электронная
58
печатная A5
271
12+
Золото фонаря

Бесплатный фрагмент - Золото фонаря

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-2205-9
электронная
от 58
печатная A5
от 271

Предисловие

Эта книга посвящается самым дорогим людям в моей жизни — сестре Юле, маме и папе. Я люблю Вас больше, чем могу выразить это словами и поступками.

Сборник «Золото фонаря» — это своего рода отрывки дневниковых записей, моменты из жизни, собранные мной за несколько предыдущих лет. Кусочки моей жизни, помещенные под одной обложкой, будут напоминать о радости, если, однажды, я позабуду о ней.

Я бесконечно благодарна тем, кто прямо или косвенно помог мне в работе над этой книгой, неважно знают они об этом или нет. А также хочу сказать большое спасибо Ирине Щаповой за усердную работу над оформлением обложки и Марии Коноваловой за неоценимую поддержку.

Приглашаю Вас окунуться в частичку моего мира, пропитанного лучистым счастьем.

2014 год

1 января 2014 года

Я закрыла глаза, вспоминая прошедшую поездку на море.

Моросил дождь. Беспокойное море таинственно шумело, огромными пенными волнами, целуя песок на берегу. Густое небо накрыло город, гор почти не было видно за хмурыми облаками. День казался угрюмым и серым — такими же были и люди на улице. Недовольные, мрачные жители спешили заполнить автобусы, открыть зонтики, укрыться в магазинах от дождя. Спасатели твердили об опасности, таблички с предупреждениями были расставлены повсюду, звучала сирена, море бушевало, волны раскатывались по всему пляжу.

А мы любовались морем. Море чудесно и в грозном, и в спокойном состоянии. Волны просто сходили с ума, а мы, улыбаясь, сходили с ума от них. Я увидела забытый кем-то шезлонг, видимо раньше стаявший далеко от морских волн. Точнее, увидела не шезлонг, а гигантскую волну, которая пытается забрать его в свои владения. Моя нижняя челюсть почти достала до земли — как же это было сильно, величественно и красиво! «Смотрите, смотрите как круто!» — оборачиваясь с восторженным лицом к родителям, сказала я. «Да, глаз не оторвать», — конечно же, согласились они.

У человека всегда есть выбор. Выбор — что делать, как принимать какую-либо ситуацию, с каким лицом ходить. Многие расстроились из-за дождя, а мы радовались этому дню. Не вижу смысла унывать, если погоду ты изменить все равно не сможешь. Во всем есть что-то хорошее, важно это найти.

21 марта 2014 года

Из уст в уста,

От сердца к сердцу,

Спешит к нам радостная весть.

Весь мир людской восторжествует:

«Христос Воскрес! Христос Воскрес!»

В сердца людей надежда влилась

И стало на душе светло.

Христос Воскрес! Его восславим

Весенним, светлым, чудным днем!

9 июня 2014 года

На улице уже несколько часов льет дождь. Капли бьются об оконное стекло, словно хотят пробраться к нам в комнату. Тук- тук- тук.

Я лежу, вытянувшись на кровати, положив кисти рук на груди, с томным отрешенным лицом — умираю. «Долго еще дуться будешь?» — спрашивает наш вожатый Коля. Час назад мы с ним дрались, и, в пылу боя, он сломал мой ободок, поцарапал руку и закинул кроссовку на крышу домика, в котором мы живем. Кроссовку, правда, сразу же достал, а вот ободок уже не починить. Это был единственный удобный ободок, который не давил на голову. Моя отрастающая челка топорщится во все стороны и лезет в глаза, так что без ободка не жизнь — мучение. «Долго», — не разжимая губ и не выходя из образа, соплю я. «Вставай, побежали скорее в актовый зал, там идет показ фильма», — пытаясь поднять меня с кровати, говорит Коля. «Не встану. Я в тисках отчаяния», — вздыхаю я. Однажды в какой — то книге прочитала эту фразу и теперь использую ее всякий раз, когда сталкиваюсь с грустью. «А ты смог бы идти на фильм, если бы находился в тисках отчаяния?» Вожатый вопросительно глянул на меня: «Не знаю… Я никогда там не был».

В комнату постучалась воспитательница, Колина мама. «Что тут у вас произошло?» — посмотрев на наши надутые лица, спросила она. «Коля поцарапал мне руку и сломал ободок. Вам очень жалко меня?» — «Можно было бы тебя пожалеть, если бы это произошло не по вашей с ним собственной вине и глупости», — сказала она, вздохнув. «Думаю, поэтому и нужно пожалеть нас, — пробормотала я, — потому что нам даже винить в этом некого, а обвинить кого-то гораздо легче, чем считать виноватым себя». «Идите в столовую. Сегодня на ужин блины со сгущенкой, на фильм вы уже опоздали, смотрите ужин не пропустите», — выходя из комнаты, сказала воспитательница.

Какой здравомыслящий человек будет умирать, если на ужин блины со сгущенкой? Я молниеносно вскакиваю и бегу на улицу, Коля выбегает следом.

28 июля 2014 года

А утром новый праздник — мы идем на пляж, в первый день после приезда на море. Вышли из подъезда, и знойные, палящие лучи солнца сразу же скрылись. Пошел мелкий дождь.

«Смотрите, я загораю», — выставив руки в стороны, как это делают дамы на пляже, крикнула я. Моя сестра надела круг и, махая руками, стала делать вид, что она плавает. «Мама, мама, а можно мне без круга плавать?» — спрашивает сестренка, задыхаясь от смеха. «Конечно можно, солнышко», — смеется мама. Мелкий дождик переходил в мощный ливень, а мы бегали по дороге, махая руками, словно плаваем в морской воде. Мимо пробегали с зонтиками, проходили насквозь сырые понурые жители. Кто-то мимоходом, кто-то с удивлением смотрел на нас, но, словно по взмаху волшебной палочки, их лица озарялись улыбкой. Мы были уже все сырые, будто бы и в правду искупались в море. «Ну что, девочки, накупались?» — поинтересовался папа, — возьмите полотенца, замерзли, наверное». «Отлично сходили на пляж, пора возвращаться домой», — сказала мама.

Как же здорово оказаться в теплой квартире после такой прогулки. Так уютно сидеть у окна, пить горячий чай и смотреть «как плачет небо».

2015 год

4 января 2015 года

«Люди, услышьте Бога!»

Война идет.

Воюют страны.

За нефть, за власть, за все вокруг.

Усталость, боль, людское горе —

И смерти круг…

И вдруг услышали все с неба

Звон колокольный — Рождество!

Все люди очень его ждали:

Должно случиться волшебство.

И тут один солдат-мальчишка

На небо глянул, а на нем…

Увидел Ангела.

Он очи опустил на землю

И задал лишь один вопрос:

«О, где ж, Вы, люди,

потеряли Любовь,

Что дарит Вам Христос?

Любить Вы всех должны на свете,

Тогда не будет горя, слез.

И будут счастливы все дети!»

Пусть слышат на земле

Все люди Ангела вопрос,

Пусть исполняют Божью волю!

Слава тебе, сын Божий,

Иисус Христос!

11 мая 2015 года

Теплый ветерок играет занавесками в школьной столовой. Солнце просачивается сквозь оконное стекло и легонько гладит меня по плечу. Молодая веточка березки кивает мне в знак приветствия, а на ней новорожденные листочки так сияют! «Привет-привет, — мысленно говорю я, — скоро выйду на улицу и будем вместе радоваться весне». Улыбаюсь своим мыслям. «Сейчас закончится перемена, доедай все быстро, не выйдешь из-за стола, пока не увижу чистой тарелки!» — ледяной голос возвращает меня в реальность. «Не ем я это», — уныло говорю я. «Повара готовят для Вас, стараются каждый день, чтобы Вы были сыты и хорошо учились, а Вы, неблагодарные, сдаете им назад нетронутую еду!» — свирепо читает мне лекцию дежурный учитель в столовой. Эти слова кислы и едки. Словно короткими взмахами ножа надрезали желтую корку лимона, и сок брызжет во все стороны, щиплет глаза и руки. «Будто бы им не платят за это! Кошек покормят или сами съедят свою вкуснятину, раз она все равно не тронутая!» — закипаю я, но молчу. Я всегда стараюсь молчать. Когда тебе неприятно, думаю, лучше всего не отвечать ни слова, а только смотреть в глаза. Картошка с подливой и стаканом компота из кураги — это такая не романтичная еда. Интересно, повара знают, чем отдает эта подлива? Как бы объяснить… Возьмите линейку, учебник по химии, волейбольный мяч и 8 уроков в школе. Добавьте двойки и тройки за контрольные по алгебре и геометрии, которые нужно приходить исправлять после 8 уроков, даже если тебя они устраивают, и жить не особо мешают. Все это прокрутите в мясорубку и тщательно перемешайте столовой ложкой. Добавьте молока, комочков из манной каши, печенку, кабачки и взбейте миксером до однородной массы с воздушными пузырьками. Посыпьте кукурузой и зеленым горошком. Все это положите на тарелку с темными трещинками и отбитыми кусочками. Возьмите в руку погнутую столовую ложку. Приятного аппетита! Вот так тоскливо выглядит подлива с картошкой в школьной столовой. «Знаешь ли ты, что это — лучшая школа в городе, и если тебе не хочется добросовестно себя вести, то переходи в другую школу. Ты должна гордиться, что учишься здесь, множество детей желает здесь учиться, но им не хватает места», — продолжает свою тираду учитель. «Знаешь ли ты, вдоль ночных дорог… Дети хотят тут учиться? Да это же обычная школа по моему месту жительства», — думаю я. Беру себя в руки и, из последних сил, сдерживаю гнев, подступающий к горлу ком слез, нахальную ухмылку и смех. «Знаю», — четко, спокойно и сдержано говорю я. Учительница недоуменно на меня смотрит, а после отвлекается, чтобы сделать замечание мальчишкам, пробегавшим за пирожками.

Я тихонько встаю и быстрыми, стремительными шагами ухожу из столовой.

13 ноября 2015 года

Если спросят меня о Родине,

Где я выросла и живу,

Расскажу я про город маленький

На крутом речном берегу.

Про красивый храм белокаменный,

Что стрелою взмыл в небеса,

Про зеленые тихие улочки,

По которым хожу я всегда.

Я люблю свою малую Родину,

Нет на свете ее милей.

Не найду на земле я города

Лучше Шуи любимой, моей!

2016 год

8 февраля 2016 года

Новая, молодая учительница географии чертит схему на доске, в попытках объяснить тему и привлечь хоть на секунду взоры учеников. Весь класс неугомонно орет, кидается учебниками и ходит по партам, зная, что на этом уроке им ничего за такое поведение не будет. Я рисую человечков в дневнике, одновременно перечерчивая схему в тетрадь. Пытаюсь выразить заинтересованность к уроку, потому что мне жалко учителя. Вдруг это была мечта всей ее жизни — учить детей? Нужно как то ее поддержать и не дать разочароваться в себе.

Стук в дверь. Класс затихает. «Войдите», — говорит учитель. Стремительно и неудержимо, как грозовая туча, входит делегация из 5 завучей. Инстинктивно хочется сжаться и спрятаться, хотя понимаешь, что сегодня ты в школьной форме и ничего еще не натворила. Ребята встают. «Здравствуйте, садитесь. Встаньте те, кто уходит из школы после 9 класса», — говорит наш классный руководитель и завуч в одном лице. Встает моя подруга, которая учиться с двойки на тройку, отпетый двоечник Миша — очень добрый, честный и интересный человек, и я. Остальные ребята, которые плохо учатся не пришли сегодня, но они автоматически уходят после 9, потому что в 10 класс их тут никто не возьмет. Весь класс смотрит на меня с изумлением, будто бы первый раз видит. Со всех сторон начинается шепот. У нашей классной брови поднимаются вверх и ломаются посередине. «Ты уходишь после 9? Куда?» — спрашивает завуч. «В художественное училище» — гордо и торжественно говорю я, улыбаясь. «Продолжайте урок», — оборачиваясь к учительнице географии, говорит наш классный руководитель, — «Наталья, можно тебя на минутку».

Я встаю и выхожу из класса вслед за вереницей учителей. «Пятеро на одного — так не честно. Хотя, что в этом мире честно? Все — таки нужно было купить на море деревянный меч, зря не взяла», — уже который раз вспоминаю про меч я. Неодобрение. Снисходительная ухмылка, как при взгляде на несмышленого ребенка. Предсказуемое: « Ты же очень хорошо учишься, подумай, не порти свою жизнь этим поступком. Тебе всего 14 лет, поучись еще в школе. Художник — это не профессия. Да и что можно нарисовать нового?» Художник это не профессия — резко сотней иголок втыкается в мою кожу. Художник это не профессия — острым ударом разбивает веру в светлые, радужные желания. Художник это не профессия — выливается на мою голову ведром ледяной воды. «Знаете, я так хочу. И у меня получится все, что я захочу», — стараясь не переходить на грубость, говорю я.

Придя домой, достаю блокнот и черную ручку. Рука сама начинает выводить узоры, неведомых и загадочных существ, а мысли где — то в облаках. «Нет. Не все нарисовано. Я не нарисовала», — шепчу я.

23 июля 2016 года

Летом жизнь становится совершенно другой. Яркой, насыщенной, звонкой. Мир словно вывернут наизнанку. Ты чувствуешь его другую сторону — светлую, свежую, сокровенную. Беззаботные, летние дни щекочут нос, а ты чувствуешь себя по-настоящему живой и бесстыже свободной. Счастье льется на меня лучами солнца. Или из меня? Сквозь прищуренные глаза, гляжу на синеву неба, лежа на мягком, нежном ковре трав под кружевной тенью деревьев.

Однажды, знойным, августовским днем, под раскидистой кроной старого каштана в детском саду, мы с другом ели свежую, зелененькую травку и клевер — на счастье. Почему- то тогда еще больше верилось в волшебство и сказки.

В саду можно было гулять только на своем участке и не на шаг в сторону. Самая вкусная трава, как назло, выросла вдали от нашей территории. «Давай представим, что воспитательница — злая колдунья. А мы будем гномиками. Нет, эльфами. Хотя нет, я хочу быть дюймовочкой, как у меня на обложке книги, помнишь? А ты… Ты будешь добрым гномиком, который будет меня слушать», — заворожено шепчу я, уже чувствуя себя в мире тайны и сказки. «Хорошо, а другие ребята — индейцы, они служат колдунье и могут выдать нашу тайну», — друг тоже вошел в мир игры. «Индейцы? Ладно. Нам нужно пробраться под огромное дерево каштанов, именно под ним растет целительная трава, без которой мы не сможем жить. И еще нужно повернуться на одной ножке около дерева, обнять его и почувствовать свежее, шероховатое дыхание коры. Духи природы дадут нам силы на этот нелегкий путь», — закрыв глаза и витая в мире фантазии, рассказываю я. «Давай приносить траву по очереди. Один из нас останется на площадке, и будет отвлекать воспитательницу, если она что-то заподозрит», — сказал Антон. «Хорошо, я встану на колесико, словно принцесса, заточенная в высокой башне, и буду смотреть по сторонам — на тебя и злые силы», — согласилась я. « Ну, я пошел», — пригнувшись, побежал на цыпочках через дорожку друг.

Тучи сгущались над башней принцессы, а в воздухе чувствовалось тревожное ожидание. Но не тут-то было. «Татьянааа Викторовнааа, а Антон ушел с площадкиии», — писклявым голоском процедил Артем. «Антон, быстро вернись», — крикнула злая колдунья. «Не сорвал, не успел», — с гневом и досадой взглянула на ябеду я, спрыгнула с колеса и побежала к другу. «Тебе места гулять мало что ли? Ты зачем туда пошел?» — спросила воспитательница. «Там трава вкусная, можно я дойду до нее и сорву, он не успел дойти», — говорю я, думая, что она войдет в наше положение. Но большинство взрослых равнодушно относятся к волшебству и тайнам.

«Вы козлята или дети? — интересуется воспитательница, — я скажу поварам, чтобы они вам вдвоем траву давали и на завтрак, и на обед, и на ужин. Как они обрадуются! Готовить меньше — травы нарвал и все».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 58
печатная A5
от 271