электронная
120
печатная A5
496
18+
3017 строк о любви (больше)

Бесплатный фрагмент - 3017 строк о любви (больше)

Сборник стихов о любви и не только


Объем:
332 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-1093-9
электронная
от 120
печатная A5
от 496

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Варерих Анд


3716 строк о любви


Городская и любовная лирика

Здравствуйте, дорогие мои читатели.


Я представляю Вашему внимаю мой первый сборник, в который вошли как наиболее ранние произведения, так и одни из последних, включительно до конца 2018 года.

В основном это ваниль любовная, часть - дуэты и часть - мысли.

Искренне желаю Вам получить удовольствие от этих строк.

Ну что, начнём?

Просто так :)

Солнце спряталось за тучку…

Я беру бумагу, ручку,

Я пишу о том, что видел,

Я пишу о том, что знал.


Знаю: выдержит листок

Слов рифмованных поток,

Потому что для бумаги

Всё равно, что я пишу…

Не хочу…

Мне хочется кричать! И выть! И плакать!

И кулаками в стены, чтоб крошились кости!

А мне зачем-то предлагают пиво,

На вечерины приглашают в гости

А я бы… волком стал… и грыз бы в полночь жертву…

2007

Разговоры о любви

Тёмный зал… Трепет штор и свечей…

Мы с тобой говорили о ней…

Мол, отбилась, чертовка, от рук:

То найдётся, то спрячется вдруг…


Обсуждали наряды и грим,

Что чужой может стать вдруг родным.

Много что про неё обсуждали.

И ждали…


2008

Когда тебе плохо

Когда тебе плохо — мне хочется плакать,

Мне хочется думать что я —

Такой незаметный, но всё-таки важный —

Полезный чуть-чуть для тебя.


Не надо взаимность, признаний и страсти.

А хочешь — я буду молчать?

Я буду смотреть мимо глаз в твою душу,

«Скучаю… Люблю…» повторять?


Я верю: забота и тёплые чувства,

Помогут тебе не упасть.

Я рядом, как ангел, твой ангел-хранитель,

Твоя заглушённая страсть.


Я в чудо не верю, мне чужды надежды,

Мне чужды обида и злость.

И всё же я знаю, где выросло счастье,

Я помню, как всё началось.


Я знаю, что будет, я просто спокоен…

Твоя печаль

На осколки разбились, вдребезги,

Твои чувства и к миру доверие…

Ты теперь в своём собственном коконе

и ласкаешь своё суеверие…


Ты давно отвернулась от радости,

Расставляешь ненужные точки…

А так просто коснуться сладости,

Приподнявшись слегка на носочки…


2007 год

Это будет немного нелепо

Это будет немного нелепо.

Это будет другим непонятно…

Целовались совсем неумело

И стихи бормотали невнятно…


Мы за руки держались, помнишь?

Как казалось, краснели — украдкой…

Мы любовь не искали, честно…

Нам нужна океана бездна!


Нам девятый бы вал! Свежий!!!

Где ты, вал, ну скажи: где-же?!!!

2007 г.

Зима-весна

Расстелилась зима на весне…

И куда невезучему мне?

Мне б тепла и улыбки простой.

Мне б к любви на денёк на постой…


Хочешь грусти — и вот она, грусть.

Хочешь ласки — придёт, ну и пусть..

Хочешь страсти — бери, не вопрос…

А любовь свежий ветер унёс…


Он ваял из неё облака

И с ухмылкой шептал мне «пока…».


2008

Маета

Только глаз глубина —

космос.

Необъятный,

порой непонятный…

И такой леденящий голос,

Самый милый и самый приятный.

Солнцем — руки,

загар мне — по локти уж..

День — чтоб встретиться с ней,

просыпается.

Он — как я — её любит неистово…

Он — как я — только больше мается…


2008 год

Грустная

Пробежалась пальцами по стеклу,

на морозной радуге — след.

На диване — старая шаль,

на ногах — махеровый плед.


Вот бы снова сейчас, как встарь,

встать и дёру из дома — прочь!

Целый день в полях пропадать,

пропадать с любимым всю ночь.


Вот бы снова по дереву — вверх,

и оттуда верёвкой — вниз.

Ты не плачь, мы всё пройдем.

не отчаивайся, крепись.


2008 год

Ночной полёт

Разбиваем сердце на куски:

вот — тебе частичка, вот — тебе…

Днём под солнцем таем и горим,

ночью — отдыхаем на луне…


Парашютом расправляем плащ

и на нём несёмся сверху — вниз.

Ты не бойся! Только ты не плачь!

Лучше крепче ты ко мне прижмись!


Слышишь, ветер-негодяй поёт,

что, догнав, нас опрокинет враз?

Ты ему не верь, он больше врёт:

мы — титан, а ветер — только газ.


Пролетим с тобой вокруг земли,

полюбуемся на эту благодать.

Мы устали… Меркнет звёздный свет…

Вот и утро: нам пора вставать.


2008 год

Сон о войне

Поимённый список душ,

смерть в стволе.

И горит опять огонь

в темноте.

Сколько крови, сколько мук,

сколько сил!

Память, прочь, не надо вновь,

я ж просил!!!


Снова снится мне война,

снова — бой.

Снова трупов череда,

мины вой.

Снова взрывы и овраг…

На спине…

Я живу в который раз

на войне…


2008 год

Ночь с волком

Одиноко волку выть на луну…

Одиноко волку быть одному.

Сяду рядом с ним, помолчу.

Я — как он, в душе я кричу.


За оскалом волка — тоска,

Ночь и запах тьмы и цветов.

Проведи меня, волк, сквозь луга

В мир теней. Я боюсь, но готов.


Клонит спать и рассвет уж вот-вот.

Мордой в лапах устроился волк.

Я — как он: в душе я кричу!

Но сейчас, как и он, приумолк…


2008 год

Любовнице

Я буду врать тебе в стихах

Словами про любовь.

Ты будешь милой. Будешь ждать,

Когда припрусь я вновь.

Когда ботинок пыльный мой

Вернётся из бегов.

Когда мои любовь и страсть

Сбегут из берегов.


Ты будешь ждать. В который раз.

Надеяться. Любить.

Махать в окно. Писать стихи.

Слать СМС. Звонить.


Шептать мне что-то про любовь.

Смотреть глаза в глаза.

Твердить себе, что только твой.

И видеть только «за».

Реветь ночами. Вновь звонить.

И вновь писать, писать…

Опять любить… В который раз.

И верить мне… И ждать…

Не единолюб

Словно молния — боль-любовь.

Словно гром шёпот режет слух:

— Я любил бы тебя одну,

но люблю, почему-то, двух…


За порогом стою, трус,

Мну цветы и сломал шоколад.

Я любил бы тебя одну,

но дела не идут на лад…



Я в полях под дождём мок,

я цветы под ногами мял.

Я любил бы тебя, но…

КПД у любви мал.


2008 год

Не держи меня

Ты меня не держи: мои чувства — как плазма.

Ты не бойся меня, жизнь моя не заразна.

Ты не плачь, что «ушло», не грусти, что светает.

Моё сердце — ледник и уже не оттает.


Вот и кофе готов. И так мелочны тучи,

А ошибка опять ничему не научит.

Лишь научит страдать. И посудою в стены

Ты мне снова простишь и любовь, и измены.


2008 год

Автоводительница

На стекле лобовом — блик.

За рулём ты почти что ас.

Я к тебе как репейник прилип

и «до полика топаю газ».

У тебя под капотом — зверь,

лошадей не один табун.

А в девяточке красной моей

я один лишь, пожалуй, скакун.


Ты уходишь на гладкой прямой,

километры глотая влёт.

Я всё ближе за знаком-знак

и срезаю любой поворот.

У тебя автомат, все дела.

У меня — на ладони кровь.

Сколько тысяч ты бы смогла?

А наутро смогла бы вновь?

На обочине я и дым:

Пыль и дым внутри… высший класс!

У тебя пять минуток на сбор.

Без руля ты… совсем не ас…

Конечно, ну какой с меня поэт…

Конечно, ну какой с меня поэт?!..

Я… Так… Рифмую строки неумело.

Пишу, конечно, тоже — только чушь.

И публикую тоже между делом…

Конечно, ну какой с меня поэт?

Смотри, как пунктуация хромает…

В Высоком Мире Слога и Пера

невежество такое не канает…


Конечно, ну какой с меня поэт?..

Одни и те же рифмы и слова.

Вот напишу какую-нибудь чушь —

весь день потом в тумане голова…


КА НЕШ НА! Ну, какой с меня поэт?

Какой там ямб? И кто из нас хорей?

Ой, правда? Это стихотворный что?

Я думал — это клички упырей…


Конечно, ну какой с меня поэт…

Прости, что я писал тебе ночами.

Что очарован голосом твоим

И заворожен синими очами…


Что с мыслью о тебе — рассвет…

Конечно, ну какой с меня поэт…

Тоска — временно

Строчка за строчкой,

рифмы —

как рифы.

Немного снаружи,

внутри остальное:

такое приятное,

такое родное.


Кого-то — порадует,

кому-то — глупость.

Пусть…

А скоро вечер:

пора в путь,

снова не спать,

искать

её

единственную.

Да кто ж ищет её вечером

на обочине?


Да какая собственно разница,

где искать её.

Скоро пятница,

потом выходные

и опять

трудовые

тяжелые

будни.

Люди!!!

Где вы?! Вылазьте!

Напишите мне строчку,

смс-ку пошлите.


Не молчите!

Звоните!


Нырну поглубже

в суету мирскую…

Тоскую…

Тоска — временна,

только подождать чуть,

поглубже вздохнуть

и — в путь!


2008 год

Растерялась, кудрявая, вовсе…

Растерялась, кудрявая, вовсе…

Ищет судорожно в сумке газ.

Я столбом стою…

— Между прочим,

Я бы в профиль Вас. И в анфас.


На столе догорает лето

лужей воска. А Вам всегда

непременно плевать на это:

Целовать и закрыть глаза.


Я растерян. Я в танцах — минус.

Можно — буду смотреть в тебя?

И обнять. Хоть наполовину.

И хоть в чём-то услышать «да».


Наступаю на ножки… Тихо.

То — не главная же печаль.

А что главное — без парома.

Навсегда. Уплывает. В даль.

Я — живой!

Любовь, говорите?

Смотрите:

вены на рельсы и шпалы похожи,

Сердце не лучше:

разбито и сложено кучно.


И мне безопасней вовсе

без любви.

Себя спасти

от неё могу.


Лгу…

Никуда без неё.

Царапаться хочется

когда она где-то, но не со мной.

Я — живой!


2008 год

Если бы ты растерялась…

Если бы ты растерялась…

Ах, если б была неумелой…

Краснела, бледнела, стеснялась,

Была бы совсем несмелой..


Но ты оказалась «львицей».

Порочной и страстной штучкой.

Себя называла принцессой

и самой гламурной сучкой.


Меня подняла в поднебесье

и ловко вниз уронила.

Ты мне шептала, что хочешь.

Кричала, что, мол, любила.


Банален исход, но всё же:

не дам своё сердце мацать.

И очень уж зря получился

секс… в первую встречу… в 16…

Как цветочки — осколки стекла…

Как цветочки — осколки стекла,

Словно пчёлки на них — твои капельки крови.

Ты неверно меня поняла

и уж слишком поспешно сбежала от боли..


Никому ничего не сказав,

ты расправила крылья, махнув с парапета…

Я ловил твои губы, держал на весу:

наша песня ещё не спета.


Мы гуляли с тобой по осколкам стекла:

мы садили в цветочки тысячи пчёлок.

Ты, конечно, глупа и юна.

Я, конечно, хоть глуп, но не молод…


2008 год

Последний луч рассвета

Читай меня, последний луч рассвета!

Читай как книгу, открывая, может,

Всё то, что не увидели другие.

Всё то, что никого не насторожит.


Ласкай меня. И грей меня так нежно,

Как никого не греешь, не ласкаешь.

Ведь мы с тобой сегодня словно братья:

Я — чуть дышу, ты — тоже умираешь.


Прости меня! Прости за всё, что было.

Прости за то, что я тебе попался.

За то, что в это утро расписное

Я умирал. И, умирая, улыбался…


2008 год

Штиль

Корабли разрезают водную гладь,

Брызги пенные — кровью ложатся под киль.

Я не верю в судьбу, заблудившую нас.

Я не верю тому, кто послал этот штиль.


Паруса обвисают прогорклой листвой,

Мы не можем держаться, наш радостный бог.

Только паника больше и больше внутри,

Только мы бережём от жары каждый вздох.


Мы рассорились напрочь с погодой давно,

Мы друг друга виним за последний поход.

Я боюсь, что мы кровью украсим мечи

И в оскале щербатом раздвинется рот.


На исходе запасы питья и еды.

Я растерян. Я зол. Я голодный. Не спи…


2008 год

Айсберг

Не говори мне ничего.

Не надо слёз, признаний и цветов.

Не нужно ждать, готовиться, любить.

Я не хочу и не готов.

Я не открою всех тебе красот

и не смогу любить тебя одну.

Я айсберг: сверху белый снег

и глыба льда — по дну…


2008 год

Свидание

Милая улыбка. Модные словечки.

Классика. Внимание. Вермут. Фрукты. Свечки.

Шутки-прибаутки. Голос — мёд из липы.

Бархатные пальцы. Снова оба влипли.


Плечико открыто. Взгляд в плену фантазий.

Шутки откровенней. В мыслях меньше связи.

Во сто крат нежнее пуха твои ручки.

А тебе — приятны щетины колючки.


На руках к дивану. Ты кусаешь ушко.

Скомканная простынь. На полу подушка.

Мир вокруг свернулся в маленькую точку.

Я прошу так мало: подари мне дочку.


2008 год.

На расстрел

На рассвете расстрел, а сейчас…

Я из мира ушёл на час.

Я вернулся в прошлые дни.

Там мы рядом. Там мы одни.


Мы гуляли с тобой у реки.

Мы пылали, как солнца круг.

Мы любили с тобой, но

Мир наш надвое лопнул вдруг.


Нас поймало зверьё в загон.

Нас ломали за разом раз.

Им в потеху загнать людей,

Единицы из серых масс.


А потом ты ушла, сдалась.

Я тебя отпустил без слёз.

Я поклялся — как ты клялась —

встречу там, у воды, у берёз.


Я спокойно их в клетку пустил,

Я не зол, не расстроен, я — мёртв.

И достаточно их подпустив

С томным клацаньем вылился рёв.


Я не знаю, как боль забыл.

Я не знаю, кто сил мне дал.

Под когтями трещала плоть,

Я им горла и жилы рвал.


В моё тело вонзалась сталь,

пробивая навылет и нет.

Я их рвал, пока кровь была,

пока видел хоть каплю свет.


Мне на суд их давно плевать.

Знаю я — ты как прежде ждёшь.

Улыбаясь, иду на расстрел…

Долгожданный рассвет… Дождь…


2008 год

Морской бой

Горда, красива, молода…

Ей все подвластны! Но когда

стремительный, как сон, фрегат,

пиратов встретил — встретил ад.


Она смеялась над волной,

и поднимала паруса.

«Порвём мерзавцев — и домой.»

В клубок затянута коса…


— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —


Мой милый дом, он выжил шторм…

Мы все устали и хотим

домой быстрей. Хотим гулять!

И жизнь свою не отдадим!


Крюк абордажный впился в киль!

За ним — второй! Горят глаза!

Твои клинки горят огнём,

Мои — тусклы, но тоже «за».


Я оглядел своих ребят:

их мало, да, но все верны.

Они как сталь — прочны, крепки,

они в огне закалены.


Слилась волна с волной под крик,

мечи сверкали, как гроза!

Я был, как бог, неуязвим

и я искал твои глаза.


Мы прорубали каждый шаг,

морские волки против псов.

Мы пили страх, мы лили кровь,

рычали сотней голосов.


Мы вас теснили как котят!

Ваш дрогнул дух, согнулась сталь.

И вот — на палубе клинки

и взгляды вниз иль просто вдаль.


Я шёл к тебе не торопясь.

Я — моря сын! И награждён!

Твоя команда — не для нас.

Проигран бой. Фрегат — пленён.



Склони колени. Сними мечи.

Тебе они уж не нужны…

Обмой с лица чужую кровь.

Я буду груб. Не жди любовь.


Налей мне ром. Ещё чуток.

Отлично. И себе глоток.

Да не робей и не трясись.

Ты проиграла. Это — жизнь.


Устал… Рука не держит нож…

Я закурю. Я сам, не трожь!

Подай верёвку… Будешь спать

на сене. И не жди кровать.


О, ром — лекарство из лекарств.

снимает сон, усталость, боль.

Молись, чтоб я проснулся в духе.

Теперь — лишь я тебе король…


2008 год.

Муза

Мелом пишешь ты на простынях.

Чёрной краской — по печной золе.

От кого скрываешь — не понять:

всем известно — ты живёшь во мне…


Ты стыдишься, что тебе я друг?

Хотя должен вроде быть слугой.

Ты стыдишься лиц моих подруг?

Дни и ночи, если я не твой?


Глупая… Я — твой… Я — твой всегда.

Ты во мне уже не первый год.

Мы с тобой вернее верных пар.

Всё прошло. И всё еще пройдет.


2008 год

Песни, которые ты не услышишь

Я писал тебе песни, которые ты не услышишь.

Я пою их один иногда на смущённом рассвете.

Ты б хотела меня и со мной быть почаще, наверно.

Я хочу лишь с тобой, и хочу, чтоб у нас были дети.


Ты опять говоришь, что ты к мужу уже не вернёшься.

Ты опять обещаешь его уговоры не слушать.

И опять в телефонную трубку знакомо:

«… абонент недоступен…» насмешливо лезет мне в уши.


Мне порой непонятны поступки твои и желанья.

Для тебя — я загадка, но только в другом уже роде.

Мои нервы стальные оборваны, вот и не больно.

Твои нервы привычны, но всё-таки тоже на взводе.


Мы себе обещаем, что хватит наверно иллюзий.

Мы с тобой понимаем, что парой нам быть очень туго.

И мы ночью себе поклянёмся, что расстанемся завтра.

Мы глаза открываем и… Вновь набираем друг друга.


2008 год

Три тысячи семьсот шестнадцать строк о любви

Три тысячи семьсот шестнадцать строк

Я о любви рассказывал, как мог.

Я пел. Стонал. Я плакал! Я кричал!!

Я даже иногда о ней молчал…


Я прожил рядом с ней немало лет…

С ней провожал закат, встречал рассвет.

Гулял за ручку в парках и лесах.

Жил в шалаше и таял во дворцах.


В глазах я видел неба синеву.

Запутался: что — сон, что — наяву…

Я гений был, и иногда — дебил…

Любовь — нектар, и я так жадно пил!..


2008 год

Заблудившийся

Растрескавшись, губы молили «воды»

И пальцы не чуяли почву.

Он полз шаг за шагом, уже не смотря.

Он днём полз не меньше, чем ночью.


И он не надеялся чудо познать,

В тайге он вот так вот — неделю.

А вы бы из грязи достали воды?

А травы немытые ели б?


Он прямо в бассейне — мартини и лёд,

За 70 баксов сигару.

Кругом суета и девчонки визжат,

Сметают разбитую тару.


Уставший, довольный, обласкан и сыт,

Повсюду красотки и лоск.

«И жизнь удалась, и жить — хорошо…". —

Шептал умирающий мозг.


2008 год

Эх, ты…

На ветру распушилась твоя причёска.

Дождь осенний укладку сделал

и под куртку нахально лезет..

Бесит..


Сматеришься, достанешь «Гламура» пачку

из сухого кармана, закуришь.

Тонкой струйкою дыма выдохнешь..

Отдохнёшь…


Поскорей бы домой уже попасть.

Отогреться, детей бы накормить.

Улыбнуться уставшему мужу…

Ну же!


Ведь просила же мужа отвезти!

И не встретила б снова его в толпе.

И не села б к нему… Не стала бы..

А теперь вот… Эх, ты…

2008 год

Воспоминания

Тобой уже не болен. Время лечит.

Забыты ночи напролёт и свечи.

Забыты руки нежные и пламя страсти.

Забыто то, как первый раз сказала «Здрасьте».


Как ты краснела и глаза скрывала.

Как наслаждение так мило улыбало.

Забыт твой дивный обнажённый танец.

И потускнел на общем фото глянец.


Забыто было всё… А ты -навстречу.

И снова — ночи напролёт и свечи…


2008 год

Свидание на парковке

Плююсь отрывками судьбы,

как «Стечкин».

Пусть мажу часто, всем назло —

опять по встречной.


Сижу и жду который час…

Тошнит… Парковка…

Горелый гамбургер. Вода.

Салат с морковкой.


— Привет.

— Привет. Садись. Куда?

— В мотель.

И снова

Я не готов тебя любить,

А ты готова…


2008 год

Не жду

Над землёю бы, ветром — вдаль

и по телу — взрывной волной.

Моих нервов размякла сталь

С тобой.


Запретишь мне летать — умру.

Не смогу, где асфальт и грязь.

Не зову, не молю, не жду

Отродясь.


2008 год

Если сможешь

Если можешь — зачем молчишь?

Зачем будишь, если снишься?

Почему не берёшь телефон?

Боишься?


Если сможешь, то солнцем стань.

Если хочешь — то рядом будь.

Если больно со мной — не плачь,

Забудь.


Если слёзы — от счастья пусть.

Пусть улыбка — по телу дрожь.

Если сердце можешь разбить —

не трожь.


Если ночью не дашь мне сна,

если днём заберешь покой,

если вдруг зачастил пульс, я —

твой.


2008 год

Ну, держись

На меня посмотри повнимательней, милая.

Вот сейчас подниму ресницы пушистые,

А под ними — глаза, голубые и добрые,

А под ними — душа исцарапано-нежная,


А в душе — океаны, моря да и неба синь,

Что в глазах моих отражаются,

Придавая им цвет голубой и безудержный..


Мои руки — худые, но цепкие — нежные:

Не помнут одуванчика мягкую шапочку.

Обниму тебя страстно, но мягко и бережно,

Да к губам поднесу, как кувшин с водой,

Да большими глотками, со смаком так!


Оторвусь, что б глотнуть кислорода чуть,

Что б немного унять возбужденья дрожь.

Ну, держись, напросилась сама ты чай!

Не серчай!


2008 год

Осеннее депрессивное

Дождь за окном, холод — осень стучится.

Время — два ночи, а ей всё не спится.

Шуршит, тоскливая, стонет плаксиво,

как ива.


Ещё обидно, что мало прожил.

Неважно, каким был: плохим иль хорошим.

Ведь всё равно любили и дверь открытой держали…

Просто любили и ждали…


А я — неспокойный, и мне летать захотелось вдруг.

Таблеток объелся — так поборол испуг.

Крылья проверил, перья подёргал, больно, блин!

Стоим на крыше. Осень одна и я один.

Лови меня, осень!…


2008 год

К ней

За ночи без сна — до дна!

За влажные ноги — смерть!

А мне до конца не спать

— лететь.


Над городом, где рабы.

Над сёлами, где ковыль.

Ты знаешь, и в небе кружит

пыль.


Кружит, забивает рот,

царапает глаз фасет.

От боли в моих глазах

свет.


Забыта в суставах боль —

в ладонях лицо целей.

Сквозь бури и ураган —

к ней.


2008 год. вроде.

В двух словах

В двух словах о тебе и осени:

вы меня в одиночестве бросили.

Листья падали с шёпотом трепетным,

называли любовь мою лепетом.

Забывали прогулки, свидания —

увеличивали расстояние.


В двух словах о тебе и лете:

вы прекраснее всех на свете.

Ваше яркое солнце в зените,

не бегите же, подождите…

Подарите мгновенье застывшее.

И не плачьте, поверьте, лишнее…


В двух словах о тебе с зимою:

как снежком вы играли мною.

То в ладонях усиленно тискали,

То по снегу с ауканьем рыскали.

Леденили мне кровь и душу,

Может хватит уже, послушай…


В двух словах о тебе и весне:

вы как прежде вернулись ко мне.

Каждый год знаменуется вами.

Вы всё знаете, в общем-то, сами…

Мы любили, играли в роли,

а не в чувство истошной боли.


В двух словах о тебе и любви:

вы, как ангел, меня берегли.

Каждый миг находились рядом.

Что ещё мне для счастья надо…


2008 год

Это я

Я — это стон твой в подушке.

Сжатая в кулаке простынь.

Следы от зубов на плече.

Мотылёк — на любимой свече.


Я — твоя улыбка скромная.

Рука, свет выключающая.

Я — то, что тебя трясёт.

Я — то, что в тебе растёт.


Я — причина твоей бессонницы

Или сна крепкого, цветного.

Свет от луны на груди обнажённой.

Я — твоя радость. Твой мост несожжённый.


Я — смысл жизни твоей ликующей.

Это моя рука тебя держит.

Я твои зубы стиснув шепчу:

— Тебя. Навсегда. Люблю и хочу!

За ёлкой

Инеем покрыты строки.

Снегом занесён мой след.

Пройдены уже дороги

из прекрасных детских лет.


Чуть прикрыл глаза ладонью

от метели жгучей, злой.

Прикрываюсь, словно бронью,

шарфом, вязаным тобой.


Новый год не за горами:

я — за ёлочкой, в лесу.

Будет ёлка вместе с нами.

Вот нашел, срубил, несу.


Понавешаем игрушек,

три гирлянды и звезду.

В полночь пробками — как с пушек!…

Лес.. Сугробы.. Я иду…

Заколочены окна стужей

Заколочены окна стужей.

Поливаю водой крыльцо.

Напишу: «никому не нужен»

И оставлю на подлецов.


Лишь подумаю: мне бы тоже

Не мешало с размаху — лбом.

Вот тогда бы я подытожил

И назвал себя молодцом.


Мёрзнет город и жмутся улицы.

То единственное пряча вглубь,

Что с надеждой зовётся разумом,

А в миру называется «суть».


Открою год таким вот незатейливым


04.01.16 год

О зиме и детях

Зима, как ты долго длишься!

Кидаешься снегом, злишься.

Свиреп твой мороз и ветер!

Не холодно только детям:


Они атакуют горку,

ломая снежную корку.


Согреет их смех и счастье!

Довольны Антоны, Насти…

Что горка, снежки и санки…

Мы пешки, а дети — дамки.


2009 год

Зимняя дорога

Километры и сигареты,

сквозь окно — полуночные лица.

Может, кажется только это —

что мне третии сутки не спится?


Может, умер? А может — кома?

Всё сплелось, как носки шерстяные.

И не ждут меня больше дома.

Там, где ждут — постояльцы дрянные.


Карандаш-колесо елозит

по бумажному снега настилу.

За окном, как всегда, морозит,

печки скрип придаёт только силу.


Я по снегу пишу романсы

и портреты твои, конечно.

Мне снежинки танцуют танцы,

говоря, что зима — бесконечна.

Аплодисменты

От восторга прямо вся изнемогая

то на лампочке зависнет, то на блюде.

Ей так ново черезмерное вниманье…

Аплодировали… моли люди…


2009 год

Случайная встреча

Просто скука… Просто строчки вяжет

опустившейся руки набор из пальцев.

Мы так преданно с тобой играли в счастье,

а теперь играем — преданно — в скитальцев.


Белый иней бороду украсит.

Не спеша доем в кафе окрошку.

Мы случайно на одном вокзале.

Ну, давай, присядем на дорожку.


2009 год

Кто из нас поэт

Моему отражению…


А, кстати… Кто из нас поэт?

Быть может, ты? Я — точно, нет.

Хоть с рифмой вроде всё нормально,

но! если посмотреть глобально


с той колокольни, где видней

кто рядом с музой, кто — за ней,

поймёшь, что нынешние строки —

скучны и часто однобоки.


И зеркало мне нагло врёт.

Я — не поэт. Я — идиот!

Пишу себе же сам романы,

что б потревожить сердце дамы.


Не в той эпохе, брат, не в том

сейчас мы месте. А потом…

Оставив строк неровный след

запомнимся ль на пару лет?

Влюблённые

Чуть быстрей, чем хотелось бы нам,

на часах отсекались минуты.

Не вплетала ты в косы обман

и надежд не дарила «кому-то».


Как рубашки потерянный лоск,

за порогом осталось сомненье.

Без стыда свечи скинули воск,

подарив полумрак в воскресенье.


Поцелуи глушили слова,

зеркала отражали нирвану

и была, безусловно, права

страсть, открывшая в сердце нам рану.


Как фонтан — серебристой водой,

наполняем любовью сердечки.

Светит месяц в окно молодой

и опять раздеваются свечки.


2009 год

Ради этого стоит жить

Ради этого — стоит жить.

И, конечно же, стоит петь.

Проводами обвисшими тянется жизнь,

вдоль которых есть смысл лететь.


Не в тоннеле забрезжит рассвет —

горизонт всей палитрой вспыхнет.

Несмотря на усталость и хмурый настрой

на плече у тебя затихнет.


Это больше, чем правда в глазах.

Это тише, чем время — вспять.

Под навязчивый медленно-шёлковый ритм

ты влюбился. В неё опять.


2009 год

Суицид

В который раз слова одни и те же

перебираешь и сквозь пальцы, как песок.

В который раз ты ждёшь её как прежде,

соединив ствол пистолета и висок.


Ты седину выдергиваешь, морщась,

разглаживаешь карту жизни из морщин.

И волосы твои, слегка топорщась,

теперь — не украшенье для твоих личин.


И ожиданье для тебя не в тягость.

Вы столько раз с ней разминались невзначай.

Ну вот и каблуки. Шальная радость

в глазах его мелькнула. Здравствуй и прощай.

2009

35 снов

До отъезда осталось семнадцать часов.

Я ещё не боюсь, но уже не готов.

Начинаю грустить и немного скучаю.

И мечтаю о том, как тебя я встречаю.


Каждый вдох крутит стрелки часов всё быстрей.

Я уже не могу! Возвращайся скорей!

Пять недель. Тридцать пять затянувшихся снов.

Я уже не боюсь. Но ещё не готов.


2009 год

Снова бессонница

Шторы стыдливо спрячут

Срам неприкрытых окон.

Я в тишине и значит —

Сам тишиною соткан.


Тихо сквозняк качает

Мысли, осколки судеб.

Скуку с тоской венчает.

Что же там завтра будет?..


Сон позабыл о встрече:

Видимо, так я нужен.

Только с собою речи

Голосом, что простужен.


Только застыло время,

Глазом моргнув надежде.

Пусть. Для меня не бремя:

Я. Тишина. Как прежде.


2009 год

Наши недотроги

За годом год — по рельсам и дорогам.

За веком век — по небу и земле.

Мы мчимся к своим милым недотрогам,

дотронуться позволившим к себе.


В глазах и вздохам — нежные признанья.

Полуоткрытых губ чуть терпкий вкус..

И ты не замечаешь осознанья,

что ваша жизнь слилась в единый курс.


Что сердце на двоих одно вдруг стало.

Что рядом тот, кто больше жизни нужен.

— Я знаю, дорогая, ты устала.

Приляг. Поспи. Я приготовлю ужин.


2009 год

Запотевшие стёкла

Запотевшие стёкла скрывают рассвета красоты,

равномерно, как масло по хлебу, размазав картинку.

Попросить бы мне крылья и молнией в небо вонзиться.

И парить в высоте, как орёл, мне б ещё научиться.


Мне б дороги — как нити, дома — чуть заметные точки.

Мне б воздушные ямы… Но снова: дорога и кочки…


2009 год

И снова про снег

Снег. Грязный и какой-то скукоженый.

Как бродячий — худой, неухоженный.

Безнадёжно больной, умирающий.

Оттого ль ты настолько пугающий?


Придавлю тебя летним ботинком.

Усмехнусь.

Ты умрёшь, я останусь… Нечестно?

Ну, и пусть.


Где же блеск твой, и шик, и сияние?

На какое ушли расстояние?

Где зима — твоя верная спутница?

Раскрасавица, душечка, умница?


Придавлю тебя летним ботинком.

Вновь и вновь.

Говорят, что вода — это слёзы.

Это — кровь.


2009 год

Сердце-компрессор

Что за странные звуки? Тираны? Агрессор?

То — качает любовь наше сердце-компрессор.

Тонны крови прошли сквозь радушное сердце.

Эта музыка жизни — его килогерцы.


Эй, прибавь обороты! Весна и гормоны!

Мы ломаем как спички любые препоны!

Мы всесильны и вечны! Не спорь, это — факт!

Эй, прибавь обороты!… Больница… Инфаркт…


2009 год

Маленький самоварчик

То придумано и сказано не мной,

что так «просто открывался ларчик».

Вон он — я, сижу, под самою душой:

маленький горячий самоварчик.


Буду чая наливать и резать торт,

согревать дыханием и словом.

Это будет наш с тобою личный форт.

Наш укреп-район. Основ основа.


Подарю подарок. Не скажу какой

Сам ещё не знаю потому что.

С Днём Рожденья! Светел этот мир тобой,

****! Человек мой самый нужный.


07.01.16

Я — любимый

Ночь… Три часа… Ни души…

Фонари не горят… И дождь…

Я крадусь по аллеям к тебе.

Я — любимый. Я — демон. Я — ложь.


Я по венам твоим вскользь.

Я в глазах твоих столько лет.

Для меня только ты — ночь.

Для тебя только я — свет.


И хоть смейся теперь, хоть плачь.

На наклонной — и не свернуть.

Я твой (демон, любимый, палач)

(нужное — подчеркнуть).


2009 год

Хорошо в лесу семьёй

Утро. Лес и грибники. Птички и травинки.

Сквозь листочки-мотыльки кружатся пылинки.

Облаков пушистый слой, небо-загляденье!

Если жарко — деревца очаруют тенью.


Аромат душистых трав. Ёжики-колючки.

Вон тропинки грибников, словно закорючки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 496