электронная
180
печатная A5
356
18+
Аджимушкай. Граница над бездной

Бесплатный фрагмент - Аджимушкай. Граница над бездной

Поэмы

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-3894-4
электронная
от 180
печатная A5
от 356

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Аджимушкай

…Вы нас похоронили… Но мы живы!…

Все сводки хроник ваших были лживы!

У нас есть Мощь,

Разбить фашистов стаи полчищ,

А помощь? К нам… с прорывом, батальоны не пришли,

Мы не пропали без вести… и не погибли,

Полгода, каждый день, от вас подмогу ждали!

Вы нас похоронили еще в мае…

На правый берег спешно отступая,

А мы ушли во чрево катакомб…

Под грохот танков и разрывы бомб!

Мы Крепость в Подземелье возвели,

Мы Невозможное смогли…

Мы не нарушили Приказ,

Враг извивался в бешенстве, змеей, от нас.

Мы не давали ни мгновения покоя,

Мы не сдались, ни дня без боя!

Взрывали склады, бронетранспортеры жгли,

Хитрые ловушки ставили,

Они считали, что они нас окружили!

Из ниоткуда, мы появлялись,

Вспышками залпов рвали полночь,

и во мраке растворялись!

Как смерч, сметали обороны сеть…

Мы заставляли в Страхе цепенеть,

В степи мы оставляли машины и тела гореть…

Сражались до конца!

С коварным и безжалостным врагом,

Как мог, хранил Подземный Дом.

Но больше было битв наедине с Собой,

Объятым Первородной Тьмой…

Здесь правила войны были забыты.

Границы человеческого понимания размыты…

Когда нас ежедневно — восемь-шесть часов,

долгими месяцами газами душили,

И минометным шквалом били.

Культурный европейский дух! Эстеты…

Цементом заливали входы…

Бурили древние породы —

10—15 авиабомб в одной воронке… Взрыв!

И рушатся громады камня, гигантским монстром взмыв…

Заваливая коридоры,

Возвышая горы,

Погребенных Жизней…

Пляшущих в Агонии Теней.

И снова — хищно затаившаяся Мгла,

Кого-то где-то подстерегла,

В улыбке выстрелов Оскала…

Скольких сынов и дочерей уже не стало!

Гибели Заведенный Механизм,

Природы Гнева Остракизм…

Нас всех Собрали,

Нас всех отдали в

Смерти Ковчег…

Здесь стало ясно, на что способен человек!

Кому дано Это пройти?

И Что в итоге обрести?

Здесь не было Прошлого и Будущего —

Было страшное Сейчас…

Где естество свернулось в ожидающий фугас.

Где каждое мгновение становится последним,

И ты сольешься с сумраком дыханием одним…

От пули, истощения или безумия.

Быть похороненным навеки, словно мумия.

Неутихающая жажда Света… жажда Жизни и Воды…

И не найти ответа,

Почему, зачем все… Это?

Всюду нависают угнетающие Своды.

Отсасывая камень —

Собирали воду с потолка…

За два часа работы — готова кружка…

Не пролить… дрожит рука.

И трепетно нести, сперва,

Только для раненых, и ест глаза от каменного порошка…

Не утихая, раной режет мысль —

Выхода… Спасенья нет.

Провалы, стены, взрывы… Преисподней Бред.

Невыносимо перемалывающий Холод.

Хуже снарядов и обвалов —

высасывающий до лихорадки, Голод.

Авиалкей… Резина… Крысы… Кожа… Комбикорм…

Реальность стала Кошмарным Сном!

Удача — во время боя, принести за пазухой пучок травы…

И доползти, под дождь свинца, не поднимая головы.

Мрак… Мрак… Мрак…

Тяжелый и Бездонный.

Выедает пределы Разума… судорожно сжимается кулак…

Отсчет Обратный… Роковой и Монотонный.

Мы прокажено Слепли,

Мы не понимали…

Сколько еще?… Будет ли Этому конец?

И Маятником Времени было биение наших сердец.

Мы задыхались от ядовитой пыли…

Заживо гнили…

Но адовы круги нас не сломили!

Страшными призраками, поднимались мы из штолен,

Наш дух советский никогда не будет успокоен!

Он лишь Свободой упоен!

Под ветер красных боевых знамен!

Нашим Триумфом, Ужас стал в глазах врагов,

Когда последние бойцы вставали к Свету,

из осыпавшихся рвов!

Серые мундиры пятились…

Их била дрожь…

Фигуры изможденные из под земли вздымались,

От последней схватки вздрогнула Пустошь!

Остановить Врага…

Последней очередью… Камнем… Штыком… Гранатой!

Последним Криком,

стиснутыми пальцами на горле супостата…

Своим страданием изъеденным и брошенным на дуло,

  телом — Остановить!

Чтоб вы могли спокойно Жить!

На Ярости волне мы в Поднебесье взмыли!

Погибли все почти… но, Победили!

Мы все остались Здесь… в своей Земле.

Мы все восстали в Неувядаемом Огне!

…Не в пыльной Библии,

Ни в проповеди Литургии,

А лишь Здесь… узнаешь что такое Вечность!

Что значит Жертва, Преданность и Скоротечность…

И Воскресение…

И Высшее Предназначение!…

Про нас не написали в «житиях святых»,

В эпических сказаниях лихих,

Нас не вместить в Апокриф или героический памфлет.

Но как-то все забыли…

Мы из глубин Аджимушкая! Нас нельзя убить!

Забвением и пулей… Теперь мы будем Вечно жить!

И пусть погасли вспышки сигнальные, ракет,

Прошли десятки мирных лет…

Вы нас похоронили… Но мы Живы!

Ты посмотри внимательней, служивый!

Войди во мрак Подземных Галерей…

Ты ощутишь во тьме Наше Дыхание,

Наш Неусыпный Взгляд…

Увидишь дальний огонек,

Спускайся к нам, браток!

Вступай в бессмертный наш Отряд!

Последний бросок

…Ну, вот и все!

Осталось несколько шагов…

Где-то уже в Небесной Выси…

Сердце стучит в полете облаков.

Рвано-обрубленный пролом в стене,

Сколько секунд осталось мне?

Там пулеметные расчеты немцев ждут,

Закашляют огнем, и все, что было мною,

в клочья разорвут…

Может и тело, в брошенных завалах, не найдут.

Меня не будет? Почему?

Жизнь вспышкой канет в Мрака Тишину…

Так быстро….Просто… Был, Чувствовал и… Нет!

Пустой Провал и Зыбкий След…

Что это?

Среди Черни Абсолютного оцепенения,

Похоже что-то на Движение…

Мне кажется, я чувствую Своих,

Уже Погибших, но как будто бы Живых…

Я слышу внятно голоса,

Затворов лязг, отчаянно горящие глаза…

Я вижу словно высеченные в ракушечнике лица,

глубже во тьму спускается людская вереница.

Разведотряд уходит в ночь,

Кто-то из медсанчасти просит поскорей помочь…

Вот полевая кухня, трактор-генератор,

В углу, приклеенный, измятый листик-агитатор.

Партийное собрание, воодушевляющие речи…

Эти громады камня мрака вынесут наши плечи?

Устав, посты, возобновляемые знания,

Под тусклым пламенем коптилки…

Смех, воспоминания.

Единый Духом Организм,

Мы верили, падет Фашизм!

Где вы? Где вы сейчас?

За мной… лишь мертвых тел гулкие коридоры,

Теней зловещих взоры.

Я еще встречу где-то вас?

Моих товарищей, и братьев, и сестер…

Своих незаменимых…

Тает все, как затухающий костер…

Только что, как пламенный набат,

Надрывно бился в расщелине,

кого-то наших автомат,

Затих… ударил огневой раскат…

Гильзу покатило дыхание шального ветерка…

…Нас осталась горстка…

Истерзанных, больных и раненых…

Несломленных,

шатающихся призраков неугомонных!

А может… Я уже Один,

Последний Воин,

Каменных Глубин…

А было… тысячи, гражданских и военных —

Спаянный Кулак,

Был распахнувшийся крылом во тьме

угрюмой подземелья,

Заветный алый Флаг…

Да, было много,

И судеб вдохновленных, и сияющих надежд,

Улыбок, планов, праздничных одежд.

И жизнь, расцвеченная счастьем, до войны, так далека…

Как сон, красивый и чужой,

Растаявший дымком от песни жаворонка…

А здесь… возник Подземный Гарнизон,

Внезапный, Грозный Легион.

Встающий Штормовой Волной,

Сметающий все укрепления противника, Собой…

Непредсказуемый, ужас наводящий, нещадящий,

Как Зверь, в засаде затаившийся, и никогда неспящий…

В упор глядящий на захватчиков стволами и штыками,

Преследующий в темноте молниеносными клинками.

…Из катакомб мифического чудища Глазниц,

Всполохи яростные наступающих Зарниц…

Изматывающие Жернова Боев…

Жестоко Обретенный Кров.

Но мы Отрезаны… от Всех и от Всего… Забыты…

Заживо Погребены… С Плотью и Кровью Камня Слиты!

В бездонных штольнях,

В Хаосе Тьмы, блуждающих Тенях,

Мы засыпали, сжимая оружие в руках…

Так долгие дни и месяцы, несмотря ни на что,

Мы ткали это Знамя Духа Полотно…

Аджимушкай! О Горький Край!

Я — Коммунист, я — Атеист…

Но теперь я знаю, что есть Ад и Рай!

Тяжелый Лабиринт, Глухой и Бесконечный…

Без Выхода… Без проблеска Надежды, Сумрак Вечный!

…Авиабомб, зарытых в землю, многотонные разрывы…

И минометный шквал, если еще вы живы…

Мы Замурованы…

Внутри разорваны,

Яростью и Болью,

Но вместе слиты Неугасимою Любовью,

К Родной Земле…

Восстанем в Пепле…

В Новорожденной Заре!

Ожидание… сводящее с ума, Обвалов,

Сколько умрет десятков сразу… в каком,

из разветвившихся Отвалов,

Неутихающая Агония госпитальных коек,

Да кто тут будет предельно стоек?

Дети в конвульсиях от газовых атак,

Крики предсмертные съедает Мрак…

Остановленное Время… Ядом втекающее в жилы, в мозг…

И плавящее тело, ужасом, как воск…

Замкнутый Круг… Бездонность… Склеп…

Ты еще помнишь, как пахнут, не вареные ремни,

 а испеченный хлеб?…

Там, где Трава и Солнце… Трупами заваленный колодец.

За воздуха глоток… в проеме жалящий свинец…

И враг внутри… наедине с Тобой,

Открытой раной, страданием и слабостью,

пределом мук, влечет с собой…

Маятник тяжкий в голове…

отсчитывает безысходный Бой.

И Жажда… Жажда, Изводящая до Бреда…

Но мы не сломлены, и нам нужна Победа!

Несколько капель влаги с потолка…

На ткань дрожащую и полыхающую языка…

И Тьма… Везде… Гнетущая как эти Глыбы,

Материально-осязаемая,

С проворством хищной Рыбы,

Проникающая Галлюцинациями и Безумием,

Внутрь… в Душу…

И выворачивающая все, что Есть… Наружу,

Трясущая Сознание, как Тело в Стужу…

Спасительного Света! Света! Света!…

Хоть один хрупкий луч!

Здесь нет Ответа…

Среди надвинувшихся камня Туч,

Мое Тело… Почти Истлело…

Как гимнастерка, сухожилиями от сквозняка зашелестело….

Но ноющую боль не унесло…

Червем могильным, точащий Голод,

Обезображиванием Естества — Подземный Холод…

Взгляд Изможденный в Пустоту…

В сжимающую Тиски, западни Гарроту…

Но Смерти нет!

Есть только Свет!…

Зовущий, Чистый и Прекрасный!

Он жил во мне, Советник Ясный!…

Я Вижу!

Я еще Дышу!…

…Мне лишь чуть — чуть дойти!

Поставить точку в Заданном Пути…

Еще не все…

Чека гранаты врезалась в ладонь,

Только бы хватило сил метнуть… увидеть Рвущийся Огонь!

А дальше… все равно

И ваше Царствие Церковное… где оно есть?

Бессмертие рядом… Бессмертие Здесь!…

Весь Мир — Прощай!

Я ухожу Навек в Аджимушкай!

Желтый Смерч. Газовая атака 25 мая 1942г

В тот вечер горел багровый закат…

Тревогой на лицах усталых солдат.

Звучала Особенная Тишина,

В Подземных Глубинах жизнь лжи лишена!

Громадные своды над головой,

Что будет через мгновенья, с тобой?

Тысячи глаз смотрели во Тьму…

О своей судьбе, ты не поведаешь уже никому!

Замкнуты все в Каменной Паутине,

Увернешься от пули, — взорвешься на мине!

Ты в Тупике — никуда не уйти…

Кровь на штыке, где выход найти?

Теперь твой Мир — это Холодные Изломанные Стены,

Вздутые от напряжения немыслимого вены…

По лабиринту безысходному блуждания!

Курком взведенным изъедающие Ожидания.

Взрыва… Пулеметной очереди… Обвального фугаса…

Всегда готовая обрушится над головами каменная масса!

Отчаянные вылазки… оккупантов Суеверный Страх,

Неприступная Крепость Подземная —

Грозный Огонь в глазах!

Спустившись во Мрак… древних каменоломен,

Дух воинов стал навек Непреклонен!

Суровый выбор… отворил врата Священных Испытаний,

И Что-то, изменилось навсегда, в законах мирозданий,

Качнулась чаша вселенских весов,

И ожили полотна самых страшных снов!

Кто теперь стал твоим Врагом?

Страх, Голод, Жажда, Боли Излом,

Хруст роковой под Сапогом…

И с каждым Шагом,

В Глубину — забудь про Свет!

И радости жизни простейший Завет…

И Песни Птиц, Живые Краски,

Здесь все обнажено предельно-

Как гранатные растяжки!

И все разбито на свои неодолимые участки.

Три батальона и «Семейный блок»,

И капающий неувядающей надеждой водосток…

Разрывами воспоминаний Полыхающая Кровь!

Тусклым коптилки пламенем трепещет бликами Любовь….

Артиллерийские обстрелы вновь и вновь!

Вылазки в пьянящей боя лихорадке,

Мечты о мирном счастье у дозорной дзота, кладки.

И стоны раненых,

Из штолен глубины…

Несчастных Обреченных,

Легших на алтарь войны!

Быть может кто-то выйдет из Подземного Капкана,

Пройдет все Ужасы Слепого Каменного Урагана!

Пока же…

Есть Оружие…

Есть Ярость и Отвага!

И колыхание от сквозняка красного полкового Флага…

Кому здесь жизнь не дорога?

И наши имена сохранит эта, скупых Статистик,

пожелтевшая бумага?

Кто победителем пройдет все Жернова Сражений?

Топи Убийства Наваждений,

Зловещую Механику Судьбы Войны сооружений?

Затишье…

Темных звуков редкое колдовское шитье,

Там… Наверху… Ночь опустилась,

Фантастическим Покровом!

Прохладные ветра кружатся вдохновенным зовом,

Чьими-то сокровения слезами звезды сверкают…

В трепетном вальсе, травы стебли сплетают,

Сверчки заводят изысканные трели,

Мир словно проплывает в Первозданной Колыбели!

Чтобы мы без войны создать успели!

Едва видны зверьми утоптанные тропы,

И тут же рядом…

Ощерились колючей проволокой противника окопы.

Оскалы пулеметных гнезд…

И Привидения Орудий,

Зависшей Тенью Комендантский Пост…

Кто скроется от Высших Судей?

Тяжкая Подземелья Полночь… Кто-то уже спит.

Кто у валунов в отчаянных раздумиях сидит,

Не находя ответа…

Но, что это?

Странный шум машин,

Там, где встречаются громады каменных вершин.

Порода жутко трескается, злобно обнажается…

Что-то неотвратимо приближается!

…вползает дым Желтой Змеей,

Опутывая все закоулки Гипнотически Собой!

Непониманье… Вскрик…

Надрывный Кашель,

Раздирающие Хрипы!

Сочащаяся Кровь…

Где боги Ваши?

Где Милосердная Вселенская Любовь?

Уничтожения Колесо-Закон сжимает

Жатву вновь и вновь…

Мыслей Испуганный Шорох,

Сдавленный Вздох…

Могильное Оцепенение!

Смерти Страждущее Прикосновение.

Горгоной обвивающей — Удушающий Газ!

Короткие Вспышки Разорванных Глаз…

Город Аджимушкая трепеща, оживает,

Чтобы тут же погибнуть,

Жадно вздыхает,

Чтобы Камнем Уснуть…

Время Провалами замирает…

Видимое стеклом разбивается и пропадает…

Легкие режут десятки лезвий Изнутри!

Разум плавится, Плоть содрогается… Смотри!

Как мечутся в Предсмертном Танце,

Сотни обезумевших людей!

Сгорают в заполыхавшем Преисподней Солнце…

Уходят Вглубь, скорбными хороводами Теней,

Сколько у Боли поглощающей Стадий?

…бьются о стены, как пойманные мотыльки!

Жизнь за жизнью тает, как тухнущего костра угольки.

Пожирающее Чудовище-Туман все Гуще…

Плотней, проникновенней Кошмара Кущи!

Дети еще шевелятся на груди задохнувшихся матерей…

«Арийская» Живопись фашистских зверей!

Шипящим Ядом заливается пространство галерей,

Колышется в судорогах,

Полотно Умирающих в муках сыновей и дочерей!

Кто-то пытается помочь… других Спасти,

Кому-то осталось пару метров добрести,

Кто-то из автомата бьет наугад,

Кто-то, обезумев, шагает, не видя преград,

Кто-то в кровавой агонии бьется…

Кто-то у завала, ослепший, сдирая ногти, скребется…

Кто-то к выходу сумасшедше рвется!

Там тускло блестят стволы пулеметов,

И жерла голодные огнеметов!

Глазницы снайперов,

Каски пехоты у притихших рвов,

Сценарий Истребления уже, который год не нов!

Мифически-поражающее Оцепление,

С пальцем, стиснутым на спусковом крючке,

напряженное Наблюдение…

Для вырвавшихся из желтого кошмара — бочки с водой,

Ты будешь Забавой для Своры Чумной!

В благородных мундирах.

При европейских аристократических командирах,

Экзотическим Трофеем!

Исторический Реквием…

Ты будешь грязной еврейской и русской свиньей!

Истерзанной Плотью,

Мишенью Живой!

…Смех автоматчиков и ливень Свинцовый!

Немецкий солдат всегда Образцовый…

Как скошеные, падают Отравленные с пеной изо рта!

Есть все-таки в Природе Человеческой Запретная Черта?

Сколько уже Стенаниями,

Кровью и Конвульсиями истекло часов?

Газа все больше… Не видно лиц…

Гул мученических голосов…

Где-то в дыму, в кромешном угаре,

Молитвой пульсирует в боли пожаре —

Подземная радиостанция в газовом смерче:

«Всем! Всем народам Советского Союза!

Мы — защитники Керчи!

Задыхаемся от газов, но в плен не сдаемся!

Мы отомстим! Мы не умрем! Мы вернемся!…»

Крепче сжимают руки винтовки,

Уходят бойцы в дальние штольни и забутовки,

Будет грозной извергам Месть!

На Преступления…

Сколько пало солдат и мирных граждан — не счесть!

Кто еще жив? Кто от ожогов газа не ослеп?

Кто в состоянии дышать

и не вошел в свой персональный тайный склеп?

Кто не сошел с ума?

Кого не поглотила Тьма?

В проломах забрезжил дрожащий Рассвет…

Сколько нас было…

И вот уже Нет!

Криком немым Опустелые Штольни,

Похоронная Тишь рвет сильнее любой Колокольни!

Тысячи Трупов,

Застывших в Невыразимых Мучениях,

Груды тел, юных и статных голов,

В немыслимых страданий положениях!

Политработники, Офицеры, Бойцы…

Женщины, Старцы,

Жены, Отцы!

И так много детей…

Кто не вырвался из Газа Желтых Сетей!

Такое никто не сможет забыть…

Открытой Раной будет сквозь века кровоточить!

Кладбище тех… Кто мог Создавать и Любить,

Пепелище Судеб, не начавших Жить…

«Развитая Цивилизация» для народов Востока!

«Культурная нация» — из какого Истока?

Традиция массовых зверств Неописуемых!

Болезнь Истязаний Непредсказуемых…

А те, кто живым в Подземелье остался,

Не знал, что Ад для них лишь начинался!

170 дней Преисподней…

Без Еды и Воды!

Без Света… в холодных завалах скальной гряды.

В тисках Немыслимой Блокады,

В схватке — Успех был выше всякой Награды!

Со скудным отсыревшим арсеналом,

Всех собранных из Изможденной Сущности —

сил Накалом!

Бой длинной в Полгода!

В чреве Катакомб…

Кто выживал в Обвалах,

От десятка разом рванувших авиабомб?

От ежедневных газовых атак,

И артобстрелов?

И безвозвратного фатального Сошествия во Мрак,

От Перехода Собственных Пределов?

Всех павших Героев… Тайна Подземелий сохранит,

В Несокрушимый и Единый Монолит!

Никто здесь не был побежден…

В страданиях невыносимых Заново Рожден!

Там, где-то в Глубине блистает Пламя…

Несломленного Духа Знамя!

И, кажется, еще звучит звонко-знакомая речь,

ОНИ БУДУТ ЗДЕСЬ СВОЮ ЦИТАДЕЛЬ ВЕЧНО СТЕРЕЧЬ!

Аджимушкайцы! Маховиком-фалангой Ада перемолоты!

Сферы Сознания и Понимания, расколоты….

Вы вышли на Священные Пороги,

Вы опустились в Смерти,

перевоплощающие страшные Чертоги!

…Прорвались Наружу, лишь Единицы!

Можно ли с Прошлым, навеки Проститься?

Безмолвные Стены…

Святые Войны!

Застывшие Ужаса Сцены,

Все Лучшие, в Бездне Каменной Тьмы погребены!

И если где-то есть Рай,

Пусть будут там те,

Кто прошел потерянно раскаленный Аджимушкай!

Неизвестный Майор

276 полку НКВД, героически защищавшему
Керченский плацдарм
в 1942 году, Посвящается…

«…Командование гарнизона Аджимушкайских каменоломен придавало большое значение борьбе с паникёрскими настроениями и пресечению случаев трусости, неустойчивости. Для этого не только создали особый отдел, но и должности оперуполномоченных в каждом батальоне, специальный взвод, возглавляемый неизвестным майором, который получил задачу «очищать гарнизон от предателей и изменников».

(В. В. Абрамов «Керченская катастрофа». )

…Тяжкий, давящий Каменный Купол,

Сознания растущий Раскол!

Всегда преследующий неясный,

Спасительный или опасный?

Живой или Механический Гул?

Шевелится зловещий Тьмы Тарантул!

Люди скользят вереницей сомнамбул…

Пламя лучины задул,

Метущийся Холодом обжигающий Сквозняк.

Кто-то, еще смертельно покидая всех, обмяк…

Что прячется во Мраке?

Привычна сталь оружия Руке…

Пронзающий испытующе Взгляд,

Пылающие чувства никогда не спят,

Что происходит наверху?

Непонимание… догадки смутные —

дорога Страху…

Смерти и Жизни Границы,

подобны неуловимому Взмаху!

Что сохранится от нас? Что достанется Праху?

Тяжелое и беспощадное дыхание

Катакомб Глубин…

Принцип Один —

Противника Опередить!

Замыслы Вычислить,

И прицельно бить!

Окутывающее Подземное Гетто…

Враг не Где-то!

Он всегда растет Внутри,

Начни с Себя, потом в Других, внимательно Смотри!

Твоя задача — от диверсий Крепость охранять,

Из Хаоса частей разбитых войск,

всех в Единый Организм спаять!

И до Последнего Вздоха

на Обнаженном Рубеже стоять!

Ты должен быть везде…

В Разведке, в Лазарете,

В Предсмертной Исповеди,

Во всем Подземном Городе!

Майор подразделения НКВД!

Быть Незаметным в Темноте…

В бою, в густой пехоте,

Среди Завалов, и в Зовущей Пустоте…

Стать Всем и Ничем!

Камень Грозен и Нем,

О безвестных героях, не пишут поэм…

Каждый день — это бой!

Будь Самим Собой!

Не дается жизни другой.

Как далеко сейчас дом родной!

Все затмило огненным штормом ожесточенных сражений,

Увечий, невосполнимых потерь Продолжений…

Тьмы Сумасшедших Жертвоприношений!

Кипящий Воскресающий Ад…

Разорванных судеб Орудийный Раскат!

276-й полк НКВД в окопах у поселка Маяк,

у горы Митридат,

Не отступил ни один Солдат!

Мы закрыли собой Переправу…

Сколько чудом осталось на плаву?

Не остывает «мессершмита» дуло,

Скольких в воронки взрывов утянуло?

Сколько осколками прошитых утонуло,

Сколько полегло в Опаленную Траву?

Сколько вмуровано в Величия Войны Оправу…

Мы в землю, от Свинцового Урагана,

расплавляясь, врастали,

Атаки яростные успешно отбивали,

Но нас Оставили…

Нас на Выживание — Невозможное,

Роковое обрекли!

А мы 140 тысяч переправленных спасли!

Огни уходящих вдали кораблей, погасли…

Остатки нашего соединения, с полковником Ягуновым,

в Каменоломни ушли…

Теперь… который месяц мы воюем Здесь…

Боезапас истрачен почти весь.

Голод… Болезни… Странные Видения,

Плоти Завороженный Танец Разложения,

Прорвавшие Реальность, Гибели сумрачные сновидения.

Рядом только Пляшущие Тени…

Во Мрак безумия ступени!

Скорбное шествие изможденных человеко-привидений,

Бесконечный Лабиринт непредсказуемых падений!

Мы движемся, Куда?

Часами высосанная скудная Вода,

Из крошащегося промерзшего Камня…

Истерзанных Раненых,

Лихорадка всепроникающего Огня!

Ударов минометных Какофония,

В Душе, разверзшейся Бездны,

Страшных превращений Картины,

Непобедимых бастионов Руины,

Пепелища сознания самум Окраины,

Заражающих безысходностью Пустыни, Исполины!

Не дать другим Погибнуть!

Растерзанным чувствам себя обмануть!

Отчаявшихся, ослабевших — воодушевить!

Затаившихся вероломных предателей,

просто — Уничтожить!

Иначе просто не может быть!

Нет хуже… выстрела в спину!

И заговора, тянущего сотни жизней в страшную путину…

Ты предан Делу был как Цербер… бдительный Майор!

Ни один обвинительный приговор,

Ты с горечью и гневом, вынес…

И боль Измены «своих», в себе унес,

Непоколебимый Долга Утес…

Пылал клеймом, без ответа, лишь один вопрос.

Ты никогда не мог понять…

Как можно Родину предать?

Все дорогое, близкое на Поругание отдать?

Мы рождены чтобы Сражаться!

Колесо Жизни будет Вращаться,

Если есть неодолимый Стержень…

Литой, Стальной, Безжалостный,

Предков Священный Корень —

Благой и Яростный!

Кто черту Света переступил,

Человеческий Облик забыл,

Во имя Жалкой Выгоды,

Сомнительной Награды…

Спасения Животной Шкуры — не будет никогда Пощады!

Еще Иисус учил — все Сорняки бросают в Пламя!

Так пусть всегда горит Свободы и Величья Духа Знамя!

Стража Правды, никогда не покидаемый, горящий Пост…

Обваливающийся верный Последний Мост!

Чтобы Победить — о себе надо Забыть…

Чтобы чему-либо Жить…

Тьмы Наваждения — Насилие, Эксплуатацию,

Анархию и Произвол надо Убить!

Найти Коварного Врага и Обезвредить,

Трагедию Предупредить…

Чтобы другие, могли дальше Созидать и Любить!

Знать, видеть абсолютно Все,

Сетью развернуть Внимание Свое…

Как бы ни были отсеки далеки —

В каждом батальоне «Тройки»,

Чуткие Глаза и ловкие Руки,

Мимо не проскользнут,

Ни тени, и ни звуки!

Твои бойцы усвоили отлично

Искусство Древней Воинской Науки…

Быть Неведимым и Эффективным,

Неразгаданным, Непредсказуемым, Прерогативным!

Все лучшее от ниндзутсу, до прогрессивных разработок,

Все в ход пойдет

в Страшном Чреве сумеречных выработок!

Перед нами дрогнут любые Стены…

И пусть где-то поднимаются Трусость,

Воровство, и Подлые Измены,

Головы изворотливой, Преисподней Гидры,

Будем Огнем обжигая, рубить!

Слугам вероломным Преисподней не победить!

Они хуже тех, в свастиках Крыс…

Что сидят в глубоких траншеях,

Охраняя свой пустынный расистский мыс,

И разоряя чужие сады в чумных суховеях!

Зло проникло в наш мир, в Тихих, Лживых Змеях.

Если смог хоть раз, «Свое» исконное Предать…

Больше нечего от Падших ждать!

Старым предков Обрядом… Расстрел!

Разрублен Тяжкий Узел,

Никогда не дремлет Особый Отдел…

И снова… Подземелья изнуряющий Предел!

Что ты Предвидел?

Что понять Не Успел?

Ослепляющий Взрыв… Всесокрушающий!

Гигантский Обвал!

Заживо Погребающий…

Чей-то, пойманный на мгновение взгляд, Затухающий…

Отчаянный стон Пропадающий!

Заложенные в породу Авиабомбы…

«Арийские» Изуверские Гекатомбы!

Раскол Реальности…

Конец любой Осознанной Фундаментальности!

Куда ты Попал?

Все смешано в Инфернальных Сил Карнавал!

Последний конвульсивный танец

Разорванных и Искалеченных,

Печатью Ужаса Отмеченных!

Камень вековой обращается в Прах…

Лицо от разъедающей пыли в Кровавых Слезах…

Обгорелой Плоти Запах,

Вздохни в Смерти цепких лапах!

Чье-то тело плавится и дымится

 на сомкнувшихся изорванных стенах,

Такое не приснится в самых страшных снах…

В этом буйстве адского шторма,

есть Спаситель-Наварх?

Воздух Сжигает…

Ударной волной

везде Настигает,

Что будет с Тобой?

Мир Пропадает!

Рушится тотально Все…

Все Ощущаемое Твое.

Сколько заваленных, полуживых,

Глыбами изломанных, навеки замурованных!

Еще долго будут рваться раскаленные крики

в Громадных Завалах,

И боль эхом летать в притихших

Величественных Архаичных Залах…

Немыслимая полыхающая, Поглощающая Агония!

Обреченная Трепещущая Колония…

Как много в жизни не вернуть назад!

Немецкие саперы бьют не наугад!

Им сдался в плен, в июне, с картой,

Капитан штабист…

В ком-то с рождения растет Фашист!

И превращается в голодную Химеру,

Уничтожающую все Живое, в жгучую Пустыню,

незнающую никакую меру…

Теперь от точечных взрывов содрогается Цитадель!

Один услужливый Предатель —

Сотни зверски погубленных жизней!

Сынов и дочерей, преданных Отчизне…

Чтобы было без бойцов НКВД?

Сколько бы сгинуло еще в безвестной Пустоте…

Здесь лишь один ускользнул,

И не утихает разрывов Гул!

Глубоко под землей…

И, с выбитой из под ног, Твердью — Стоять!

Из себя Небывалую Форму Воина изваять…

Чуму Оккупантов, Жечь!

Огнем пулеметным — бурьян коричневый Сечь!

Всем по заслугам Воздавать!

Ни днем, ни ночью, покоя не давать!

Адский фашистский Ум — Холоден,

Практичен и Изощрен…

Кто будет наказан безмерно, кто будет прощен?

Кто в Бессмертие возведен?

Кто навеки Осквернен?

Кто ужасно Пробужден?

Когда здесь Судьбы Механизм сломался?

Те, кто еще в живых остался,

Помнит… как в первый раз,

В Каменоломни сверху был пущен Газ…

Поглощающий Желтым Туманом,

Шевелящимся алчно Спрутом,

Перевернутым Дном…

Боли Безумия Экстаз!

Живопись Вспухших Лиц, Ослепших и Вытекших Глаз…

Просто где-то сверху, сухо отданный Приказ!

Потоп… в предсмертных муках мечущихся масс.

Боль пламенно выворачивающая,

Мистерия немыслимых поз, неумолимо заплетающая…

Кто вспомнит о них?

Безвестных, Истерзанных, близких твоих?

Кровь разорванных легких,

Стекающая дикой лихорадки, Пена…

Рыщущая беспощадно рвущая газа Мурена!

В поисках еще живых,

Сколько судеб — Увявших Цветов благих?

Непробиваемый Гнетущий Взор камней немых…

Больше тысячи погибших, за одну только ночь!

Этот Кошмар не рассеется Прочь…

Вот они, все товарищи свои!

Застывшие в Ужасе Статуи,

Задушенные женщины и дети…

Есть Божий Промысел?

Или все — Слепой Предел?

Зачем живут такие изверги на Свете?

Как — Эти,

Кто устроил этот Ад!

Непредставимой Абсурда Жестокости Парад!

Кто слаженно и четко организовал

Убийственный Процесс:

Пауль Книпе, капитан СС,

Эрнст Гакциус — генерал, 46-я пехотная дивизия,

В последних числах мая самолетом из Берлина,

прибыла не почта, и не провизия…

А новейший Экспериментальный Газ.

Его привез из спецкоманды первый ас —

Бонфик — унтер-офицер,

Вермахта юным псам, для подражания пример.

Нечисти имя — Легион!

Одно из них — 88-й саперный батальон…

Ганс Фрейлих, капитан,

Ганс Нойбауэр, обер-лейтенант,

Командир 2-й роты Фриц Линеберг —

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 356