электронная
54
печатная A5
365
18+
42

Бесплатный фрагмент - 42

Рифмоодарения

Объем:
212 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-4135-7
электронная
от 54
печатная A5
от 365

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

поваляемся

снежная

перина

светлый

образ

грина

бегущая

по сугробам

за счастьем

цель

половина

с болящими

единенье

угар

посленовогодний

игривое

настроенье

гражданственней

на народней

примиренье

после

склок

объеденье

кекуок

и душевное

раденье

и телесья

шагбайкрок

не грузись

смерть

как жизнь

в снег

встречаемся

поваляемся

(Billy’s Band — Поваляемся)

sic

чепуха

стихов

хорейных

классика

елейная

танцевальная

мелиемельная

сложно

нравилась

простоватой

мне

твердь

печалилась

угловатая

в круге

первом

нервам

тик

молчанью

крик

от шпионства

сучки

брик

прятаться

иконству

в ипостасях

маргинала

sic

будь

собой

но не со мной

потускневший

лик

(Театр Яда — Елейное возведение цветов кирпича. Омассовление космоса нами)

пицца

с наготой

словесной

распускала

руки

высь

цвела

телесным

индикатор

в звуки

индигопрелестной

брала

нравилась

смеялась

красавице

давала

угля

стране

оз

волшебница

знала

кто

женится

станет

со мной

ерепениться

нежно

снежно

зима

покинула

горячо

от лавацца

прятаться

хватит

в сетях

сбежим

целоваться

на мирный

остров

войной

и мацой

не питаться

(Псой Короленко — Pizza)

голем хорош

магия

сексуальная

кроули

астарот

бабочки

абдоминальная

сила

движение

рвот

от пораженья

этила

бредит

наука

любви

искусственным

милая

нагло

толпятся

слова

бросить

не той

вместо

постылая

иду

за нуждой

извиняться

гнет

годовщины

издёв

расставанья

растоптан

мужчина

с видом

пираньи

толщи

шипят

умервщляют

глубины

в сны

не зовёшь

не работаешь

с глиной

липкость

лилит

интернет

паутина

голем

хорош

(Квітка Цісик — Я піду в далекі гори)

кручина и лавина

цирк

с конями

с усами

сами

иллюзии

изоляционизм

власть

с тощими

сосками

длиннющесть

с языками

голодный

и крушащий

пацифизм

нетеофраст

бомбаст

латентный

гетераст

необратимость

нетерпимость

наст

кручина

и лавина

любви

необходимость

снести

препон

понтовых

плёвый

пласт

(Ундервуд — Понты-понты)

кромка манила

в доме

терпимости

удовольствий

краеугольствий

ограничений

тонко

масонка

искала

влечений

опережая

звук

ханга

и гонга

кромка

манила

триллер

в маниле

ломка

ступени

на щит

небо

вилы

милая

скомкай

бумсмски

нежность

похерила

стёб

и гротески

быть

нашим

детям

сильным

и громким

имя

твоё

с каждым

днём

краше

под откос за откровенность

нет

лица

след

истукана

и на пальце

у кольца

свежевыжатая

рана

жертвы

ларам

мертвеца

одомашненность

изъяна

у любви

глухие

спектры

слишком

узкие

проспекты

разгуляться

сгоряча

всё

равно

что бросить

в некто

недосломанность

плеча

и ключиц

истошный

вектор

на ладонях

грани

тонут

липкость

спелых

начинаний

сок

граната

от юноны

и размазанность

по стенке

как предел

кривых

мечтаний

и зеркалочарований

стервенеющий

накал

непрощающее

лоно

шарж

черты

и чёртовал

по прямой

слишком

понятно

под откос

за откровенность

ратно

преданно

развратно

иссушая

повседневность

изгаляя

постепенность

проявляя

глубже

бренность

искушая

войны

атму

ищу наказанья

опасные

знанья

пределы

загранья

и вера

во сны

ищу

наказанья

с иной

стороны

в тёмной

комнате

белая

змея

шахматы

времени

острые

края

там где есть

влюблённости

нет

высшего

я

борщ утрат

небо

хмурится

окочуриться

позволяет

залежалась

на земле

застоялась

в мыслях

степь

дымится

кисло

и не оживляет

борщ

утрат

кто

виноват

в скудном

откровеньи

в голоде

стремленья

избежать

лонврат

дичь

таит

забвенье

и варганит

спич

спички

отсырели

кофе

джармуш

линч

взгляды

постарели

не курю

не кличь

психодел

удела

прятки

под водой

поцелуй

омела

и неравный

бой

брак

души

без тела

дом из чувств

сто

королевств

за милую

сдурела

в кургане

царском

с небом

на земле

принять

тебясебя

без слов

и тела

построить

дом

из чувств

еникале

астрал

гнобит

через

жеманство

ближних

и ханжество

разнузданных

блаженств

личины

пережёвывают

жизни

и не свою

пройти

в заблудшесть

жертв

борьба

на ветер

мельницы

отшельниц

и социума

глас

самоубийц

и фениксфетиш

от любви

бездельниц

в краюраю

брешь

в осужденье

лиц

зияние

пустот

из совершенства

огонь

и медитация

на место

заполненность

пространства

мирневестой

(Сети — Есть небо на земле)

трынь

муладхарасвадхистана

чувств

дымящаяся

рана

лона

грусть

и груз

страстей

зов

зеркалья

низ

экрана

мешанина

из гостей

одержимость

калиостро

жить

соборно

прянопросто

и пикантностью

покорно

отдаваться

сну

густей

назвала

густера

к пиву

меня

трезвой

за красивых

трынь

на помощь

позвала

измождённо

и игриво

отлетала

голова

и сверкала

обнажённость

бритв

опасных

одножённость

и готовностьтетива

(Наугольник — Экзотическая страсть)

нежность патовость

не заметила

как упала

карнавалы

из почему

время

капало

не сбегало

я

подмахивала

ему

чистота

и порочность

веры

обнадёживали

печаль

и дышалось

в тюльпанах

серы

и клубилась

истошно

даль

чувство

меры

и безграничность

нежность

патовость

эксцентричность

ни о чём

разговоров

свет

и такая

иная

личность

и меня

плесневенья

нет

взлёт

узунсырт

привет

для новизны плодов ума

под брамса

отбривала

брови

виски

сомнения

любови

и краски

радужной

тоски

не убивали

с постоянством

жеманством

жаждой

жгли

соски

оккультных

правил

виллендорфских

венера

билась

в па

аффекта

и асфиксии

резал

плектр

верёвки

снов

серебряных

была

запутавшейся

в некто

ломала

взгляды

о поребрик

но транс

сейчас

образчик

никты

и обольщение

плутона

и вкус

огня

до полутона

на полотне

любви

икона

в молекулярном

обнаженьи

и красный

угол

в услуженьи

и черноты

высокий

стиль

мы

в коже

из неё

в утиль

для новизны

плодов

ума

детей

и тризны

разобщенья

в елисейском океане

гаутамаиспитама

выбор

пал

на свет

и мат

поражения

ни грамма

не парил

аэростат

пат

зависимой

от неба

и крушащей

на земле

затаскались

ширпотребы

с подношеньем

на столе

пустоты

и завершенья

ход

конём

с места

в карьер

я для вас

такой

пример

что играть бы

в отношенья

усложняясь

сонмом

вер

сном

и маминым

решеньем

но зима

повременить

но любовь

с огнём

творить

и картины

мирозданья

ню

портретного

признанья

подгулявший

моисей

нашептали

расставанье

в елисей

с к ом

океане

без надуманных

страданий

страсть

оставила

друзей

время

принимала

ванны

снов

двигалась

с фрустрацией

от традиций

и основ

грация

морщинилась

и в окоп

мужчинилась

водка

и сироп

остроты

укроп

небо

слов

скотинилось

жёг

гуманитарий

разбегались

твари

ной

уже не бог

собирать

по паре

время

упреждать

камнем

философским

смачно

убивать

скифвино

и дарий

иссушили

душу

время

драть

баклуши

во весь

рост

вставать

саду мазоха цвести

завтра

не выйду

на связь

князь

тишины

бредит

хлёстким

юмор

засветится

плоским

зеркало

выдаст

твой

возраст

снег

превращается

в мразь

старая

кожа

за носким

гнаться

устанет

ран

в мазь

не обмакнёт

сушь

саду

мазоха

цвести

неопалимым

купинам

знание

силы

нести

космоса

и непорочья

нежность

эрот

многоточье

в смелом

сжигании

дня

любишь

поймаешь

меня

сковороду

прочитаешь

и между

строк

затолкаешь

то что

лишь

душам

принять

мокша

секс

по переписке

гомоодалиски

приказали

вписке

долго

жить

лала

плакала

герла

в жертве

прозелитки

жались

кармелитки

в башне

из стекла

кречмер

дно

евгеник

кант

как шизофреник

как потенциал

в убеждённом

каждом

ветер

слов

накал

в упреждённой

жажде

тень

на час

калифа

разбудила

день

выела

из мифа

ovo

пищи

хрень

поиграть

словами

свет

в кромешне

с нами

глубоко

и вешне

в мокнущей

зиме

вот такоесть

мокша

бхакти

ноль

в уме

(Aghora — Moksha)

намалюй

любовь

вольна

удерживать

зачем

и почему

анабиоз

заснеженность

от трезвости

в тюрьму

и сытость

подаянием

и смерть

как блажь

из благ

и с мегаобаянием

ты

уязвлён

и наг

из кожи

вон

смирением

и слов

метель

с пургой

воздушность

снов

старением

вина

плов

с курагой

шарпейности

елейности

и нудность

праздных

толп

объятия

к ничейности

бесплотность

соли

столп

и сладость

безыдейности

бревна

одна

она

намалюй

намалюй

(Найк Борзов — Одна она, Віка Врадій — Намалюй мені ніч)

навсикая

девственность

в борделе

нам

изобразил

пламенный

художник

и лишился

сил

время

покидало

зачищали

сны

гущафорт

гадала

омут

месть

блесны

поцелуй

валгаллы

куксилась

элитно

в плитах

шоколада

иллюзорность

мира

сливки же

войны

засекли

позорность

ночькакао

вздорность

на лицо

попало

на ступни

попало

сеть

траншей

сжирала

смерть

затёкших

шей

молодость

встревала

развела

ежей

беготня

в тумане

парус

в океане

мандельштамгомер

изощрённозрячесть

никому

в пример

обморок

сирени

не теряет

вер

навсикаи

крылья

юмора

засилье

нечистьврядлиначесть

спирали пополам

все

лгут

а ты

в безжизненной

тоске

за право

фонарей

светить

беспечным

красным

за лица

кнутграниц

пороки

амадей

опять

ходить

опасно

за травлю

за испуг

за кругбдсм

завихренныетоки

спирали

пополам

и время

поделом

штурм

и по штилю

шторм

и мерно

двойным

дном

потерянностью

в стиле

рождение

идиллий

на старость

на облом

на яд

манящих

лилий

чтоб ненашедшей

дом

искать

в зелёной

миле

мир

миллера

и той

которая

в утиле

дыхание

второе

и клинч

фонклейстпорою

поэзия

без строя

солдатская

петля

не знаю

слов

любви

а только

беспокою

улыбками

расстрельнофевраля

(Мара — 220 V)

кассандре лаодика

понтыоккупанты

маленький

двойной

лотос

и тантра

чёрной

луной

любит

дуранте

лента

со мной

душу

аксельбантом

божественность

комедий

шекспировские

страсти

и женственность

за бледи

и пика

мутит

мастью

роль

федры

дяде

феде

и миссихтис

лик

ника

и повилика

счастьем

кассандре

лаодика

и вещее

сол ьсвасть ю

(Умка и Броневичок — Маленький двойной

Агата Кристи — Черная луна

Плач Єремії — Лента за лентою

Дельфин — Свастика)

мёд атлантиды

рванонирвана

рана

застрельщик

ждёт

пионера

душит

сливко

мрачные

мысли

мечет

химера

влажность

песчинок

немое

кино

белое

в смерти

девочка

в хоре

чёрные

зебры

я

на заборе

мыслью

теку

в горе

и в радости

верность

реку

стикс

вдохновляется

спичем

хочет

богиньберегинь

вечность же

женщину

ищет

лотосдвижениеинь

днище

свобод

мёд

атлантиды

(Ночные Снайперы — Атлантида)

чесучёй чеширь

водаогоньзаливаетинаоборот

дымабезогнянебываетвот

кукушка

дни

считает

взадвперёд

настоящее

изымает

год

заигрывает

с вечностью

будут

дети

из млечности

сажи

шершавь

глаже

чесучёй

чеширь

зеркальности

даже

рястянут

ширь

кондомы

реальности

в бедламы

сакральности

а мы

с тобой

ламы

наскальности

испещряйте

пещерные

сознанием

над

вино

кошерное

любви

обряд

аджна уж выбрала

потерянное

время

замена

батареек

онана

злое

семя

от глинища

до глеек

уход

забыться

в теме

тень

у стены

вечность

во мне

сложные

сны

дверь

из страны

я

на коне

калигулы

ты

будущность

задвигала

и авгии

пьяны

можно

припев

повторять

можно

себя

проверять

можно

стрелять

в пустоту

на ответное

ять

можно

стоять

на лету

и вылёживать

мудрость

аджна уж

выбрала

ту

что любит

влиять

что заберёт

брахмапутра

(Наутилус Помпилиус — Эта музыка будет вечной

Mind Over Matter — Brahmaputra)

выбивает кросс и рождает хук

слов

набор

разбор

полётов

высота

для идиотов

грязь

призывно

даёт

сласть

звуки

му

пищат

из дотов

иженитсяипропасть

митридат

как место

силы

боевая

слава

честь

больше

с поля

выносила

вкус

агавы

и болезнь

местькауравов

забываю

всё

как навык

рулит

настоящее

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 365