Об авторе

В новой книге известного челябинского краеведа и публициста Анатолия Шалагина читателей ждет встреча с полюбившимися героями книги «Горящие свечи саксаула». Увлекательный сюжет позволит погрузиться в таинственный и жестокий мир Средней Азии середины XIX века, поможет понять, как складывался внешнеполитический курс России в этот период.

Последние события
Что общего у уральской деревни Санарка с среднеазиатским ханством?

Наверное, редкий современный челябинец сможет дать на это ответ. Вспомнит, что про деревню Санарка не забывали при губернаторе Петре Сумине, потому что он был оттуда родом.Но это – Южный Урал. А ханства и Бухара – за тридевять земель. Вроде, все так. Но те, кто прочитал книгу «Караван уходит в Чиру» ответ знают. Потому что в этой документально-художественной повести действия происходят и в Санарке, и в Троицке, и в Оренбурге. А еще в Бухаре и других далеких от Урала землях. Часто в «ткань» произведения вплетаются сведения об Англии и императорском дворце в Санкт-Петербурге. Можно сказать, благодаря произведению уральского литератора и краеведа Анатолия Шалагина современный читатель узнает, что в середине 19 века степи Южного Урала оказались в центре геополитики. Действия в книге строятся на событиях, связанных с Оренбургской пограничной комиссией. Не всем известно сегодня, но в 30-40-е годы XIX столетия степи Южного Урала были самой горячей точкой на российском пограничье. Интересы России столкнулись тогда с интересами Британской империи. И местом такого противостояния стала степь и среднеазиатские ханства. Поэтому Оренбургская губерния и Южный Урал оказались в центре геополитики. «Повесть «Караван уходит в Чиру» – о добровольном вхождении казахских жузов в состав России и походах русской армии в Среднюю Азию», - говорит Анатолий Шалагин. В постсоветское время те события называют колонизацией и экспансией. У Шалагина такое мнение на этот счет: «Да, делается очередная попытка переписать историю. Но документы свидетельствуют, что к середине XIX века между русскими пограничными линиями была брешь, растянутая почти на 800 верст. Туда проникали южные племена, настроенные агрессивно. Вырезались целые аулы, включая стариков и детей. Поэтому, если говорить о современных оценках тех событий, то не следует поддаваться эмоциям, а нужно изучать конкретные архивные документы. А они свидетельствуют о том, что приход русских тогда воспринимался как освобождение от многолетней тирании». Читая сегодня про события, происходящие в середине 19 века, когда в России еще не произошла отмена крепостного права, понимаешь, что многое напоминает и сегодняшние геополитические события, происходящие в мире. Тогда англичанам не хотелось допустить роста влияния России в Средней Азии, им нужен был выход к Каспию с его ресурсами. И, конечно же, Лондон боялся, что Россия доберется до Индии, их основной колонии. Дорогу туда России «перегораживали» среднеазиатские ханства. Стоит отметить, что новая книга уральского автора стала продолжением его повести «Горящие свечи саксаула». Обе книги показывают, что история отечественной разведки началась не с 1917 года, как полагают многие. На протяжении веков Россия вела успешную разведку против сил, представлявших угрозу государству. Кстати, сотрудничеством с русской разведкой гордились Александр Грибоедов, Ян Виткевич, Иван Тургенев, Николай Гумилев… Они понимали, что делают для своей родины большое и нужное дело. О том, как и для чего работали российские разведчики в середине 19 века, рассказывают книги Шалагина. В советское время мы знали имена пионеров-героев, участвовавших в гражданскую и Великую Отечественную войну. Но, оказывается, были подростки-герои и в середине 19 века. В Оренбургской губернии формировалась специальная агентурная группа подростков, которым предстояло проникнуть вглубь среднеазиатских ханств, осесть там и поставлять стратегическую информацию в Оренбург. Как это делалось, ведь ни телефонов, ни интернета не было. Да и поезда в те края еще тоже не ходили. «В документах эта группа юных разведчиков называлась «пастырями», - говорит Шалагин. - Сколько их было в реальности, я не знаю. Мне удалось узнать о шестерых. Почти все они погибли на чужбине и были похоронены под чужими именами далеко от родины». - История «пастырей» меня просто восхитила. Причем, подвиг этих подростков был тайным для их родителей. Они работали «в поле», как говорят в разведке, ни год и ни два, - говорит Анатолий Шалагин. Обе повести задумывались автором синтетическими: документальное краеведение сочетается в них с художественным вымыслом. Повествование в повести «Горящие свечи саксаула» начинается с факта, который зафиксирован в архивных документах. Казачья семья усыновляет, как тогда писали, киргизского мальчика, родителей которого убили воинствующие соплеменники. Автору повести захотелось представить, как могла сложиться его судьба в тех исторических событиях, которые разворачивались не только на просторах Оренбургского края, но и за его пределами. Сюжетные повороты в книге – не вымысел. И в эту историческую канву была вплетена вымышленная судьба конкретного человека. «А если говорить о цифровом соотношении историзма и художественного вымысла, то я бы определил его, как 70/30», - считает автор. В повести встречаются знакомые каждому школьнику имена - Пушкин, Даль. Что они делают в современной повести об Урале? «И Пушкин и Даль появляются в повести не вдруг… Оба были связаны с Оренбургской губернией. Александр Сергеевич написал свою «Капитанскую дочку» после того, как лично побеседовал со свидетелями пугачевского бунта. Для этого он специально приезжал в Оренбург. Ну а Владимир Иванович Даль здесь служил. Это была своеобразная ссылка для автора запрещенных в царской России книг. Для меня самого было очень интересно узнать, что Даль был не просто хирургом по своему образованию, но и обладал уникальным качеством, которое, я думаю, оценят практикующие хирурги – Даль одинаково умело пользовался хирургическими инструментами и правой, и левой рукой. Это нередко бывает весьма значимым. А Пушкин почерпнул идею будущего гоголевского «Ревизора» именно в Оренбурге. Разве это не интересно?», - говорит Анатолий Шалагин. Давно с таким интересом не читал книг о нашем крае. Художественно-документальные повести Шалагина меня поразили, прежде всего, тем, что понял, как мало мы знаем о своем крае. И еще – как много здесь было и есть интересного. Скажу коротко: в книгах, как уже отмечалось, события на Южном Урале переплетены с событиями геополитики. Какая связь между двумя повестями? «Главные герои те же. И время одно и то же. «Караван уходит в Чиру» - это дополнение к «Свечам…». Надеюсь, читателям будет интересно вновь встретиться с Михаилом Мякишевым, о котором меня часто спрашивали после выхода первой повести». Сергей Белковский https://lentachel.ru/news/2019/02/09/chto-obschego-u-uralskoy-derevni-sanarka-s-sredneaziatskim-hanstvom.html?fbclid=IwAR3BwxJ6mB09BSLSrRZs0jF1Cbnsg1VipgFO0eKxEdiND5IfPNgL3DEaB-o

9 февр. 2019 г.
Юные пастыри тайной войны

Историк разведки, краевед Анатолий Шалагин воссоздает эпизоды истории Урала и России, о которых раньше «забывали». Добровольное вхождение казахских жузов в состав империи, походы русской армии в Среднюю Азию… Об этом – две документально-художественные повести, написанные Шалагиным: «Горящие свечи саксаула» и «Караван уходит в Чиру». Сейчас наши «соседи» и не только они называют те события колонизацией, экспансией. – Анатолий Владимирович, попытки переписать историю давно не удивляют. А если отбросить эмоции? – Давайте обратимся к документам, хранящимся, кстати, не только в России. К середине XIX века между русскими пограничными линиями, с востока и запада охватывающими степь, добровольно пошедшую под русский протекторат, существовала брешь порядка 800 верст. И в этот огромный район проникали южные племена, настроенные весьма агрессивно: вырезались целые аулы, включая стариков и детей. Убийства, похищение людей – обычное в те времена дело для степных мест. Беспокойные «соседи» облагали подданных Российской империи закятом, который разорял и без того небогатых кочевников. Терпеть такое приходилось долго. Россия была занята делами в Европе. Этим пользовалась Великобритания, решая свои геополитические задачи. Англичанам очень не хотелось допустить роста влияния России в Средней Азии, им нужен был выход к Каспию с его ресурсами. И конечно же, Лондон интересовался Южным Уралом… – А что конкретно привлекало англичан? – Многое. Однажды при прохождении торговым караваном таможенного контроля среди товаров были обнаружены обычные с виду камни. Потом выяснилось, что это образцы железной руды с горы Магнитной. Мало того, были найдены бумаги с точными координатами месторождения. Расследование показало, что руда предназначалась англичанам, ждавшим груза в Ташкенте. Довольно часто на Южном Урале выявлялась английская агентура, собиравшая сведения о гарнизонах и укреплениях. Словом, интерес был – В дореволюционной истории наших спецслужб есть малоизвестные страницы? – На Южном Урале, в то время в Оренбургской губернии, в середине XIX века формировалась специальная агентурная группа подростков, которым предстояло проникнуть в глубь среднеазиатских ханств, осесть там и поставлять стратегическую информацию в Оренбург. В документах эта группа именуется пастырями. Сколько их было в реальности, не знаю. Мне удалось проследить судьбы шестерых. Почти все они погибли на чужбине и были похоронены под чужими именами за тридевять земель от родины. История пастырей удивительна. Свой жизненный выбор делали подростки 15–16 лет. По современным меркам – дети. Но они шли на риск осознанно. Причем подвиг их был тайным для родителей. Пастыри работали «в поле» (как говорят в разведке) не год и не два. Например, Мафусаил, ставший героем моей книги, провел в Бухаре 20 лет. – Роль Урала как опорного края державы связывается обычно со временем Великой Отечественной войны. Почти забыт Оренбург как стратегический перекресток на карте России XIX века. – Да, в 1830–1840­е эти края были самой горячей точкой нашего пограничья. Россия, уже разгромившая Наполеона и игравшая первую скрипку в европейской политике, обладала громадной территорией. Однако в южном подбрюшье империя не имела стратегического буфера, который мог бы в случае серьезного столкновения защитить метрополию. А предпосылки для конфликта были: Англия, стремясь обезопасить свое основное колониальное приобретение – Индию, пыталась окружить ее подконтрольными государствами. Интересы России столкнулись с интересами Британской империи. Линией противостояния стала степь со среднеазиатскими ханствами. В Туркменистане и в дореволюционные, и в советские времена стоял памятник героям сражения за Геок­Тепе. Снесли. Зачем? Пишут новую историю. И так во многих местах. Приходится заниматься этой темой еще и ради того, чтобы там не забывали. https://vpk-news.ru/articles/47946?fbclid=IwAR2_0CR-kd0WeX8BoMA8BW0Dh0dnkjnFIblMReuxn1MhU7-nHa7hc5dxTi0

29 янв. 2019 г.
Как гора Магнитная «попала» в историю про разведчиков

«Южный Урал в первой половине девятнадцатого столетия не был глухоманью, оторванной от геополитических мировых процессов, - считает историк спецслужб уральский краевед Анатолий Шалагин, - Наоборот, он зачастую был в центре глобальных исторических событий». Два года назад вышла книга Шалагина «Горящие свечи саксаула». В историческую канву вплетена вымышленная судьба героя документально-художественной повести. И вот теперь выходит новая книга уральского литератора -«Караван уходит в Чиру». «Главные герои те же. И время описываемое - то же. «Караван уходит в Чиру» - это дополнение к «Свечам…». Надеюсь, читателям будет интересно вновь встретиться с Михаилом Мякишевым, о котором меня часто спрашивали после выхода первой книги», - заметил автор. При прохождении торговым караваном таможенного контроля среди товаров нашли вроде бы обычные с виду камни. Выяснилось, что это образцы железной руды с горы Магнитной. Мало того, были найдены в караване и бумаги с точными координатами железорудного месторождения. Расследование показало, что руда предназначалась англичанам, ждавшим груз в Ташкенте. «Довольно часто на Южном Урале выявлялась английская агентура, собиравшая сведения о гарнизонах и укреплениях», - говорит Шалагин. Так история горы Магнитной «попала» в его повествование о разведчиках середины девятнадцатого столетия. https://lentachel.ru/news/2019/01/23/kak-gora-magnitnaya-popala-v-istoriyu-pro-razvedchikov.html?fbclid=IwAR2ryPtsQU5elJqKpw_VdWnwKPh2Lt0Kmyztf50sVMFVAjmh7RoSsOa4ag8

29 янв. 2019 г.

19.10.2017г. на церемонии присвоения библиотеке г. Верхнеуральска имени П.М.Кудряшева книги «Горящие свечи саксаула» переданы в дар верхнеуральцам.

23 окт. 2017 г.

В еженедельнике «Военно-промышленный курьер» вышло интервью «В той степи лихой», посвященное книге «Горящие свечи саксаула». https://vpk-news.ru/node/39405

18 окт. 2017 г.

Жители Троицка, известного своей богатейшей историей, смогут по достоинству оценить очередной литературный бестселлер краеведа и публициста Южного Урала Анатолия Шалагина «Горящие свечи саксаула». Информацию о том, что в центральную городскую библиотеку поступили несколько экземпляров этой захватывающей повести, комментируют социальные сети и новости Троицка. — В Троицке немало поклонников творчества этого автора, удачно сочетающего в своем творчестве основательные краеведческие сведения и художественный вымысел, — делится своими впечатлениями о новом опусе нашего именитого земляка библиотекарь отдела комплектования литературы ЦГБ Ольга Кислянская. — У нас всегда рады поступлениям авторов, чьи произведения читаются на одном дыхании, и полезны тем, что расширяют наши познания об истории родного края. Кроме того, сюжет произведения приводит нас во дворцы правителей Центральной Азии, в российскую столицу. Очень выпукло выписаны фрагменты, касающиеся жизни казачества Уральского региона. Положенные на тонкую интригу повествования, исторические факты создают яркую палитру событий XIX века. Побольше бы таких книг! Книга Анатолия Шалагина «Горящие свечи саксаула» сможет прочитать весь Троицк, экземпляры повести можно будет прочитать в центральной библиотеке и в четырех филиалах города. http://alluport.ru/index.php/allnews/news/3049-ocherednoj-bestseller-znatnogo-kraeveda-i-publitsista-prochitaet-ves-troitsk

4 окт. 2017 г.

Сегодня книги поступили в отдел краеведения Челябинской областной универсальной научной библиотеки.

27 сент. 2017 г.

В газете «За возрождение Урала» опубликовано интервью о книге «Горящие свечи саксаула»

22 сент. 2017 г.

Книги отправились в Троицк. О нем в «Свечах» написано немало.

21 сент. 2017 г.

УРАЛ. Картина маслом, или Как Россия и Британия встретились в степи… Опубликовано 19.09.2017 автором Bsv Апофеоз войны — ВерещагинДо «опорного края» Урал был горячей точкой Уникальное художественное исследование сделал писатель и краевед Анатолий Шалагин. Речь о его новой книге «Горящие свечи саксаула», которую он не случайно иллюстрировал картинами художников, знавших о войне не понаслышке — Василия Верещагина и Николая Каразина. Эти картины, что сейчас перед вами, есть и в его книге. Кажется, что в них уральского? Пока «не погрузился» в историческое повествование и сам не мог понять — что общего. Оказывается, его было немало. Разговору с автором после прочтения новой книги и посвятим сегодняшний выпуск цикла «Картина маслом. Южный Урал». Казаки в Киргиз-Кайсацкой Орде — Николай Каразин Давно с таким интересом не читал книг о нашем крае. Документально-художественная повесть «Горящие свечи саксаула» меня поразила прежде всего тем, что понял, как мало мы знаем о своем крае. И еще — как много здесь было и есть интересного. Скажу коротко: здесь события на Южном Урале переплелись с событиями геополитики середины девятнадцатого века. подробнее:http://ecolife74.ru/2017/09/%D1%83%D1%80%D0%B0%D0%BB-%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%BC%D0%B0%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%BC-%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%B1/#more-25191

19 сент. 2017 г.