и высокая башня с часами на ней — они всегда показывали точное время. Через город протекала пара небольших рек, создавая неповторимую сеть живописных каналов. Водные артерии городка пересекали узкие и удобные мосты. Дома были каменные, как и все дороги в городе. Все это придавало городку романтику и гармонию.

Эстебано залюбовался утренним городом, и не заметил, как навстречу ему выехал полицейский патруль верхом на лошадях. Увидев едущую прямо на него кавалькаду, студент съежился и словно окаменел. Руки перестали слушаться, и он не догадался свернуть заранее. Проезжая мимо патруля, Эстебано изо всех сил старался не впадать в панику, но от неимоверного напряжения ему стало жарко. На улице не было другого транспорта, кроме их машины, и полицейский внимательно разглядывал лицо едущего навстречу ему юноши. Потом раздался свисток.

— Все, приехали, — подумал Эстебано и остановил машину. Полицейский попросил его выйти.

— Доброе утро! Патрульная служба! Это ваша машина?

— Да! Э… она моя! — уверил Эстебано своего собеседника.

— А что это за человек лежит у вас на заднем сидении?

— Это мой дядя, вы знаете, он выпил лишнего, у него был трудный день вчера, а мне приходится везти его домой на своей машине.

— А у вас есть патент на это изобретение? Если вы изобретатель, то по закону вы должны его сначала запатентовать, прежде чем ездить по городу, — сказал полицейский.

— Да, вы правы, но я не изобретатель, я ее приобрел на ярмарке, которая проходила две недели назад.

— Тогда предъявите ваши права на владение этой машиной!

— Э… Ну, понимаете, я забыл их дома, потому что торопился.

— Тогда давайте отправимся к вам домой! — деликатно предложил полицейский. Тут студент уже не знал, что еще придумать.

— Хорошо! Я вас обманул и прав на машину у меня нет!

Полицейский торжественно произнес: «В таком случае, именем закона, я вынужден вас задержать до выяснения обстоятельств». Ребят отвезли в полицейский участок и заперли за решетку. Уже там Рикардо очнулся, и ему стало стыдно за свои поступки. Но делать нечего, приходилось сидеть и молча ждать, когда же доктор их освободит.

Накануне вечером доктор, как и планировал, посетил своего знакомого, но ничего подходящего из двигателей в его коллекции он не нашел.

К вечеру нынешнего дня Рене появился в участке и внес за двоих друзей залог.

— Я не ожидал от вас такого! — он строго посмотрел на них, а потом добавил, — со всяким может случиться, ребята, но теперь вы мои должники, и месяц будете работать на меня. Это было достойное наказание за то, они что повели себя так, особенно для Рикардо. Но изобретатель, пристыженный случившимся, теперь совершенно ушел в себя. Доктор Рене это заметил и сказал, что простил Рики, но тот по-прежнему не мог работать над проектом — случай совершенно выбил его из колеи. Рене даже усомнился в правильности своего выбора. Когда он впервые увидел Рики на ярмарке, он был уверен, что этот молодой хомяк, фонтанирующий блестящими идеями, сможет повезти его на полюс. Но прошел почти месяц, а проект застыл на месте, на стадии чертежей и идей. В мастерской постепенно нарастало напряжение, и друзья чувствовали его все сильнее. Тем временем Рики совсем перестал работать, уже второй день он вообще не заходил в мастерскую, а оставался дома, где только спал и ел.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 581