электронная
36
печатная A5
238
18+
Тринадцать разбитых сердец

Бесплатный фрагмент - Тринадцать разбитых сердец

Объем:
34 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2484-0
электронная
от 36
печатная A5
от 238

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Холодные пальцы ее руки трепетно скользнули по его щеке. Взгляд девушки был настолько ледяной, что Никита хотел зарыдать, как ребенок, у которого отняли игрушку. Он стоял в коридоре в ожидании очередного скандала. Тишина угнетала. Его паранойя и ревность зашкаливали. Вчера Никита вновь припомнил былые обиды и в порыве злости влепил ей досадную пощечину. Удар был такой силы, что девушка едва устояла на ногах. И дернул же его черт, вспомнить прошлое. Он хотел попросить прощения и по дороге домой захватил ее любимые цветы, при виде которых она обычно радовалась. Но сегодня все было иначе. Никита сжимал в руке белые лилии. Стойкий и душистый аромат цветов разнесся по коридору. В народе говорят, что запах лилий приводит мысли и чувства в порядок, успокаивает и умиротворяет, однако на девушку это не подействовало. Она молчала, а во взгляде сквозила тревога. Зловещая тишина накаляла обстановку.

— «Скажи хоть что-нибудь!» — думал Никита.

— Прошу, не молчи! Чего ты ждешь? — нарушил он тишину. Ответом послужило все тоже молчание. Казалось, что ей страшно начать. — Ты меня боишься? — еле вымолвил мужчина. — Что происходит?! Прошу, не молчи, хоть слово скажи! — Девушка отошла в сторону и указала рукой на забитый доверху чемодан. Никита был взволнован и не заметил опустевшую в прихожей полку. Без косметики полка выглядела совсем бесполезной, ненужной.

— Что все это значит?

— Я больше так не могу, нам нужно расстаться, с меня хватит! — произнесла девушка.

— Расстаться? Подожди-подожди, ты серьезно? Мы уже больше года вместе, а ты хочешь взять и все разрушить? — Его голос задрожал. Никита испытал страх, а в груди всколыхнулась ненависть. Он хотел схватить Кирину и приковать наручниками к кровати. Пусть это будет считаться насилием, но он настолько ее любил, что был готов нарушить закон, пожертвовать ради нее жизнью и свободой. Она подвинула к себе чемодан. Мужчина подошел ближе.

— Отойди от меня или я закричу! — грозно сказала девушка.

— Стой, никуда ты не пойдешь! — Никита отбросил чемодан в сторону. — Не глупи, хватит, прости меня! — он попытался прижать Карину к себе, но она с силой его оттолкнула.

— Не трогай меня, прошу! — последовала пауза. — Мы не можем быть вместе, я больше тебя не люблю! Это — не жизнь. Дальше будет только хуже!

— Не любишь, да? А чего же ты молчала? К чему были все эти сказки о любви? Давно разлюбила-то?! Наверное, бывшего своего любишь, да? Как этот поддонок дал о себе знать, так тебя словно подменили! Чем я хуже? Скажи! Неужели он достоин тебя? — кричал мужчина.

— Причем тут он? Вы мне оба не нужны! Ты посмотри на себя: ни работы нормальной, ни образования. Если бы не квартира отца, так и вовсе был бы сейчас никем. Ты всю жизнь собираешься демонтировать стены за копейки или что?! — повысила голос девушка. — Я устала все тянуть на себе, ты даже по дому мне не помогаешь. Мусор, и тот не можешь вынести!

— С каких пор эти мелочи тебя беспокоят? — возмутился мужчина.

— Мелочь? Это, по-твоему, мелочь? Я получаю в пять раз больше тебя, оплачиваю коммунальные платежи, все домашние дела на мне! Скажи, мне это нужно? Я девушка, а не лошадь. Ты, наверное, забыл, так я напомню! Не об этом я мечтала! — кричала Карина.

— Какой мусор, какие платежи? Ты же понимаешь, что дело не в этом! — давил на нее мужчина.

— А твоя это паранойя, постоянные упреки? — продолжала девушка, вытирая слезы.

— Сегодня ты на меня руку поднял, а завтра что — убьешь?!

— Что за глупости? Ты же знаешь, я тебя больше жизни люблю! Мне жаль, больше такого не повторится!

— Любишь, да? Не-е-т, не любишь, это не любовь! Нельзя без доверия любить!

— Знаешь что, а на х#й ты ему звонишь? Ты ему мать, жена, свекровь?! Как я могу после этого тебе доверять? Ты потеряла доверие!

— Что? Я потеряла доверие?!

— Да, именно, доверие! Зачем ты ему звонишь, зачем? Неужели ты не понимаешь, что эти бесконечные звонки портят наши отношения?

— Это не звонки портят отношения, а твоя паранойя и твой кретинизм. Знаешь что? Ты сам виноват в том, что я ему звонила. Нужно было стараться сделать меня счастливой, чтобы меня не тянуло в прошлое. И да, возможно, я все еще его люблю! — заплакала девушка. — Да, люблю! Мужчина вздрогнул. — Что, сказать нечего?! Так ударь меня, у тебя отлично получается, только это и можешь, — Никита уже ничего слышал. Он вспоминал совместно проведенное время. За секунды в голове пролетели счастливые моменты, затем последняя фраза вызвала зловещую ухмылку.

— Любишь, значит, с#ка? Так давай помогу! — одной рукой он схватил ее за руку, а другой распахнул дверь. — Проваливай, любвеобильная! — с силой подтолкнул ее в спину и вышвырнул за дверь. Девушка чуть не покатилась кубарем по лестнице, но сумела удержаться за перила. Мужчина схватил чемодан и, несмотря на его громоздкость, кинул довольно далеко. От любви до ненависти один шаг. Никита наблюдал за тем, как она в спешке убегала прочь.

Квартира находилась на третьем этаже старой пятиэтажной хрущевки. С дрожащими от злости губами он выскочил на балкон. Дул осенний порывистый ветер. В пять вечера во дворе было еще достаточно людно. Балкон находился чуть левее подъездного выхода. Карина только что вышла из подъезда и еще не успела далеко отойти. Никита посмотрел вниз.

— Эй, Марченко! — девушка обернулась. — Веник свой забыла! — Никита бросил в ее сторону букет, тот благополучно упал практически к ее ногам. Не поднимая цветы, девушка покрутила у виска.

— Урод! — показывая средний палец, крикнула она. Никита еще больше разозлился. Теперь он по-настоящему захотел выбежать и навалять возлюбленной.

— Я тебе палец сломаю! — крикнул мужчина.

Свидетелей бытового конфликта было более пяти человек. Трое из них — ненавистные соседские старушенции. Вот счастье привалило. Теперь невесть какие слухи пойдут среди дворовых сплетниц.

Никита зашел в дом, стараясь успокоиться. Попытки были напрасны. В голове крутилась одна из последних фраз девушки. Он открыл холодильник и достал наполовину пустую бутылку водки. Обычно он запивал и закусывал алкогольные напитки, но сегодня был не тот случай. Никита поставил бутылку и стопку перед собой, нарезал лимон не первой свежести.

Первая стопка была тяжелой. Скривившись, Никита занюхал ее рукавом рубахи никакого эффекта, лишь рукав испачкал. Вторая стопка зашла уже легче. Он уверенно наполнил третью и почувствовал нарастающую теплоту в груди. Мужчина думал о Карине, вспоминал ее последние слова. Полгода он боролся со своими страхами и в этот день встретился с ними лицом к лицу. По щеке текла обжигающая слеза горечи. Действительность, не может являться паранойей. Он ведь знал, чувствовал, догадывался, но прощал, все прощал. До недавнего времени, еще до знакомства, Карина довольно долго жила с мужчиной намного старше себя. В тот период, он был для нее опорой, а после — служил примером. Никита прекрасно понимал, что, не выбросив прошлое, будущее не построить. Старался это до нее донести, но безуспешно — она никого не слушала.

Сначала звонки были похожи на проявление сочувствия и жалости. Она поддерживала его в трудные минуты, а Никита делал ей предупреждения. В скором времени предупреждения переросли в грандиозный скандал. Она, конечно, выкручивалась и говорила, что это не повод для ревности. Одно лишь ее «люблю» — и Никита таял. Очередной звонок был прощен, но сомнения оставались. Затем звонки участились, ссоры становились сильнее и перерастали в бытовые бои. Никита вспоминал минувшие события и чувствовал себя идиотом, жалея о том, что когда-то прощал ее.

Через полчаса, изрядно напившись, он сидел с пустой бутылкой в руках. В порыве ярости мужчина бросил стопку в зеркало. Стекло треснуло, а стопка разбилась на мелкие осколки. Перед глазами стоял образ возлюбленной. Улыбка, глаза, ямочки — все казалось волшебным. Все, за исключением ее хвоста и огромных дьявольских рогов. Именно такой в тот момент он ее видел. Он захотел ее услышать и спросить, за что она с ним так поступила. Линия была все время занята, затем звучал гудок, после — вызов завершен. «Она внесла меня в черный список», —

Никита в ярости заскрипел зубами. В голову закрадывалась страшная мысль о суициде. Словно сумасшедший, он разговаривал сам с собой. «Разве это выход? Вспомни о родных!» — кричал внутренний голос.

— Я хочу, чтобы она всю жизнь страдала! Чтобы каждое утро просыпалась с осознанием того, что сделала.

— «Она будет жить дальше, а родные — что с ними? Ты о матери подумай!» — спорил он сам с собой.

Никита повернулся и бросил взгляд на набор кухонных ножей. В квартире стояла мертвая тишина. Закончив писать предсмертную записку, он одной рукой схватил нож, а другую освободил от рубахи. Лезвие, касаясь запястья, углублялось в кожу, словно прокладывая путь к неизбежному. Кровь брызнула на стол и рубашку. Мужчина осел на пол. Багровая жидкость заливала паркет — горячая, как ярость, что кипела в груди Никиты.

— Пусть она страдает как я, — шептал он. Его лицо озарила безумная улыбка. — Пусть

страдает! — Теряя сознание, он услышал, как открылась дверь. В коридоре показался призрачный силуэт…

Призрачным силуэтом оказался вовремя подоспевший друг. Входная дверь из-за порывистого ветра настежь распахнулась. Зайдя, он увидел лежащего на полу Никиту. Мужчина не растерялся и успел остановить кровотечение, пока не стало слишком поздно, а затем вызвал скорую. Рана была неглубокая — достаточно было наложить повязку. Приехавшая на место медсестра, перевязала рану и вколола Никите сильное успокоительное, благодаря которому, он уснул крепким младенческим сном. Одному богу известно, что ему снилось. Друг Никиты расплатился за вызов и, чтобы тот с собой ничего больше не сделал, остался с ним до самого утра.

* * *

Позади несколько недель. От Карины — ни слуху ни духу. Она будто в одночасье испарилась. Никита пытался до нее дозвониться — безуспешно, телефон молчал. В голову лезли самые страшные мысли. Нет, не смерть и похищение, а возлюбленная в объятьях другого. Он просыпался от кошмаров, ночь не приносила спокойствия. Только изредка проваливаясь в крепкий дневной сон, мужчина чувствовал умиротворение. От бессонницы синяки под глазами становились все больше. Пропал аппетит, организм слабел. За две недели он превратился в обтянутый кожей скелет — без слез, не взглянешь.

Общие знакомые, которых было мало, не знали, где она находится. Одному богу известно, что у нее на душе. Может быть, она ревет в подушку? Сожалеет? Или наоборот — нежится в объятьях другого мужчины. Эти мысли убивали Никиту, делали жизнь невыносимой. Он обвинял во всем свою чрезмерную паранойю. Для семейного счастья любви и ласки недостаточно. Доверие — Немало важный атрибут. Теперь он полностью был во власти одиночества и чувствовал внутреннюю пустоту, будто вместе с ее уходом исчезла душа. Жалость к самому себе делала его беспомощным и слабым.

Знакомые старались помочь, но их попытки были напрасны. Мужчина не принимал во внимание советы близких и друзей. Он молился всевозможным богам и готов был продать душу, лишь бы она к нему вернулась. Вздрагивал от звонков в надежде, что она все-таки ему позвонит. В сердце все еще теплилась надежда.

От одиночества спасали азартные игры. В народе говорят, что карты и казино — это игры дьявола. Если это так, то Никита находился полностью в его власти. Сейчас онлайн-казино и ставки на спорт были его спасением, но, как показывала практика, он больше терял, чем выигрывал. Карина в прошлом и не догадывалась о его тайном увлечении. В свое время он мог бы приносить домой гораздо больше денег, но азарт брал верх над рациональностью. Он уже не мог миновать букмекерский клуб и день за днем проигрывал ежедневные выплаты.

Девушка тем временем подсчитывала убытки. Из-за регулярных проигрышей его работа казалась бессмысленной. Карина перестала видеть в нем серьезного самодостаточного мужчину, все время просила его поменять работу. Никита разводил руками и обещал, что скоро все наладится, поэтому Карина начала сравнивать. Прошлый мужчина был куда более стабилен — он дарил подарки и мог позволить себе сводить Карину в ресторан. А Никита, что Никита? В этом ли счастье?

Утро выходного дня началось не с пробежки и зарядки, как в голливудских фильмах. Минуя душевую, Никита побрел в сторону кухни. Поставил на плиту чайник, открыл ноутбук и включил свое любимое онлайн-радио. Послышался звук закипающего чайника, мужчина приготовил себе бодрящий кофе. За утро он выпивал не одну чашку, что способствовало ухудшению и без того слабого аппетита — от подобного режима страдало все здоровье в целом. Казалось, очевидная глубокая депрессия скоро дополнится анорексией. Получив лошадиную дозу кофеина, Никита направился в сторону душа. Десять минут интенсивной прохлады придавали бодрили еще больше.

Работа в выходной день отменилась и он еще вчера вечером распланировал грядущий день. После завтрака мужчина в очередной раз отправился испытывать удачу в игровом клубе букмекера. Повторявшаяся день за днем история, настоящий день сурка. Когда он прислонял клубную карту, администратор из букмекерской конторы смотрела на него с улыбкой и состраданием. Она хотела схватить его за руку и произнести:

«Малыш, иди домой, не твое это!». Но сегодня, как и каждый другой день, он как никогда был уверен в своей победе. И плевать, что карманы будут практически пусты. «В случае неудачи будет питаться Святым Духом или, как это делают бретарианцы, солнечной энергией», — с ухмылкой подумал он.

В азартных играх для него была важна не победа, а участие. Этим можно объяснить некоторые сверхпроигрышные ставки. Он гнался за коэффициентом. Без расчета на победу команды, не зная ее сильные стороны, Никита с легкостью заключал пари.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 238