Об авторе

Афористичность — отличительная особенность прозы российского писателя Станислава Шуляка. В его новой книге афоризмов и откровений «Солнцебесие» помимо афоризмов, написанных за год (октябрь 2020 — октябрь 2021), в качестве самостоятельного раздела помещены обширные собрания «афоризмов из прозы» — из романов и рассказов. Этакая своеобразная добыча изюма из булок с изюмом. Без каковой, однако, не обойтись: ибо извлечение, поиск — первые шаги на дороге прочтения и тем более — на пути изучения.

Последние события

Рецензия на «Каин жив» на Прозе.ру Поразительно интересно! С похожими чувствами читала Ницше. Правда, у Ницше встречались мысли, которые смутно и неоформленно бродили во мне. Здесь же все внове! И как у Ницше не все понятно. Сохранила, буду перечитывать. Получила огромное удовольствие! Спасибо! Ольга Бурзина-Парамонова

7 февр. 2017 г.

Несколько отзывов на рассказ «Новый Ницше» на Прозе.ру Виктория Лета: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) почему то прослеживается еле заметная смешная и добрая линия, в том что могло бы обернуться для Фридриха возможностью.. «Быть человеком — значит лишь оскорбить себя самого..» интересная мысль.. быть человеком значит сомневаться в том что человек, в том что есть.. Виктория Лета 27.04.2015 Мехти Али: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Отличный рассказ! Стилизация «под Ницше» вышла просто великолепной. Сюжет очень необычный. Честно говоря, я ожидал бурлескового финала. Совершенно неожиданный конец. И трагический. Благодарю за удовольствие от прочтения Вашей превосходной вещи. С уважением, Мехти Али 27.08 Гера Фотич: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Очень интересный рассказ, написан красочно, захватывающе, с чувством огромной неуёмной фантазии… даже немного завидно стало! Спасибо. Заберу вас к себе на страничку — будет время почитаю ещё:)) Гера Фотич 27.08.2010 Ольга Бурзина-Парамонова: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Получила огромное удовольствие от чтения. Сам язык, манера изложения, замечательный финал восхищают. Заезженная цитата Ницше зазвучала по-новому — преувеличено и приземленно. И все произведение, по-моему, лезвие между серьезным и смешным, тонкая граница… С неизменными уважением и интересом! Ольга Бурзина-Парамонова 07.09.2009 Людмила Волкова: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Станислав, прочитала с удовольствием и завистью. Талантливо, умно, смело, ни на кого не похоже. Хотя все время и вспоминался господин Достоевский. Не по манере писать, а по способу мышления самого героя, по тому настроению, которое возникает у меня лично от чтения Достоевского. Я его ценю, но не люблю. Здесь же меня восхищало именно Ваше мастерство психолога и художника слова в их единстве. Прочитала все рецензии, удивилась, что каждый пытается порассуждать о самой идее, плохо ее понимая в целом (говорю не обо всех). Если уж говорить о Ницше, то разве его идеи не озвучивались персонажами Достоевского? И куда круче? Людмила Волкова 09.08.2009 Любовь Воробьева: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Прочитала с большим интересом, возмущением, восхищением и смехом! Отлично пишете. Особенно понравилась фраза «Зовите меня просто: Бог!» Любовь Воробьева 18.05.2009 Анастасия Нагорнова: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Ну вот, опять все эти нагнетения типа какие вы все тупые, а вот я! Интересно, сколько же все-таки лет автору? А в мире и нет никакой справедливости, да и никогда не было, между прочим. Просто либо лузер, либо победитель, если надо, конечно же. И Позиция героя ясна: конечно же, легче всего остаться где-то посередине, и не там, и не тут, и обливать грязью и тех «обыватели!» и других… и разгалгольствовать, разглагольствовать, ничего при этом не делая. И таких позиций достаточно, и что самое интересное, они не пропадают даже после максималистского и зависимого возраста 17—20 лет. Когда нет сил или желания действовать, это прорывается и у 30- и даже у 40-летних, которые-то уж начинают действовать по-любому, потому как активной жизни-то уже подходит конец, и когда, если не сейчас… Да нет, есть еще в остатке эмоциональные, высокочувствительные натуры, мечтательницы, способные страдать годами от своей выдуманной любви. А что герою не нравится?! Живая, здоровая самка, наверняка «кровь с молоком», высокоинтеллектуальная худышка самогон хлестать не сможет. Да и в постели будет так себе. А высокому и сильному мужчине, да еще с таким разбродом в душе такая Марфа — самое то! А про холопство и все эти «огручики» — ну не все же дворяне с тонкой костью и врожденным благородством! А в целом, человек — всего лишь животное, и без этих «блаженных конвульсий» запросто загнется, или крыша поедет. Поэтому и говорят: «Для здоровья надо». И если животным — раз в пол-года, то нам — ежемесячно, поскольку наш забавник-создатель сделал человеческим самкам ежемесячный цикл и постоянно выпирающие формы, чего нет ни у одной самки млекопитающего. Понятное дело, на что он недвусмысленно намекал, дав единственный завет: «Плодитесь и размножайтесь!» Нет бы сказал: «Давайте, дети мои, пишите книжки, рисуйте картины, исследуйте космос», так нет же! А про плетку Ницше — говорят, он был импотентом, отсюда и все его бредовые идеи… Анастасия Нагорнова 14.01.2009 Анастассия: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Это гениально, великолепно описаны эмоции, ничего подобного не встречала. Завтра перечитаю. Анастассия 24.05.2009 Виктор Винчел: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Читаю перебежками Ваш мистический роман (Инферно), а тут открыл папку с копированными текстами — и Ваш рассказ. Интересно, такое ощущение, что мир Андрея Белого просто преследует меня, проступая сквозь строки Вашего романа или, к примеру, рассказа. Диковинные вещи. Для меня, по-крайней мере. С уважением Виктор Винчел 17.05.2008 Марина Божия: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Ваша фацеция очаровательна. Вы, нарушили печаль обыденности, торжествующую в этом жанре. Воспринимающий аппарат большинства читателей, к сожалению, покрыт мозолями реализма. Но это не повод для автора связывать себя узлами заученных слов и бридами устоявшихся словосочетаний. Только спящее сознание нуждается в узнавании наощупь, проснувшийся хочет увидеть то, чего не существовало вчера. Ваш герой готов показать мир в сверкании молний, от которых прикуривает. Торжественно бушует его мозг, омытый волнами неосторожных мыслей. Хотение его сильнее принципов гуманности, а препятствия жизни не влияют на качество устремлений. Такой герой неприемлем для людей, пребывающих в убеждении, что мир, заключенный в их кругозоре, действителен. Да и зрительница его, Марфа, увы, и не госпожа, вовсе, а тупое и малодушное животное. Ее братья, Петр и Павел, которым обывательское мифотворчество не позволяет смириться с благостным злодейством, вершимым у них на глазах, вовлекают героя в толпу, где он содрогается от отвращения к воплощенным двуногим, предпочитая им общение с трамваем. Что делать? Удел исключительных людей — быть одному, хоть на воле, хоть в одиночной палате соответствующего заведения. Желаю Вам «держать в сухости порох Вашей причудливости» и зажечь огни Ваших истинных достижений. М. Божия. Марина Божия 05.01.2008 Гелена Устюга: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Давно так не смеялась! Какие милые, чистые персонажи. Искренние и настоящие. И так хорошо все в себе уверены (в своей ПРАВДЕ) — просто прелесть. Рисунок персонажей точный, изящный. Четкость, как на гравюре. И никакой мании — «Богу — богово!» Гелена Устюга 17.12.2007 Наглый Мяу: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Поначалу всё было весьма многообещающе. Увлекательное чтение. А вот когда плётка появилась, да самогончик, так постмодернизм с его лозунгом «Ну а хули?» как-то съехал вкривь, в имморальные диалоги. Текст — в канаве, зато автор весь из себя пушистый: «Чё? эстетики хотели? Подставляй карманы, отсыплю!» Утончённое межеумство. Блистательное фиглярство. Истоки литературы — в свадебных и похоронных гимнах. Оставим за скобками песнь охотника. То есть либо воспевать жизнь, либо утешать смерть. А модные фокусы ни к чему не пришьёшь. Н. Мяу — ренегат, антилитературовед. Наглый Мяу 09.07.2007 Анна Андерсен: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Прочитала и перечитала. С удовольствием? Ну, какое уж тут удовольствие, сами понимаете. Написано, ясно, не для того, чтобы читатели его испытывали. Зато — с интересом. Пожалуй, именно это и важно для данного текста. Хорошая работа. Спасибо. С уважением, Анна Андерсен 10.01.2008 Художник и литератор Гарри Цыганов: Рецензия на «Новый Ницше» (Станислав Шуляк) Господин Фридрих! (Можно я Вас так буду называть?) Очень понравилось. Особенно Павлик и Петя. У Вени Ерофеева их было, помнится, четверо, с налётом «чего-то классического». Ваши Пётр-Павел сегодня, похоже, не только Вас достают. («Христианин для меня — синоним мерзавца, иудей помечен Богом в свои ручные шельмы…») «Идёшь к женщине — возьми плётку» — этот совет Заратустры, понятый Вами «буквально» — необычайно хорош! Давно так не смеялся. Успехов! Ю. Гарри Цыганов 09.07.2007

22 мая 2016 г.

Новости №1 без малого десять лет. Николай Коляда о титульном рассказе книги — «Новый Ницше» в связи с публикацией рассказа в журнале «Урал» в 2007 году, нумер пять. http://kolyadanik.livejournal.com/463112.html Станислав Шуляк в рассказе «Новый Ницше» рисует травестийный образ сверхчеловека; наполняя текст скрытыми цитатами и смелыми пародиями, формирует высказывание нигилиста, провоцирующего читателя на ответную реакцию.

12 мая 2016 г.

В библиотеке ВВМ появился отклик Виктора Ухлина. http://velib.com/book/shuljak_stanislav/russkoe_narodnoe_porno/#book_376026 Роман Станислава Шуляка «Русское народное порно» — ироничная, грустная, добрая, простая история — история создания подпольной порностудии в одном из провинциальных городков России, роман-притча. Деяние, казалось бы, не слишком благовидное, но об этом совершенно забываешь при чтении романа, настолько юные его герои увлечены своим делом. Студия, которая замышлялась как коммерческий проект, неожиданным образом начинает выполнять социально-адаптационную функцию — юные порноартисты, в основном, из неблагополучных семей. Но вскоре юные студийцы вступают в непримиримые противоречия со своим окружением, что в конце концов приводит к трагическим последствиям… «Русское народное порно» стоит читать уже из-за одного языка, несколько архаизированного, сконструированного, полного нарочито неточного словоупотребления, и оттого неповторимого, изысканного, высокоэнергетичного. Автор владеет словом, как фокусник своим инвентарем. Роман восхитительно эротичен, так что книга — настоящий подарок всем русскоязычным эротоманам. Ну, а многие ли из нас могут — положа руку на сердце — заявить, что вот уж они-то точно не таковы?!

12 мая 2016 г.

На сайте mybooks.ru размещён отклик Артура Котова. https://mybook.ru/author/stanislav-shulyak/russkoe-narodnoe-porno/ «Русское народное порно» — история подпольной порностудии в провинциальном российском городке. Но не спешите обрушивать гроздья гнева на голову автора Станислава Шуляка и на сам роман: история очень теплая и красивая. Как красивы мальчики и девочки, юноши и юницы, населяющие пространство романа. Она будет интересна и придирчивым интеллектуалам, и неискушенным читателям. «Русское народное порно» — это «высокий масскульт», потенциально это «история для миллионов». Язык романа поэтически изощрен и молитвенно прост. Он нарочито архаичен и тонизирует, как кофеин. Читатель напряженно следит за происходящим в романе; книга заканчивается (все книги когда-то заканчиваются), но история «Русского народного порно» остается с читателем, она саднит и щемит, она продолжается… Артур Котов 28 апреля 2016 г.

12 мая 2016 г.

На сайте Аvidreaders.ru появился отклик Владимира Седых. http://avidreaders.ru/book/russkoe-narodnoe-porno.html Владимир Седых April 27, 2016, 6:34 pm Может ли организация порностудии быть почтенным и благим делом? «Разумеется, нет!» — скажете вы? А вот Станислав Шуляк, автор романа «Русское народное порно», недавно вышедшего в свет, кажется, на полном серьезе решил доказать обратное. Во всяком случае, обустройством такой студии занимается его персонаж Савва Иванович Супов, и Шуляк его организационные мытарства, его удачи и поражения, описывает с большой любовью и с сопереживанием, и делает это, пребывая во всеоружии своего особенного литературного языка. И странное дело, читатель проникается сочувствием к порнорежиссеру Супову, к его юной артистической команде, которые после первоначальных неурядиц становятся, буквально, не разлей вода. Действие романа происходит в провинциальном районном центре, носящем имя — Гражданск, и нетрудно догадаться, что уж гражданцы-то без большой симпатии относятся к тому новому начинанию, «милому мракобесию, кособокому предприятию, изысканному оппортунизму», что у них образуется и вершится прямо под боком. Отчего вскоре проливается кровь… «Русское народное порно» — роман яркий, эротичный, вдохновенный, роман, который сразу после появления снискал своих фанатов и приверженцев, роман, который по прочтении его, оставляет в душе свет и надежду. «Русское народное порно»…

12 мая 2016 г.

На сайте интернет-магазина Озон в рубрике электронные книги появился отклик Виталия Глушко. http://www.ozon.ru/context/detail/id/135716330/ Виталий Глушко 30 апреля 2016 Достоинства Роман Станислава Шуляка «Русское народное порно» отличает сплав весьма плотной эротики с высокой литературой. Недостатки не выявлены. Комментарий Если вы вдруг захотите организовать собственную подпольную порностудию, не спешите, прочтите сперва роман «Русское народное порно» и вы узнаете, какие колдобины и буераки будут вас ожидать на этом нелёгком пути. Если вы не хотите организовывать собственную подпольную порностудию и даже в мыслях того никогда не держали, всё равно прочтите роман «Русское народное порно» и вы поймёте, как много волнующего, восхитительного пройдёт мимо вас стороной, если вы пренебрежёте столь причудливым начинанием. Роман «Русское народное порно» полон алогизма, абсурда, парадоксов, роман «Русское народное порно» — это пиршество языка и разгул эротизма, и ещё это добрая, красивая, немного печальная история с красивыми, сильными, юными персонажами, ищущими счастья. Находящими его и теряющими.

12 мая 2016 г.

17 марта 2016 года пользователь Иван Анатольевич Ермаков разместил на форуме «Независимой газеты» рецензию на книгу: Скромное обаяние порнографии Заметки о романе Станислава Шуляка «Русское народное порно» Станислав Шуляк, дебютировавший лет пятнадцать назад публикацией двух романов в «Амфоре», а в последние годы «отметившийся» также с крупными формами в нескольких «толстых» журналах — «Неве», «Волге», «Крещатике» и проч. — снискал себе репутацию писателя, пусть не слишком известного, но всё ж ни в каких хулиганствах и экстремизме не замеченного. И вот — новый его роман: роман-соитие (таково жанровое определение) «Русское народное порно». Вызывающее название, шокирующее жанровое определение. Таково ли содержание романа? Соответствует ли конфетка обёртке? В принципе, да. И «русское», и «народное», и «порно» — всё на месте. Некий немолодой человечек, именуемый Саввой Ивановичем Суповым, проживающий в провинциальном городке Гражданске, продаёт последнюю корову и на вырученные деньги покупает видеокамеру. А ещё он собирает совсем юных парней и девушек — юношей и юниц — и устраивает им кастинг. И вот он с семерыми отобранными начинает снимать… порнокино. Впрочем, что считать порнографией, а что эротикой? Закон на сей счет высказывается с некоторой туманностью, и это даёт определенный простор для «манёвра». Вот, например, как отстаивает своё «предприятие» сам Савва Супов: «Порно!.. Словцо-то ведь выбрали! Наши-то умственники да законники додумались и определяют порнографию, как „непристойную, вульгарно-натуралистическую, циничную фиксацию сцен полового акта и самоцельную детализированную демонстрацию обнажённых гениталий“, — без запинки продолжил я. — Ну, так а кто же вас заставляет фиксацию-то эту самую производить непременно цинично? Производите любовно, трепетно, с состраданием да сопереживанием. Сами сначала гадости да мерзости куда-то натолкаете сверх краёв, а потом удивляетесь, что и выглядит-то и пахнет всё мерзостно да гадостно! А уж, когда речь идёт о законе, так, сами знаете, буква его порой поважнее духа его выходит». Курьёза ради приведём, пожалуй, ещё некоторые рассуждения Саввы Ивановича: «…в одна тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году Луис Бунюэль в своей не слишком приличной „Дневной красавице“ крупным планом показал целлюлитную спину Катришки Денёв, которую дурни французы отчего-то полагают такой уж прям раскрасавицей, и весь мир — дурак! — тогда восхитился!.. Спиной этой самой восхитился! Спиной целлюлитной, хотя он полагал, что самой Катришкой. За эталон красоты даже принял. Ну, не дурак ли, скажите по совести! Или другой пример! Любочка Орлова или Люсенька Гурченко… их тоже когда-то полагали эталонами красоты да женственности, а заставь-ка их сняться в кино откровенном, хоть бы даже и обнаженными и чтоб кричать и стонать надо было бы, ножки прекрасные раздвигать, да отдаваться — тут-то вся ихняя актёрская фальшь, все дичь, хмарь, телятина и сатисфакция вылезли бы наружу! Примерцы-то мои, может, слишком ветхие и ни о чём вам, молодым, не скажут, но вы уж, милые мои, на слово просто поверьте!» Понятно, что аргументация центрального персонажа весьма уязвима. И уж конечно, сам автор это хорошо понимает. Однако же у Саввы Ивановича находятся ещё «смягчающие обстоятельства». Все его подопечные живут в неблагополучных семьях, несладко каждому из них живётся дома. И вдруг — такая отдушина! Место, где их любят. Где они сами любят друг друга. Следует заметить: педагог Савва Иванович отменный! Потому-то и «артисты» Тинто Брасса из нашей российской глубинки в трудную минуту стоят за своего учителя горой! Конечно, «бизнес» Саввы Супова трудновато назвать почтенным. Да он и сам это понимает, они все понимают это. И потому приходится таиться, скрываться, секретничать. Но великая русская беспечность и здесь играет вопиющую свою роль. На подпольную студию ополчается весь городок. И как-то раз подгулявшие менты с нарушением всех законов громят хрупкий кинематографический мирок. Заканчивается история трагически. Характеры персонажей прописаны выпукло, выразительно, им сочувствуешь. И это сочувствие есть то, что отличает «Русское народное порно» от бесконечных штампованных прозаических поделок, коими полны порносайты. Автор Станислав Шуляк рассказывает трепетную, пронзительную историю. Человеческую, в чём-то даже красивую историю. Сочетание весьма плотной эротики и очень неплохого языка создаёт довольно приличный маркетинговый потенциал книги, ныне продающейся в крупных интернет-магазинах: Озон, Амазон, ЛитРес, — и остаётся лишь гадать, отчего в выходных данных книги проставлено «Издательские решения», а не «Эксмо» или «Астрель». Неужто в силу неповоротливости издательского планирования эти монстры не угадали, не распознали столь очевидный, прибыльный тренд? Говоря о «Русском народном порно», не хочется думать о каких-то подражании, заимствовании, импортозамещении — это история, родившаяся в недрах нашей народной жизни, пропитавшаяся её магмой, обретшая её руды, россыпи, самоцветы. Ну а «порно»… конечно, всего лишь повод, повод для сопереживания, для грустной усмешки, для сожаления. «Русское народное порно» Станислава Шуляка — это роман о человеческом пути, предназначении, быть может, и ложных, но оттого не менее неизбежных, неоспоримых. «Русское народное порно» — роман, который должен был быть написан, и вот он, наконец, появился… Иван Ермаков http://www.ng.ru/forum/forum3/topic171108/ Позднее появился ответ пользовательницы Татьяны Корецкой: 09:51 24.04.2016 Вот это романище! Нет, не в плане объема, по объему-то «Русское народное порно» как раз невелико, но в плане чувственности! Эротическая составляющая в романе Станислава Шуляка буквально таки зашкаливает. Сексуальные сцены восхитительны! Да и язык романа изощрен и странно-прекрасен. Согласна я и с тем, что такой роман должен был появиться, что не мог не появиться. Давно пора было эротику вывести из маргинальной сферы, давно следовало написать про нее красиво. Ведь, в самом деле: совершенно никуда не годится, что столь важнейший из аспектов человечьего бытия — эротизм и, главное, литературное его отображение — отданы на откуп штукарям-ремесленникам, не умеющим толком связать на письме двух слов. Не обошлось, как водится, и без сомнений. Главное из них: «артистам» студии Саввы Супова — и это в романе подчеркивается — по 16—18 лет. Да, конечно, 16 лет есть, так называемый, «возраст сексуального согласия»: именно с этого возраста молодой человек вправе самостоятельно принимать решение: да или нет, с кем, когда, где и как. Но ведь… это еще всего лишь дети, подростки, школьники, им об уроках думать надо, об экзаменах, о поступлении в институт, а не о сексе. И не о «съемках». А секс же, «соития» (таково жанровое определение «Русского народного порно»: «роман-соитие») никуда от них не денутся. Всему — свое время! И еще одно сомнение. Когда Савва Иванович Супов попадает под суд, его защищает государственный адвокат Владимир Соломонович Кизил. У которого по совпадению две дочери как раз тех же самых 16 и 18 лет. Наверное, уже одно это совпадение должно было бы насторожить адвоката и, может быть, заставить его относиться к своим обязанностям не столь рьяно. В романе же происходит обратное: адвокат и его подзащитный становятся едва ли не приятелями. И хуже того: дочери адвоката втайне от отца знакомятся с «записками Саввы Супова» («…мы, мол, читали — хохотали и плакали»), потом набирают текст «записок» на компьютере, и все это странное семейство на семейном совете принимает решение о содействии в издании рукописи в качестве романа в крупном московском издательстве. Логично ли это? Не странно ли? Во всяком случае это парадоксально. Вообще финал «Русского народного порно» полон парадоксов. Парадоксальным образом вокзальный мент Матвей — представитель самой бессентиментальной профессии в мире — проявляет участие к Супову, возвращающемуся домой после отсидки и застрявшему на вокзале в облцентре: «Да вы ложитесь, ложитесь! — сказал мне Матвей. — Можете даже с ногами, чтобы удобнее. Обычно-то мы с ногами не разрешаем». И даже просит у него автограф. «Я написал: „Матвей, береги себя“, расписался ниже: „Бунюэль“ и в скобках для уточненья пометил: „Супов“». «Бунюэль» наших дней — Савва Супов всячески старается порвать со своим «кинематографическим» прошлым, но оно столь же парадоксальным образом не отпускает его, явившись по возвращении Саввы Ивановича в родной городишко в образе одной из его студиек (ударение на второй слог) — Оли Конихиной с ребенком. Парадоксальны рассуждения Саввы Ивановича (что, впрочем, понимает и он сам, и автор романа Станислав Шуляк) о женщинах-звездах советского кино, каковые (рассуждения) вослед за Иваном Анатольевичем я тоже курьеза ради приведу здесь: «Эх, милые! — сказал ещё я. — Да вы только примите в рассмотрение всех наших истинных, недвусмысленных звёзд!.. У них ведь, по совести молвя, украдены их биографии актёрские, звёздные! Вы думаете, они в ранней их молодости не хотели, как вы теперь, ножки задирать, кричать, стонать, отдаваться?! Да чтоб на них миллионы взирали! Все эти Неёловы, Вертинские, Прокловы, Тереховы!.. Очень хотели! До слёз полуночных, до вздохов девичьих, до жарких молитв. Не спрашивайте, откуда я знаю! Знаю — и всё! Они хотели красивыми, юными, страстными народу запомниться, а вместо того ткачих, домработниц, лимитчиц да партийных секретарей на экранах играли! Они мечтали, чтоб груди их прекрасные да лона таинственные навечно на целлулоиде запечатлелись на радость далёким потомкам, а их вместо того соцреализмом да производственной драмою потчевали! Такое уж время досталось этим бывшим красавицам, страшное время!.. А теперь, если кто и жив, так давно уж старуха, им отмотать бы кино назад, да не получится. Это кино назад не отматывается!» Вот так! Ни больше, ни меньше! Полагаю, уже понятно, что, несмотря на целый ряд сомнений и вопросов, я всё же сторонница «Русского народного порно». Этот роман, пусть не сразу, но всё же завоевал меня. Но вопросы мои продолжают множиться, и некоторые из них, к примеру, таковы: нормально ли это, что гламурная дамская писанина Эрики Джеймс, плохо перелицованный фанфик «Пятьдесят оттенков серого» продается по миру в количестве десятков миллионов экземпляров, а полновесное, полнокровное «Русское народное порно всего только — десятков и сотен? За державу-то не обидно? Или мы уж даже эротику собственную, оригинальную выпускать не в состоянии? Понятно, что наша высоколобая критика будет воротить нос уже от одного названия. Не говоря уж о жанровом обозначении. Понятно, что и «Эксмо» с «Астрелем» вышеупомянутые будут воротить носы от «Русского народного порно», хотя западную жеваную жвачку — «Пятьдесят оттенков серого» — выпускают за милую душу. Но что при этом можем сделать мы, рядовые читатели? Думается, можем и немало. Ведь мы в состоянии щелкнуть выключателем сарафанного радио, выйти на форумы, вроде этого, и свидетельствовать о том незаурядном, талантливом, непременно порожденном на нашей почве, что попалось нам на пути. Пускай это даже будет эротика! Лишь бы она была хороша! Совершенно не страшно, что нам, России, в дальних странах приходится закупать бананы! Ну, что поделаешь, не растут они в нашем климате. Но вот гламур-то третьесортный везти к нам из-за моря попросту позорно! Не правда ли? И потому: «Русское народное порно» — вместо Эрики Джеймс!

7 мая 2016 г.

20 марта 2016 г. на форуме Читальня сайта germany.ru (Германия по-русски) был размещён фрагмент романа. http://foren.germany.ru/literat/f/29857897.html?Cat=&page=2&view=collapsed&sb=5 Через некоторое время появилось два отклика пользовательницы newhelen (прохожий) 31.03.16 12:14 Re: Русское народное порно Спасибо за наводку. Начинала читать с настороженностью, дочитала с интересом и даже восторгом. Замечательные, очень теплые персонажи, такие юные, но с помощью главного героя нашедшие себя. И не так важно, чем они занимаются, важно, что они обрели путь. Эротика? Ее много в романе, но она оправданна, она органична. Сопоставление с Г. Миллером или Д. Лоуренсом вряд ли оправданно: перед нами оригинальный современный российский эротический роман, и этим все сказано. Очень симпатичная обложка. Хорошо, что такие книги иногда у нас появляются. newhelen (прохожий) 07.04.16 12:39 Re: Русское народное порно Пересмотрела ещё раз роман… Много верченых и крученых фраз, много ритмической прозы. Многое хочется растаскать на фразы, на афоризмы, много выразительной прямой речи, диалогов. Повыписывала некоторое: «Городишко будто зажмурился и взирал на насельников своих вполглаза. На меня он не взирал вовсе. Я ему платил ответной монетой презрения и многих задних мыслей. Подлинных же моих мыслей ему не следовало знать. Городишки и мысли несопоставимы». «…пусть пропадёт всё пропадом — планы, расчёты, артикулы, сигнатуры, сублимации и поползновения». «Уж просуществую себе как-нибудь остаток дней, более не желая переменить ничего в моей гнилоумственной, бессимптомной жизни, не замахиваясь впредь ни на какие богоизбранные мануфактуры». «День был не день, а так себе — какая-то неуёмная вешняя сволочь. Во дому же моём свершалось великое. Хотя покамест его трудно было распознать таковым». «Все силы смысла своего старался я сбирать в кулак, я намерен был сражаться за своё кособокое предприятие, за мой изысканный оппортунизм». «Васенька противуположный пол, буквально, пожирал глазами, и казалось, готов был наброситься с целью насильственного разбойничества и сугубого попрания беззащитности. Алёша в том же направлении позыркивал несколько сдержанней, но тоже устремленно». «О, эти прямые, неоспоримые взгляды: он смотрит на неё, она смотрит на него. В этих взглядах — весь смысл мира, всё его (мира) подспудное содержание. После этих взглядов продолжаются роды, вспыхивают и угасают войны, возрождаются и гибнут цивилизации, сменяются правительства и власти, переписываются летописи и учебники, слагаются гимны, баркаролы, тонадильи да эпиталамы, искажаются языки, перепутываются расписания лекций, автобусов и самолётов». «Приплёлся Васенька с перегаром, смотревший окрест себя мизантропически и несбыточно. Пришёл и Алёша, от него пахло поменьше. — Ну, зашли вчера в «Пивной путч», немного расслабились, — объяснил Васенька свой разнузданный дух. Он выпрашивал у меня пиво, потом завалился на шезлонг под окнами веранды и тут же заснул. Алёша, кажется, стыдился приятеля, вёл себя очень корректно и только непроизвольно икнул два раза». «Так вот понемногу мы снова стали снимать. Этакое кино. Оно, впрочем, ничуть не хуже вашего, даже и не надейтесь. Вашего психологического, исторического, фантастического, вашего остросюжетного, вашего комедийного кино, ваших спилбергов, коппол, хичкоков, ваших детективов, триллеров, сиквелов, вашего арт-хауса и всякого иного, какое только у вас там есть. У вас ваше кино, у нас этакое. Сгущённое. Полное концентрации и растопыренности. Полное супротивозаконности. В Канны его, вестимо, не допускают, но потребителей и приверженцев со всяческими кривородными адептами у него, пожалуй, поболее, чем у вашего, каннского…» «На скамье возле дома сидели две престаревшие грымзы из рода постыдного недочеловеческого и приватно шушукались. Подлые сии ложноножки взглянули на нас, перестали шушукаться, но когда мы прошли, зашушукались сызнова. Об нас ли были их излияния, или об каком-то постороннем предмете, не ведал я, но расслышал всего несколько слов: «Развратные твари!..» и «Совсем стыд потеряли!..» Гулька тоже прислушалась, но немногим более моего распознала из грымзовых лексик. И вот ведь не стыдятся человеки существовать перед миром неизмеримыми и немыслимыми, побочными эффектами!» «Искусство всегда беззащитно. Искусство бесцельно и праздно. Искусство вертепно, подспудно и прихотливо. Искусство пьянит и будоражит, порочит и подстрекает. Искусство, будто гюрза разъярённая — злобно, будто перо крыла ангелова — невесомо, будто стрела, грудь пробившая, — пронзительно, будто день первый Творенья — блистательно! Вот каково искусство, данное человекам в восприятие, в удивление, в восторг, в освидетельствование!» И т.д., и т. п. Что, в свою очередь, привело к появлению отклика пользователя geostars (коренной житель) https://www.flickr.com/photos/geostars/ 14.04.16 23:36 Re: Русское народное порно Почитал выписки из романа, сам роман еще не читал, но если весь роман состоит из таких выписок, то это настоящая литература. Очень нравится стиль, свободный, надменный, смелый, УМНЫЙ!, ТАЛАНТЛИВЫЙ! настоящий авторский текст. Ни одной избитой фразы, это очень порадовало. На фоне пошлого, безграмотного, скучного, бесталанного, серого, глупого Федорова, (если честно, ЗДЕСЬ! Федоров не достоин даже элементарного упоминания), автор этого романа (насколько я могу судить — просто ГЕНИЙ! (Не ты, Федоров!) P.S. Почему ранее я не обратил внимания на это творение, только из-за названия, не хотелось опять вляпаться в гинекологическо-педофильские подробности. После чего появились еще две реплики пользователей newhelen и geostars newhelen (прохожий) 21.04.16 11:37 Re: Русское народное порно Что ж, если мои «выписки», вроде как, даже пришлись ко двору, выписала оных еще несколько. Ловите! «Юницы выхватывали игрушку друг у друга из рук, смотрели её, обсуждали, пробовали засунуть в себя, отпуская при этом всяческие угрызенья и междометия, обозначавшие, что ощущения их не из приятных, и юношеский уд, пожалуй, будет получше. Но игрушку при этом из рассмотрения всё равно не высвобождали». «Оно, конечно, шантаж сей не выглядел убедительно: силы двоих юношей супротив пяти юниц были приблизительно равными, и Алёша с Васенькой вполне были в состоянии солидарно отстоять своё юношеское достоинство, но, когда под рукотворным священнодействием юниц Алёша излил семя целых три раза (что было тщательно завидеодокументировано дотошною Гулькой), он полностью переметнулся на их сторону, тем паче, что и сам имел к приятелю некоторые изрядные претензии, прекословия и антагонизмы». «К красным же словцам, это мне ведомо, юницы питают пристрастия». «Наши кинематографические, подневольные юницы, кажется, сами несколько перепугались содеянного». «Мы вышли во двор. Пятый Барсик прыгал рядом и гавкал с подлой невинностью, с сознаньем перевыполненного долга и сторожевого псиного производства. Надпись была посередине ворот, немного в стороне от калитки. «Сдесь бляцтво!» — было выведено жирно, жёлтою краской. «Этой худородной, злокачественной письменности мне только тут не хватало!» — подумал косвенно я». «Во мне мешались всяческие мыслишки и словеса, пагубные и муторные, как соли тяжёлых металлов». Ну и №1 в моем Топ-7: «Вся она теперь была нестерпимо прекрасна, и одни лишь лодыжки и щиколотки — беспомощны, трогательны. Пронзительны, возбуждающи, будоражащи… Чёрт, чёрт!.. Эти лодыжки! От одних лодыжек можно рассудка лишиться!» #10 geostars (коренной житель) 21.04.16 13:51 Re: Русское народное порно Замечательный слог у автора. Я в нем не ошибся. Да и в вас. Спасибо.

7 мая 2016 г.

В электронной библиотеке ЛИТМИР на странице романа состоялось небольшое обсуждение пользователей Миколы Первого и Анны Калининой: Микола Первый. 15 апреля 2016, 12:04 Станислав Шуляк — мастер художественной прозы, и в этом романе «Русское народное порно» он тоже не подкачал. Есть здесь вычурные, «химические» словеса и фразочки, есть простые до благородства, но все они служат для рассказывания истории — теплой и гуманной. А такие-то истории и следует рассказывать в наше негуманное, бесчеловечное время. История про подпольную студию, снимающую порнокино. Ни больше, ни меньше! Действие происходит где-то то ли на Урале, то ли в Сибири. Читаешь роман — и ком в горле, такие там все слабые и разнесчастные. Но когда они сражаются за свою любовь, то неожиданно обретают силу и цель в жизни. Хотел было пожелать, чтоб побольше было таких романов, но подумал, что это невозможно: всякий такой роман — товар штучный. Да и не для всех! Оценил книгу на 10 Анна Калинина. 18 апреля 2016, 15:54 Какой чудесный роман! «Русское народное порно». Хорошо, что я на него наткнулась и прочитала. А в юниц из романа я, можно сказать, прямо-таки влюбилась. Все хороши, красивы, талантливы, и Васенька тоже хорош. Но мой кумир — Алеша Песников. А Савва Иванович очень добрый человек, и я не знаю, что бы стало с ними со всеми, если бы не Савва Иванович. Спились, сторчались, пошли по рукам или еще что-нибудь. Жалко, что книга небольшого объема, из этого сюжета можно было бы «Войну и мир» сделать. Ну или надо продолжение хотя бы. Особенно интересно про съемки читать, и автору веришь, что у них не банальная порнуха выходит, а киноискусство, которое будут когда-нибудь в Каннах показывать. Много написала, но самое главное: мне нравится «Русское народное порно» Станислава Шуляка, и надо, чтоб это прочитали многие. Оценила книгу на 9 Микола Первый. 20 апреля 2016, 10:28 Анна, хорошо, что вам роман понравился, он действительно стоящий. Странно только, что его отнесли к жанру драматургии. Это нормальный современный отечественный эротический роман, и будь он в «правильной» издательской категории, ему было бы проще отыскать своего читателя. А свой читатель у «Русского народного порно», безусловно, есть. И даже два, и более того, в соответствии с известной шуткой. Анна Калинина 24 апреля 2016, 13:08 Я, когда «Русское народное порно» в первый раз раскрыла, проскроллила его и наткнулась на фразы: «Двуногие изгнали логики, прямоходящие отвергли рассудительное, я же за рассудительное да обыденное никогда и не держался. А держался только за микроскопическое и неудобоваримое своё искусство, которым ныне обманут я. Мир со мною ведёт странную игру по законам отторжения. Отторгающий мир. С отторгаемым мной. Отторгающую игру». Прочитала и зависла над этими фразами минут на десять. Мда! Таинственный писатель — Шуляк! Микола Первый 26 апреля 2016, 16:59 Да, Анна, там у него много такого. А это, например? «Спал с некоторой банальностью — тяжеловесно, куртуазно и муторно, и брызги наваждений да воспрепятствований омывали моё промозглое чело». Или в той же главке — эпитафия по убиенному псу Барсику… «Барсик, Барсик, кто же над тобою содеял сие! Кто покусился, чья злая рука поднялась! Какой подлый двуногий, какой безобразный прямоходящий! Какой эукариот омерзительный! В чьём несчастном, обездоленном и безжалостном мозгу зародился сам умысел — нечеловеческий, недостойный! Были ли виною тому твоё природное простодушие беспутного млекопитающего, твоя тлетворная доверчивость? Будь ты свирепее и осмотрительнее, может, не подпустил бы к себе подлого человечишку, истребившего тебя, не приблизил поганца, оборвавшего и без того твой краткий собачий век. Впрочем, разве убережёшься от человека, затаившего на уме своём что-то дурное! Разве существует спасение от того! Человечишки, человечишки! Твари бесполезные и ненумерованные! Твари тщетные и неизъяснимые!.. Барсик, Барсик!..» Мозг несчастный и обездоленный… Ну, таинственный или странный — действительно, что-то в таком роде.

23 апр. 2016 г.