электронная
288
печатная A5
486
12+
Звезды Малого Круга

Бесплатный фрагмент - Звезды Малого Круга


5
Объем:
314 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0974-6
электронная
от 288
печатная A5
от 486

Глава 1

Старик смотрел в черное небо. Среди знакомых с детства звезд зловеще сияла новая. Он заметил ее вчера — крошечную, сияющую точку, которая стремительно росла. И это означало только одно: снова пришло время слез и скорби. Эта звезда — предвестник появления Большой Небесной Птицы. Она и те, кто жил в ее огромном брюхе, регулярно требовали дань, требовали отдать самое дорогое.

Старик уже видел эту звезду. Тогда он был юн и не понимал, отчего так всё изменилось, почему лица родителей стали серыми от горя. Закончились веселые игры на улице; дети догадывались, что происходит что-то очень — очень плохое, прятались, наблюдали из «укрытий», пытались объяснить друг другу происходящее.

Сестра. О, как же ее звали? Сахия, ее звали Сахия, плакала, не останавливаясь. Стоны и рыдания доносились из многих домов. Сердце старика сжалось от горестных воспоминаний. Бессильный, он погрозил приближающейся звезде кулаком, зная, что ничего это не изменит.

Его сестру и других девушек, молчаливых, ослабевших, не способных больше сопротивляться неизбежному, под отчаянные крики и вопли матерей усадили на повозки. Открыли огромную башню, куда после сбора урожая собирали плоды таха, и заполнили ими еще несколько повозок. Старейшины отправились в путь, и вскоре мрачный караван рассеялся в утреннем тумане.

Постепенно жизнь приходила в свое русло. Дети поначалу робко, а потом все смелее возвращались к своим играм, на лицах матерей иногда появлялись улыбки. Жуткая Птица и ее пленницы казались странным сном, и только башня и ежегодный сбор таха напоминали о пережитом.

Глубоко вздохнув, старик с тоской посмотрел вперед. Все повторялось, теперь уже ему предстояло пройти этот скорбный путь. В одной из повозок сидела его внучка. Зачем, зачем птице понадобилось забирать их? Разве плодов таха недостаточно? Вот бы убить ее. Убить ее! Эта мысль, словно вспышка, возникла в сознании старика! Конечно, надо просто убить проклятую птицу. Только вот он и остальные слишком стары, а девушки ослабли от слез и отчаяния. Но ведь нельзя так дальше жить, ее обязательно нужно убить! Решимость наполнила его; занятый своими мыслями, старик не заметил, как караван вышел к Черной поляне. Это место всегда так называлось — Черная поляна. Он никогда не был здесь, здесь вообще мало кто бывал. Это место пугало. Подняв голову, старик увидел вереницу караванов, они текли из других поселений и, словно тонкие ручейки, спускались вниз, к Черной поляне, чтобы навсегда раствориться в ней.

И вдруг он увидел ЕЕ! Птица была огромна! Старик почувствовал холод, Птица ужасала! У нее не было перьев, Она была гладкой, как речной камень. Необъятная. Величественная. Птица блестела на солнце, извергая из своего брюха людей, красивых, могущественных слуг, гордо стоявших в Её тени.

Старик упал на колени, слезы лились по его щекам, на закате своей жизни ему выпала величайшая честь: он узрел БОГА!

***

Водар смотрел из окна корабля на приближающиеся караваны, на сгорбленных, безвольных стариков. «Почему они отправляют именно стариков?» — с отвращением подумал он.

Хотя он и сам был глубоким старцем, не таким, конечно, как те, что внизу. Глядя на его всегда чуть ироничное выражение лица и коротко подстриженные черные волосы, ни за что не дашь больше тридцати пяти: возраст читался лишь в безнадежно печальных карих глазах. Да, внешность может быть очень обманчивой.

Его отец, правитель Ксилерии Миронард-великий, мечтал о бессмертии. Родная планета Водара была единственной из планет Малого Круга, которая бурно развивалась и достигла небывалого прогресса. Все области жизни, от бытовых мелочей до квантов материи, ежедневно изучались сотнями ученых. Исследовался и космос — были собраны сведения обо всех планетах, лунах и крупных астероидах. С несколькими населенными мирами удалось наладить торговлю. На других, необитаемых, велась добыча всего, что было полезным и интересным для ксилерийцев, от ископаемых до ароматных трав. Не забыто было и творчество. Живопись, музыка и особенно архитектура поражали год от года своими оригинальными находками. Планета процветала, и ее правитель, видя это величие, всеми силами поощрял развитие науки, надеясь на осуществление своей главной мечты.

Водар был не просто ребенком могущественного человека. Его гены были изменены еще до рождения, наделив юношу силой и выносливостью, тончайшими органами чувств, крепкой нервной системой — всем, чем должен обладать безупречный сын великого монарха. Генетики превзошли себя, они работали много лет, прежде чем представить Миронарду идеальную «модель» наследника.

Отец безумно любил своего сына, мечтал подарить ему вечность, разделить с ним власть над планетой и над всей вселенной. Водара обучали лучшие ученые, мальчик схватывал на лету, он любил учиться, в нем горели жажда знаний, любопытство, азарт.

Миронард поощрял исследования сына, и он увлеченно занимался, испытывая к наукам особую страсть. С каждым годом Водар становился все более опытным политиком, и правитель был невероятно горд сыном.

Потом в одной из лабораторий, где разрабатывали микроскопических роботов, случился прорыв. Первоначально ученые ставили перед собой задачу защитить людей от болезней, хоть редко, но все еще встречающихся на Ксилерии. Параллельно велись разработки защиты от вредных излучений, травм, влияния радикальных температур и всего того, что в перспективе должно облегчить исследования труднодоступных уголков вселенной.

Влюбленных друг в друга Леродана и Иесению объединяла общая страсть к науке, которая передавалась в их семьях из поколения в поколение; именно их предки были первыми учеными, которые двести лет назад начали развивать технологии и постигать тайны мироздания. Они, как и правитель Ксилерии, мечтали о бессмертии, им казалось очень романтичным любить друг друга вечно. Работая круглые сутки, Леродан и Иесения смогли объединить свои исследования, круглосуточная работа дала плоды, и результат оказался невероятным! Были изобретены микророботы, делающие своих владельцев невосприимчивыми к большинству вредных воздействий: температур, излучений, механических повреждений и защищающие носителя от всех причин преждевременной смерти. Благодаря этой разработке стало возможным увеличить продолжительность жизни минимум в три раза.

Миронард ликовал, его мечта была близка к осуществлению!

После проведения тестов отец торжественно и собственноручно ввел дозу микророботов себе и своему горячо любимому сыну. Более простую версию получили воины и приближенные правителя, а чуть позже и все жители Ксилерии.

Водар вспомнил тот день: радужные надежды, смелые мечты, амбициозные планы… Злобное ругательство, казалось, само вырвалось из горла, как-то хрипло и глухо.

Он смотрел в окно на жалкий мирок, на этих стариков, и воспоминания тех дней становились еще более мрачными.

Спустя два года обнаружился страшный побочный эффект — на планете перестали рождаться девочки. Несмотря на все усилия генных инженеров, женские эмбрионы просто не выживали. Было несколько попыток вырастить плод в искусственных условиях, но все безуспешно. Абсолютно все ученые планеты пытались решить эту загадку. Исследования велись во всех мыслимых областях, выдвигались смелые гипотезы, даже слабый шанс пробуждал надежду. Рождение дочери отныне стало самым желанным чудом. Но чуда не происходило. Причину бедствия выяснить не удавалось, во всем винили микророботов, повсеместно возникали волнения. Опасаясь бунта, Миронард запретил использовать разработку, все материалы, связанные с этим исследованием приказал уничтожить, а ученых, кроме изобретателей Леродана и Иесении, погибших в несчастном случае чуть ранее, публично казнил.

Планета стояла перед угрозой вымирания. Работы велись круглые сутки. Наука, столь любимая отцом, наука, на которую он возлагал мечты и надежды, оказалась бессильной!

Трудное решение пришло не сразу. Чтобы исключить возможные причины генетического сбоя, проводились эксперименты и на других планетах системы. Мужчины Ксилерии пытались зачать дочерей от местных женщин. Результат оставался неизменным — только сыновья. Единицы, не получившие микророботов, по каким-то причинам тоже не имели дочерей ни на Ксилерии, ни в других мирах. Теплилась еще надежда на сыновей, родившихся от женщин других планет и выросших там. Но и эта надежда оказалась напрасной.

Взвесив все «за» и «против», правитель, его сын и трое советников тайно приняли единственно возможное решение: женщин будут привозить с других планет. Произвели необходимые расчеты, учли все: количество, периодичность полетов, плотность населения миров и минимизацию вреда.

Так почти восемьсот лет назад стартовал первый корабль. С тех пор, раз в три года, корабль отправлялся в один из двадцати четырех секторов Малого Круга, планетам которого «выпала честь» отдавать своих дочерей мужчинам Ксилерии.

Водар закрыл глаза. Спустя столько лет его все еще точила злоба. И дело было даже не в отсутствии дочерей. К мрачному ритуалу уже давно привыкли, поколения сменились многократно, и ход вещей казался естественным даже ему.

Перед глазами снова возникли обрывки прошлого. По какой-то причине даже самым стойким и крепким мужчинам нужно время, чтобы привыкнуть к сильному и необъяснимому страху, который они испытывали вблизи Водара. Что именно — его измененная генная структура или последствия использования микророботов — привело к роковому побочному эффекту, выяснить не удалось.

В отличии от мужчин, женская физиология была не в состоянии справиться с таким стрессом. Даже мать и невеста теряли сознание и несколько дней приходили в себя после короткой встречи с Водаром. Врачи испробовали все, от гипноза до блокаторов адреналина и кортизола. Но при попытках общения с Водаром обмороки усиливались, у некоторых женщин даже начинались судороги. Водар был в отчаянии, его пугало это новое состояние. И наступил момент невозврата — он запретил проводить дальнейшие исследования. Водар поставил точку. Он устал питать надежду, он выбрал одиночество.

Миронард злился на себя до самой смерти: его решения, его грандиозные мечты о вечности привели к краху надежд, обрекли на одинокую жизнь единственного, горячо-любимого сына, получившего, словно в насмешку еще один побочный эффект слияния технологий, мечту своего отца — бессмертие.

Глава 2

Земля едва заметно вздрогнула. Лана мгновенно проснулась. Странно, что бы это могло быть? Где-то в глубине души возникло смутное ощущение опасности. Лана прислушалась. Других звуков не слышно, город сладко спал. Показалось? Но страх не отступал.

Ладно, подумала она, все равно уже проснулась, прогуляюсь, может, свежий воздух разгонит тревожные мысли.

Сборы были быстрыми. Этот глухой толчок, словно Анара мягко столкнулась со своим крошечным спутником, Лана не могла объяснить его происхождение, как и свою тревогу.

Уже в дверях она бросила взгляд на полку с вещами для длительных прогулок. Быстро сложила снаряжение в заплечную сумку, закрепила веревку к поясу и выскочила в зябкое раннее утро.

Лучи Светила только-только пробивались сквозь ночную мглу. Это был тот самый удивительный миг, когда очертания уже видны, но для деталей еще не хватало света. Воображение буйствовало, придавая предметам диковинные свойства. Поваленное недавней грозой дерево казалось спящим тугао. Сопка, покрытая туманом, почему-то напомнила лавочника на соседней улице. Несколько камней вдоль тропинки были точь-в-точь играющими и резвящимися крисами. Город, оставшийся внизу, все еще мирно спал. Лана попыталась улыбнуться. Нет, что-то в этой тишине не так! «Надо бы осмотреться», — подумала она и начала забираться на дерево, уже не походившее на тугао. Хм, кажется все как обычно. Хотя, что за странный силуэт вдали? Лана напрягла память. С такого ракурса она никогда не смотрела на долину, предмет был слишком большим, скорее даже огромным.

В сумраке утра сложно разглядеть, что это, но чувства подсказывали: опасность исходила именно оттуда, от странного предмета гигантских размеров. Девушка задумалась: «Что делать?» Вернуться домой она точно не сможет: страх, смешанный с любопытством, гнал ее вперед.

Прошло не меньше часа, она уже была на полпути к цели путешествия. Утро уже вошло в свои права, и Анара ожила под теплыми лучами Светила. Воздух наполнился ароматом цветов, манящих к себе многочисленных насекомых. Повсюду слышалось жужжание крыльев, шорохи листвы, пение птиц. Лана ненадолго погрузилась в знакомый с детства мир звуков. Она не спешила — прогулка приносила удовольствие. Вдруг почему-то звуки стихли, как будто их просто выключили. Откуда-то издалека нарастал гул, словно тысячи насекомых одновременно взмахивали крыльями, гул становился все громче, превращаясь в рев. Лана испугалась, сама не зная почему, нырнула под ветви ближайшего дерева и вовремя! Она почувствовала, как кожа холодеет от ужаса. К городу летели воздушные корабли.

Значит, все-таки правда! Не сказки на ночь, чтобы припугнуть разбаловавшихся детишек, это правда! «Тебя заберет небесный корабль,» — эти слова внезапно приобрели совершенно другой смысл. Лана вздрогнула, оцепенение прошло. Мысли лихорадочно метались в голове, пытаясь найти верное решение. Вернуться домой — самоубийство. Она могла лишь представить, что сейчас творится в городе. Остаться тут? Но на дороге может быть не менее опасно. Как долго пробудут здесь корабли? Где спрятаться? Вернуться в дом родителей?

Нет, рискованно — нужно будет два дня пробираться по совершенно открытой местности, прежде чем река унесет ее в нужном направлении. Нет, нет… «Думай, думай, — говорила себе Лана, — где сейчас безопасней всего, где никто не догадается меня искать?»

Внезапно возник образ гигантского чудовища. «Да, — подумала Лана, — возможно, даже скорее всего, корабли и эта громадина как-то связаны. А значит, полное безумие направляться туда, к огромному предмету, хотя, раз это так безумно, то именно туда ей и надо — никто не будет искать беглянку у своего порога.» И Лана побежала.

***

Водар лично готовил посещение каждого нового мира. Сначала отправлялись разведчики и представители Ксилерии, где-то удавалось договориться с правителями планет, где-то требовалась демонстрация силы. Отец настаивал на минимизации вреда, и Водар был послушен. Правда, он ненавидел мирные решения: в нем горела обида, он жаждал войны — единственного удовольствия, что осталось ему в наследство от умирающей империи. Какая горькая ирония! Он — единственный человек, которому недоступна больше любовь, который никогда не познает радости отцовства, вынужден руководить сбором женщин, которые станут женами других, которые родят сыновей — тех самых сыновей, для которых он снова и снова будет водить корабли по космическим просторам.

Анара была одним из немногих миров, где Водар особенно любил бывать, с ней связаны приятные воспоминания. В те далекие времена жители этой планеты первыми выступили против ксилерийцев, вынуждая их применить боевую мощь. Это была не война, скорее бойня, и Водар наслаждался каждыми криком, каждым стоном, каждым выстрелом.

Сейчас чувства притупились, но послевкусие удовольствия никогда не оставляло его.

Спустившись на Анару, Водар не стал откладывать любимый ритуал: ему как можно скорее хотелось вдохнуть особенный воздух непокорной планеты.

Каждый раз он выбирал новый маршрут для прогулок. Сегодня отправился к болотам, еще в прошлое посещение заинтересовавшим его.

За спиной один за одним вылетали боевые корабли. Совсем скоро по цепочке в городах начнется паника, будут слышны крики — жалкие попытки защититься. Лицо Водара исказила ухмылка — так или иначе Ксилерия заберет то, в чем нуждается!

На родине Водара не было болот. Планету полностью преобразовали еще в дни его отца. И сейчас он с животным интересом перескакивал по сухим участкам болота, ведущим к лесу, очень надеясь на нападение местного зверя. Мысленно он уже представлял себе, как катается в схватке со свирепым противником, как грязная вода впитывается в одежду, почти ощущал запах страха и видел ужас в глазах поверженной жертвы. Внезапно нога провалилась в грязь и топь начала затягивать вглубь. Водар не сопротивлялся, ему было любопытно, все еще любопытно испытывать свои силы. Способно ли тело по-прежнему противостоять смерти? Трясина с неимоверной силой тянула в глубину.

***

Не может быть! Лана с ужасом наблюдала, как человек целенаправленно двигался в ее сторону. Как он обо мне узнал? Да и кому вообще придет в голову ходить по болотам в одиночку?! Они опасны — их мертвая хватка уже погубила множество безрассудных и отчаянных. Человек приближался и напряжение отступило — он не смотрел в ее сторону, кажется, даже не подозревал о ней. У него есть цель, но вот какая, Лана понять не могла. Это был враг, и он уже подошел так близко, что можно рассмотреть его лицо. Но Лана не успела этого сделать — в ту же секунду таинственный незнакомец упал в воду, и трясина уже не отпускала его. Даже не сопротивляется, не пытается выбраться! Сердце Ланы бешено стучало, мысли метались. Так тебе и надо, получи, получи! А, нет! Лана знала, что не может дать ему утонуть, знала и отчаянно злилась на себя за это. Мгновение — и веревка уже вокруг надежного ствола дерева. Дальше, что дальше? Бежать опасно, болота непредсказуемы, второй конец веревки, лишь бы хватило, только бы успеть…

Резкий женский крик — всплеск воды, что-то упало совсем рядом. Преисполненный удивления Водар схватился за веревку и подался вперед.

Они стояли на краю леса. Девушка часто и шумно дышала, опираясь на ствол дерева. В ее глазах слишком много чувств: беспокойство, напряжение, разочарование, даже злость. Но что-то не так. Водар замер — страх! Среди ее чувств нет страха!

Побочный эффект! Проклятие ослабило свою силу, пропало? Давно? А как давно он проверял? Раньше он регулярно делал попытки, много попыток. Результат один и тот же — женщины других планет оказывались еще более слабыми, чем ксилерийки. Все это приводило лишь к очередной вспышке отчаяния, и Водар перестал пытаться… Может быть, зря?

— Кто ты?

— Я Лана, а ты?

Водар молчал, оценивающе глядя на девушку. Она с негодованием посмотрела на незнакомца и спросила:

— Что ты тут делаешь? Разве не знаешь, болота крайне опасны! Чем ты только думал, из за тебя мы оба могли погибнуть!

— Неплохо, — ухмыльнувшись, ответил он, — решила, что здесь тебя не станут искать?

Лана теперь уже с беспокойством взглянула на него.

— Знаешь, что это? — кивнул он в сторону корабля.

— Не уверена, кажется, это корабль для путешествия среди планет и звезд. Вы очень развиты, у вас есть корабли для полетов по воздуху, почему бы вам не летать среди звезд? — Лана с едва уловимым восторгом взглянула на корабль. Ей совсем не хотелось показывать незнакомцу свое восхищение космическими технологиями, но сдержать любопытство она была не в силах! Подумать только! Межзвездный корабль! Как бы ей хотелось улететь на нем!

«Интригующее начало, может быть занятно, ”- подумал Водар.

— И что ты будешь делать дальше? — спросил он.

Лана молчала. Она всегда была чужой в городе. Всю свою жизнь прожила в уединении с родителями и лишь недавно, после их смерти, поселилась среди людей. Еще ребенком она мечтала посетить все планеты Малого Круга. Девушка сама не заметила, как улыбнулась, все еще глядя на корабль.

— Летим со мной?

Лана вздрогнула. Лететь с ним? А что, собственно, она теряет? Что ее ждет здесь? Одинокая старость среди людей, которые всегда будут чужими? Брак здесь на Анаре был невозможен — она пообещала родителями, поклялась им, что не выйдет замуж за анарийца.

— Если полечу с тобой, то в качестве кого? — спросила девушка

Водар усмехнулся. А ведь и правда, в качестве кого? Невесты, подружки, жены? Если проклятие потеряло силу, то глупо принимать поспешные решения — она не единственная женщина в Малом Круге. Нет, скучно тащить с собой девчонку только потому, что она не грохнулась в обморок рядом с ним, как все остальные.

Но годы однообразной жизни толкали его на поиск необычных развлечений, острых ощущений и сейчас хотелось извлечь из странной встречи максимум пользы.

— Два дня назад умер мой советник, моя правая рука. Займешь его место?

Лана с удивлением посмотрела на него,

— Ты приглашаешь меня на такую важную должность? Я даже не знаю, что должен делать советник. Уж не говоря о том, что ты ничегошеньки не знаешь обо мне!

— Ничего такого, с чем ты не справишься. Для начала получишь задание по силам. Да, еще я хочу, чтобы ты свежим взглядом оценила факты смерти своего предшественника. Мне кажется, там не все так просто. Вдобавок… ты увидишь звезды!

«Как неосмотрительно я себя выдала,» — подумала Лана, — «Звезды… Да, с ним нужно быть очень, очень осторожной!»

— А какая настоящая причина твоего приглашения?

Водар расхохотался.

— Хорошо, буду честен с тобой. Никогда еще женщина не занимала такой пост, да и вообще никакой. Мы оба будем в выигрыше. Я получу удовольствие от нового и неожиданного поворота в придворных играх. А ты… Я заметил, как ты смотришь на корабль — в твоих глазах горит любопытство, жажда приключений, нового, неизведанного, такая жажда была когда-то и у меня. Я предлагаю тебе другую жизнь, полную событий. Согласна?

Лана задумчиво посмотрела в сторону города, потом на корабль, на Водара и решительно ответила:

— Да!

Глава 3

Погрузившись в раздумья и не глядя на дорогу, Лана шла следом за Водаром. Вот так внезапно, за одно утро, ее жизнь совершенно изменилась! Совсем как в то, другое утро, в их доме, скрытом за густыми деревьями. Она уже проснулась, но не спешила вставать. В луче света, пробившемся сквозь занавеску, сверкали и неспешно кружились пылинки, в комнате о чем-то мирно беседовали родители. Из окна доносились шум реки, протекающей рядом, и безмятежный щебет птиц. Под одеялом тепло и уютно, и совсем не хотелось вставать. Голос мамы мягкий и ласковый:

— Лана, просыпайся, сегодня у нас много планов, помнишь?

Наконец-то наступил этот долгожданный день — ее ждет что-то очень интересное! С радостным смехом она вбежала в комнату, обняла родителей.

— Садись, милая, готова к еще одному открытию?

В то далекое утро отец и мать отвели ее на вершину сопки, с которой открывался вид на город. Лана упивалась новыми впечатлениями! Вся жизнь прошла у реки, в этом доме, в уединении, а оказывается, кроме них на планете живет множество других людей! Столько вопросов, незнакомых понятий! Родители учили ее жизни в новом для нее мире: быть незаметной, не привлекать внимания, скрывать свои знания, выглядеть обычной: покупать, зарабатывать, дружить.

— Однажды, милая, это может тебе пригодиться. Помни, ты — особенная, но никто, запомни, никто не должен ни о чем догадываться, хорошо?

— Я не понимаю, папа.

— Поймешь, доченька, поймешь, только верь нам, не сближайся с этими людьми, у вас не будет общего будущего. Однажды мы с мамой все тебе расскажем, доверься нам.

Лана с грустью улыбнулась.

— Смотри! — голос Водара прервал ее воспоминания.

С того места, где они остановились, открывался вид на всю долину. Корабль сиял в лучах Светила, величественный, красивый. «Похож на птицу,» — подумала Лана.

— Он прекрасен! Как же он прекрасен!

Лане захотелось плакать от восторга, ее переполняли чувства — хотелось прикоснуться, прижаться к кораблю, раствориться в нем. Остатки сомнений исчезли — словно живой, он звал, манил: там, именно там она должна быть, на этом корабле, среди звезд!

— Надень, — Водар протянул массивный браслет — Не хочу, чтобы тебя видели раньше времени.

Сначала ничего не изменилось. Странно, как браслет может скрыть от посторонних глаз? Протянув руки вперед, Лана поразилась — она как будто растворилась, остались лишь слабые очертания.

— Для стороннего наблюдателя тебя не существует. Даже следы и смятая трава искажаются. Звуки тоже, но все же постарайся не говорить пока.

«Интересно, а он видит меня? Как может быть уверен, что я иду рядом?» — но Лана не долго думала об этом — вокруг слишком много интересного!

Внутри корабля было тихо и пусто. Они прошли несколько коридоров. За одной из дверей находилась большая комната. «Хранилище,» — подумала Лана.

Водар подвел ее к контейнерам, похожим на сундуки, очень много, на первый взгляд больше сотни.

— Тут одежда, украшения, другие вещи, которые могут тебе понадобиться. Выбери все, что понравится. Сегодня представлю тебя совету, нужно, чтобы ты соответствовала статусу.

Лане понравилось серое платье, украшенное изысканным кружевом. Ткань незнакомая, легкая и тонкая, невероятно приятная на ощупь. Пришлось серьезно поломать голову над устройством застежки. Наконец, платье нежно коснулось тела. Лана стояла в нерешительности. Платье было настолько легким, казалось что его нет. Она прошлась. Улыбнулась. Какая великолепная одежда! Лана покружилась, и складки юбки расправились, делая широкий круг, повторяя движения. Ей захотелось засмеяться, но помня предупреждение Водара, она лишь беззвучно похлопала в ладоши.

Обувь тоже оказалась удобной, и она сделала еще несколько поворотов, наслаждаясь тихим шорохом платья.

Настала очередь украшений. Лана никогда не видела такого великолепия! Глаза просто разбегались, сверкали неизвестные камни и металлы, украшения самых невероятных форм, назначение некоторых казалось совершенно непонятным. Внимание Ланы привлек небольшой ларец, стоявший в стороне. Открыв, она замерла от восхищения: внутри лежал небольшой обруч, изящный и тонкий. Его покрывали изысканные камни с мягким, благородным блеском. Как они отличались от тех, которые Лана видела раньше! Украшение такое безупречное, что даже боязно взять его в руки. Какой мастер создал такое совершенство? Невероятная красота! Как же его использовать? Подумав, она закрепила обруч на прическе, сожалея о том, что не может видеть, как выглядит со стороны. Ну, кажется, все!

Ожидая возвращения Водара, Лана осматривала хранилище. Так много всего! Шкуры незнакомых животных, посуда, ткани, непонятные предметы, большие кувшины, кажется, с чем-то жидким. Большинство вещей выглядели чуждыми, не соответствующими кораблю, как будто были собраны в разных мирах с непохожими культурами и образом жизни. Дверь открылась, Лана сразу обернулась на звук.

Водар оценивающе посмотрел на девушку. Забытое воспоминание коснулось его, что-то очень знакомое в ее фигуре, этом платье, тиаре, в черных, слегка вьющихся волосах. Когда же он в последний раз видел тиару, украшающую женскую голову? Кажется, целую вечность тому назад…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 486