электронная
72
16+
Жизнь среди людей

Бесплатный фрагмент - Жизнь среди людей

[не]научно-исследовательская работа

Объем:
468 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5419-9

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

1. В лоб

В моей голове говорящий огромный кит

Бьется о лобные, теменные, височные кости.

Он открывает рот и беззвучно кричит

От несвободы, нехватки пространства и злости.

Если бы случился конец света, я бы вряд ли заметил. Кому-то пришлось бы мне об этом сказать.

Во-первых, я никогда ничего не замечаю. Во-вторых, мой личный конец света случился восемьдесят три дня назад. Вряд ли что-то может быть хуже.

____________________________________________________________________

В новую школу в первый день не стоит опаздывать. Но я опоздал.

Я потратил на глажку рубашки и брюк сорок четыре минуты вместо отведенных двадцати. И я бы опоздал на пятнадцать минут, но вспомнил, что надо подарить новой классной руководительнице букет цветов. Бессмысленный ритуал — дарить на праздники половые органы покрытосеменных растений. Но что поделать? Люди любят странные вещи.

В холле новой школы я был в 10:27. Если округлить, я опоздал на полчаса.

Я поднялся на второй этаж и подошел к своему новому классу. Выключил айпод, который на повторе проигрывал Симфонию №5 Людвига ван Бетховена. «Так судьба стучится в дверь».

Вот и я подошел к своей двери.

В классе слышались голоса. Кто-то говорил, кто-то смеялся. Я пригладил волосы и протянул руку, но не смог открыть дверь. Просто не смог.

Мне не хотелось проходить все это заново. Не хотелось снова быть новеньким.

В такие моменты люди говорят, что их сковал страх. И я действительно не мог пошевелиться. Но я знал, что страх — это древнейшая реакция, передающаяся из поколения в поколение и помогающая выжить. Неподвижность. Тогда хищник тебя не заметит. Включение симпатической нервной системы. Учащение сердцебиения, мобилизация организма, подготовка к активной физической деятельности.

Один вопрос, на который нужно найти ответ: бить или бежать?

Если бы я был древним человеком, я бы обязательно убежал. Но я знал, что должен войти. Должен произвести хорошее первое впечатление. Должен открыть эту…

Дверь с размаху ударила меня по лбу.

Я отступил на шаг, а перед глазами пошли фракталы.

— Ой, — услышал я и попытался сфокусировать взгляд.

Передо мной стояла корпулентная особь женского пола с обесцвеченными волосами. На ней было яркое ультрамариновое платье. Очень яркое.

Раньше никто не бил меня. Ну, случайно не бил.

— Ой, — повторила она. — Я тебя шибанула, да?

Класс засмеялся, и этот смех болезненно отозвался у меня в ушах.

Вот и хорошее первое впечатление.

Вопрос был явно риторическим, поэтому я не ответил.

— А ты новенький, да? — спросила она снова и повернулась к остальным: — Зоя Викторовна, я тут, кажется, новенькому по лбу заехала.

Мои новые одноклассники снова засмеялись.

— Тихо, — услышал я.

Смех тут же затих.

— Прости, — шепнула она.

Я кивнул ей.

Ко мне подошла моя новая и очень молодая классная руководительница. Зоя Викторовна. Я уже видел ее в августе.

У нее были светлые кудрявые волосы и блузка, через которую немного просвечивал лифчик. Я не разбирался в размерах, но грудь у нее была большая.

Тяжело быть подростком на пике полового созревания. Сразу обращаешь внимание на то, на что не следует смотреть.

— Это вам, — я вручил цветы Зое Викторовне.

— Спасибо большое, — она улыбнулась и положила их на учительский стол рядом с остальными букетами.

Зоя Викторовна обняла меня за плечи.

— А вот и Леша Самохин. Женя тебя сильно ударила? Может, хочешь зайти в медкабинет?

Я помотал головой, чувствуя, как болит лоб.

— Алиночка, сходите все-таки с Лешей к завхозу, у него есть ключ от медкабинета. Пусть он даст что-нибудь от головной боли и компресс достанет из морозилки.

Из-за парты во втором ряду встала представительница женского пола. Первое, на что я обратил внимание, были ее ноги. Длинные, красивые, прямые. На ней была короткая юбка, поэтому не обратить внимания было невозможно. Поэтому я смотрел на ноги. Только поэтому, разумеется.

— Пойдем, — сказала она.

И мы пошли. В коридоре никого не было. Она шла впереди, а я думал только о том, что она сантиметров на пять выше меня. Причем без каблуков.

— Меня зовут Алина.

— Приятно познакомиться. Меня зовут Алексей.

— Ага. Я слышала. Самохин.

Алина зашла в кабинет завхоза и вышла с ключом в руках.

Мы зашли в медкабинет вдвоем. Он был раза в три меньше, чем в моей прошлой школе. У стены стояла кровать, в углу мойка и зеркало, а вдоль другой стены — ящики и два стола: письменный и медицинский, на котором стояли всякие приборы.

Ситуация показалась мне странной по двум причинам. Во-первых, я оказался наедине с человеком противоположного пола, который не был моим родственником. Такое со мной произошло только один раз. Во-вторых, Алине дали ключ и отпустили в медкабинет без взрослых. В моей прошлой школе такого бы никогда не случилось. Очевидно, здесь ученикам доверяли больше.

— Садись, — сказала она и начала осматривать наклеенные на ящиках бирки.

Я сел на кровать и стал разглядывать плакат, на котором был нарисован человеческий мозг.

— Так, обезболивающие. Тебе что? «Нурофен» или «Аспирин»?

— Можно «Нурофен», если он не в капсулах.

— Почему не в капсулах?

— У меня на него аллергия.

— Хреново.

— Да можно без таблеток. Не очень болит.

— Точно? — Алина повернулась ко мне. — Ой, блин.

Она подбежала к маленькому холодильнику и достала оттуда синий герметичный пакет.

— Приложи.

Я приложил пакет ко лбу. Стало лучше.

Алина села рядом со мной.

— Извини. Смольникова такая дура, — она хихикнула. — Все время какую-нибудь такую фигню вытворяет. Ну, она вообще странная. Увлекается японскими мультиками и вообще всякой хренью.

Я не стал спрашивать, что плохого в аниме. Просто молча разглядывал Алину из-под компресса.

У нее были длинные светлые волосы. Даже светлее, чем у меня.

Рецессивный генетический признак.

У меня у самого есть рецессивные признаки. Я бледный и могу писать обеими руками. До начала полового созревания я был светло-рыжим, но после того как клетки Лейдига в моих семенниках стали вырабатывать тестостерон, мои волосы потемнели. Теперь я стал просто русым. Это оказалось лучше, чем быть рыжим. Над таким цветом люди обычно не смеются.

— А ты откуда к нам перешел? — спросила Алина.

— Я из Санкт-Петербурга переехал.

— Правда? Круто. Я там была один раз в детстве. Мне очень понравился Невский и Эрмитаж. Слушай, а сколько… — она отвела глаза и замолчала.

— Что?

— Сколько тебе лет?

— Четырнадцать, — признался я.

— Правда? — она приподняла одну бровь.

— Ну, я пропустил два класса.

— Круто. Ты, наверное, жутко умный.

Я пожал плечами. Я вовсе не считал себя жутко умным.

— Ты, как этот… Уилл Хантинг, да?

Меня очень удивило, что она смотрела «Умницу Уилла Хантинга».

— Да нет, я не настолько…

Алина встала и прошлась по кабинету, разглядывая ящики.

В коридоре послышались шаги.

— О, все идут на линейку, — улыбнулась Алина.

Это слово всегда казалось мне странным. Почему именно линейка? Почему не циркуль?

— Нам тоже пора, наверное, — сказал я.

— Да ну. Че там делать? Слушать Ушастого нашего, что ли?

— Ушастого?

— Ага. Дирика. Все равно ничего умного он не скажет. Будет втирать про то, что надо стараться, потому что мы должны показывать результаты. Да ну на фиг. Лучше здесь посидим.

Я знал, что дириком мои сверстники называют директора.

Алина заперла дверь, а потом подошла и села рядом со мной.

Теперь даже холодный компресс мне не помог бы, потому что я пришел в состояние сильного волнения. Люди говорят в такие моменты, что их бросает в жар.

— А летом ты чем занимался?

— Учебой.

— Серьезно? — она покосилась на меня. — Меня летом не заставишь книжку в руки взять. Но зато приходится тренироваться.

— Тренироваться?

— Ага. Я занимаюсь художественной гимнастикой.

— Здорово.

— Ага. Я уже кандидат в мастера.

— Это большое достижение.

Алина засмеялась.

— Что-то не так?

— Ничего. Просто ты так говоришь странно.

— Как?

— Ну, как… взрослый.

— Это плохо?

Алина пожала плечами и улыбнулась, и я подумал, что у нее правильные пропорции лица. Жалко, что я почти не запоминаю лиц.

— А я летом ездила в Вену и Будапешт. Ты там был?

— Нет.

— О, там так красиво. И музеи мне понравились.

— Да, в Вене очень хороший Музей естественной истории. Я про него читал.

— Я там не была. Зато в художественные музеи ходила. Я же еще рисую. Даже в конкурсах участвую.

Она рассказывала о своей художественной школе на Кропоткинской, а я смотрел и слушал.

А потом она замолчала.

— Слышишь? Первый звонок.

Я слышал. Значит, какой-нибудь крупный одиннадцатиклассник посадил на плечо первоклассницу с колокольчиком в руке, и она звонила, пока он нес ее по актовому залу.

Это значило, что начался десятый класс. Мой предпоследний класс.

— Приложи другой стороной, — улыбнулась Алина.

— Что?

— Компресс.

Я перевернул компресс.

— А тебе нравится живопись? — спросила она.

— Да, мне нравится Лионель Фейнингер.

— О, я про него слышала. Но не особо знакома с его творчеством.

В коридоре раздался топот множества ног.

— Так, они возвращаются. Пора идти, — Алина толкнула меня плечом и встала. — Кинь компресс в мойку.

Я положил компресс, и мы направились в класс.

Мы зашли вместе со всеми, и Зоя Викторовна попросила меня задержаться у доски.

Небо заволокли тучи, в классе стало немного темнее, и над доской включили люминесцентную лампу. Не люблю эти лампы. У меня они ассоциируются с пришельцами, которые высасывают у землян мозги. Глупая ассоциация.

Все уже расселись и смотрели на меня.

Я вспомнил о том, что надо произвести хорошее впечатление. Пусть не первое, но хотя бы второе.

Тогда я поднял уголки губ. Было очень непривычно улыбаться.

Никто не улыбался мне в ответ.

Со мной определенно было что-то не так.

Я читал, что обычно всем нравятся красивые люди. Красивым людям приписывают положительные качества: доброту, честность, даже высокий уровень интеллекта. Никогда не мог понять, как люди могут приходить к таким выводам.

Мое лицо соответствует современным канонам красоты, но было во мне что-то такое, что всегда отталкивало людей от меня.

Моя жизнь — вечный тест Тьюринга.

Приходится изображать кого-то, кем я не являюсь, притворяться, выводить формулы, решать уравнения, но каждый раз кто-то догадывается, что я какой-то не такой.

Сколько у меня времени на этот раз?

Отсчет пошел.

Парты стояли в три ряда, и за каждой сидело по два человека. Только за первой партой у учительского стола девушка сидела одна. У нее была очень хорошая осанка.

Последняя парта у стены тоже пустовала.

— Тихо-тихо. Давайте наконец-то поприветствуем Лешу Самохина. Он приехал к нам из Питера, — сказала Зоя Викторовна.

Из Санкт-Петербурга, хотел я ее поправить, но ничего не сказал. У меня задрожали руки, поэтому я спрятал их за спину.

— Лешенька у нас вундеркинд.

А вот и он, мой приговор.

Сквозь бежевый тюль я видел, как с неба льется вода.

Мои новые одноклассники начали шептаться. Я не слышал слов, но вряд ли они говорили что-то хорошее. Я ведь…

— Он перепрыгнул через два класса, — закончила Зоя Викторовна.

Никто ничего не спросил. Только представитель мужского пола с первой парты сказал своей соседке слово «подумаешь» так громко, что я его расслышал.

— Леша, ты хочешь про себя что-нибудь рассказать? — спросила Зоя Викторовна.

Я помотал головой.

— Хорошо. Тогда садись. С Викой, наверное, сядешь? Она тоже первый класс пропустила, как и ты.

Я посмотрел на очень прямо сидящую женскую особь за первой партой. Она помотала головой. Что бы это значило?

— Лучше я один.

Я быстро прошел к последней парте и сел.

Двое особей мужского пола с соседней последней парты повернулись ко мне. Один из них был маленьким, а другой очень крупным.

— Я Артем, — представился тот что поменьше, а потом указал на второго: — А это Гриня.

Гриня улыбнулся, и я увидел, что кусочек зуба у него сколот.

Я кивнул.

— И как там в Питере? — спросил Артем.

Я растерялся, но через четыре секунды (за которые прошла целая геохронологическая эпоха) ответил:

— Нормально.

Он издал звук, который я идентифицировал, как смешок.

— Нам надо выбрать старосту, — улыбнулась Зоя Викторовна. — У кого какие предложения?

— Пусть Соколов, — крикнул Артем.

У него был характерный голос человека, у которого еще не закончилось утолщение голосовых связок. Люди говорят в таком случае, что голос еще не сломался. Такое смешное выражение.

— Не-ет, — раздался женский голос спереди. — Пусть лучше Шишкина, как в прошлом году.

Мои новые одноклассники начали спорить, но Зоя Викторовна их остановила.

— Давайте проголосуем, — предложила она. — Кто за Соколова?

Поднялись две… три… пять… шесть рук. За него проголосовали все лица мужского пола.

— Кто за Шишкину?

На этот раз поднялось десять рук. Все лица женского пола, кроме девушки с хорошей осанкой, проголосовали за Шишкину.

— Встань, Алиночка.

Оказалось, что старостой выбрали именно ее. Значит, Алина очень ответственная.

— Значит, решили. Что ж, на сегодня все. Тогда я пойду. И вы домой собирайтесь. Долго не гуляйте. Не забудьте, завтра первый учебный день.

Зоя Викторовна нахмурилась, а затем улыбнулась.

— До завтра.

— До свидания, — ответили мои новые одноклассники.

Собрав цветы, Зоя Викторовна вышла из класса.

Тогда все начали обсуждать, куда пойти.

— И куда пойдем? Дождь на улице. Не погуляешь. Может, к Шишкиной?

— Иди на фиг, ко мне никто не пойдет.

— На улице дождина.

— Так пойдемте в кафе.

— Ты с дуба рухнула? У нас две бутылки вискаря, какое кафе?

Почти все встали из-за парт, а я остался сидеть. Мне не хотелось вставать, потому что остальные парни крупнее меня. Некоторые девушки тоже были выше, потому что они были на каблуках. Рядом с ними я выглядел слишком мелким.

Хотя чего мне удивляться? Четырнадцать лет, 167 сантиметров, 54 килограмма. Не знаю, что из этого хуже всего.

Я все еще сидел за партой. Мне было страшно, что, если я встану, меня заметят. Я посмотрел в окно. Вода с неба всего еще падала.

Кто-то все еще хотел пойти в кафе, но им неизменно отвечали аргументом про «две бутылки вискаря».

— Так что, на улице будем? — спросил высокий светловолосый парень атлетического телосложения. Фенотипически он выглядел идеально, его лицо напоминало лица греческих богов.

Кажется, именно он сказал «подумаешь», когда Зоя Викторовна говорила про меня.

— Вы совсем тупые, что ли? — сказала та девушка с очень хорошей осанкой, которая сидела за партой одна. — А если вас поймают?

— Да заткнись ты, ботанка.

Я напрягся — это слово мне было знакомо слишком уж хорошо.

Мои бывшие одноклассники тоже называли меня ботаником.

Сначала я отвечал им, что я не интересуюсь ботаникой, и надо мной смеялись. Потом я узнал, что они использовали слово «ботаник» как оскорбление. В Википедии я прочитал, что ботаник — это человек, который слишком много занимается самообразованием. И что в этом плохого?

Но я усвоил, что в представлении большинства сверстников это неправильно. Очевидно, здесь считают так же.

А ведь это частная школа, нацеленная на высокую успеваемость. Здесь даже были не уроки, а пары, и длились они до четырех часов дня.

— Да давайте здесь останемся, — предложил кто-то.

— А давайте.

— Да вы с дуба рухнули? — спросила девушка, которую назвали ботанкой. — Вас же спалят.

— Да тебя никто не держит. Вали-вали.

— Да я и не собиралась с вами тут тусить.

Она встала и вышла из класса.

Я тоже решил, что мне пора, и пошел к выходу.

Проходя мимо оставшихся, я подумал, что никогда ни с кем не общался вне школы. Я даже не пошел на выпускной в 9 классе, хотя мама просила.

И все же…

Сейчас все изменилось. Здесь у меня появился шанс начать все сначала. Начать новую жизнь в другом городе, в другой школе, в другом составе семьи.

Мне было страшно.

Всегда страшно начинать что-то новое.

Но что я терял?

Я развернулся к новым одноклассникам и, четко выговаривая слова, произнес:

— Можно пойти ко мне в гости.

2. Я никогда не

В неизвестных морях я мечтал о далекой родной земле,

Встречал встающее из глубин бесконечное солнце.

Я вдруг осознал. Оно будет жить, а мы все превратимся в тлен.

Я вдруг осознал, мы уже никогда никуда не вернемся.

Может ли разум осознать себя, если не встретился с другим разумом? Могу ли я считать себя разумным? Я даже не всегда понимаю, что есть я.

Иногда мне кажется, что я сплю и никак не могу проснуться. Иногда мне кажется, что я сплю тысячу лет или даже больше. Я так далек от всего.

Я так далек от людей.

____________________________________________________________________

Все смотрели на меня.

— Только от метро до моего дома минут двадцать пешком, — сказал я.

Мне показалось, что прошло так много времени, что за окном мог бы наступить очередной ледниковый период.

— А что? Пойдемте, — сказал Артем и подошел ко мне. Очень близко. — А у тебя родаков дома нет?

У него немного пахло изо рта, и я осторожно отодвинулся.

— Нет, — ответил я. — Мама только в конце недели приедет.

— О'кей. Тогда двинем к Лехе, — сказал он всем и хлопнул меня по плечу. Последнее, на мой взгляд, было лишним.

Раздались одобрительные возгласы, а кто-то тоже похлопал меня по плечу.

Я вспомнил, что надо улыбаться.

— Кстати, я Саша Соколов, — фенотипически идеальный парень, который сказал обо мне «подумаешь», протянул мне руку.

Мне очень не нравился этот бессмысленный ритуал, но я все же пожал ему руку.

Так. Алина, Артем, Гриша, Саша Соколов. Надо запомнить. Имена я запоминал гораздо легче, чем лица.

Ко мне подошла Алина и спросила:

— Можно, моя подруга из девятого тоже пойдет?

Я кивнул.

— Отлично, — она улыбнулась и вышла из класса.

А я смотрел ей вслед. У нее были прямые волосы до середины спины.

— Что, крутая задница? — спросил Артем.

Он говорил очень громко. Наверное, боялся, что его не услышат.

— Заткнись, Хвостов, — она обернулась к Артему и показала средний палец.

Он захихикал.

— Сами так одеваются, чтобы все пялились, а потом еще нас обвиняют.

— Может, она так оделась для себя, а не для того, чтобы на нее смотрели, — сказал я.

— Да ладно. Телки так не делают. В общем, двинули.

— Куда двинули?

— Куда, куда? К тебе.

И мы двинули.

По пути к метро под дождем со мной познакомились остальные одноклассники, имен которых я не знал. Другая новенькая — Надя Соловьева. Стройная, изящная, похожая на эльфа. Только не толкиновского, а какого-то кельтского. На фейри. Только волосы темные. Ее мне представил Артем Хвостов и, когда она отошла, сообщил, что вдул бы ей.

Самый длинный парень в классе — Юра Бережков. Друг Артема Хвостова Гриня шепнул мне на ухо, что Юрка стремный пацан, но терпеть можно.

А Алина позвала с собой подругу из девятого класса, миниатюрную и очень похожую на Белоснежку. У нее было красивое имя — Соня Ильвес.

Осталось только их всех запомнить. Умная, красивая и с длинными волосами — Алина Шишкина. Громкий и мелкий — Артем Хвостов. Идеальный фенотипически — Саша Соколов. Крупный, похожий на тролля — Гриша. Фейри — Надя Соловьева. Самый длинный — Юра Бережков. Белоснежка — Соня Ильвес.

Гриша нес рюкзак, в котором звякали бутылки. Очевидно, те самые «две бутылки вискаря».

Нас восемь человек. Непривычно много.

Мы ехали в метро с «Сухаревской» на «Ленинский проспект», и уровень моего энтузиазма понижался с каждой станцией. А что будет, если они что-нибудь сломают? А что, если придет Людмила Сергеевна? Конечно, она обещала прийти только через два дня, но она могла решить, что я один не справляюсь.

Но деваться было некуда. Я уже пригласил их.

Но я очень надеялся, что на этот раз все будет по-другому. Может, хоть в этой школе я найду друзей?

Когда мы вышли из метро, с неба все еще лилась вода.

Люди говорят в таких случаях, что идет дождь. Но куда он идет? Он не идет, он падает. Капли диаметром от 0,5 до 7 миллиметров выпадают из облаков, летят вниз и разбиваются о поверхность земли.

Когда мы ехали в троллейбусе, мои одноклассники разговаривали друг с другом, а я молчал. Они постоянно меняли тему разговора. Сначала про школу, потом про кино, про музыку, про алкоголь. Я даже не успевал формулировать ответы, как они начинали говорить на другую тему.

Они были такие непринужденные. Словно кто-то выдал им сценарий, и они легко его выучили.

Но все обстояло гораздо проще — им не нужен был сценарий. Он был нужен только мне.

Мы вышли из троллейбуса и пошли ко мне домой.

— А ты на Ленинском прямо живешь? — спросил Саша Соколов.

Я кивнул.

— Круто, — ответил он. — У нас Веревкина тоже на Ленинском живет. Ну, ботанка которая. Сидит на первой парте в гордом одиночестве.

Я снова кивнул.

— А магаз где? — толкнул меня в плечо Гриша. — Надо запивку купить.

— Магазин есть прямо в моем доме, — сказал я и показал рукой на небольшую пристройку к дому.

— Круто, — ответил он и отошел.

Мы зашли в магазин, и мои одноклассники купили чипсов, сухариков и газированных напитков. А потом я повел их к себе. В лифте нам пришлось ехать двумя группами. Я ехал с первой.

У меня снова задрожали руки, а сердцебиение участилось. Раньше я никогда не водил одноклассников к себе домой.

Один раз, еще в Санкт-Петербурге, я пригласил домой девочку из параллельного класса, но это был неудачный опыт. Я не знал, о чем с ней говорить, и мы весь вечер смотрели мультсериал про пони, дружбу и магию. Мне не понравилось, потому что там были очень яркие цвета.

Я попал в замок ключом только со второго раза, потому что у меня тряслись руки. Мы зашли в шлюз (некоторые называют это место карманом, тамбуром или предбанником, но правильного названия я так и не узнал), а потом в квартиру.

В прихожей было не очень много места, и мне пришлось сойти с коврика на пол прямо в уличной обуви. Остальные тоже прошли дальше.

— Пожалуйста, разувайтесь на коврике, — попросил я.

Мои новые одноклассники разулись и разбрелись по квартире.

Я хотел собрать их в гостиной, но тут приехали остальные. Их я тоже попросил разуться на коврике в прихожей, но почти все прошли в коридор прямо в обуви.

— А куда теперь проходить? — спросила Алина.

— В зал, — ответил я. — Направо.

Но оказалось, что Артем и Гриша зашли в мою комнату. С ними был Юра Бережков. И они втроем разглядывали стены.

Я не хотел, чтобы кто-то заходил в мою комнату, но было поздно. Почему-то я почувствовал себя голым.

Надо было заранее снять все, что висело у меня на стенах.

На одной стене висела подробная схема геохронологических эпох, длинный список человеческих открытий (от укрощения огня до изобретения протезов конечностей), таблица событий от Большого взрыва до полета человека в космос и генеалогическое древо предков человека разумного (с картинками), начиная с первого гоминида, который встал на две ноги три с половиной миллиона лет назад. Оно было моей гордостью, потому что я следил за новостями в этой области и добавлял новые виды. Сначала у меня не было Homo denisova и Homo floresiensis, но потом я вписал и их.

Юра Бережков рассматривал мой стеллаж. На одной полке лежали окаменелости (трилобит, аммонит и древнее дерево), на другой тектит и метеориты (лунный, марсианский, три хондрита, ахондрит и палласит), а на остальных — книги, которые я привез из Санкт-Петербурга.

— А это что? — спросил Гриша, указывая на эволюционное древо человека.

Вопрос был странным, потому что и так было понятно, что это. Но я все же ответил.

— Генеалогическое древо человека разумного.

— Гинекологическое древо, — сказал Гриша и засмеялся. — Эй, Темыч, зацени.

— И че? — спросил Артем.

— Смотри, хомо эректус. Это, наверное, педик, у которого всегда стоит.

Они оба засмеялись. Юра Бережков тоже подошел и засмеялся.

— Homo erectus — это человек прямоходящий, — сказал я.

— А зачем ему ходить? — спросил Артем и снова засмеялся.

— Ну, вы идете? — в комнату зашла Алина. — Там все уже на столе.

Я подождал, пока все выйдут, и закрыл дверь в комнату.

В зале действительно все оказалось готово. Мои одноклассники купили одноразовую посуду — тарелки и стаканчики и расставили их на столе. В стаканах была темная жидкость с пузырьками, а в тарелках чипсы и сухарики.

— А где телек? — громко спросил Артем.

— Мы не смотрим телевизор, — ответил я.

У нас в зале все было просто — большое окно, светлые стены, диван, журнальный столик, банкетка и барная стойка у стены.

— Как это так? А чем вы занимаетесь?

— Ну… разным. Мама в основном работает, а я читаю. Если нужно что-то посмотреть, то я могу на компьютер скачать и посмотреть.

Мне вручили стакан.

— Ну, давайте, — Гриша Зыбин дал мне стакан. — За первое сентября.

Все подняли свои стаканы и чокнулись.

Чокаться — такое странное слово. Значит, сходить с ума. Почему оно используется таким образом?

Пока все пили, я просто понюхал напиток. Он мне не понравился, и я только сделал вид, что выпил.

Тогда остальные уселись на диван и кресла. Сам я сел на банкетку, держа вруках стакан.

— А музычка у тебя есть? — спросила Надя Соловьева, похожая на фейри.

— Нет. Прости, — ответил я.

— Ясно, — сказала она и поджала губы.

Мои новые одноклассники расселись и начали говорить друг с другом. Они снова говорили обо всем подряд, постоянно меняя тему разговора.

Я молчал и наблюдал. Подруга Алины, похожая на Белоснежку, тоже молчала. Она сидела рядом с Алиной и смотрела в окно. Периодически она отпивала из своего стакана и морщила нос.

Я не пил то, что мне налили, потому что никогда не любил газированные напитки. Я просто смотрел на остальных, и это не так уж плохо. Мои одноклассники у меня дома, мы сидим вместе почти как… как друзья.

Раньше я иногда закрывал глаза и представлял, что у меня есть друзья. А сейчас мне даже глаза закрывать не надо было.

Гриша обошел остальных и налил им еще виски и кока-колы. Я старался не морщиться, представляя вкус этой смеси. Но остальные пили, даже Алина.

А я смотрел. Просто смотрел.

Мне было хорошо.

— Давайте играть в «Я никогда не…», — громко сказал Артем.

— Давайте. А как это? — спросила Надя Соловьева.

Они сидели рядом, и Артем обнимал ее за плечи.

И как у людей так быстро получается начать неформальное общение?

— Ну, короче, кто-нибудь говорит: я никогда не пил вискарь. А если он пил, то должен выпить.

— Я не поняла, — нахмурилась Надя Соловьева.

С другой стороны от нее сел Саша Соколов и продолжил объяснять:

— Ну, смотри, Надь. Например, я говорю: я никогда не прогуливал. Те, кто никогда не прогуливал, не пьют. А те, кто прогуливал, делают глоток. Так понятнее?

— Кажется, да, — она улыбнулась.

Саша Соколов улыбнулся ей в ответ. Они смотрели друг на друга около трех секунд. Дольше, чем обычный обмен взглядами. Артем в это время хмурился.

Кажется, я наблюдал начальную стадию ухаживания. И это почти ничем не отличалось от того, что происходит в животном мире. Особь женского пола выбирает из двух самцов.

Логичнее было бы выбрать Сашу Соколова. У него широкие плечи и атлетическое сложение, а у Артема еще даже голос не до конца сломался.

Забавно все-таки люди говорят: «сломался голос».

— Ну, начнем, — сказал Артем. — Я никогда не курил.

Все представители мужского пола выпили, а из девушек выпила только Соня Ильвес.

— Да ладно, — со смехом сказал Саша Соколов. — Ильвес курила?

— Пробовала на даче, — она криво улыбнулась.

— А что ты еще на даче пробовала?

— Играй дальше и узнаешь.

— Ладно. Ну, например, я никогда не целовался.

На этот раз выпили все, кроме меня и длинного Юры Бережкова.

— Становится интереснее, — Саша Соколов засмеялся. — Теперь пусть Надя что-нибудь скажет.

Надя Соловьева похлопала глазами.

— Я не знаю, что придумать.

— Да что угодно.

— Ну, например, я никогда не прогуливала.

Выпили все, кроме меня.

— Ты серьезно никогда не прогуливал? — спросил Саша Соколов.

Я помотал головой.

— Да ладно. Такие еще остались? Ты просто вымирающий вид.

Я заставил себя улыбнуться. Если бы вид. Так я же совсем один.

— Пусть Леха скажет теперь.

Мне стало не по себе.

Очевидно, я молчал слишком долго, потому что Артем сказал:

— Да придумай что угодно. Ты можешь сказать что-нибудь, что уже делал. Просто выпьешь.

— Э-э… Я никогда не нырял с аквалангом, — сказал я.

На этот раз не выпил никто.

— Ну, так не интересно, — Артем махнул рукой. — Надо говорить всякое такое… ну, понятно какое.

Мне не было понятно, какое такое.

— Пусть Шишка теперь говорит, — сказал он.

Алина подняла глаза и еле заметно улыбнулась. У нее были очень красивые губы.

— Я никогда не играла в бутылочку.

Оказалось, что она играла в бутылочку. Не играли только я и Юра Бережков.

— Пф, — нахмурился Артем. — А я никогда… не трахался.

И сразу выпил.

Саша Соколов тоже выпил. Последней выпила подруга Алины.

— Ильвес? Когда ты успела? — спросил он.

— Сашка, отвянь, — она махнула рукой в его сторону.

— Это все твоя дача, я знаю. Совсем от рук отбилась, — Саша Соколов подмигнул ей.

Подруга Алины показала ему средний палец.

— О да, детка, я никогда не против, ты же знаешь.

Она хмыкнула и снова отвернулась к окну.

— Ильвес, а, Ильвес? — сказал Саша.

— Чего тебе?

— Давай теперь ты говори.

— Хм. Ну, я никогда не влюблялась.

Никто не выпил, кроме Алины.

Мое сердце забилось быстрее. Интересно, а в кого она влюблялась? И любит ли она до сих пор? Почему-то от этой мысли стало немного грустно.

— Ладно, моя очередь, — сказала Алина. — Я никогда не смотрела порнуху.

Выпили все, кроме нее и Нади Соловьевой. Даже я сделал маленький глоток.

— Вау, — сказал Саша, показав в меня пальцем. — Мы зна-а-али.

— Ага, — засмеялся Гриша. — Он еще руки под парту прятал. Понятно, почему.

И все засмеялись.

Только мне не было смешно.

— А что ты смотришь? — спросил Артем. — Любишь пожестче, да? Сисястых девочек?

Я почувствовал, как к моим щекам начала приливать кровь.

— Кажется, на кухне был пирог, — сказал я и встал. — Пойду посмотрю.

И я ушел. Открыл дверь холодильника, отгородившись ею от остальных, и прислонился лбом к ледяной полке.

Через двадцать три секунды я услышал, что дверь в кухню открылась, и кто-то вошел.

Мне хотелось, чтобы это была Алина. Я закрыл дверь холодильника.

Передо мной стояла Соня Ильвес. Бледная, волосы черные, и глаза очень-очень большие.

— Они придурки, не обращай внимания, — сказала она и улыбнулась.

Я кивнул.

— Я сама только в прошлом году пришла в эту школу. Сначала сложно, потом привыкнешь.

— Спасибо, я уже приходил в новый класс. Я знаю, — ответил я, почувствовав раздражение.

Я достал из холодильника медовый пирог, разрезал его и вернулся к гостям.

В «Я никогда не…» мы больше не играли, потому что они снова начали говорить обо всем подряд. На этот раз я решил тоже поучаствовать в беседе. Но каждый раз когда я придумывал реплику, тема беседы уже менялась.

Только один раз я успел вставить слово, когда они говорили про вино и его сорта.

— Вино — это круто, — заявил Артем Хвостов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.