18+
Зверь в отражении. Одержимый

Бесплатный фрагмент - Зверь в отражении. Одержимый

Книга вторая

Приключения
Фэнтези
Любовный роман
Альтернативная история
ЭлектроннаяПечатная А5Русскиймаги
Книга снята с публикации
Объем:
240 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7083-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моим Музам, незаменимым помощницам и подругам — Марине Кузиной и Ксении Литягиной. Спасибо за ваш труд и поддержку.

I. Фенрир

С небес не упадут лучи

На город тот в его ночи.

Но снизу медленно струится

Глубинный свет из мертвых вод 

Эдгар Аллан По «Город среди моря»

— 1 —

Два месяца спустя.

Декабрь, 2010 год. Россия. Москва.

Кровавое пятно медленно расползалось по снежному покрывалу. В остекленевших глазах молодой женщины читался ужас, а на губах застыл немой крик. Разметавшиеся волосы припорошил снег, как и разорванную одежду.

Морозный воздух, пропитанный вязким запахом крови, будоражил и приводил в экстаз. Фенрир широко ухмыльнулся, поднял с земли бутылку с недопитым виски и устремился прочь от места преступления. Утром в новостях сообщат о жестоком убийстве, пятом за минувшие два месяца. Только Проклятого это мало заботило. Ему не верилось, что он вновь дышит воздухом, щурится от яркого света и слышит людские голоса. Энгар больше не был его тюрьмой, но мысли вновь и вновь возвращались в место, окутанное вечными сумерками. Туда, где он забирался под своды пещер, желая отдохнуть, где размышлял о прошлом и где каждый новый день не отличался от предыдущего.

Ему удалось вырваться, пусть благодарить за это нужно сумасшедшего фанатика. Лихорадочный блеск во взгляде, трясущиеся руки: таким он увидел Лиама Рималли, когда пришел в себя. Заклинатель упал на колени и принялся клясться в верности ему и Кхалессе. Желание сломать хребет жалкому созданию подавила связующая магия. Смерть мага разрушила бы заклятие, вернувшее его из чистилища. Сукин сын все продумал.

Из памяти Маккивера Фенрир почерпнул много полезного об этом человеке. Манипулятор, лжец и безумец. Как и все остальные лидеры Братства. Они свято верили в свое предназначение и долг перед предками, поклявшихся вернуть свою Госпожу. Но в их помыслы забралась алчность, истинное наследие оказалось утрачено. Возможно, их просто заставили забыть. Историю, как известно, пишут победители.

Немногочисленные прохожие оглядывались ему вслед. Фенрир с удовольствием отмечал внимание юных девушек. Их томные взгляды, улыбки. Они сами шли в логово волка.

Переливы огней освещали ночные улицы. Его завораживал изменившийся за тысячи лет мир и в тоже время раздражал. Он путался в своих ощущениях: если бы не Маккивер, то понадобилось бы куда больше времени, чтобы все осознать. Дикарь из далекого прошлого, вот кем он являлся по сути.

Второй шанс на жизнь выпадает не каждому, как и возможность измениться. Он не собирался отказываться то того, что однажды потерял. Напротив, он готов был бороться. Снова. Ему нравилось это тело. Сильное, выносливое. Только к внешнему виду пришлось привыкать. Светлые волосы и бледная кожа. Фенрир помнил себя другим. Темноволосым, загорелым. Он был куда сильнее, был един с внутренним Зверем. Гаррет же, отгораживался от второй сути. Строил стену, глушил чувства, цеплялся за воспоминания и людей — несмотря на то, что их жизни скоротечны.

За спиной раздался скрип тормозов. На губах Фенрира отразилась усмешка, он резко развернулся.

Громкий гудок, визг шин, брань, звон стекла, скрежет металла. Авто вписалось в припаркованную у обочины машину, в нескольких шагах от Проклятого. Мужчина выбрался наружу, громко вспоминая всех святых вперемешку с ярыми приспешниками дьявола и рассматривая помятое крыло автомобиля.

— Ты что, ненормальный!? Жить надоело!? Какого чер…

Слова перешли в хрип, Фенрир молниеносно сжал горло несчастного. Наслаждаясь страхом, бешеным выбросом адреналина, прижал его к машине, равнодушно наблюдая за жалкими попытками освободиться. Зверь ликовал и предвкушал. Ему было мало пролитой крови.

Человек трепыхался, как выброшенная на лед рыба.

— Ты же не хочешь, чтобы пострадал кто-то еще?

Фенрир посмотрел по сторонам и замер. Боковым зрением заметил на переднем сиденье стопку бумаг и газет. Заголовок верхней из них гласил:

«Человечество на пороге величайшего открытия».

В свете приборной панели, на черно-белых снимках он узнал знакомые очертания берегов и скалистых вершин.

Смертному повезло. Он отпустил мужчину и, чтобы не мешался, приложил головой к открытой дверце. Бедолага навзничь упал в снег. Допив остатки виски, Проклятый бросил бутылку под ноги и потянулся за газетой, внимательно прочитал статью несколько раз.

— Самой Мааре было угодно свести наши пути, — обратился он к горе-водителю и, свернув газету, убрал во внутренний карман куртки.

Художник-иллюстратор Елизавета Метлинова, 2015 год.

***

Кхалесса предпочла укрепленному и укрытому магией имению пентхаус с видом на город. Сын Владимира, Стефан, с радостью услужливого пса предоставил ей свои апартаменты в одном из небоскребов. При мыслях о наследнике Стрикса в воспоминаниях Гаррета всплыли занимательные эпизоды. Маккивер рьяно желал свернуть заклинателю шею. Размышляя об этом и улыбаясь, Фенрир переступил порог квартиры.

В комнатах царили полумрак и тишина. Он прошел в гостиную, снял куртку и устало опустился на диван. Ночная прогулка пошла на пользу, успокоила Зверя и заглушила того, с кем приходилось делить сознание. Фенрир закрыл глаза, но расслабиться не получилось. Послышались тихие шаги.

Кхалесса подошла и села к нему на колени. Обняла, прикоснулась губами к уху.

— Ты снова оставил меня одну, — в ее голосе звучали нотки обиды.

Проклятый открыл глаза и внимательно посмотрел в лицо подопечной. Еще недавно их разделяла вечность и бескрайняя пустота Энгара, дарующая каждому личный ад. Но он не желал думать об этом. Теперь они были вместе.

Фенрир повел пальцами по ее щеке, спускаясь к шее и ниже, к груди. Кхалесса запрокинула голову и закусила губу, ее дыхание сбилось. Между ними была особая связь, не похожая ни на что. Чувства Истинной были для него открытой книгой.

Поцелуи обжигали кожу. Кхалесса послушно выгибалась ему навстречу, прижималась все теснее. Он провел языком по ее губам. Тонкая ткань платья жалобно затрещала под натиском его рук.

Страшная боль сдавила голову стальным обручем. Фенрир взвыл, как угодивший в капкан зверь и, вырвавшись из объятий подопечной, сжал виски в попытке унять эту муку. Ментальное сопротивление длилось недолго, но ему показалось, что прошло намного больше. В последнее время это случалось все чаще. Поначалу Гаррет не подавал признаков присутствия, но несколько недель назад он впервые попытался дать ему отпор.

— Я могу избавить тебя от него, — тяжело дыша от возбуждения, Кхалесса опустилась рядом.

— Нет!

Фенрир резко поднялся и, шатаясь, побрел к столу.

— Но почему?

— Потому, что это моя битва, женщина!

Он взял кувшин, плеснул в стакан воды и смочил горло. В голове все еще пульсировала тупая боль.

— Он воин и будет бороться до конца. Я уважаю его.

— Будь осторожен, — заклинательница откинула назад волосы. — Это может стоить тебе жизни.

Повисло долгое молчание. Фенрир все еще чувствовал болезненные отголоски. Он несколько раз глубоко вдохнул и вдруг произнес:

— На его месте я бы тоже боролся. За себя, близких… — Проклятый выдержал паузу. — …свою любовь. Знаешь, мы с ним похожи.

Он отставил стакан и потер затылок.

Гаррет прожил очень долго. Этот мир менялся на его глазах. Копаясь в воспоминаниях, мыслях, Фенрир видел, что довелось испытать Маккиверу. Переживания, поступки, ошибки — все это он пропускал через себя и даже не заметил, как проникся уважением.

Вечность — это пытка, выдержать которую могут далеко не все. Маккивер выдержал. По-своему. Не сдаваясь и не желая потакать существу живущему внутри.

Он бы не справился. Уступая Зверю, вряд ли сохранил бы рассудок. В памяти всплыло лицо мертвой девушки: такое же белое, как снег, ставший для нее погребальным саваном.

— К слову о борьбе. — Фенрир подошел к дивану, где оставил куртку, вытащил свернутую газету и бросил ее на стол. — Полюбуйся.

Кхалесса потянулась к газете. Нахмурившись, разглядывала фото и пыталась прочесть статью на русском. Но когда осознала, в смятении посмотрела на него.

— Они называют их островами Авроры, — невесело ухмыльнулся Проклятый.

— Сансара… — прошептала она, рассматривая спутниковые снимки.

— Поднялась на поверхность в день твоего воскрешения.

Истинная поджала губы:

— Здесь написано, что они нашли развалины.

— Не думаю, что они найдут и его.

— Надо в этом убедиться!

Кхалесса отложила газету и принялась мерить шагами комнату.

— Нам не стоило ждать, нужно было закончить начатое. Я поверила, что спустя столько лет он сгинул в бескрайних пустынях Энгара.

— Эй, — он притянул ее к себе, обхватил ладонями лицо. — Все в порядке. Мы еще ничего не знаем.

— Нет! — она скинула его руки, — Нет, Фенрир! Тогда мы тоже поверили, что избавились от него, что все в порядке. И что с нами стало?

Кхалесса скрылась в соседней комнате и вернулась со стопкой книг. В последние дни она только и делала, что читала.

— Даже находясь в чистилище, он манипулировал ими!

Знаний Маккивера хватало, чтобы составить общую картину. Заклинатели считали их врагами, и это забавляло. Нет, он не отрекался от собственных грехов, но до настоящего чудовища ему далеко.

— А Лиам и остальные? — продолжала заклинательница. — Им нужна лишь власть и сила!

— Они наивно верят, что ты прокляла их.

— Это все он! Нужно отправиться на Сансару. Пока не увижу его бездыханное тело, не успокоюсь. После мы покончим с этим раз и навсегда!

— Нам известно лишь о четырех из десяти постаментов. Найти оставшееся теперь не так просто.

Он сомневался, что их заклятый враг мог вернуться к жизни. Поднявшийся из пучины остров — не повод для паники. Но Кхалесса переживала, и все ее опасения передались ему. Заклинатели играли с огнем и дважды нарушили границы Энгара. Кто знает, как повела себя непредсказуемая магия?

— Эта девушка. Марилли! Я хочу ее видеть! Приведи ее ко мне как можно скорее.

При упоминании дочери Лиама внутри что-то шевельнулось, снова застучало в висках. Фенрир напрягся, готовясь к очередному приступу.

— Если Демиургу повезло выбраться, — терпеливо произнесла Кхалесса, — то он придет за ней.

Мощный всплеск магической силы. Заклинательница бросилась к окну и рывком отдернула шторы. Он последовал за ней.

На востоке занимался рассвет. Город медленно пробуждался, но не всем дано было увидеть то, что открылось им. Высокий шпиль старого имения Стриксов охватывал серебряный столп света.

Защита обители Лиама пала.

— Девушка! Быстро за ней!

II. Союзники

— 2 —

Очередной вечер Мари и Катерина коротали вместе. Принцесса сидела на кровати и без интереса листала книгу. Опасность миновала: на ее щеках появился здоровый румянец, в глазах живой огонек.

Дни и ночи напролет, Марилли проводила возле постели кузины, молясь Господу, чтобы он помог ей. Заклинатели не признавали религии и веры, но она не знала, у кого еще просить помощи. Разве что у того, кто обещал поддержать. Но прошло два месяца, а он так и не объявился. Каждое утро Мари ждала, что сегодня что-то изменится. Демиург занимал все ее мысли. Она согласилась помочь ему и сделала все, что было в ее силах. Надеялась, что все.

За окном кружился снег. Марилли наблюдала, как кипит жизнь по ту сторону стекла и иллюзорного купола. Дети играли в снежки, лепили снеговиков. Наблюдая за ними, она на время отвлекалась от тяжелых размышлений и воспоминаний.

Рука под браслетом постоянно чесалась. Лиам не собирался избавлять ее от этой железки. После ритуала, пока она не пришла в себя, он вновь заковал ее и запер. Несколько раз Рималли проведывал, приносил ужин и твердил, что теперь заклинателей ждет грандиозное будущее. Мари почти не слушала его. Она всей душой ненавидела этого человека и не желала находиться с ним в одной комнате.

Стоило отдать Лиаму должное, обещание он сдержал. Более того, даже разрешил навещать Катерину. Естественно, под присмотром охранников. Их держали в самом отдаленном крыле имения, куда почти никто не заглядывал.

— О чем думаешь?

Мари рассеяно взглянула на сестру.

— Да так, ни о чем. Как ты себя чувствуешь?

Принцесса недовольно нахмурилась.

— Я в порядке. Во всяком случае, хуже уже не станет, — Катерина с раздражением захлопнула книгу. — Это все равно, что ослепнуть. Мир остался прежним, но краски, которые были вокруг, будто растворились. Я не чувствую ни энергии, ни силы, только пустоту…

Марилли не знала, что ответить. Она никогда не воспринимала магию, как другие. Она вообще не замечала и не ощущала ее. Представить, о чем говорила кузина, ей было сложно.

— Так о чем ты думаешь? — спустя время опять спросила Кэт. — Я наблюдаю за тобой очень давно. Поговори со мной, может я и больна, но точно не страдаю слабоумием.

Пока она пыталась подобрать слова, решая с чего лучше начать, Рималли пришла на помощь:

— Это касается Гаррета?

Мари вздрогнула и до боли прикусила губу.

— Отчасти… — смысла увиливать она не видела. — Это касается нас всех. Я кое-что сделала, и либо ничего не вышло, либо он обманул меня.

— Что ты сделала? О ком ты говоришь?

— Его имя Демиург, — Мари вздохнула, разглядывая узор на покрывале. — Он проник в мое сознание и показал странное место. Энгар, кажется. Обещал помочь, если я освобожу его в тот же миг, что и Кхалессу.

— Энгар, — Кэт выглядела ошеломленной. — Удивительно!

Марилли передернула плечами, прогоняя воспоминания о морском береге, усыпанном костями.

— Что ты знаешь об этом месте?

— Лишь легенды, да сказки. Энгар — последние пристанище тех, кто проклят, — она задумчиво теребила корешок книги. — Люди верят, что после смерти душа может оказаться между двух миров. И не увидит она ни райского блаженства, ни адских мук.

— А Демиург, ты слышала о нем раньше?

Принцесса покачала головой.

— Нет, — она смяла одеяло и добавила. — Пожалуй, Многоликая, могла бы сказать больше. Интересно, где она сейчас?

Мари уже не раз слышала о Многоликой — загадочной женщине, которая, как оказалось, сыграла не последнюю роль в ее судьбе.

— Может, все это было просто сном, — вздохнула Марилли, пожимая плечами. — И не было никакого Демиурга, и обещаний свободы.

Но она видела Катерину, на этой самой кровати, и Демиург рассказал ей, что произошло. Она так же видела Гаррета.

Болезненный спазм сдавил грудь. Фантомные пальцы сжали шею мертвой хваткой. Подсознание будто насмехалось над ней. Мари старалась меньше думать о Гаррете, понимая, что ни к чему хорошему это не приведет. Последний раз она видела его на ритуале. Но он обратил на нее не больше внимания, чем на букашку под ногами. Он смотрел только на Кхалессу. Смотрел так, словно она была для него всем. Мари знала, что этот человек — не Гаррет, но легче от этого не становилось.

Она плохо помнила, как прошел ритуал. Воспоминания окутывал странный сизый туман. Поначалу ничего не происходило, но письмена на скрижали обрели смысл, сложились в единую формулу и стали до смешного простыми и понятными.

Символы, закорючки и непонятные значки выстраивались в ряд и светились. За спиной раздавались удивленные восклицания и нетерпеливое перешептывание. Магия подчинялась ее желаниям, чтобы защитить друзей, она должна была вернуть Кхалессу в мир живых. Мари зацепилась за это, как за соломинку, и не забывала о данном Демиургу обещании.

Представляя его лицо — идеальное, будто вылепленное из белой глины античным художником, прокручивая в памяти слова, что нужно поверить в свои силы, она просто позволила магии пройти через себя. Даже природе пришлось не по нраву то, что происходило в застенках обители Стриксов. Ливень и шквалистый ветер, гнул деревья и обрывал провода. Ненастье бушевало после еще несколько дней.

Когда Кхалесса распахнула глаза, Мари потеряла сознание. Очнулась она в своей комнате и с браслетом на руке. Принимать на веру слова Лиама было величайшей глупостью.

Кэт накрыла ее ладонь своей.

— Мы что-нибудь придумаем, слышишь? Я не собираюсь сидеть здесь всю оставшуюся жизнь. Мы выберемся, обязательно. И вернем Гаррета. Обещаю!

Какое-то время они провели в тишине, думая каждая о своем. Принцесса потянулась и зевнула. Несмотря на все разговоры о хорошем самочувствии, она быстро уставала и много спала.

— Уже поздно, отдыхай, — Марилли поцеловала сестру в лоб, пожелала доброй ночи и направилась к себе.

За дверью ждали охранники. Даже не взглянув в их сторону, она направилась к себе и едва не врезалась в возникшего на пути мужчину.

— Куда спешишь, Красавица? — Стрикс растянул губы в улыбке, и Марилли ощутила сильный запах алкоголя.

Она вырвалась и попыталась обойти его, но заклинатель преградил путь. Сзади подошли стражи.

— Пошли прочь! — рявкнул Стрикс. — Я сам провожу миледи.

Повторять дважды не пришлось. Мужчины поспешили убраться, хотя Мари впервые за все время желала, чтобы они остались. Стефан хищно оскалился и шагнул навстречу. Она попятилась и наткнулась на стену. Нависнув над ней, заклинатель провел рукой по ее волосам, наматывая длинные пряди на пальцы.

— У Маккивера неплохой вкус.

Марилли озиралась, но поблизости никого не было.

— Убери руки! — голос надломился.

— Мне нравятся такие куклы, с характером, — он наклонился еще ближе. — За тобой пришлось изрядно побегать, но вы проиграли. Твой ненаглядный вряд ли справится с Фенриром. Надеюсь, он уже сдох! Давно пора!

Мари замахнулась, но маг перехватил ее запястья, сильнее прижал к стене.

— Что дальше? Будешь вечной затворницей? Отцу ты больше не нужна, и отпускать тебя он не намерен.

Стефан удерживал ее, рукой забрался под футболку. Страх сводил с ума. Сердце билось где-то в горле, казалось, оно вот-вот остановится. Кровь стучала в висках.

— У меня есть предложение.

Она всхлипнула, когда он коснулся губами шеи.

— Мы можем немного развлечься. После я похлопочу, и может, тебе позволят выходить. Будешь моей игрушкой, на большее ты не сгодишься.

Глухой удар был неожиданным. Тот, кто подошел сзади, не церемонился. Закатив глаза, Стрикс покачнулся и повалился на Мари. Она успела вовремя оттолкнуть его, и он словно мешок картошки, упал на пол.

— Все же стоило его пристрелить.

Ее колотило и она не сразу узнала спасителя. Черный свитер, брюки и высокие ботинки на шнуровке. Короткие волосы топорщатся мокрым ежиком, в глазах застыло презрение. Он пнул заклинателя носком ботинка и перекинул арбалет через плечо.

— Алекс! — Мари бросилась его обнимать и едва не разрыдалась. От него пахло улицей и морозом.

— Тише, — он погладил ее по голове. — Все хорошо.

Марилли отстранилась, смущенно опустила взгляд.

— Как же я рада тебя видеть!

Она боялась даже представить, что могло произойти, не появись он вовремя.

— Я тоже рад, но мы должны торопиться.

Без лишних слов инквизитор устремился прямо по коридору, и Мари засеменила следом.

— Как ты здесь оказался?

— Кое-кто помог. Неожиданный союзник.

— Союзник?

— Он сказал, что ты знаешь, и будешь ждать.

— Он? — она сразу поняла, кто этот он и остановилась как вкопанная. — Ты видел его?

Чувство радости, сменилось непонятной тревогой.

— Даже беседовал, — Алекс потянул ее за собой. — Скользкий тип, но выбора у меня не было. Из-за меня вы оказались здесь.

— Ты не виноват, Алекс! Ты верил отцу.

— Кэт считает так же?

— Она все поймет, — улыбнулась Марилли.

— Тихо!

Алекс заставил ее вжаться в стену и выглянул из-за угла. Двое охранников играли в карты у дверей в комнаты Катерины.

— Жди здесь, — бросил инквизитор.

И ринулся вперед. Один из стражей вскочил, но арбалетный болт вошел ему в бедро, повалил на пол. Второй охранник бросился на инквизитора, но юноша ушел в сторону, сделал подножку и обрушил приклад ему на голову. Раненый, ругаясь, пытался встать. Александр добил его ударом в челюсть и тот потерял сознание.

Мари восхищенно выдохнула и подошла ближе.

— Где ты такому научился?

— Инквизиторов учат драться, едва они начинают ходить.

Дверь открылась, молодой человек перевел дыхание и повернулся. На пороге стояла Катерина, кутаясь в махровый халат. Даже не взглянув на охранников, она подскочила к Алексу и залепила ему пощечину. Парень отшатнулся, а Кэт выхватила у него оружие.

— Пусть у меня больше нет силы, но наподдать тебе как следует я смогу!

Рималли ловко натянула тетиву и направила арбалет на инквизитора.

— Кэт остановись! Что ты делаешь? — Мари встала между ними, и стремя оружия уперлось в грудь.

— Из-за него мы все попали под удар! Меня схватили, а Гаррет угодил в ловушку.

— Он не виноват.

Принцесса едва не задохнулась, только ответить не успела.

— Детки, вы не могли найти более подходящее время и место для своих разборок?

Повернувшись, Мари увидела Мадлен. Леди уверенно шла в их сторону, а следом за ней — высокий мужчина.

— Почему так долго, Мадлен? — растирая щеку, нетерпеливо поинтересовался Алекс и налету поймал брошенный заклинательницей холщовый мешочек, в котором что-то звякнуло.

— Я как раз вовремя, Сладкий, — она осмотрела место расправы над охранниками и ухмыльнулась. — Пока все тихо, но лучше поспешить. Заклятие доставит вас, куда договаривались. Нужно покинуть поместье, здесь оно не сработает.

Александр развязал тесемки и достал флакон. Под прозрачным стеклом клубился серый туман.

— Всего три, — он удивленно посмотрел на леди Хастис. — Ты не с нами?

— Мне лучше остаться. Адам проводит вас.

— Можете на меня положиться, принцесса, — страж вышел вперед и склонился в почтительном поклоне.

Катерина неуверенно кивнула.

— Мариус! Он тоже здесь, в плену. Мы должны ему помочь.

— Его держат в подвалах, — покачал головой Алекс. — Нам туда не попасть.

— Я постараюсь что-нибудь сделать, — заверила Мадлен. — Сейчас вы должны уходить, другого шанса не представится.

Адам пошел вперед, Кэт с Александром поспешили за ним.

— Марилли, — Леди вытащила из-за пояса изогнутый кинжал и протянула ей. — Возьми, тебе он нужнее.

Мари неуверенно приняла из ее рук фамильный атаме и благодарно кивнула.

Этот клинок отличался от двух предыдущих: сапфировая рукоятка сияла, в гранях обработанного камня пульсировала энергия. По лезвию змейкой вилась искусная резьба — надпись на неизвестном языке.

— Он прекрасен, — Мари изумленно разглядывая кинжал.

— Каждый атаме уникален. Надеюсь, ты знаешь, что делать.

— Да, спасибо!

— Если Гаррета еще можно спасти, сделай для этого все возможное, — заклинательница неожиданно тепло улыбнулась. — И передай ему привет от меня.

Мари не успела ответить, только вскрикнуть. Мадлен конвульсивно вздохнула и с хрипом втянула воздух. Синие глаза широко распахнулись, из уголка рта бежала струйка крови.

— Я знал, что тебе нельзя доверять! — сквозь зубы процедил Стефан. — Ты всегда была подстилкой Маккивера.

Стрикс протрезвел. Из пробитого виска, сочилась кровь и стекала по лицу прямо на воротник белоснежной сорочки. Он провернул кинжал, и последняя искра в ясных глазах леди Хастис померкла, их затянула поволока смерти. Стефан с пренебрежением оттолкнул ее от себя, и бездыханное тело рухнуло на пол.

— Твоя очередь, — сжимая окровавленный нож, маг двинулся к Мари.

Она не могла даже пошевелиться и не сводила глаз с Мадлен.

Отчаянный вой разрушил царившую тишину.

— Мари!

Оклик Катерины привел в чувства. Мари бросилась бежать. Взявшийся из ниоткуда черный волкодав прыгнул на заклинателя. За спиной раздавалось рычание, клацанье зубов и крики, перерастающие в протяжные вопли. Она не оборачивалась.

Имение было настоящим лабиринтом, но Алекс прекрасно ориентировался. Покинув северное крыло, они оказались на лестнице. Огромные пролеты, мраморные ступени, поскользнувшись на которых можно переломать все кости. Догнав друзей, Мари облокотилась на перила, чтобы отдышаться. Кэт стояла на несколько ступеней ниже. В ее глазах блестели слезы.

Внезапно пол под их ногами содрогнулся. Магия, напоминая электрические разряды, прошла по стенам сверху вниз, сверкая и искрясь.

— Они усилили защиту, — Александр выругался сквозь зубы. — Скорее!

Позади оставался пролет за пролетом. Тяжелые шаги преследователей стучали в унисон с бешено колотящимся сердцем. Им нужно покинуть поместье! До нижнего этажа оставалось всего ничего, когда послышались голоса и топот. Путь вниз оказался отрезан, пришлось свернуть в один из коридоров, который закончился тупиком. Возвращаться назад нельзя: они угодили в ловушку. За спиной окно, справа — дверь. Алекс выбил ее с одного удара, там оказалась глухая пыльная каморка забитая швабрами и инструментами.

— Нам не выбраться.

Катерина внимательно осмотрелась.

— Стены хранят энергию, — принцессу словно осенило. — Имению не одно столетие, здесь все пропитано магией. Атаме способен поглощать силу, а в твоих руках, — она посмотрела на Мари, — он сможет разрушить и защитное заклятие.

— Но на мне браслет, — отчаяние звенело в ее голосе резкими нотами.

Алекс молча передал арбалет Катерине и скрылся в каморке. Что-то загремело, попадали швабры. Мари и Кэт в недоумении наблюдали за молодым человеком, когда тот, победно улыбаясь, вернулся обратно.

— Что это? — удивленно воскликнула Марилли.

— Ножницы по металлу, — инквизитор нетерпеливо перехватил ее недоверчивый взгляд. — У тебя есть идеи получше?

Вздохнув, она сдалась.

— Только руку ей не отрежь, — недовольно проворчала Кэт.

Алекс поддел острым лезвием браслет, и металл поддался на удивление легко. Мари была готова расцеловать инквизитора за находчивость. Ведь Лиам говорил, что в ловушке нет магии!

— Если защита падет, мы сможем переместиться прямо отсюда, — Алекс отдал им по склянке.

— Но ведь Мадлен… — неуверенно пробормотала Мари.

— Артефакты не утрачивают свою силу так быстро, — покачала головой Катерина. Неестественно бледная, принцесса едва держалась на ногах: погоня отняла у нее много сил.

— Действуй! — Рималли уверенно кивнула. — Сработает в любом месте.

Повернувшись к стене, Марилли стиснула рукоятку кинжала, и замерла. Свечение охватило руки, отразилось на гранях сапфира и засияло еще ярче. Колючие мурашки пробежали по всему телу, магический ветер взметнул волосы и наполнил легкие. Мари ощутила невероятный прилив сил, словно открылось второе дыхание.

— Давай!

Она едва расслышала Катерину — уши будто заложило ватой, и с силой ударила кинжалом в стену. Атаме, не встретив преграды, вошел легко, как столовый нож в праздничное желе.

— Сработало!

Разделить эту радость они не успели. Берсерк выскочил как черт из табакерки. Алекс не растерялся: он оттолкнул принцессу, вскинул арбалет и выстрелил в тот миг, когда волк прыгнул. Болт пробил ему шею, монстр взвыл и рухнул на мраморные плиты. Наружу вырвались булькающие звуки, из раны хлестала кровь.

Мари отвернулась, не в силах смотреть на мучения зверя. Второй выстрел пришелся ему промеж глаз: берсеркер дернулся и затих.

Алекс сжал в руке артефакт с заклятием.

— Нет, — Кэт схватила его за рукав. — Еще рано.

Стены имения содрогались. Магическое стекло полностью растаяло, серые зубы каменной кладки испещрила паутина трещин, индиговое свечение переходило в серебряное, поднималось выше и исчезало под потолком.

Шаги и голоса приближались.

— Сейчас!

Катерина бросила склянку на пол, и Алекс последовал ее примеру. Пространство пошло рябью, серый дым, клубясь и сверкая, мгновенно заволок узкий закуток коридора. Как только друзья исчезли, Мари увидела четверых стражей: ошарашенные и оглушенные хлопком они замерли, но заметив ее, без промедления кинулись вперед.

Тонкое стекло сосуда лопнуло, осколки иглами впились в ладонь, онемение расплавленным свинцом разлилось по венам. Мари не могла даже пошевелиться, ее подхватило невидимое течение. Никакие американские горки с этим не сравнятся: грудь буквально разрывало на части. Зажмурившись, Мари представляла, что ее затягивает в водоворот куда-то на дно… пустоты. Но все прекратилось так же резко, как и началось.

Удар с высоты едва не вышиб дух, желудок совершил головокружительный кульбит, и Мари без сил растянулась на полу.

Ее обхватили за плечи, поставили на ноги. Она зажмурилась, а когда снова открыла глаза, увидела знакомое лицо.

— Здравствуй, Марилли. — Демиург дружелюбно улыбался. — Я же говорил, что помогаю союзникам.

III. Выбор

— 3 —

— Знаешь, что отличает настоящего заклинателя от жалкого подобия вроде тебя?

Кхалесса поднялась, медленно приблизилась к магу. Стефан Стрикс сидел в стороне от остальных, опустив голову и вперив взгляд в пол. Она схватила его за подбородок, заставляя посмотреть на себя и, наклонившись, прошептала:

— Честь и достоинство.

Брови мага сошлись на переносице. Он только сжал челюсть, а на щеках заходили желваки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.