электронная
315
печатная A5
381
18+
Жизнь по ту сторону правосудия

Бесплатный фрагмент - Жизнь по ту сторону правосудия

Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4850-9
электронная
от 315
печатная A5
от 381

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

О книге

Эта книга о фабрикации уголовных дел, о пытках и полицейском беспределе, о положении женщин в российских тюрьмах. О том, какие методы используются, чтобы добиться нужных для обвинения показаний, о том, как грубейшим образом игнорируются требования закона по отношению к тем, кто оказался по ту сторону тюремной решетки.

В своей книге Татьяна Сухарева рассказывает, как готовилась к участию в выборах в Московскую городскую думу, не подозревая, что политические противники фабрикуют против нее уголовное дело. И в день получения кандидатского удостоверения ее арестовала полиция. Арест больше напоминал силовой захват. Татьяна восемь месяцев провела в СИЗО «Печатники», пять — под домашним арестом, в настоящее время находится под подпиской о невыезде.

Автор предупреждает читателей: на ее месте может оказаться любой человек, в том числе абсолютно невиновный. Достаточно только встать на пути у сильных мира сего. Татьяна Сухарева дает советы о том, что делать далекому от криминала человеку, попавшему в лапы «правосудия», чтобы защитить себя от «правоохранителей». Все события подлинные. Некоторые имена изменены. Иногда используются ники из социальных сетей.

Все права защищены. Никакая часть этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, а также запись в память ЭВМ, для частного или публичного использования, без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Сухарева Т. В., 2015

Отзыв на книгу Татьяны Сухаревой «Жизнь по ту сторону правосудия»

Получила я недавно в дар по почте книгу очень мужественной женщины, настоящего борца за свободу и за права женщин Татьяны Сухаревой, которая называется «Жизнь по ту сторону правосудия». Первое мое впечатление о книге очень хорошее: простой текст, книга очень легко читаема. Я ее прочитала буквально за сутки.

Могу сказать следующее: вообще я обычно не поддерживаю тех, кто у нас участвует в выборах, но Татьяна Сухарева хотела добиться своим местом в Мосгордуме того, чтобы в Мосгордуме был тот, кто будет защищать права женщин, будет представлять оппозицию. Таких людей мало, кто действительно идет за получением мандата ради того, чтобы работать на благо народа, а не для себя. Но таких активных борцов власть убирает с выборной компании, фальсифицируя уголовные дела. Поэтому можно сказать, что Татьяна Сухарева-единственный человек, которого я поддерживаю, участвовавший в выборной компании. Сама же я всегда призываю бойкотировать выборы, показывая власти, что мы не поддерживаем сам этот выборный их институт. Татьяна Сухарева -настоящий борец за права женщин, за феминизм. О проблемах феминизма не пестрят статьями СМИ, а власть проблемы женщин в нашем патриархальном государстве замалчивает.

Могу сказать, что мне также, как и Татьяне Сухаревой, «Эхо Москвы» отказало блоге, где я хотела разместить информацию о своем уголовном деле. Также, как и Татьяна, могу сказать, что настоящих правозащитников у нас в стране мало. Достаточно вспомнить включение в списки политзаключенных «Мемориалом» Сергея Титаренко, который дал против меня показания на суде и на предварительном следствии, за что получил амнистию. А мне, между прочим, благодаря и его показаниям в т.ч. сидеть 1, 5 года в колонии-поселения. От себя могу сказать, что поддержки в отношении меня не было и со стороны некоторых представителей мужчин, относящих себя к левой оппозиции (например, Кузьмина, Шелковенкова сотоварищи). Для них главная цель-не революция и создание нового народного общества, а получение пиара из-за занятия политической деятельностью. И, конечно же, для них, умная женщина в политике-ненужный элемент, от которого надо избавляться. Вот и с их стороны поступают различные унижения и оскорбления в мой адрес. Именно по причине сексизма вышеуказанных мужчин они меня и отстранили от борьбы в Москве за революцию, совершив кражу моих личных вещей. Но это уже совсем другой вопрос, о котором я писала немало.

Вернемся к книге… Я решила сделать анализ книги Таьяны Сухаревой и сравнить ее и мои дни в заключении под стражей. В своей книге Татьяна Сухарева рассказывала, как она два раза держала голодовку в СИЗО. Она настоящая молодец! У меня бы не хватило смелости и духа выдержать. Я за все время всех своих отсидок держала один раз лишь голодовку в спецприемнике в Новороссийске длительностью 5 дней. Я думаю, что именно благодаря голодовкам Татьяну и перевели под домашний арест. Татьяна писала о своих голодовках в СИЗО. Я же вспомню про свою попытку проведения голодовки из-за подсаженной мусорской. Один раз, когда в СИЗО подсаженная Галина Петрова/Меженная/Попова (фамилию она меняла для меня и дежурных) стала меня наказывать отказом от сигарет, постоянным мытьем туалета и избиениями за то, что я не признаю вину, я погрозила администрации СИЗО, что объявлю голодовку, если меня не переведут от нее. Тогда Галину от меня все же перевели, и я свое решение об объявлении голодовки не воплотила в жизнь. Кстати, эта Галина многих женщин подставила и заставила признать свою вину. Об этом мне рассказала Екатерина Харебава, которую в камеру к нам переводили на 1 день. Катя также сказала, что эта Галина находится в СИЗО с 2009 года, является осужденной по ст. 159 ч. 4 УК РФ и заключила договор с ФСБ. Она мне посоветовала жаловаться на Галину, что я в общем-то и делала. Затем, как перевели Галину с моей камеры, я осталась с Анико, которая обвинялась в госизмене за отправку смсок в Грузию о том, что видела в Абхазии военную технику (техника была российской). Армянка Анико свою вину признала благодаря Галине, хотя я считаю, что в ее действиях нет состава преступления…

Вернемся к книге. Татьяна писала о том, что она попала в камеру, где было место для 40 заключенных женщин. И опять я хочу сделать сравнение с моим заключением под стражу в СИЗО. Я попала в камеру, где было 2 места для женщин и одно запасное (раскладушка для третьего человека, коим я оказалась поначалу). На раскладушке я спала месяца 2, а потом я перебралась на кровать, когда освободилась место. Правда, в нашей камере был телевизор, холодильник и кондиционер. Я думаю, в камере у Татьяны всего этого не было. Хотя наше СИЗО-5 г. Краснодара отличается от многих СИЗО отсутствием связи между заключенными, «дорожек», телефонов. Даже письма с воли мне передавались не все. А следователь тем временем, когда не передавал письма, издеваясь, интересовался, пишет ли мне тот или иной человек. В своей книге Татьяна писала, как ее избивал конвоир, следователь. Она все это вынесла! Она настоящая мудрая и мужественная женщина! Меня же следователь ФСБ Шаповалов и опер ФСБ Котенко не пытали физическим способом. Пытка с их стороны была психологической- мне разрешено было всего 2 свидания с мамой (и то перед свиданием ее настраивали сотрудники ФСБ, чтобы она меня уговаривала признать вину). Опер Котенко вообще говорил, что если я не признаю вину, то он подбросит наркотики моим родителям и некоторым другим знакомым мне людям. Также пыткой была «работа» подсаженной мусорской Галины в мой адрес. Я думаю, также сотрудники ФСБ давили на меня тем, что подговаривали сотрудницу СИЗО Наталью Николаеву, чтобы она забирала у меня разрешенную начальником СИЗО краску для волос, запрещала делать прически на суд. Татьяна же вынесла настоящие физические пытки, избиения от мусоров! За что ей выражаю большое уважение. Также Татьяна писала, как она готовила апелляционные жалобы, и про свою защиту со стороны адвокатов. Адвокаты Татьяны работали хорошо, сообщали общественности о судах и прочее. Татьяну не постоянно вывозили в Мосгорсуд, а иногда устраивали видеоконференции. Теперь сравним с моим заключением под стражу Я же могу сказать, что на меру пресечения я постоянно писала апелляционные жалобы. Меня каждый раз вывозили в Краснодарский краевой суд. Однако о рассмотрении жалоб в Крайсуде адвокат Аванесян никого не оповещал. А если и оповещал, то предупреждал, чтобы эту информацию не распространяли. От адвоката Аванесяна я впоследствии отказалась. Он заставлял меня признать вину, попросил пароль от моей старой заблокированной страницы, из-за чего я теперь на нее не могу зайти. Новый же адвокат Андрей Сабинин был против того, что Виктор Чириков опубликовал показания Титаренко против меня, говорил, что я хочу славы и прочее. В связи с чем, я убедилась, что все адвокаты одинаковые, и товарищ Ленин был в отношении них прав. Татьяна также пишет в своей книге о том, что она, вопреки патриархальным предрассудкам нашего общества, считает «старых» дев очень умными и порядочными женщинами. По этому вопросу я полностью соглашусь с Татьяной. Я считаю, что предназначение женщины не состоит в том, чтобы она вышла замуж и рожала детей. У каждой женщины свое предназначение и цель в жизни разная. Лично моя цель состоит в том, чтобы осуществить социалистическую революцию. И я этого добьюсь любой ценой. Считаю, что таких книг о борьбе женщин за свои права должно быть больше. Татьяна в ней раскрыла сущность нашего патриархального государства, о жизни женщин в местах лишения свободы.

Я выражаю огромную благодарность Татьяне Сухаревой за то, что она подарила эту замечательную книгу. Также я призываю всех феминисток и политических активистов бороться за прекращение уголовного дела в отношении Татьяны, в отношении меня. Кстати, Татьяна до сих пор не включена в список политпреследуемых.

Автор: Дарья Полюдова, активистка «Левого фронта» из Краснодара. Осуждена 21 декабря 2015 года к 2 годам колонии-поселения по ч. 1 ст. 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), ч. 2 ст. 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием сети „Интернет“»), ч. 2 ст. 280.1 («Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, совершенные с использованием сети „Интернет“») УК РФ в связи с её участием в подготовке несостоявшегося «Марша за федерализацию Кубани», находится под подпиской о невыезде.

Отзыв опубликован в Открытой России.

Глава 1. Накануне

Штаб работал сегодня слаженно, как никогда. Утвердили основную концепцию предвыборной программы, согласовали график встреч с избирателями, расписали сетку выхода на местное телевидение. Была готова даже моя предвыборная фотография. Михаил Юрьевич, руководитель предвыборной кампании, настоял на том, чтобы фотография была единственная и чтобы выбрали ее сами фотографы. Я была очень довольна работой штаба. Наконец, после нескольких попыток, подобралась слаженная команда.

Я верила в себя и в свою команду. Я верила в нашу победу. Я не сомневалась, что в ближайшее время меня зарегистрируют в качестве кандидата в депутаты Московской городской думы. Юристы в штабе сильные, все документы — в идеальном порядке. А еще нам очень помогали юристы общественного движения «Моссовет». Его координатор Сергей Удальцов сейчас отбывает наказание по Болотному делу.

Я осталась единственным оппозиционным кандидатом, который дошел до регистрации. Всех самовыдвиженцев срезали на подписях. Я прекрасно понимала полную бесперспективность затеи с самовыдвижением. В прошлом году в качестве эксперимента я выдвинулась кандидатом в муниципальные депутаты Щербинки, недавно присоединенной к Москве. Для участия требовалось всего десять подписей, и я все собрала лично: звонила в каждую квартиру, проверяла паспорта. Сдала в избирательную комиссию. И что бы вы думали — мне отказали в регистрации из-за… фальсифицированных подписей. Я возмутилась, хотела привести подписавших избирателей, накатала жалобу — но комиссия даже не соизволила мне своевременно ответить на нее: прислала отписку с опозданием. Я пожаловалась в суд — получила отказ; подала апелляцию в Мосгорсуд — те тоже посчитали действия комиссии законными. А для регистрации в депутаты Мосгордумы нужно собрать 5000 подписей за месяц. Сравните: 10 — и 5000. Понятно, что при любом раскладе избирательная комиссия «найдет» достаточный процент брака для отказа.

Поэтому от идеи идти самовыдвиженцем я отказалась наотрез и стала вести переговоры с партиями. С разными партиями. Но весной 2014 года изменилось законодательство. Только выдвиженцы от парламентских партий («Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР) и «Яблока», получившего более 3% на последних выборах в Госдуму (2011), могли не собирать подписи. Взвесив все «за» и «против», я остановила выбор на «Справедливой России». Я понимала, что из-за крайне мракобесной позиции отдельных депутатов партии по вопросам отношения к ЛГБТ от меня отвернутся многие друзья из ЛГБТ-движения. Но выбора не было. Если я хочу защищать права женщин, ЛГБТ, представителей малого бизнеса, работающих и пенсионеров, мне нужно стать депутатом Мосгордумы. А «Справедливая Россия» — как автобус, следующий до нужной станции. Другие автобусы в самый последний момент сняли с маршрута. Как дальше будут развиваться мои отношения с партией — время покажет. Это брак по расчету, а не по любви.

Татьяна Сухарева выступает на предвыборной конференции Партии «Справедливая Россия». Фото со страницы Татьяны Сухаревой в социальной сети facebook.

Следует сказать, что «Справедливая сила», молодежное объединение «Справедливой России», здорово помогла мне на праймериз «Моя Москва» с агитаторами. И я им благодарна. А так в «Справедливой России» разные люди, многие из которых очень порядочные.

Татьяна Сухарева дает интервью рядом с агитационным кубом на праймериз «Моя Москва». Фото Александрины Данилкиной

Когда я решила баллотироваться в Мосгордуму, мы со штабом предполагали различные сюрпризы: визиты полиции, налоговой, пожарной инспекции и криминальных элементов. Мы допускали возможность закрытия штаба, ареста автомобиля, на котором перевозится наглядная агитация, и даже нападения на меня. И были к этому готовы. Мы понимали, на что идем.

Агитационный куб Татьяны Сухаревой на праймериз «Моя Москва». Фото Александрины Данилкиной

Татьяна Сухарева готовится к митингу «Женщин во власть». Фото Александрины Данилкиной

Татьяна Сухарева на митинге «Женщин во власть». Фото Александрины Данилкиной

Летом 2014-го произошли нападения сразу на трех самовыдвиженцев в Мосгордуму. По странному стечению обстоятельств все пострадавшие были женщинами. Это Татьяна Логацкая, Вера Кичанова и Саша Андреева.

В пятницу, 4 июля, Татьяну Логацкую, муниципального депутата района Хорошево-Мневники, пыталась сбить машина. Водитель мгновенно покинул место происшествия, но Татьяне удалось сфотографировать отъезжающий автомобиль, номер был виден. Тут же на нее напал агрессивный пьяный местный житель, попытался вырвать из рук планшет и сумку. Если бы за Татьяну не вступились подоспевшие молодые люди, инцидент мог бы закончиться еще печальней. Татьяна написала о произошедшем на своей странице в фейсбуке, указала точный адрес места происшествия: проспект Маршала Жукова, дом 35, строение 1. Полиция приехала быстро, Татьяна написала заявление.

В субботу, 5 июля, у станции метро «Сходненская» нападавшие разгромили палатку Веры Кичановой, независимой кандидатки в Мосгордуму. Порвали листы примерно с 40 подписями. Это как минимум два дня работы сборщиков. Веру схватил Алексей Булычев, который представился старшим инспектором торгового центра «Калейдоскоп». Он утверждал, что территория около метро принадлежит ему, а корочку муниципального депутата Вера якобы «купила в переходе».

Третье нападение. Муниципальный депутат от Лефортова Саша Андреева попыталась снять, как в парке косят траву. Представитель коммунальных служб пошел на Сашу с кирпичом, обещал разбить ее фотоаппарат. Трудно поверить в случайность происходящего, если учесть, что все три женщины очень активны и все баллотируются в Мосгордуму.

Нападения на политических активисток для столицы не редкость. В октябре 2013 года во время публичных слушаний муниципального депутата Елену Ткач сбросили со сцены представители фирмы-застройщика. Елена получила сотрясение мозга и две недели провела в больнице. На сход в ее поддержку пришло много людей из разных районов Москвы.

Откуда такая агрессия и почему она направлена в первую очередь на женщин? Можно не разделять чужих политических позиций, можно не соглашаться с чужими взглядами, спорить, отстаивать свою точку зрения. Но нападать — это уже за гранью.

В те же дни, в начале июля, ко мне на встречу напросился неизвестный. Я назначила встречу в кафе «Фьорд» рядом с метро «Орехово». На всякий случай пришла вместе с помощником по безопасности. Мужчина, одетый, как бандит из 90-х, выглядел весьма странно, говорил на фене. Он скрытыми угрозами пытался заставить меня снять кандидатуру. Я сказала, что разговор не имеет смысла, и вышла из кафе вместе с помощником. Отойдя на небольшое расстояние, заметила, что визитер нас «пасет». Но не обратила особого внимания.

— Ты почему не написала, что имеешь степень DBA? — прервала мои размышления юрист предвыборного штаба Галина Перфильева.

— Я указала, что я кандидат экономических наук. Думаю, этого достаточно. Большое количество дипломов тоже воспринимается неоднозначно. К тому же далеко не все избиратели понимают, что такое DBA.

— Опять умничаешь! Когда ты начнешь прислушиваться к чужому мнению? Биографию переделать: добавить, что Татьяна Викторовна имеет степень DBA, — сказала Галина уже Насте, верстальщице.

— Может быть, лучше сделать акцент на моей поддержке голодовки многодетных матерей, на помощи Крымску? — гнула свою линию я.

— Таня, блин, мы ведем твою предвыборную кампанию и отвечаем за нее. Ты ни дня не работала пиарщиком, ты не вела ни одного кандидата, — стояла на своем Галина.

В штабе царила суета. Утверждались проекты плакатов, листовок, стикеров. Кстати, Михаил Юрьевич много сделал для оптимизации расходов на предвыборную кампанию. Я была очень рада, что выбрала именно его. Пиарщики у других кандидатов элементарно осваивали бюджет, то есть первую половину разворовывали, а вторую тратили неэффективно. Наш тандем с Михаилом Юрьевичем был идеальным в части контроля за эффективностью бюджета. Оценка эффективности бюджета — это вообще моя профессия, а Михаил Юрьевич провел много удачных губернаторских и президентских кампаний до отмены (в 2007 году) выборов губернаторов и президентов республик.

Параллельно мы готовились к завтрашнему круглому столу на тему «Права женщин в России и за рубежом», который был запланирован на три часа дня в «Московском комсомольце».

— Делай что хочешь, но твое выступление на круглом столе должно быть во всех СМИ, — сказала Галина.

— Выберите самый лучший костюм, пусть на вас фокусируются камеры, — посоветовал Михаил Юрьевич.

— Я заеду к тебе и накрашу тебя, — добавила Галина. — Не вздумай краситься сама, ты не умеешь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 315
печатная A5
от 381