электронная
180
печатная A5
362
0+
100лица РИГА

Бесплатный фрагмент - 100лица РИГА

Стихи к фотографиям картин

Объем:
126 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4490-9259-5
электронная
от 180
печатная A5
от 362

           Моему долгожданному внуку Кириллу, родившемуся в канун столетнего юбилея Латвии посвящаю эту книгу…

Бабушка Елена Фёдоровна.


Благодарю художницу Татьяну Ануфриеву за великолепные картины, ставшие иллюстрациями книги.

Рига моя

Рига моя!

Цветок волшебный…

Звёздным дождём

Осыпает тебя небосвод.

Город любви

Нежный и терпкий,

Через седые века

Ты плывёшь на восход.


Песни любви

Колокольни и башни

Звонко поют о тебе,

И, без оглядки,

На день вчерашний,

Ты звенишь в нашей судьбе.


Рига моя!

Звёздное небо

В шпилях базилик 

И храмов твоих разлилось.

Шёпот веков -

Быль или небыль?

Время по улочкам узким

Твоим пронеслось.


Песни любви

Колокольни и башни

Звонко поют о тебе,

И, без оглядки,

На день вчерашний,

Ты звенишь в нашей судьбе.


Рига моя!

Песней надежды

Даугава в водах своих

Отразит неба синь,

Город родной!

Терпкий и нежный,

Радостный, яркий, манящий,

О, как ты красив!


Песни любви

Колокольни и башни

Звонко поют о тебе,

И, без оглядки,

На день вчерашний,

Ты звучишь в нашей судьбе.

Сияет Рига

Осенний вечер, просто сказка…

Зажгу свечу я не спеша,

Мурлычет кошка, жмуря глазки,

Мурлычет, вторя ей, душа.


Осенний вечер, вся природа

Готова встретиться с зимой,

Стоит отличная погода,

И отдыхает город мой.


На Эспланаде гулким басом

Бьёт колокол — народ зовёт,

И вечер, сказочно прекрасный,

Под «Отче наш» душой поёт.


Столица! Город мой любимый,

Под стук брусчатки, звон подков,

Гарцуешь ты, невозмутимо,

Сквозь дымку серую веков.


Сияет Рига за окошком,

Сияет в лицах горожан.

Осенний вечер. Дремлет кошка.

Горит свеча, легко дрожа…


Рига

Сиренево — лиловый город мой,

Он в сумерках, что над рекою льются,

И дремлет Рига, привнося покой,

В огнях вечерних, что спешат проснуться.


Мечтая, ждут рассвета фонари,

Чугунно выворачивая блики,

Они горят, с заката до зари

На узких улочках вечерней Риги.


И ждёт рассвета и расцвета город мой,

Печальна ночь — так хочется забыться,

Мы связаны с тобой одной судьбой,

Одним желанием — сквозь тьму пробиться.


Не вечно всё. И эта ночь пройдёт,

Наступит час прекрасного расцвета,

И веришь ты, что так произойдёт,

Судьба моя, мой дом, мой город света.


И песня зазвучит твоя в ночи

Даря надежды искренней куплеты,

Мой город! Свет твоей души — свечи

Рассеет тьму предчувствием рассвета!

Рижские сны

Сон в городе (масло-акрил, холст, 30х40, 2018)


В сто один оттенок серого

Погрузился город мой,

И туманности портьерные

Растекаются рекой.


Шпили башен остроклювые,

С парусами до земли,

Сквозь туман плывут задумчиво,

Словно в море корабли.


Отправляясь в это плаванье,

Город грезит, видя сон,

Берегами тихой гавани,

Он давно заворожён.


Шпили башен остроклювые,

C парусами до земли,

Сквозь века плывут задумчиво,

Словно в море корабли.

ГОРОД ЛЮБВИ

Когда рождается любовь…

Колоколами гнётся небо,

И палантином, словно небыль,

Наш звёзды освещают кров.


Когда рождается любовь…

Струна души звенит хрустально,

Созвучием первоначальным,

Играющим на арфе снов.


Любви пора из сладких грёз,

Сияя для влюблённых негой,

Травинкой тонкой из под снега,

Дотянется до самых звёзд.


Любовь воспрянет ото сна,

 И мир планету не узнает,

Сухою веткой расцветая,

Зимою зазвенит весна.


Когда рождается любовь…

Колоколами гнётся небо,

И месяц, как краюха хлеба,

И звёзды, как щепотка снов.


Солнце в Старой Риге (масло, холст, 60x66, 2013)

Города ночного фонари

Вечерняя Рига,

Небо цвета индиго,

И фонари в два ряда надо мной.

Из света дорога,

На сердце тревога,

Ты ушёл, я одна с тишиной.


Помнишь,

как любви струился свет,

Помнишь,

как встречали мы рассвет,

Помнишь,

как сияли до зари

Города ночного фонари.


Погасли все звёзды,

Казалось, так просто,

Будем по жизни идти мы вдвоём.

По светлой дороге,

Без тени тревоги,

Мечталось, как песню дуэтом споём.


Помнишь,

как любви струился свет,

Помнишь,

как встречали мы рассвет,

Помнишь,

как сияли до зари

Города ночного фонари.


Уснула надежда,

Что теплилась прежде,

И не для нас

Трель звенит соловья,

Мы счастливы оба,

Из света дорога,

У каждого в жизни сияет своя.


Вспомни,

как любви струился свет,

Вспомни,

как встречали мы рассвет,

Помнишь,

как сияли до зари

Города ночного фонари.


Вечерняя Рига,

Небо цвета индиго,

И фонари в два ряда надо мной.

Из света дорога,

На сердце тревога,

Ты ушёл, я одна с тишиной.

Мой город стал почти пенсионером

Мой город стал почти пенсионером.

Когда — то юный, радостный, цветной,

Шумящий зеленью, звеняший нервом,

Он незаметно поседел, родной.


На Авоту домишки покосились,

Фасадами бодрятся старики,

Дождём прохладным, не спеша умылись,

И встали в ряд, вдоль улицы — реки.


Глазами — окнами взирают грустно,

На проходящих мимо них людей,

И подворотни — рты скривив искусно,

Считают дни до гибели своей.


Роскошными и статными ведь были,

Они когда — то в юные деньки,

И жили в них, мечтали и любили

Детей, сегодняшние старики.


Теперь они с домами однолетки,

Кто старше, кто моложе — не поймёшь.

Фасад не крепок, жалобы — не редки,

И груз забот такой — не унесёшь.


Мой город, я прошу. стареть не надо,

Будь светлым, ярким, красочным, цветным,

Заботлив будь к тем старикам — фасадам,

И станешь вечно юным, молодым.

Хрустальный звон

Хрустальный, колокольный звон,

По улочкам вечерней Риги

Летел. Душил обидой он,

От затянувшейся интриги.


Парил, сгущая темноту,

Над шпилями старинных башен

И знал, к тебе я не приду —

Остались здесь мы днем вчерашним.


И, в отражениях витрин,

Кружил и рвал воспоминанья,

Как я любила, ты любил,

Как торопились на свиданья.


Хрустальный, колокольный звон,

Разбив мечту, унес надежду,

Звучал он, с болью в унисон,

И стыл ознобом под одеждой.

Город, растянутый во времени

Крыши (масло-акрил, холст, 70х110, 2017)

Город, растянутый во времени.

Лето. Июль. Жара.

Лица незнакомых соплеменников.

Сегодня. Завтра. Вчера.


Ветер, порывами истерзанный,

надрывает сквозняк в окне,

И бетон, солнцем жарким надрезанный,

тает дымкою, словно в огне.


В чреве града, на Ратушной площади,

булыжник в асфальте кипит,

Табуном бредут люди — лошади,

и от жажды толпа хрипит.


Хлеба, зрелищ и поклонения

люди требуют дать сполна,

Поколение соплеменников,

выпивающих жизнь до дна.


Удила закусив, натужено,

тянет воз свой, едва дыша,

Поколение душ простуженных,

жизнь жующее не спеша.


И, в надежде на святость творения,

с верой в правду, презрев весь быт,

Рядом юное поколение,

во спасение душ спешит.


Миллионы, текущих во времени

и в пространстве судеб людских,

Мы толпою, без рода и племени

забываем свой главный мотив.


Расчищая пути локтями,

надломив, как горбушку, стыд,

Поколение планетяней,

в этом мареве лета кипит.


Город, расплавленный во времени,

течёт людьми, как вода.

Лица незнакомых соплеменников.

Вчера. Сегодня. Всегда.

Художникам

Красочной тропинкой мечты

За собой ведёшь меня ты,

В облако зари завернусь

И прощу ушедшую грусть.


Кружевные ветви берёз

Тают в отражении рос,

Ты прохладой быстрой реки

За собой меня увлеки.


Посмотри, как мир раскрашен

В миллионы вёсен наших,

Загляни к нему ты в душу,

Зорким взглядом прикоснись.


Погрузившись в откровенье

Сотворения мгновенья,

Мы с тобою, словно боги,

Создаём из красок жизнь.


Распахнув объятья небес

Вдруг проснулся утренний лес,

Зазвенела нежная трель

Ей созвучно вторит капель.


Встрепенувшись вмиг ото сна

В нашу жизнь приходит весна,

Трепетом души — тетевы,

И прохладой свежей листвы.


Посмотри, как мир раскрашен

В миллионы вёсен наших,

Загляни к нему ты в душу,

Быстрым взглядом прикоснись,


Погрузившись в откровенье

Сотворения мгновенья

Мы с тобою, словно боги,

На холстах рисуем жизнь.

Продолжение

Ница (масло, холст, 80х120, 2000)

Не приручай меня. Не надо.

Я не сумею приручиться.

Могу твоим быть звездопадом,

Твоей мечтою без границы.


Вопросом стать и быть ответом,

Раскрытой книгой без обложки,

Твоей бедой, твоей победой,

Тигрицей ярой, глупой кошкой.


Могу ступенькой пьедестала,

Глотком воды в жаровне ада.

Я для тебя и так всем стала…

Не приручай меня. Не надо…


Ты приручил… Я не просила,

А лишь молилась и мечтала,

Нет превосходства больше силы —

Я одинокой быть устала.


Хочу я быть игривой кошкой,

Хочу ступенькой пьедестала,

Ну протяни же мне ладошки —

Я одинокой быть устала!


Ну приручи, ну приласкай же,

Ну почеши мне нежно спинку,

Какая блажь, что люди скажут,

В твоих руках я, как былинка…


Из слабости моей игривой,

Из яркого и озорного,

Судьба с твоей сплелась красиво

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 362