электронная
144
печатная A5
452
18+
Знойный «Яниго»

Бесплатный фрагмент - Знойный «Яниго»


Объем:
288 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2186-7
электронная
от 144
печатная A5
от 452

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Письмо к читателю

Лично я, дорогой мой читатель, к этой истории не имею никакого отношения. Всё началось с рассказа одной женщины, с которой я познако­мился, находясь в подмосковном санатории ФСБ России «Дубрава». В этот санаторий меня завели застаревшие боли в коленном суставе, ко­торый я травмировал в период своей службы в Приморье на советско-китайской границе.

Не являясь по своей натуре «попутчиком-говоруном», коих часто можно встретить на курортах и в местах отдыха, я приветствовал эту женщину лишь кивком головы в те короткие минуты, когда мы встречались с ней за общим столом. Но вот, за столом появился мой девятилетний внук, и я увидел, с каким умилением моя соседка стала смотреть на него, как потеплел у неё взгляд, как на мгновение ушла печаль с её задумчивого и грустного лица.

— У меня внук такого же возраста, — сказала тихо женщина, перехватив мой взгляд.

— Он такой же подвижный? — поинтересовался я у неё.

— Да, такой же, — ответила она и вслед добавила, — это хорошо, что мальчик растёт таким…

Позже я обратил внимание ещё на один момент в поведении моей соседки, который привёл меня в откровенное изумление. Всякий раз, дождавшись окончания приёма пищи отдыхающими, она помогала официантке, которая была моложе её возрастом, убирать посуду со столов.

Я поинтересовался, в чём дело? Александра Константиновна, так звали мою соседку, рассказала, что зять этой женщины, которой она помогает убирать посуду, служил в Дагестане, в том же пограничном отряде, где от рук боевиков погиб её сын Руслан.

Чтобы лишний раз не тревожить сердце матери, я не стал расспрашивать о том, как погиб её сын. Мне было хорошо известно о зверствах, какие вытворяли боевики, если в их грязные руки попадали раненые российские пограничники.

Порывшись в интернете, я узнал, что в Цунтинском районе Да­гестана в августе 2010 года был зверски убит подполковник, начальник оперативно-розыск­ного отделения пограничного управления ФСБ России Руслан Желудкин. Он находился в составе поиско­вой группы, был неожиданно обстрелян боевиками из засады, а затем жестоко замучен ими и обезглавлен…

Из фильмов, посвящённых подвигу Руслана, я узнал о посмертном награждении его «Орденом мужества», о передвижной выставке Чувашского национального музея «Ушедший в последний дозор», об открытии Обществом пограничников запаса «Щит Родины» посёлка Вурнары монумента памяти героя. Узнал я и том, как чтут и хранят светлую память о нём в Чувашии, и, прежде всего, на его малой Родине — в селе Ачкасы…

Совсем неожиданным для меня явилось известие о том, что его сестра Людмила, после смерти брата, решила связать свою судьбу с пограничными войсками и поступила в Голицынский пограничный институт ФСБ, в котором некогда учился он.

Также в интернете я отыскал книгу «Ветер плачет за горою», написанную ею, в память о своём брате. Прочитав её, я пришёл к мысли — написать книгу о девчатах-пограничниках, посвятивших себя служению Родине на её далёких рубежах, именуемых ёмким словом — Граница.

У каждой из девушек были на то разные причины. У кого-то в пограничном институте учился парень, и девушка хотела быть рядом с ним, кто-то увидел для себя возможность получить квалификацию юриста и гарантированное при этом место работы, а кто-то обратил внимание на то, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, зачисляются в учебное заведение на основе собеседования.

Пограничная служба не простой вид человеческой деятельности, так как она нередко сопряжена с опасностью для жизни. Случаев, когда на границе погибали пограничники немало. Вместе с тем в пограничных вузах ФСБ на женских факультетах, можно встретить девушек, которые связали свою судьбу с погранвойсками, потому как там ранее служили близкие им люди. У этих девчат по поводу выбора профессии своя особая мотивация.

Так или иначе, эта книга о девушках-пограничниках и вы, мой дорогой читатель, сейчас держите её в своих руках.

Этот роман является художественным произведением и всё изложенное в нём не имеет никакого отношения к реальным лицам, несмотря на то, что речь в ряде случаев идёт о некоторых действительных событиях современности, о которых автору известно доподлинно.

И последнее, что хотелось сказать. Написанием данного романа автор ставит точку в своей трилогии «Дыхание границы», включающей романы «След в прошлом» и «Жаркое лето 2014 г.».

Серж Бэст.

Пролог

— Игорь, ты веришь, что я люблю тебя? Скажи, мне, пожалуйста, что ты веришь, а лучше поклянись мне. Поклянись, что веришь…

Вместо ответа он наклонился к ней, чтобы поцеловать её, но она приложила руку к его губам.

— Нет. Ты должен сейчас сказать. Я хочу услышать это. Всего один раз, пожалуйста.

Он чувствовал, как Алина дрожала, и её голос был немного громче обычного, словно для неё было чрезвычайно важно, чтобы он сказал, что верит в её любовь.

— Я верю в твою любовь. Ты знаешь, что я верю. Скажи, мой милый друг, что случилось? Почему ты спрашиваешь меня об этом?

— Ничего не случилось. Просто я хотела быть уверенной, что ты веришь в мою любовь.

— Ты сомневаешься во мне? Что побудило тебя усомниться в этом?

— Сама не знаю почему, но мне вдруг захотелось задать тебе этот вопрос, — уклончиво ответила она.

Алина легла на подушки и закрыла глаза. Игорь лёг рядом, озадаченный, но тронутый этой странной просьбой. Он поцеловал её красивое лицо и ощутил солёный вкус слёз на её щеках. Повинуясь внутреннему порыву, он ласково вытер их рукой, глаза её открылись, и она улыбнулась ему…

Игорь обнял её, и они лежали неподвижно. Больше не было произнесено ни слова, а через некоторое время дыхание Алины стало тихим и равномерным. Он уверился, что она спит и тоже закрыл глаза, и его сознание погрузилось в темноту…

Когда он проснулся утром, рядом с ним было пусто; на подушке Алины лежала помолвочное кольцо, которое он подарил ей тремя днями ранее, а в нем завёрнутая в трубочку записка.

Он развернул записку и принялся читать её.

Игорь, я ухожу!

Вопреки тому, что ты сейчас можешь подумать о женщине типа меня, я предпочитаю выстраивать отношения цивильным методом и не давать никому надежды, если я этого не хочу. Основная причина моего ухода от тебя заключается в том, что я могу себе позволить всё, что хочу. Сегодня я хочу остаться одной…

Не обижайся на меня. У тебя будет другая женщина, и ты будешь вспоминать обо мне, как о дурном сне. Такова жизнь…

Алина.

Игорь усмехнулся. Его рот искривился в глубоко циничном изумлении. Он не ожидал такого финала развития их отношений.

На стуле у окна лежал её любимый тёмно-зелёный свитер…

Зачем она его оставила? Впрочем, всё ясно. Она явно спешила уйти от меня.

Он подошёл к стулу, взял в руки её свитер, который показался ему на этот раз удивительно колючим, открыл окно и посмотрел на улицу — мокрую, пустынную… Слабый ветер коснулся его лица, он глубоко вздохнул и снова с сожалением вспомнил о ней.

Ему казалось, что она любила его по-настоящему, поэтому завёл речь о свадьбе, но так и не дождался от неё ясного ответа. Вместо этого она принялась выяснять, верит ли он в её любовь. Возможно, она боялась ранить его своим решением уйти, но удерживало и что-то ещё, не вошедшее в записку, о котором он лишь мог догадываться…

Глава I

Неожиданная встреча

Крупные капли дождя застучали о землю. Сквозь утреннюю сизую дымку тумана едва проступали очертания девушки, сидевшей в скрюченной позе под кроной вековой сосны у дороги…

Курсант четвёртого курса пограничного института ФСБ России Агнешка Быстрицкая, промокшая до нитки, торопливо шла от железнодорожной станции «Голицыно» по Советской улице в направлении Можайского шоссе, размышляя о том, что такого ненастного лета не было на её памяти. Справа от дороги шумела Большая Кляземка, и её воды, смешиваясь с дождём, образовывали сплошной серый мутный поток.

Дождь усиливался, и Агнешка, ускорив шаг, прикидывала в уме, когда доберётся до своей съёмной квартиры, в которой жила с тех пор, как поступила в институт.

То, что шёл дождь, и она промокла, не пугало её. За то время, что она провела в полевом учебном центре (ПУЦе) будучи курсантом пограничного института, она привыкла ежедневно, в любую погоду, преодолевать многокилометровые дистанции. Сейчас её беспокоило лишь одно — ей нужно немного отдохнуть, высушить одежду, а потом отправиться в библиотеку пограничного института и засесть за учебники, чтобы успешно написать реферат по религиоведению.

Белый спортивный свитер с двуглавым орлом в центре креста и серебряными мечами, а также льняные летние брюки промокли насквозь и неприятно липли к её телу, вызывая лёгкий озноб. Ей предстояло идти ещё минут пятнадцать.

Может переждать ливень в подъезде какого-нибудь дома? — предательски мелькнула мысль в её голове. Нет, лучше добежать до своей квартиры, всё равно уже промокла до нитки, — решительно отвергла она её.

Дорога изогнулась вправо, рассеянный взгляд Агнешки, скользнув по тёмным и мокрым стволам деревьев, неожиданно различил в густой пелене тумана неясные очертания какого-то большого светлого предмета, прислонённого к сосне.

Она остановилась, стряхнула стекавшие с козырька бейсбольной кепки капли дождя, протёрла ладонью глаза и навела резкость. Расплывчатые контуры странного предмета обозначились более чётко, и её взору предстала молодая брюнетка, сидящая на земле под сосной в грязных джинсах и порванной белой толстовке. Агнешка, вглядевшись, узнала девушку, её сердце тревожно застучало:

— О боже!… Янина, что случилось с тобой?

Брюнетка слабо улыбнулась ей.

— Я попала в аварию. Бежала со станции, как угорелая, надеясь опередить дождь. Из-за тумана не заметила колдобины на тротуаре и влетела в неё. Похоже на то, что подвернула ступню, а возможно, и сломала её. В результате передвигаться не могу, скорую помощь мне тоже не вызвать, так как при падении я разбила свой сотовый телефон. Вот отползла к сосне и сижу в надежде, что кто-нибудь меня заметит, — с досадой добавила она.

— Чёрт! — выругалась Агнешка, — у меня тоже нет телефона, оставила его дома. Ладно, сиди здесь! Что-нибудь сейчас придумаем.

Агнешка отошла на несколько шагов от неё и огляделась. Никого! Дождь обезлюдил улицу. Прислушалась к шелесту мокрых тяжёлых сосновых веток и монотонному шуму дождя. Ни шагов, ни подозрительных шорохов. Ничего…

Она вышла на дорогу. Внезапно серый туман прорезали яркие огни фар.

— Слава богу! — Агнешка с облегчением вздохнула. Выбежав на середину дороги, она отчаянно замахала руками:

— Эй! Остановитесь! Подождите!

Чёрного цвета «Прадо» с затемнёнными стёклами вильнул в сторону, скрипнули тормоза, и шины зашуршали по мокрому асфальту. Распахнулась передняя дверца, и из салона выглянул водитель. Тёмные, коротко стриженные волосы, угрюмое лицо, неприветливый, хмурый взгляд серых глаз, плотно сжатые губы. Неприятный тип!

— Что случилось? — раздражённо бросил он. — Тебе жить надоело?

— Там… там девушка под сосной! — задыхаясь, проговорила Агнешка и махнула рукой в сторону, где находилась Янина. — Ей нужна помощь, у неё вывих ноги.

Водитель нахмурился и посмотрел в направлении, указанном Агнешкой.

— Нам нужно в больницу, — торопливо продолжала Агнешка. — Если не хотите вести, то дайте мне, пожалуйста, ваш сотовый телефон, я сама вызову «Скорую помощь».

Водитель напряжённо молчал, и что-то обдумывал. Агнешка подошла вплотную к машине и положила руку на капот, словно опасаясь, что он уедет.

— Мужчина, почему вы молчите? — недоумённо воскликнула она. — Есть у вас телефон или нет?

Водитель вылез из машины, сначала бросил тяжёлый взгляд на Агнешку, а затем оглянулся по сторонам.

— Пограничница, что ли? — ткнул он пальцем в герб на её свитере.

— Да! Пограничница! — гордо ответила ему Агнешка.

Водитель презренно ухмыльнулся. В его облике явно просматривался криминальный тип: тяжёлая нижняя челюсть, крупный нос со сломанной переносицей, короткие тёмные волосы, блестящие от дождя…

Этого ещё только не хватало! — с горечью подумала Агнешка и решительно отшагнула от машины…

— Тебе нужен телефон или ты уже передумала? А может тебе нужно что-нибудь другое? — осклабился криминальный тип.

Как только он произнёс эти слова, боковые дверцы его авто раскрылись и на асфальт выскочили двое здоровых парней в чёрных «худи» с наброшенными на голову капюшонами.

— Хватайте эту сучку и тащите в машину! — скомандовал он им. — Я схожу ещё за одной…

— Сволочи! Не трогайте меня! — неистово закричала Агнешка и отбежала на несколько метров в сторону. Она смогла бы убежать от них, но сейчас она думать об этом даже не могла, потому как там, у дороги, сидела с травмированной ногой её сокурсница — Янина Ключевская, которой угрожала реальная опасность.

Неожиданно вдали появились огни ещё одного автомобиля. Агнешка, отчаянно замахав руками, бросилась ему навстречу.

Один из преследователей догнал её, натренированным движением руки обхватил её шею и сделал удушающий приём. Она тихо вскрикнула, и, потеряв сознание, опустилась на мокрый асфальт.

Из подъехавшей машины выскочил спортивного телосложения парень, его цепкий взгляд сразу же выхватил герб погранвойск на свитере девушки, лежащей в бессознательном состоянии на асфальте.

— В чём дело? — резко бросил он.

— Эта воровка обокрала нашего босса, — быстро проговорил мордастый увалень с маленькими свинячьими глазками, — мы её сейчас доставим к нему.

— Врёт он! — раздался пронзительный женский крик. Это кричала Янина. Её, перекинув через плечо, нёс на себе водитель «Прадо».

— Отпусти девушку! — грозно потребовал парень. В ответ на его требование подельники водителя выхватили из карманов ножи, и угрожающе размахивая ими, пошли в нападение.

Однако их зловещий вид не смутил парня. Первый выпад с ножом был отбит им хладнокровно предплечьем с последующим нанесением сильного удара кулаком снизу в челюсть. Нападавший был отброшен ударом метра на три назад, где и свалился в глубоком нокауте. Второй удар ножом был отбит встречным ударом ноги в бьющую руку, после которого нож, издав стальной звон, отлетел далеко за обочину, а его хозяин схватился за сломанную кисть.

Разобравшись с нападавшими, парень двинулся наперерез водителю «Прадо». Тот, опережая событие, крикнул срывающимся голосом:

— У девушки сломана нога, я хотел отвезти её в больницу…

Парень презрительно ухмыльнулся.

— Слушай меня внимательно, любитель острых приключений, — грозно сказал он, — сейчас ты бережно отнесёшь девушку к моей машине и находись рядом. За это я не стану калечить тебя. Ты меня хорошо понял?

Лицо бандита потемнело, а его глаза налились кровью.

— Понял я, — мрачно буркнул он.

Парень подошёл к Агнешке, пришедшей в сознание, но продолжавшей лежать на асфальте.

— Не бойся, меня зовут Игорь, я офицер-пограничник. Твои обидчики наказаны. Позволь помочь тебе встать на ноги…

Какой-то миг взгляд девушки оставался растерянным, потом она кротко улыбнулась.

— Я тоже пограничник, меня зовут Агнешка, — тихо ответила она и протянула ему руку.

Бережно поддерживая девушку под локоть, офицер-пограничник сопроводил её до своей машины и усадил на переднее сидение.

— С вашей подругой мы познакомились, а как зовут вас? — спросил он девушку, полулежащую на заднем сидении его автомобиля.

Девушка приподнялась с сидения, её лицо было бледным, а в тёмных глазах всё ещё таился испуг, она глубоко вздохнула:

— Меня зовут Янина. Спасибо вам…

Парень, не говоря в ответ ни слова, утопил в пол педаль газа, машина, взревев, рванула с места. Проехав, молча некоторое время, он посмотрел в зеркало заднего вида.

— Извините, Янина, за вынужденную паузу. Нам нужно было срочно покинуть поле боя. Хотя противнику и был нанесён некий урон, но он продолжал оставаться опасным. — Меня зовут Игорь. Вы, наверное, как и ваша подруга Агнешка, тоже курсант пограничного училища? — спросил он.

— Да, тоже — ответила негромко девушка.

Она по-прежнему была испуганной. Страх, засевший где-то далеко внутри, не торопился покинуть её.

Игорь, почувствовав состояние девушки, предпринял попытку успокоить её.

— Всё, Янина, уже позади, не стоит беспокоиться. Выпейте, пожалуйста, воды из бутылки, её горлышко торчит из кармана чехла прямо перед вами, и передайте её затем Агнешке.

— Спасибо. Мне уже намного лучше, — ответила Агнешка, и по её грязному лицу пробежало что-то наподобие вымученной улыбки.

— Я сейчас отвезу вас обеих в больницу, — сказал Игорь.

— Нет. Не нужно вести нас в больницу, — запротестовала Янина, — там нас бандиты могут без труда отыскать. — Отвезите, пожалуйста, нас ко мне домой, если это вас не тяготит. А мой отец всё устроит…

Игорь улыбнулся и понимающе покачал головой.

— Домой, так домой. Скорее всего, это будет самым правильным решением. Куда ехать?

— Это недалеко отсюда — в Одинцово. Друзья моего отца, которые сейчас в отъезде за границей, предоставили нам в пользование на полгода свой небольшой загородный дом, а так мы с ним живём в Москве, — пояснила она.

Езда заняла немного времени и вскоре они подъехали к дому, на который указала Янина. Это был небольшой двухэтажный деревянный особняк с черепичной кровлей зелёного цвета на окраине города. Отца Янины они захватили буквально на выходе из дома. Увидев свою дочь в руках незнакомца, он побледнел.

— Что с тобой, дочь? — почти выкрикнул он.

— Папа, не беспокойся, со мной все в порядке, я лишь подвернула ногу.

Отец широко распахнул входную дверь и принял Янину из рук Игоря.

— Проходите, пожалуйста, в дом, — сказал он.

Сам же он, не выпуская дочь из рук, проследовал к дивану, стоявшему в глубине зала. Уложив её на диван, он опустился на колено и принялся рассматривать повреждённую часть ступни.

— Перелома стопы, скорее всего, у тебя нет, — сказал с пониманием отец, — однако, синюшность налицо, кровоподтёки есть, деформация сустава присутствует. — Ты почувствовала резкую боль в ноге, а потом появился отёк, не так ли? — спросил он.

— Да, всё было именно так. Я влетела в колдобину на тротуаре и растянулась на асфальте, — с досадой в голосе проговорила Янина…

— Понятно. У тебя, вероятнее всего, подтаранный вывих стопы, — буркнул отец, удаляясь в дальнюю комнату.

Вскоре он вышел оттуда с кожаным саквояжем в руках, и, подойдя к столу, принялся выкладывать из него какие-то медицинские препараты.

— Сейчас, дочь, я сделаю тебе обезболивание и тем самым облегчу твои страдания.

Он открыл коробку с надписью «Хлорэтил», и достал из неё стеклянную ампулу. Затем вспомнив о чём-то, вновь принялся рыться в саквояже. На этот раз из его потаённых глубин на свет появился «Детский крем».

— Дело имеем с ребёнком, — пояснил он, улыбаясь Агнешке и Игорю, — поэтому и крем нужен соответствующий.

— А это не больно будет? — осторожно поинтересовалась Янина, косясь на крем, который отец выдавил на отёчную часть её стопы.

— Нет, — заверил отец, осторожно втирая крем в поверхность стопы.

— А от хлористого этила тоже не больно будет?

— Он также не причинит тебе боль. Это средство применяют в спортивной практике для обезболивания при ушибах и повреждениях мышц, связок и сухожилий.

— Эту процедуру можно нередко наблюдать во время трансляции по телевидению футбольных матчей, — подключился к диалогу дочери с отцом доселе молчавший Игорь.

— Точно так, — подтвердил отец, отламывая конец ампулы, и направляя вырвавшуюся из неё струю хлорэтила на повреждённое место. — Кстати, Янина, — ты мне не представила своих друзей, — прибёг он маленькой хитрости, чтобы отвлечь внимание дочери от боли, которую ей предстояло претерпеть во время вправления им вывиха.

— С Агнешкой мы учимся в одной группе, — начала свой рассказ Янина и тут же громко вскрикнула:

— Ой! Больно!

— Всё, дочь, я больше не причиню тебе боль — ступню я поставил на место. Сейчас я ещё раз орошу твою болячку и на этом закончим.

— Ты сказал правду? — с мольбой в голосе пролепетала Янина.

— Самую, что ни есть правду, — заверил её отец. — А вот ты не представила мне ещё одного своего друга, а он, судя по вашей грязной одежде и синяку на лице Агнешки, неожиданный ваш заступник. Или я ошибаюсь?

— Ты не ошибся, папа, как всегда ситуацию прокачал правильно. Нашего неожиданного заступника, как ты выразился, зовут Игорь. Он спас меня и Агнешку от бандитов. — Их было трое и они…, — только и смогла вымолвить Янина, как тут же расплакалась.

— Успокойся дочь, не стоит плакать. Всё уже позади.

— Я расскажу вам, как всё было, — поспешила на помощь подруге Агнешка. — У этих отморозков в руках были ножи, и если бы не Игорь, то нам было бы несдобровать. Игорь поколотил их всех, — принялась сбивчиво рассказывать она. — Их ножи отлетели в сторону, а они сами упали наземь…

— Спасибо, Агнешка, — поблагодарил девушку отец, когда она закончила свой эмоциональный рассказ. — Сейчас я вызову для дочери доктора, чтобы исключить у неё перелом стопы, а это можно сделать только в стационарных условиях. А потом вы, Игорь, расскажите мне о себе более подробно. Сдаётся мне, что я слышал о вас ранее, если вы, конечно, боец рукопашного стиля по фамилии Балашов.

У Игоря по лицу пробежало удивление.

Отец Янины тем временем подошел к телефону, стоящему на тумбочке у окна, и набрал номер.

— Владимир Михайлович, говорит полковник Ключевский! Моей дочери нужна ваша помощь, — проговорил он и детально обрисовал сложившуюся ситуацию.

Услышав, что сказал отец Янины, Игорь непроизвольно расплылся в широченной улыбке. Фамилия Ключевский ему также была знакома. Она была на слуху у многих спортсменов рукопашного боя, так как полковник Ключевский, разговаривающий сейчас по телефону, был сам в прошлом чемпионом Европы в этом виде боевых единоборств и неоднократно побеждал на первенстве пограничных войск страны по боевому самбо и рукопашному бою.

Закончив разговор по телефону, отец Янины подошёл к Игорю и протянул ему для рукопожатия руку.

— Тарум Алексеевич Ключевский — начальник отдела группы «Альфа» Центра специального назначения ФСБ, — представился он. — Спасибо вам, Игорь, за то, что вы заступились за девчонок — это поступок настоящего мужчины. — Ну, а теперь подтвердите или опровергните мои слова о том, что Игорь Балашов хорошо известен среди российских специалистов в мире боевых искусств, — сказал он.

— Да, действительно, товарищ полковник, я Игорь Балашов, капитан пограничных войск, преподаватель кафедры общевойсковых дисциплин Голицынского пограничного института, преподаю, в частности, огневую подготовку. О вас, товарищ полковник, я тоже немало наслышан. У нас на кафедре висит стенд «Чемпионы пограничных войск», там есть ваше фото.

Полковник добродушно хмыкнул.

— Ну вот, наследил под старость лет, — иронично сказал он и тут же высказал предположение. — Полагаю, что ваше фото, Игорь, тоже на этом стенде есть, ведь первенство погранвойск прошлого года по рукопашному бою осталось за вами. Не так ли?

Игорь открыто улыбнулся.

— Был за мной такой грешок, товарищ полковник, — признался он.

— А какие у вас, Игорь, достижения в стрелковом спорте?

— В прошлом году я выполнил норму мастера спорта по стрельбе из снайперской винтовки — был первым на войсках.

— Похвально! — одобрительно отозвался отец Янины. — Было бы замечательно, если вы, Игорь, к этому виду спорта подтянули Янину с Агнешкой.

— Если девчата не будут против, то я, товарищ полковник…

— Для тебя, Игорь, — прервал его отец Янины, — я отныне Тарум Алексеевич. — Кстати, как у тебя расписан сегодняшний день? У меня появилась мысль заинтересовать тебя новым местом твоей службы в Центре специального назначения ФСБ России. Как ты смотришь на такую перспективу?

— Спасибо, Тарум Алексеевич. От такого предложения я точно не откажусь, — сходу согласился Игорь. — Что касается моей занятости, то через два часа у меня занятия в тире с курсантами третьего курса. Мне уже нужно ехать.

— Понимаю, — молвил полковник. — Мы с тобой обязательно ещё встретимся. Нам нужно, Игорь, срочно установить личности напавших бандитов. Существует реальная угроза нападения на тебя самого. Ты ведь непросто упросил бандитов не трогать девушек, а поколотил их.

— Ну да, — с хриплой ноткой в голосе сказал Игорь.

— А эта публика чрезвычайно злопамятная, — продолжил отец Янины. — Их поиск мы сегодня начнём с проверки больничных учреждений, в которые могли обратиться бандиты, в случае получения ими увечий. — Ты же будь сам предельно осторожен, всякое бывает, — добавил он в заключение.

— Папа, ты их точно отыщешь? — с тревогой в голосе спросила Янина.

— Обязательно отыщу, дочь, не волнуйся.

Раздался звонок в дверь.

— Это приехали за Яниной, — сказал отец.

Игорь, распрощавшись со всеми, поспешил на выход.

На крыльце стояли трое мужчин в белых халатах и с носилками в руках. Рядом с его машиной была припаркована машина «Скорой помощи» пограничного госпиталя.

По прибытии на службу полковник Ключевский, реализуя чекистский принцип «Всё должно быть под контролем!», поручил своим подчинённым собрать всю информацию о капитане Балашове, преподавателе пограничного института ФСБ.

Итоговая справка по нему легла на стол полковника к исходу дня. Из неё явствовало:

Капитан Игорь Петрович Балашов, 1974 года рождения, уроженец города Владимира, образование высшее, окончил Московский пограничный институт. В настоящее время проходит воинскую службу в должности преподавателя кафедры общевойсковых дисциплин.

Проживает в Голицыно. Семейное положение — холост, детей нет. Воспитанник детского дома №4 города Владимира. Родители трагически погибли в автомобильной аварии в 1982 году.

Состоял в любовных отношениях с Алиной Николаевной Петровой — преподавателем кафедры иностранных языков Голицынского пограничного института, дочерью миллионера — Н. Г. Петрова, фигуранта дела оперативной разработки МВД по городу Москва «Бодяжники», заведённого по подозрению в незаконном обороте алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории России.

В настоящее время капитан И. П. Балашов какие-либо отношения с А. Н. Петровой не поддерживает.

Имеет следующие спортивные разряды: мастер спорта по рукопашному бою, борьбе «самбо» и стрельбе из снайперской винтовки; первый разряд по лыжам и спортивному троеборью.

Соседями, сослуживцами, командованием института характеризуется положительно. Ранее рассматривался кандидатом на службу в Центр специального назначения ФСБ РФ…

Полковник Ключевский достал из кармана пиджака перьевую авторучку Parker с золотым пером и размашисто написал внизу:

Отдел кадров!

Прошу срочно подготовить все необходимые документы на перевод капитана И. П. Балашова в группу «Альфа» Центра специального назначения ФСБ России на должность штурмовика-снайпера».

Т. А. Ключевский.

Глава II

Капитан Балашов

Звонок сотового телефона, лежащего в отделении для перчаток, вывел Игоря из раздумий, связанных с последними событиями, непосредственным участником которых он оказался. Игорь притормозил и потянулся к телефону.

— Слушаю вас, Тарум Алексеевич, — узнал он голос отца Янины.

— Игорь, ты сможешь ко мне подъехать в Одинцово или ты жирок набираешь в выходной день?

— Нет, — рассмеялся Игорь, — я его по выходным дням наоборот растрясаю в спортзале.

— Мы тебя с Яниной на блины приглашаем. Сам это упражнение я уже выполнил, так как люблю блинчики есть с пылу с жару! Приезжай, не раздумывая…

— Спасибо за приглашение. Блинчики я люблю. Буду у вас минут через десять, так как я нахожусь рядом — в Одинцово.

Восторженное воспоминание о блинах у Игоря сохранилось с детства, когда по выходным дням мать баловала его и отца этой незатейливой стряпнёй. В детском доме блины по какой-то причине не стряпали, пирожки и ватрушки пекли часто, а вот блины нет.

— Папа, у нас гость! — радостно воскликнула Янина, открывая Игорю двери.

— Привет Янина! — поприветствовал он её и дружески поцеловал в щеку.

Янина смутилась и покраснела, так как была неравнодушна к Игорю. Впервые это чувство появилось, когда он нес её на руках и она, уткнувшись в шею, вдыхала тепло и запах его кожи. А теперь она будет кормить его блинами, и уже только одна эта мысль необычайным образом волновала её.

Мужчины поприветствовали друг друга, после чего прошли на кухню, где уже принялась хозяйничать Янина. Блины у неё получились на славу, и Игорь, поедая их, нарочито урчал от удовольствия.

Янина, видя, с каким наслаждением уплетает он блины, светилась от счастья, ей было приятно осознавать, что блины удались.

Уже в своём кабинете отец Янины сообщил, Игорю, что по результатам проведённого оперативного поиска были установлены два молодых мужчины в возрасте до тридцати лет, которым в утренние часы была оказана медицинская помощь в травматологической больнице в связи с переломом кисти руки у одного, и переломом челюсти у другого.

Внимательно рассмотрев снимки, сделанные с видеокамеры наружного наблюдения, установленной на входе в лечебное учреждение, Игорь безошибочно опознал среди посетителей больницы тех самых бандитов, которые напали на девушек.

— Нами также установлен хозяин автомобиля «Прадо». Это местный криминальный авторитет, известный под кличкой «Угрюмый» — жестокий и опасный человек, просидевший одиннадцать лет в тюрьмах, — сообщил отец Янины.

— Серьёзный тип, — хмыкнул в ответ Игорь.

— А у тебя есть личное оружие? — неожиданно спросил его отец.

— Есть, но оно хранится на работе в сейфе. Нам ведь повседневное ношение оружия не разрешено, да это и не к чему. Зато у меня есть секретное оружие «дуло-дуло», — рассмеялся он.

Видя удивление на лице отца Янины, Игорь полез в карман и достал из него две изогнутые палочки, выточенные из дерева тёмного цвета с заточенными концами, внешне похожими на авторучки. Одна палочка была прямая, другая изогнутой и напоминала рог животного.

— Это и есть твоё секретное оружие «дуло-дуло»? — рассмеялся полковник.

— Да, оно самое. Это боевая ладонная палочка, выточенная из прочной древесины камагонг, которая произрастает на Филиппинах. У неё по-особенному заточены концы, один конец обычное заострение, а другой трёхгранник. — Эта боевая палочка позволяет эффективно воздействовать на малодоступные зоны противника — пояснил Игорь.

— А на какие такие зоны, куда не достает кулак пограничника? — усмехнулся отец Янины.

— Есть такие и их немало, — улыбнулся Игорь. — Например, ямка у основания черепа, впадина под ухом, надключичные, подключичные, и подмышечные впадины, — перечислил Игорь.

— И ты владеешь техникой применения «дуло-дуло»? — спросил отец Янины.

— У меня есть определённые навыки в этой технике. К ней применима работа ножом, палкой, а этому я уделял значительное время, — признался Игорь.

— Игорь, я хочу, чтобы ты проникся тем, что, ситуация вокруг тебя и девчат может оказаться не простой в плане безопасности. Нужно быть в полной готовности.

— Я это понимаю, — сказал Игорь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 452