Об авторе

Писатель с острова Сахалин. Родилась и выросла в шахтёрском посёлке Мгачи, нынче живу в городе Долинск. Пишу стихи, сказки и былины.

Последние события

Что молчишь ты, старый башмачник, рассказывай, как «башмаки пилят» короли (и все те, кто там были); они про тебя забыли, а тебе до них нет даже дела. И я вроде бы хотела, да подзабыла чего то: что то да я не успела — видимо, подлатать башмачок. Да конечно, башмачник, я всё понимаю уже: тот кто молчит, тот знает сколько «гвоздей в башмаке»! Так куй свои лапти, башмачник, а я подкую стишок. Ведь короли мордастые хотят и хотят ещё молчаливых башмачников скорбных, сильной боли в моей спине, снов людей очень горьких и в их башмаках камней!

10 мар. 2016 г.

Нас войнами обидели, нам дали три рубля на храмы и обители. Обида не прошла. Не прошло мировое горе, не прошло и «голым по полю», не прошла покосевшая хата. Не ушли мужики в заплатах, а сели и ждут чего то: когда кончатся все заботы, или войны сгинут с планеты да детям раздарят конфеты. И закружится хоровод весёлый такой и соврёт: «Всё хорошо, ребята, красивые стоят хаты, но голым по полю не нужно!» И мы подпоём ему дружно: — Нет, нас никто не обидел, потому как никто не видел слёз из глаз наших красных. Тебе не люб хоровод? Напрасно!

10 мар. 2016 г.

НАША ВЕЧНОСТЬ НАМ ВЕРНА Из за неё города крушились, из за неё подавлялись сны о каких то мечтах великих.. с её именем гибли мы. А она присядет неспешно, отдохнёт век-другой у болота. — Как твоё имя? «Вечность. Всё пройдёт, даже это.» — скажет и ветром подует. Тина болото съест. Где то голубь воркует — это призрака треск. — Ну вот и всё, дорогая; ты вряд ли вспомнишь о нас: как мы любили, страдали.. другой Вечности нас отдашь. * * * Она вздохнёт безутешно: «Я вряд ли вспомню о вас, о ваших смешных надеждах. Другой Вечности? Нет, не отдам! Жаль мне терять ваши мысли, глупости, моду, успех. Ваши войны большим коромыслом на меня навесили грех. Жаль мне терять всё это — не подарю никому! Я сама бы канула в Лето, да в страшной трясине тону..»

10 мар. 2016 г.

БУДУЩЕЕ МЕРЕЩИТСЯ Будущее мерещилось куполами, ангелами с крылами, искусственною ногою и даже бабкой с клюкою.. А больше всего оно снилось ядерным ядерным взрывом и тарелкой летающей, никогда не взлетающей. И было всё в этом мире очень преочень красиво: красота церквей с куполами, ангелов ляпота с крылами, красивые органы все искусственные и бабки с клюками (капустами закидывающие тарелки летающие), деды ни о чём не мечтающие. И вот, пока будущее лишь мерещится, кто то в церквях наших крестится, ангелы машут крылами, ноги танцуют.. И с нами наше сегодняшнее неудачное. — Зато так тотально ПРОЗРАЧНОЕ!

10 мар. 2016 г.

Какие смешные Солдаты — уплывают куда то, а уплывая куда то, сжигают свои мандаты и раны лечат водою, водою не ключевою — водою с красною краской, она была бы прекрасной, да липкая почему то. Подплывали Солдаты к тучам и наверх уходили.. Мы им цветы носили, мы о них забывали, к майским праздникам вспоминали. Но Солдатам смешным нет дела до подвигов своих, они белым белым светом замажут раны и если умрут, то не с нами.

10 мар. 2016 г.

У Победы нет начала, у Победы нет конца. Я его не повстречала. Как то странно жизнь прошла. Катилась по свету Победа! А его родного и нету. Нету.. как непривычно это — катилась по свету Победа. У Победы нет начала, у Победы нет конца. Я его не повстречала. Как то странно жизнь прошла.

10 мар. 2016 г.

ПРОШЛОЕ КАК ТО СТРАННО С НАМИ ПРОЩАЕТСЯ Прошлое как то странно прощается: то навсегда забывается, то опять возвращается. Нам от этого лишь икается, мерещится, кажется, кается. А когда каяться надоедает, снова прошлое забывает неприхотливый народ и войной друг на друга идёт. Мимо памяти проходят события: дурно пахнут они, не глядите! Не глядите, вы там не найдёте того, что с собой унесёте в далёкое далеко далёко.. Боком выходят боком прошлых лет междометия. Столетия проходят столетия, столетия плавятся, как металл. Я за них не отдам ничего чтобы мне хотелось. Вот так потихонечку пелось Прошлое, с нами прощаясь, то уходя, то возвращаясь. Я гляжу в далёкие дали: — Вы прошлое не встречали? «Нет,» — шепчет ветер. — Нет! — говорят дети. «Нет,» — океан Эльзы бормочет. Никто прошлого возвращения не хочет. И тебе о нём думать не надо. Бери ка, дружок, прохладу и кидай её в море! Видишь сколько в нём горя: корабли, корабли и кости.. Из костей ты выстроишь мостик и мы по нему пройдем — авось что нибудь да найдём. Ведь в черепушке каждой две повести: одна плохая, другая на совести не людей, а слова простого «Прошлое» — звук пустой, а как ПЕЧАЛЬНО всё сложено.

6 мар. 2016 г.

Покатилась бяда горошком. Ну что ты смотришь в окошко, зачем душой маешься, кому улыбаешься? Плюнуть пора и забросить, никто о тебе и не спросит, никому не нужна ты такая: красивая молодая!

3 мар. 2016 г.

ПЕСНЯ ПЛАКАТЕЛЬНАЯ ПРО ЛЮБАШУ Как играла на дудочке наша девочка Любочка, наша девочка Любочка играла на дудочке, а за девочкой Любочкой журавли да цапли, и росинки капали. «День день дребедень (пела пела дудочка в руках, губах у Людочки) дзень дзень!» — через пень, через пень и кочку. — Ах ты, наша дочка, куда ж ты побежала, куда куда позвала журавлей да цапель? — Я, отец, на паперть, я, маманька, в монастырь, мне бел свет уже не мил! Пойдёт Люба умирать умирать, позабыв отца и мать, а за нею журавли журавли всё: «Курлы курлы курлы..» А за нею цапли: «Не хотим на паперть, не хотим в монастырь, Люба Люба, не ходи!» Люба Люба Любушка девушка голубушка, брось проклятую дуду, а то я с тобой пойду в монастырь на паперть.. Будет папа плакать, начнёт мать по мне рыдать, завалившись на кровать. * * * Не ходите вы туды, куды богу нет пути, куда нету ходу даже пешеходу, пешеходу смелому, судьбу который делает само-само-самостоятельно! Какая ж у нас плакательная песня получается. Терпение кончается у нашего народа: «Иди за Пешехода ты, Любаша, замуж — Тридцать лет, ПОРА УЖ!»

3 мар. 2016 г.

МАША, ЁЛКА И ФЕВРАЛЬ Ты, Машенька, зачем игрушки у деда Мороза украла, может, мама тебе их не покупала, а папа не хлопал по попе? Вот девку то и прохлопали: проглядели, не уследили! Как то не так растили? И куда ж ты, Машенька, погремушечки волокёшь? Потом в дом бежишь и ещё берёшь. Ой не понравится деду эта затея, и бабка ложкой огреет. А на дворе зима и гуляешь ты долго.. — Не понимаете, это на ёлку! Наряжаю зелёную я красиво — деду с бабкой на диво! Позову мать и тятьку — хоровод устроим на святки! Да не святки, Маша, начинаются, а февраль на дворе кончается. Уж к масленице что ли б наряжала. Зарыдала маленькая:-Я не знала. Ладно, деду шепнём, что внучка у нас не воровка, он погладит тебя по головке. А бабушка напечёт оладьей и родителям скажет: «Дочка у вас, на зависть, хорошая.. тащит, правда, чего не положено!»

2 мар. 2016 г.