электронная
11
печатная A5
559
18+
Предание

Бесплатный фрагмент - Предание

Живые строки


5
Объем:
474 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6791-3
электронная
от 11
печатная A5
от 559

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Вливание

I

Арланд Ферлоу, историк-любитель, сидел за своим письменным столом, в западной центральной части Лондона, погруженный в свои мысли. Он был плотного телосложения, где-то под два метра ростом и с меленькой коричневатой бородой. Его каштановые, впалые глаза нагоняли ужас. И, конечно же, как и все англичане того времени, он носил трость, цилиндр и черный смокинг. Весь его кабинет был полностью обставлен стеллажами, полки которых, под тяжестью книг вот-вот готовы были рухнуть. Арланд помимо всего прочего являлся экспертом в области мифологии и знал практически всех монстров, запечатленных на страницах его книг. Долгие годы он отдал на изучение сокровищ древности и хотел осуществить свою единственную мечту — найти то, что вероятно вряд ли когда-либо существовало. Особняк, в котором ему приходилось коротать свои годы, расположился на улице Kensington Palace Gardens. Она признана как одна из самых богатых улиц мира. Здесь живут купцы, принцы, герцоги и обладатели не малых британских капиталов. Изначально это место называлось Дорогой Королевы, и было переименовано лишь в 1870 году.

В его жизни произошло немало приключений. Еще три месяца назад, он проливал свою кровь в англо-бурской войне. Много людей и друзей полегло в эти страшные годы. Его призвали на службу в должности Унтер-офицер 1-го класса в возрасте двадцати семи лет в 1899 году. К этому времени он отдал военной службе восемь лет. Целых три года он не мог спокойно ни спать, ни есть. От таких ужасных событий сразу в себя мало кто приходил. А бывало и так, что человек после поля боя, врезал борозды брани в своей памяти, и до конца своих дней не покидал сражений. Они преследует тебя по пятам, ты видишь кругом одну только смерть: в магазине и в страшном сне; в гостях и на работе; и не куда от них не деться.

Англичане уступали голландцам в стрелковом вооружении и артиллерии, и им первое время пришлось очень туго. Буры первыми открыли наступательные действия, случилось это 12 ноября 1899 года. Но вскоре на Африканский континент была выслана переброска сил, в которой и находился Ферлоу. 25 ноября, во время битвы у Эстонских высот ему прострелили шрапнелью правое плечо, и он две недели провалялся в лазарете. Правда, англичанам все же удалось овладеть позицией противника, хоть и ценой значительных потерь. К декабрю им удалось получить подкрепление, и 11 числа сего месяца они атаковали буров у Магерсфонтейна. Потерпев неудачу, тысяча британских солдат сложила там свои головы, позднее, по воли случая, Арланду присваивают звание подполковника и перебрасывают в Южную Африку.

Перейдя в наступление, в феврале 1900 года Ферлоу удается окружить и капитулировать Оранжевую республику при Пиадеберге. После чего, 15 февраля с такой же легкостью, армия под его командованием деблокировала Кимберли. Белая полоса стала на его сторону, и он удачно пробирался вперед, без значительных на то потерь. Уже 13 марта он занял столицу Оранжевой республике — Блумфонтейн, а 5 июля 1900, столицу Трансвааля — Преторию. К сентябрю боевые основные действия были прекращены и, повысив Ферлоу до звания полковника, отправили преследовать голландских партизан. Для выполнения поставленной ему задачи, он отобрал себе лучших отличившихся солдат и еще целых два года рассекал по просторам Африки. Пока 31 мая 1902 года, буры, наконец, не сдались. Англия вновь завладела тем, чем захотела. По возвращению домой, Арланд был удостоен награды из рук самой короны. Которая в свою очередь была названа «Королевская медаль Южной Африки».

Теперь, когда все стало вновь спокойно и не надо больше никого убивать, пора и позаниматься любимым делом, к которому он так давно стремился. Его родители смогли оставить ему большое состояние, что помогало ему с легкостью заниматься своим хобби, в частности раскопками. Их не стало, когда Ферлоу стукнуло только двадцать, и он остался в огромном двухэтажном особняке совсем один. Он не был женат и как-то даже и не подумывал об этом. Он устал от всей произошедшей с ним суеты и очень хотел, как можно скорей отправиться в экспедицию, обратно в Африку, в место, которое принесло ему одну только боль, в поисках таинственного города Чедахохящучащудо.

Что в переводе, как это думает наш историк, а он совершенно прав, означает — Незрополь. Никто из живших в это самое время, не знает наверняка о его существование, его жителях и их культуре. Лишь мифы и легенды сильно манили Ферлоу, он жаждал попытаться доказать его существование и первым окунутся в их эпоху.

Просидев на стуле без движения целых три часа, хорошенько все взвесив, он подскочил из-за стола, словно ошпаренный и стал быстро собираться на главпочтамт. В его желанной идее, одному было никак не справиться. Его лучший друг — Бернард Пэтчил, был для него самым верным товарищем еще с раннего детства. Бернард по своей натуре, был не менее фантастом, чем Арланд. Ферлоу четко для себя решил отправить ему телеграфное письмо, попросить присоединиться к его мечте и помочь воплотить ее в реальность. Проживал он на Baker Street, поэтому сообщение он должен будет получить крайне быстро.

Телеграфные кабели активно начали свое существование как раз в 1902 году и быстренько распространились по всему Лондону. Пока Арланд воевал вдали от дома, он даже и представить не мог, что мир так быстро измениться. Во время его отбытия с материка, телеграфы уже были, но их было крайне мало, и они стояли не для общего пользования. Теперь же все по-другому. Это достижение в развитие своей страны, гордо хранилось в его душе.

Почтамт расположился в пятнадцати минутах езды. Погода была ясная и солнечная, и он с радостью направился туда пешком. Идя по тротуару, его мысли никак не давали покоя. Он даже и не обращал внимания на проходящих мимо элегантных дам, по всей красоте и подобию незнающих равных им противниц. Ходивший модой в то время корсет придавал им умопомрачительную фигуру. Своим видом они были готовы поразить наповал любого ухажера. Но Арланду было хоть бы хны. Его замкнутость в себе не давала ему заострять внимание на романтические влечения. Все, кто хоть как-то пытались обратить его взор на себя, не увенчали успеха. И обиженные его безразличием, надувая щеки, проходили мимо. Он, переворачивая свои извилины, чуть было не прошел назначенного им пункта пребывания. Немного собравшись с мыслями, Ферлоу вошел внутрь и заговорил с рабочим:

— День добрый, я тут в первый раз и мне бы хотелось, чтобы вы мне помогли отправить телеграфное письмо.

— Добрый день. Здравствуйте! В какой район его следует доставить. — Ответил ему мужчина с длинными усами и зачесанной на бок лысины.

— Бейкер Стрит №21

— Да, хорошенький домик. Значит смотрите! Вам необходимо приобрести книгу бланков, ее стоимость составит 10 шиллингов 2 пенса. В ней двадцать таких бланков, так что вам ее надолго хватит.

— На счет этого нет проблем.

— Расценка такова: первые двенадцать слов обойдутся в 6 пенсов, за каждые два дополнительных слова 1 пенс.

— Меня все устраивает, и я хотел бы, если вы не возражаете, преступить как можно скорей.

— Конечно, нет проблем, вот возьмите.

Немного поразмыслив как ему правильно изложить свою просьбу, он быстренько накидал пару строк.

Дорогой Бернард!

Я недавно приехал с тех самых незабываемых мест, о которых вкратце рассказывал тебе в своих письмах. Прошу тебя приехать как можно скорей в мой дом. Мне наскучило ждать и надеяться на какое-нибудь чудо. Поэтому я четко для себя решил направиться, обратно в Африку и сделать то, что хочу всю свою сознательную жизнь. Я собираюсь собрать экспедицию и хотел бы видеть тебя в ней, в самых первых рядах.

Твой старый друг, Ферлоу!

— Вот возьмите!

— Ага, здорово! Вы были очень быстры! Похвально.

— Спасибо, сколько с меня.

— Одну минуту.

Взяв у Арланда бланк, он быстренько пробежал его глазами и вновь заговорил:

— У вас семьдесят одно слово. Так, с вас (на секунду задумался), в общем, за все — тридцать шесть пенсов.

— Вот возьмите и огромное вам спасибо!

— Не за что, это наша работа.

Домой он вернулся тем же ходом и, не откладывая ни минуты, стал собирать свои вещи, все то, необходимое, что ему может пригодиться в его миссии.

Прошла ночь.

Ферлоу проснулся в шесть, толком и не поспав. Сделав за час все свои утренние дела, он уже в девять часов стоял на пирсе и договаривался с капитаном грузового судна «Карли», о перевозке себя и своей команды к берегам Африки. Когда-то это был военный корабль и по истечению срока эксплуатации, а точнее замене на более новое и прогрессивное судно, его списали и оставили гнить в доках. Пока не нашелся один пройдоха, который так его полюбил, что даже был готов заплатить за него совсем не маленькую сумму денег, но «Карли» повезло, его отдали даром. И вот уже шестнадцать лет он бороздит просторы океана. Он обладал очень вместительным трюмом, что было просто кстати, для нашего мечтателя.

— Чем могу быть полезен? — Вежливо его спросил капитан корабля.

— Здравствуйте, я полковник Арланд Ферлоу. Я бы хотел через месяц нанять ваше судно для экспедиции к берегам Триполи. Я очень хорошо вам заплачу.

— Ливия?! Чудесный город. Довелось однажды там побывать. Меня зовут Краун Трейн. Капитан Краун Трейн!

— Так что? — Ответил Ферлоу вопросом, проявляя к нему полнейшее безразличие.

— В общем, через месяц вряд ли получиться. Я только что прибыл с долгого плавание. Пришлось побывать в местах Южной Америки. Для моего старичка это трудный путь. Необходимо его немного подлатать. Поэтому пока мне бы хотелось отдохнуть. Я наметил отплытие месяца через три, не раньше. А пока я намереваюсь расслабляться. Буду пить и кадрить местных красоток. Ты уж меня извини.

— Нет-нет. Думаю, если вы мне не откажете, то меня устроит этот срок.

— Но, в таком случае, я буду только за. Надо тогда будет раздобыть попутного груза и дело в шляпе. Но это лишь моя забота.

— Что касательно оплаты?

— Если, как вы говорите, готовы платить, то я думаю, мы сможем договориться.

На этой ноте они и распрощались, только перед тем условившись о дате сборов. Арланд устал, на его лице было написано недомогание и слабость. А ведь он так и не отдохнул, как подобает человеку, проведенному столько времени на территории ада. Поэтому, недолго думая, он целенаправленно отправился в бар, где и провел весь свой остаток дня. Внутри такого заведения мало что можно придумать полезного. Но он особо и не старался. Хорошенько надравшись, его нижняя я дала о себе знать, и тем самым местом Ферлоу посчастливилось снять какую-то плутовку, при всей своей профессии, очень даже ничего.

А как он провел с ней ночь?! Думаю, не стоит вдаваться в такие подробности. Кто знает, на что готов человек, пробывший столько времени в одиночестве, да еще, если учитывать тот факт, что последние три года его руки всегда были в крови, в чужой крови.

II

С этого момента прошла ровно одна неделя, не часом меньше, не часом больше. Было раннее утро. На улице еще стояла ночная прохлада, когда Ферлоу разбудил неожиданный стук в дверь. Удивленный и слегка раздраженный, он быстренько спустился по лестнице и оперся на косяк входной двери, пытаясь усиленно покинуть потревоженный кем-то сон.

— Кого там принесло не свет не заря? — Заговорил он еще не до конца проснувшимся голосом. — Надеюсь, вы по делу, в противном случае быть беде.

— Прошу меня простить! Я, конечно, дико извиняюсь, но как бы там ни было, я прибыл в этот дом по вашей просьбе. Может, все же впустите меня, или вам больше нравиться вести со мной беседу через дверь?

— Бернард?! О, Боже! Вы ли это. — Арланд тут же отворил все замки, запиравшие дверь и, резко ее распахнул. — Не верю своим глазам! Я ждал вас намного раньше и, честно признаться уже не надеялся увидеть. Мой дорогой друг, здесь, в моем доме. Я безумно рад нашей встречи, давно на душе у меня не было такого облегчения. О, Бернард, как здорово, что ты приехал.

— Прости, что так поздно откликнулся на твое письмо, я был немного болен и не мог позволить себе явиться в таком виде. Я вот смотрю сейчас на тебя, совсем живой и здоровый. Это просто чудо, что ты смог вернуться целым и невредимым. Каждый раз, когда вывешивали списки погибших, я с опаской оглядывал их, боясь увидеть там твою фамилию.

— Да, мне, как далеко не многим, повезло выжить в этой кровавой бани… Ой! Что мы всё стоим у порога. Прости мою невежливость. Входи в дом.

— Ничего. Один момент, заберу свой багаж. Я решил сразу собрать все самое необходимое и да, я помогу тебе в твоих поисках. Я верю тебе и твоим чувствам, и очень надеюсь на твой успех. Его прежняя жизнь и величие должны быть где-то спрятаны, и мы найдем этот город, во что бы то ни стало.

— Большое спасибо за откровенность. Тебе не помочь с багажом?

— Нет, спасибо. Там не много, всего каких-то два чемодана.

Закинув в кладовку вещи, они переместились с порога входной двери в гостиную, и растянулись на шикарном кожаном диване, считавшейся тогда большой роскошью. Его резные формы ручной работы, могли вскружить головы нынешним ценителям антиквариата.

— Арланд, ты уже знаешь, как поступишь с экспедицией? Ты хорошо все продумал?

— Я даже и не знаю. Всем сердцем думаю и надеюсь, что да, а там посмотрим.

— Очень оригинально. Импровизация значит. Узнаю старика Арланда, прямо все как ты любишь.

— Да, именно в этом духе. Мне три года пришлось импровизировать, чтобы выжить в этой проклятой войне.

— Может, стоит обдумать что-нибудь поконкретней?

— А что ты хотел от меня услышать, я не понимаю? Прошло слишком мало времени, как я прибыл на материк. Я ведь не могу в одиночку сделать все и сразу.

— Ты меня извини, но ты стал очень вспыльчивый. Постарайся в дальнейшем быть сдержанней. Это для общего блага. Я же, постараюсь больше тебя не задевать. И не злись.

— Я не злюсь. Просто мои нервы стали совсем не к черту. С трудом удерживаю свои эмоции.

— Я все прекрасно понимаю.

— Короче, проехали… и, кстати! Корабль я уже нашел. Через одиннадцать недель отплываем.

— Отлично! Значит у нас уйма времени, для того, чтобы собрать отменную команду.

— Да, вот касательно команды?

— Слушаю.

— Я даже не знаю, кого здесь искать. За годы моего отсутствия все кардинально изменилось, земля, как я вижу, не стоит на месте. Даже эти телеграфы, бесподобная вещь. Мне довелось их испробовать еще в Африке, умеют же.

— Это точно! С хорошими людьми проблем не будет. Есть у меня на примете парочка талантливых смельчаков и умельцев.

— Тогда ты пока займись, пожалуйста, составлением этого списка, а я отлучусь ненадолго в банк. Нужно отломать крохотный кусочек своих сбережений, чтобы было за что закупаться провиантом и экипировкой. У меня встреча с торговцем в двенадцать. Надо поспеть вовремя, а то расстроится еще. Ой, там, на кухне есть немного перекусить. Ты уж не огорчайся, совсем замотался, некогда было готовить.

— Ничего-ничего. Я разберусь.

— Вот и славно. Все я побежал. Очень рад был встречи с тобой… Ладно, еще побеседуем. Буду часам к трем, не раньше.

— Хорошо, до скорого. У меня как раз будет время для набора людей. Вернешься, зачту. Тогда и решим, кто нам подходит, а кто нет.

— Так и поступим, до встречи.

И с этими словами Ферлоу как ужаленный вырвался на улицу, даже не закрыв за собой дверь.

Бернард, оставшись один в огромном доме, задумался над мыслью, как его друг, имея такое влияние, живет без прислуги. Для него самого, человека не менее знатного общества — это было диковато. Но не став заострять на этом свое внимание, он попросту отзавтракал фруктами, запил это дело крепким насыщенным чаем с лимоном и стал размышлять над командой для Арланда. Необходимы были те, кто не подведет их в данном путешествие, поэтому пришлось более внимательно обдумывать каждый последующий шаг.

Взяв перо, он без напрягов накидал небольшой листок, усыпав его нужными, на его взгляд, именами.

Ферлоу вернулся намного позже обещанного. На часах было около семи часов. Пэтчил, свернувшись в калачик, видел прекрасные сны и встал лишь только на следующее утро. Не говоря ни слова о деле, они спокойно перекусили и уже с хорошо набитыми животами принялись за беседу. Тяжело вздыхая, они разлеглись по разным углам дивана, и в полудреме заворчали.

— Бернард, у меня все пока идет по плану, как часы. Снаряжение и нужный нам провиант на первое время, еще вчера были удачно доставлены в трюм нашего с вами корабля. Я собственно, поэтому и запоздал. Будить мне вас не хотелось, вы так сладко спали, что я и сам раззевался и уснул вслед за вами. Мне пришлось долго ожидать капитана. Он, видите ли, не так давно прибыл с плаванья, и естественно никак не может прекратить вливать в себя алкоголь.

— Да, святое дело. Я собственно тоже не весь день проспал. Вот, на, посмотри. Здесь я предлагаю всех, кто нам нужен, дальше думать тебе.

Гарорт Шепорт — проводник, превосходно знает все закоулки Африки

Ларно Карель — хирург, работал полевым медиком

Парье Лафедье — превосходный повар, любитель путешествий

Дартан Кисленд — искусный вирусолог

Аливия Парнау — геолог

Караленд Ити и «Барон» — работорговцы

— Список хорош. Но для чего нам два врача, я даже не знаю.

— Решай сам. Мое же мнение, что да. Они разного направления и могут оба сгодиться. Неизвестно, что может случиться в пути.

— Я как-то не подумал. Это ты в точку подметил. Так, хорошо, как считаешь, рабы необходимы? Я не приверженец данной услуге. К тому же могут возникнуть серьезные проблемы и тогда нам с вами светит путешествие до Скотланд-Ярда.

— Понимаю, я помню, как ты участвовал в академических дебатах на тему освобождения. Как бы ты там не противился, но нам необходимо человек двадцать, не меньше. Они будут нашей единственной силой, не нам же землю рыть.

— Двадцать, так двадцать. Я, не против. Просто собирался нанять местных рабочих, вот и все.

— Остальные устраивают?

— Вот только эта девушка, хороша ли она как геолог, да и вообще?

— Ааа!!! В тебе все-таки играют гормоны, мой юный друг. Она молода, но как специалисту, ей нет равных в своем деле. Это я тебе точно говорю. Я как-то преподавал для нее пару лекций истории.

— Ясно и прекрати, не какие это не гормоны.

— Да брось, ты не представляешь еще, насколько она красива.

— Это не главное в нашем деле.

— Все, молчу.

— Вот то-то же. Завтра отправимся на встречу с пару моими сослуживцами. Они должны быть согласны вернуться со мной во мглу. Там нам не помешают бравые ребята.

— Отлично. Вполне умная мысль.

— А, я тут вот еще о чем вспомнил.

— Так?!

— Есть у меня в Африке один человек, он знает все источники воды в пустыне. Без него я думаю, нам никак не обойтись.

— А про это я и не подумал. Вот что значит — «одна голова хорошо, а две лучше». Да и водой в тех краях особо не побалуешься.

— Он отменный мастер своего дела и не раз выручал нас. Так что, это наш человек.

— Если ты в нем уверен, то и я тоже.

— Завтра, я так думаю, все оставшееся время проведем на встрече с твоими людьми.

— Эй, не так быстро. Они разбросаны по всему Лондону и сразу к ним не попадешь. Просто, перед встречей с твоими сослуживцами надо будет заглянуть в телеграфную и выслать парочку писем. А уже потом постараться всех их собрать и убедить вступить в твою команду.

— Хорошо, что хоть не во Франции живут.

— Прорвемся. Будет все в лучшем виде, вот увидишь. А к работорговцам, ближе к позднему вечеру и наведаемся.

— А на кой черт нам к двум надо, сразу у одного не как нельзя купить?

— Дело в том, что «Барон» торгует только чернокожими, а нам не помешают и те, и другие.

— Бернард, вам следовало родиться в более раннюю эпоху, тогда вы могли бы зажить на полную катушку.

— Не я их пленил. Будем считать мы оказываем им огромную услугу.

— Не Раз ты так желаешь, то пусть оно так и будет. Слушай, а не потратить ли нам пару часов на какой-нибудь отвратный паб и чуточку в нем пригубить?!

— Чуточку?

— Ха. Но, это как пойдет, остановимся пока на паре бокалов.

— Я только за и совсем не против.

Не теряя боле времени на пустую болтовню, друзья-товарищи вызвали транспорт и прямиком направились к мимолетному наслаждению. Ведь завтра оно уже таким казаться не будет.

(слева направо) Бернард Пэтчил и Арланд Ферлоу

III

Как и было предначертано судьбой, утренний подъем дался с нелегкой тяжестью. Голова гудела, как никогда. Ощущение было таким, будто она размером с десятикилограммовый арбуз и вот-вот свалиться с плеч. Внутри всего организма была какая-то непонятная каша, даже соображать было трудно. Несмотря на все эти беды, они были рады тому что, хотя бы очнулись дома, а не где-нибудь в подворотне. Правда, спустившись вниз, оказалось, что не тут-то было. В гостиной, на любимом диване Ферлоу, лежала обнаженная женщина средних лет. Она была белокурой и с пышной грудью, в общем, в полном соку.

— Вопрос конечно интересный… Пару бокалов говоришь?

— Не говори ни слова, меня сейчас вырвет.

— Опа! Кому же ночью достался этот лакомый кусок?

— Попытайся вспомнить!

— Ага, умный я смотрю.

— Ха-ха-ха.

— Чего скалишься.

— Не знаю! Эта тайна меня просто умиляет.

— Нашел чему радоваться.

Будить ее им совсем не хотелось. Оба мало что помнят о той ночи и не жаждали попадать в неловкое положение. Думали, гадали, пытаясь вспомнить хотя бы какие-нибудь очерки минувшего времени, но все впустую. На часах было одиннадцать. И пора уже было идти на встречу. Опоздать, означало показать знак неуважения, а Арланду это было не чуждо. Поэтому они втихомолку собрались и на цыпочках покинули дом. Они оставили дверь открытой, заперев на замок один только кабинет, где и хранилось все самое ценное и дорогое. Надежда была на то, что по возвращению домой, она восстановит хронологию событий прошлой ночи.

Бедолагам так и не удастся ничего узнать. Она проснулась через пару часов, огляделась, поняла, что дом пуст и она совсем одна, быстренько оделась и обиженная ушла восвояси. Той ночью, сидя в баре и соря деньгами направо и налево, к ним подсела именно та девушка, которую они и обнаружили сегодня утром у себя. У нее был расстроенный вид. Звали ее — Анет, правда, не Бернард, не Арланд никогда этого не узнают. О своей проблеме она им, конечно же, не рассказала, да наверно было и не зачем. Видя ее расстроенное лицо, они пытались всячески ее подбодрить. Так, учитывая, что оба на тот момент были уже хороши, рюмка за рюмкой, они все вмести, коим образом очутились дома. Ферлоу прихватил с собой две бутылки бургундского, поэтому было очевидно, что они сразу спать не собирались. Час, другой и Пэтчилу стало плоховато. С помутневшим в голове рассудком он кое-как очутился в своей койке, и где-то с полчаса еще ловил вертолеты, пока окончательно не вырубился. Оставшись вдвоем, Анет, как самая трезвая, стала строить глазки, заигрывая с полковником, но он уже был не в состояние на любовные игры. Она в приступе танца, медленно перед ним разделась, но Арланд не проявив уважения к подобной красоте, заснул на диване, еще в придачу и захрапев. Эрекция дала сбой. Обиженная и расстроенная, она положила свое горячее тело рядом с ним, и нежно обняла. Она надеялась на утреннее повторение, но и этому никак не суждено было сбыться. Ферлоу, очнувшись посреди ночи от сильного сушняка, после пополнения водного баланса, на автомате направился к себе наверх. Вот такие события за столь короткое время с ними и произошли.

Арланд и Бернард брели по окраине Лондона. Всю дорогу старались особо ни о чем не разговаривать. Голова понемногу стала приходить в норму. Тело, правда, было полностью опустошенным и разбитым. Идти приходилось быстрым шагом, так как время совсем поджимало и они грозились опоздать.

Три сержанта, самые верные солдаты Ферлоу уже поджидали их на месте. Бернард поторапливал свои ноги изо всех сил, он редко куда так торопился и его лодыжки начинали страшно гудеть. И все же они подоспели вовремя, на часах было только без пяти двенадцать.

— Приветствуем вас полковник.

— Здравствуйте парни. Я смотрю, вы потихонечку осваиваетесь?

— Да! Времени зря не теряем, мало ли что. Вдруг опять пошлют убивать.

— Это верно, тут не поспоришь. От нашей страны можно чего угодно ожидать, да еще и в такое смутное время. Знакомьтесь, это мой лучший друг, можно сказать друг детства — Бернард Пэтчил. Он у нас историк.

— Рады знакомству.

— А это Берни, мои верные солдатики. Того, что слева, зовут Коули Рэм. Он у нас самый меткий стрелок. Посреди, наш главный подрывник Джонни Хакинс и он, кстати, американец. Занесла же тебя нелегкая в наши края!

— Да, есть такое дело. — Радостно заулыбался маленький пухленький янки.

— А вот этот усатый пройдоха, старший сержант Боливье Адамантс. Если бы не он, меня бы здесь сейчас не было.

— Полковник, вы преувеличиваете.

— Не юли, признай, что я прав.

— Ваша правда. Вы хотели нам предложить какое-то интересное дельце, и если я правильно понял изложенный вами текст, нам даже не придется стрелять.

— Верно ребята, вы правильно все поняли.

— Излагайте, мы послушаем.

— Значит так. Через пару месяцев отходит грузовое судно в Африку…

— Снова в ад и говорите без крови?

— Джонни, не перебивай, а сначала изволь дослушать до конца. К тому же там сейчас спокойно, беспокоится, будет не о чем.

— Извините, что влез без разрешения, полковник.

— Так вот, этот корабль выдвинется с моей экспедицией на борту, на поиски легендарного затерянного города Чедахохящучащудо. Я все годы сражений мечтал об этом, и немного успел поразузнать о нем у местных аборигенов.

— Так мы вам зачем, мы не ученые, а простые вояки.

— Верно. Но зато вы мои верные товарищи и в случае необходимости сгодитесь для нашей защиты.

— От кого, если там, как вы сказали, тихо.

— Кто знает, но перестраховаться думаю, не повредит.

— Эх, снова в пропасть, значит.

— Понимаю ваше волнение. Самому парой ночные кошмары снятся.

— Вот-вот.

— Поверьте, то, что мы пережили тогда, уже не грозит нам сейчас. Я даже сомневаюсь, что вам вообще придется вынимать свои револьверы. А вот маленькое приключение пойдет всем нам на пользу.

— Что ж, куда вы без нас. Мы согласны. Ведь так?

— Конечно.

— Спасибо вам. Тогда на сегодня все. Я найду вас, когда придет время. Вот вам немного денег, чтобы не пришлось искать никакой работы.

— Нет, не стоит.

— Это приказ.

— Полковник Ферлоу, это лишнее.

— Мне повториться?

— Слушаюсь.

— До встречи товарищи. Нам пора, а то у нас на сегодня еще одна встреча намечена.

— Удачи полковник.

— И вам ребята.

— Смотрите по сторонам, всматривайтесь в знаки. Сейчас не безопасно! — Неожиданно для всех сказал Коули.

— Да успокойся ты.

— Умеешь веселить. — Подхватил его слова Бернард.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 11
печатная A5
от 559