электронная
180
печатная A5
503
18+
Желанная мишень

Бесплатный фрагмент - Желанная мишень


Объем:
340 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2198-0
электронная
от 180
печатная A5
от 503

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Лично я, дорогой мой читатель, к этой истории не имею никакого отношения. Но все описанные в романе события я постарался изложить так, как они имеют место быть у людей. А человеческая жизнь штука многогранная.

Написание мною данного романа исходило, прежде всего, из осознанного и очень важного понимания известного постулата: «женщина источник всех побед и поражений мужчины!». Если во французском обществе порой возобладает деструктивное понимание роли женщины, сохранившееся со времен правления Филиппа Красивого, заточившего своих невесток в крепости Шато — Гайар. То совсем другое отношение к женщине во французских спецслужбах.

Рыцари тайного ордена «плаща и кинжала» при проведении своих секретных операций зачастую рассматривают участие женщины как важную необходимость, залог их успеха, ибо они обладают инстинктивной способностью угадывать вещи, до которых мужчина доходит только после продолжительного глубокого размышления.

И в этом их серьезное преимущество перед мужчинами. Ничего не поделаешь, природа так захотела, чтобы у женщин доминировало правое полушарие, которое гораздо древнее и основательнее левого. Что касается мужчин, то свое доминирующее левое полушарие они получили не совсем от природы, а создали сами в процессе социальной эволюции.

В общем, как не крути, женщина это более тонкая штучка! Поэтому понятие «слабый пол» является весьма относительным. Женщина от природы наделена такими качествами и способностями, которые в шпионской деятельности далеко не лишние. Обаяние и чувственность, сексуальная привлекательность, а при необходимости и показная скромность, хитрость, умение интриговать, и, скажем так, нетрадиционная логика не раз выручали ее в самых сложных ситуациях.

А уж если женщина еще и красива, то она с легкостью может сыграть роль «медовой ловушки» для мужчин. Известный афоризм гласит: «слабый пол сильнее сильного в силу слабоcти сильного пола к слабому».

Ну, и чтобы настроить своего читателя на лирический лад сообщу ему, что у французских девушек, как ни у каких других, красивые выпуклые пупки. Во Франции нередко можно слышать, что французские хирурги в момент появления девочек — младенцев на свет стремятся внести свою лепту в их будущую сексуальную привлекательность и не пускают на самотек процесс формирования этой важной у них части тела.

И так, все бесспорные основания для использования спецслужбами всех прелестей, которыми наделена женщина, мною рассмотрены. И, в заключение своего повествования, я представлю вам героиню своего романа. Несколько строк, которые вы найдете также в тексте романа, позволят вам почувствовать трепетное отношение автора к той, которая стала «медовой ловушкой» для плохих парней, и не только для них:

«Серж видел ее изящные руки, слегка тронутые весенним загаром, красивое, с золотистым оттенком лицо, умные глаза, наполненные цветом болотной зелени, и прелестные розовые губы. Мягкое шелковое платье, подчеркивало ее безупречную фигуру, локоны светлых волос, нежно окутывали красивую шею…».

Она прекрасна, не правда ли, дорогой читатель?

ГЛАВА I

Инесс в Париже

Ранняя весна и майское теплое солнце растянули в парках Парижа новые зеленые ковры, украшенные многоцветием. По городским улицам, наполненным жизнью, прогуливались со своими маленькими собачками юные создания, демонстрируя прохожим, свои еще не загорелые, голые ножки.

Инесс покосилась на Сержа — зрелого, коренастого мужчину, управлявшего своим «Пежо». Тот спокойно вел машину, сильные его руки уверенно крутили руль. В салоне приятно пахло цветочным освежителем воздуха, однако не было заметно всяких вещичек, которые обычно болтаются у лобового стекла. Сразу видно — мужская машина. Хотя от такого статусного мужчины можно было ожидать, что он будет рассекать на «бентли», а тут скромный внедорожник, хотя и последней модели.

Из ее груди вырвался легкий вздох, она протянула руку и коснулась плеча своего друга.

— Серж, скажите мне откровенно, вы не в обиде на меня, что я оставшуюся часть вечера, проведу на дне рождения у подруги, — спросила она.

— Нет, я не в обиде.

— Поверьте мне, я не наша в себе силы отказаться от приглашения поучаствовать в вечеринке, которая, к тому же, будет проводиться в стиле «гангстерской».

Мужчина посмотрел на нее сквозь темные очки в зеркало заднего вида. Он явно подыскивал аргументы, чтобы объяснить свое отношение к ее участию в вечеринке.

— Мне это безумно интересно. — Вы же знаете, что я полюбила перевоплощения, — продолжала наращивать аргументы Инесс.

Ее слова потонули в пустоте. Серж даже не расслышал их. В его мозгах свербела единственная мысль, — она предпочла ему вечеринку с друзьями.

— Вы даже не слушаете, — заподозрила его она.

— Что? — переспросил Серж, как ни в чем не бывало.

— Я к вам обращаюсь, но при этом реакция ноль. Возможно, это ускользнуло от вашего внимания, но люди уже давно научились общаться…

— О, прости! О чем ты говорила?

— Вы ранее говорили мне, что уважительно относитесь к моим интересам. Может, это не правда?

— Хм… — выдавил из себя односложный звук Серж. — В принципе, я не против. — Вечеринка это хорошо, — добавил он к сказанному, и в воздухе повисла тяжелая пауза, которая явно выдавала его нежелание этой самой вечеринки.

Что касаемо того, знал ли он о любви Инесс к перевоплощениям? Конечно же, знал, ибо он сам в ней эту страсть сотворил. Они познакомились не так, как это обычно происходит между мужчиной и женщиной. Он, будучи сотрудником Главного управления внешней безопасности Франции (DGSE), вел поиск подходящего кандидата на роль агента с целью последующего его внедрения в Аль — Фатх — радикальную экстремистскую организацию, окопавшуюся во Франции.

Боевики этой террористической организации провели несколько диверсионных актов на железной дороге. На прошлой неделе был пятнадцатый случай, когда властям пришлось предотвращать попытку поджога железнодорожного состава.

Большинство «коктейлей Молотова» удалось обезвредить, однако два из них привели к пожарам. Железная дорога, потери которой исчислялись миллионами евро, объявила награду за сведения о поджигателях — сто тысяч евро, но все это было безрезультатно.

Информации о дальнейших планах и замыслах главаря Аль — Фатх Ильича Рамиреса Санчеса, известного также под кличкой «Шакал», не было почти никакой. Однако совсем недавно Сержу удалось узнать, что он купил на нью-йоркском аукционе «Bonhams» за полмиллиона долларов тетрадь Бонни Паркер — криминальной подружки Клайда Барроу, известного американского гангстера 30-х годов. Девушка в своей тетрадке написала поэму о приключениях Бонни и Клайда.

Стишки за полмиллиона долларов? — недоумевал Серж по этому поводу. Это же ведь сумасшедшая сумма денег! В чем нашел их ценность для себя Рамирес? — задавался он из раза в раз одним и тем же вопросом.

Раздобыв копию текста поэмы, он внимательно прочел её. Бонни Паркер мечтала стать поэтессой, но ее мечтам, — оставить след в памяти людей, в ее маленьком городе не суждено было сбыться.

Клайд Барроу тоже мечтал быть замеченным, но в отличие от Бонни, его планы были более приземленными, ему нужно было много денег, которые позволили бы ему окружить себя роскошью.

Миры их столкнулись, они стали одной историей. Алчность Клайда к богатству и известности привела их в мир насилия, который тесно был связан с миром иным, — потусторонним. Неслучайно поэма Бонни заканчивалась печальными словами:

И если когда — то погибнуть придется,

Лежать нам, конечно, в могиле одной.

И мать будет плакать, а гады — смеяться.

Для Бонни и Клайда наступит покой…

Прочитав поэму, Серж сделал важный для себя вывод: Рамирес не иначе как восхищен этой криминальной парочкой и, прежде всего, Бонни Паркер.

И, в этой связи, ему подумалось, а что если подставить Рамиресу молодую девушку, которая сыграет роль «медовой ловушки» и побудит его увидеть в ней схожесть с Бонни.

Поиск кандидатуры на роль «медовой ловушки» у Сержа не занял много времени. Сексапильная блондинка с убийственно красивыми ногами и завораживающей улыбкой была им вскоре найдена в министерстве экономики Франции.

Девушку ему отыскал его давний друг Жака Прево, к его услугам он нередко прибегал в случае острой необходимости. В этот раз Жаку также не пришлось долго объяснять, что от него требуется.

И пока Серж пил кофе, он приготовил ему с десяток фотографий девушек, работающих в министерстве, и наиболее подходящих, на его взгляд, для этой миссии. Фотограф отснял девушек на недавнем карнавале, прошедшем в день города. Все девушки были одеты в красочные одеяния, которые подсказывали зрителям, что это девушки — цветки.

Выбор Сержа пришелся на девушку — огонек по имени Инесс, которая как никто другая, подходила на роль «медовой ловушки». В этой девушке все было просто и тем самым притягательнее одновременно: красивая грудь, взгляд, фигура, цвет волос, обворожительность улыбки…

Жак одобрительно отнесся к его выбору, и кроме того, доверительно сообщил ему, что Инесс Дягтер около года назад потеряла своего друга — профессора кафедры мировой экономики Бастиана Делакруа, с которым у нее был бурный любовный роман.

От ее близкой подруги Дороти ему стало известно, что профессор был убит наркомафией. Однако выяснить в деталях причину этого убийства ему не удалось. Дороти была в полном неведении, а сама Инесс избегала каких — либо разговоров говорить на эту болезненную для нее тему.

— У Инесс может быть личный мотив ненавидеть представителей преступного мира, — изрёк Серж.

Жак одобрительно кивнул в ответ головой.

— Однако не забывай при этом, что данное обстоятельство, в определенной ситуации, может сослужить и плохую службу, — высказал опасение он.

— Не забуду. Потеря близкого человека это действительно тяжелый удар по хрупкой девичьей психике…

Первая встреча с Инесс не обманула ожидания Сержа. Ему понравилось ее миловидное лицо, глаза, наполненные болотной зеленью, и — Господь всемогущий! — такие губы, мягкие и нежными, которые тотчас вызывали у него множество разнообразных ассоциаций, неподдающихся описанию словами.

Он понял, что интерес, который пробудила в нем эта девушка, вряд ли облегчит работу по ее подготовке к внедрению в ближайшее окружение «Шакала». Ему вдруг стало холодно при мысли о том, что это милое и хрупкое создание он отправит в руки дьявола — отъявленного и безжалостного террориста, отправившего на тот свет немало ни в чем неповинных людей.

Ну, уж нет! «Шакал» поддонок и сладкое он не получит! — не колеблясь решил для себя Серж. Сладкое нужно заработать! О его «медовую ловушку» он обломает себе зубы.

— О чем вы задумались? — прервала течение его мысли Инесс.

— Я думаю о предстоящей твоей вечеринке, — слукавил он.

— Вас в ней что-то не устраивает?

— Я усматриваю в ней некую опасность для себя.

— Так вы все-таки против моего участия в вечеринке? — спросила она, не скрывая своего раздражения.

Серж вновь бросил взгляд в зеркало заднего вида. По его лицу пробежала легкая ухмылка.

— Я не против. Но вдруг ты встретишь там высокого, темноволосого криминального красавца и умчишься с ним на его харлее? — отшутился Серж.

Инесс мило улыбнулась ему.

— Это другое дело. Но вам не о чем беспокоиться. Эти театрализованные гангстеры даже в малом не будут похожи на тех, с которыми мне по вашей воле доведется встретиться.

— Надеюсь, ты не осуждаешь меня за то, что я привнес в твою спокойную и размеренную чиновничью жизнь некий драйв? Ты хоть задумалась над тем, какая сила кроется в женской красоте. Я уж не говорю о том, что мы тобой ликвидируем опасную для общества экстремистскую организацию.

— Но, может случиться так, что эта организация нас самих и ликвидирует, — обреченно молвила в ответ Инесс.

Серж выкрутил руль и, припарковал к обочине автомобиль. Затем обернулся вполоборота к девушке.

— Малыш, что за настроение? Я никак не ожидал от тебя упаднической реакции. — С таким дерьмовым настроением ты не можешь быть допущена к выполнению задания, — раздосадовано молвил Серж, и в его глазах появилось явное разочарование.

Он протянул руку к ключу зажигания и заглушил автомобиль. В салоне воцарилась гробовая тишина. — Впрочем, — смягчил обороты он, это вполне ожидаемо, было глупо рассчитывать на другую реакцию после трех месяцев твоей подготовки.

Лицо Инесс заметно просветлело. Ей явно понравилось, что ее друг пошел напопятную.

— Ладно, — едем! Я уже взяла себя в руки. — Иногда, когда вы бываете невыносимым занудой, — перевела в другое русло разговор Инесс. — Я ругаю себя за то, что согласилась на ваше предложение — работать на спецслужбы, хотя умом понимаю, что неопытная девушка, какой я была на момент нашей встречи, вряд ли смогла бы устоять перед таким опытным вербовщиком, как вы.

Серж с удивлением посмотрел в глаза девушки.

— Не портите лестью взрослого мужчину, — нарочито строгим голосом упрекнул он ее.

— Я говорю правду. Вспомните, как вы «грели мне уши», рассказывая о том, что французские спецслужбы являются законодателями шпионской моды, и что мы — французы имеем все основания быть обиженными на британцев за их плагиат?

— Помню, — заулыбался Серж. — А разве это не так? Если бы в XVIII веке существовал кинематограф, то фильмы о нашем разведчике Джакомо Казанова, одержавшем немало побед на фронтах тайной войны, были бы не менее популярны, чем фильмы об агенте 007. Ты не согласна с этим?

— Это конечно так, — согласилась Инесс. — Но замечу, что вы тогда очень умело влезли в подкорку головного мозга к молодой девушке со своей шпионской модой и ее законодателях. Вы заякорили мое сознание, — рассмеялась она.

— Ладно, — спасибо тебе за комплимент! Но больше не усердничай в этой части, ибо я не люблю лесть во всех ее проявлениях, — нарочито строгим голосом упрекнул ее Серж.

— Вы тоже не обольщайтесь на мой счет! — протянула в ответ она. — Искусство перевоплощения, которому вы меня обучили, сыграет однажды с вами злую шутку, которая вряд ли вам понравиться, — пригрозила она ему и добавила с легким смешком, — однажды я достигну вершины перевоплощений и превращусь в мужчину, как мадемуазель Женевьева де Бомон.

— Вот как? Смелое заявление…

— Да, именно так.

— Но ты упускаешь при этом одну деталь — Женевьева де Бомон была мужчиной. В ее образе был скрыт мужчина по имени Шарль де Бомон, который был великолепным агентом французской разведки, неописуемым авантюристом, прекрасным фехтовальщиком, дипломатом, шантажистом и, наконец, — он был гениальным исполнителем женских ролей. — Из своих 82 лет, он 34 года считался женщиной, — добавил к сказанному Серж.

Инесс растянула губы в широкой улыбке.

— Он, конечно, был уникумом. Но вы тоже, упускаете один важный момент, а именно возможности современной медицины: я внесу изменения, подправлю себе кое-что, и с легкостью буду разрабатывать женщин.

Помните, как мы однажды говорили о ролевых играх в любовных отношениях, в частности, об опытном токаре — станочнике, и его несмышленой ученице, вытаращившей огромные глаза, увидев в руке учителя огромный болт?

— Конечно, помню, — весело рассмеялся Серж.

— Так, вот достигнув вершин перевоплощения, я смогу сыграть роль токаря — станочника. Представляете наше с вами романтическое свидание: я стою с резцом в руках, а вы в косыночке, — закатилась в безудержном порыве смеха Инесс.

— Ну, ты и стерфь! (сленг) — буркнул Серж.

Серж любил коверкать слова, особенно когда находился в прекрасном расположении духа. В данном случае его дружелюбное «стерфь» указывала именно на такое его состояние.

— Вы сами такой, — тут же парировала Инесс.

Он сознательно пропустил мимо ушей ее намек на возможность романтического свидания. Девушка ему нравилась, его порой раздирало острое желание затащить ее в свою тихую холостяцкую квартиру и разложить у себя на кровати.

В жизни ему нередко приходилось довольствоваться развращенными и фригидными женщинами, но они никогда не увлекали его. А как было бы с Инесс? — нередко задавался он этим вопросом.

Было бы с ней все по-другому или нет? Она, несомненно, отличается от большинства французских девушек. Она знает, что красива, но при этом самолюбование ей чуждо. Умна, энергична без ущерба для женственности.

Пожалуй, секс с ней был бы для него событием, и даже незабываемым событием. Но это пусть все остается только в его мечтах. Он никогда не попытается их осуществить. Инесс — негласный сотрудник спецслужбы Франции, и он может рассчитывать только на ее помощь в розыске террористов, и эта работа ни коем образом не должна соотноситься с его тайными вожделениями.


Дождь прекратился, выглянуло солнце, и его первые лучи тотчас же заиграли радужным цветом в лужах на асфальте.

— Ну, вот мы и приехали, — радостно объявила Инесс. — Подрулите, пожалуйста, к крыльцу магазинчика, торгующего бижутерией в глубине двора. Мне нужно купить подарок для подруги, а также посмотреть себе ажурные чулки для антуража.

Серж нарочито громко хмыкнул.

— Не забудь еще купить подвязки, они подойдут к чулочкам с хищным рисунком, на тему пантера — съехидничал он и при этом изрядно поморщился.

— Спасибо вам за совет. Именно такие чулочки и подвязки к ним я и куплю — начала злиться Инесс. — А еще я куплю маленькие бантики, которые будут болтаться у меня на щиколотках и сигнализировать о том, что их хозяйка сейчас настроена на романтический лад. Вы за то, чтобы я выглядела хорошо?

— Несомненно, — буркнул Серж и, сделав резкий разворот, подрулил к крыльцу магазина. Инесс открыла дверь и стремглав выпорхнула из автомобиля.

— Если обстановка будет совсем пресная, то позвони и я организую вам на вечеринку прибытие «крестного отца», — бросил ей вслед Серж.

Брошенная реплика застала Инесс на пороге магазина, но это ее не смутило, она тотчас обернулась, и картинно прогнувшись в талии, явно довольная собой, категорично погрозила ему пальчиком.

— Ну, уж нет. Я знаю, кто будет этим «крестным отцом». Представляю, как этот отец лихо ворвется с автоматом Томсона и начнет расстрелять моих еще несостоявшихся поклонников. — Пусть он сегодня отдыхает, едва сдерживая смех, — молвила она.

— Ладно, пусть отдыхает, — добродушно согласился Серж, и тут же, словно спохватившись, назидательным тоном призвал ее: Не опаздывай завтра на занятия!

Что касается его самого, то отдых в его жизни был наиболее слабым звеном, ибо он не умел отдыхать, так, как это делают другие. Даже находясь в отпуске, он не был свободен, потому как мысленно разрабатывал очередную комбинацию агентурного проникновения в планы террористических организаций, угрожавших взорвать общество.

Вот и сейчас он был на пределе, хотя внешне выглядел спокойным. Причиной его внутреннего волнения было откровенное чванство, проявленное его коллегами из ЦРУ, с которым он столкнулся вначале недели. Им он передал информацию о состоявшейся в Кабуле встрече представителей организаций, подчинявшихся Усаме бен Ладену, на которой обсуждался план террористической атаки на Америку с использованием пассажирских авиалайнеров.

Данные о задумках террористов, он получил от своего агента из Узбекистана, и тотчас же подготовил итоговый документ, который был в срочном порядке передан главе представительства ЦРУ в Париже Биллу Мари. Однако американцы не отреагировали должным образом на готовящуюся для них смертельную угрозу и, в результате одиннадцатого сентября случилась непоправимая трагедия.


Инесс родилась в Германии в семье русских эмигрантов третьего поколения. Ее отец был кадровым военным и обучал солдат премудростям стрелкового дела. В совершенстве владеть этим предметом его обязывала память об его отце, — известном русском изобретателе стрелкового оружия Дягтереве.

У ее матери также были русские корни, и она успешно преподавала русский язык и литературу в колледже. Благодаря профессиям родителей, Инесс с детства отлично говорила по-русски, могла рассказать, чем отличается винтовка от автомата, а также с сознанием дела рассуждать о вкладе писателя Федора Достоевского в сокровищницу мировой литературы. Кроме русского языка она достаточно хорошо владела и французским.

Знание иностранных языков, несомненно, было для Инесс полезнее первого, хотя ей периодически удавалось сражать парней знанием устройства современного стрелкового оружия, состоящего на вооружении в бундесвере.

Кроме того, среди сверстниц она отличалась приверженностью к необычному для девушек стилю одежды «милитари». Летом для нее неотъемлемым атрибутом являлась песчаная юбка хаки «stonewashed» или трехцветные камуфляжные шорты «ripstop skyblue — stonewashed», зимой, — утеплённая парка и черные брюки «kарго US «Combat», весной и осенью у нее всегда болтался на шее оливкового цвета армейский снайперский шарф, завязанный причудливым узлом.

Какую специальность следует ей выбрать по окончанию школы, подсказала ей мать. Ты должна стать экономистом, как твоя бабушка, — сказала она ей. Инесс засела в Интернет, и в результате долгого блуждания по сайтам выяснила, что ей действительно хочется стать экономистом.

Выбор страны, где она могла бы учиться, был обусловлен, прежде всего, ее языковыми навыками: Германия или Франция. При этом Россия, несмотря на хорошее знание ею русского языка, кандидатом на выбор не рассматривалась.

В год, когда оканчивала школу, она подала заявки на поступление в три престижных вуза Германии в городах Байройте, Мангейме и Мюнстере и во французский университет Париж-X по специальности «мировая экономика». Однако в душе она жаждала получить лишь ответ из университета «Париж-X».

Панорама Парижа — города, в котором правят любовь и искусство, найденная ею в интернете, радовала глаз. Тихие зеленые дворики, набережные, туманы — искушали и соблазняли её. Можно сказать, что Инесс влюбилась в Париж с первого взгляда. Оставалось только туда попасть.

И вот огромное счастье — ответы с приглашением на собеседование поступили из четырех учебных заведений. Несмотря на то, что проживание и обучение в Париже требовало больших денег, она и думать не хотела об учебе у себя на родине и сформулировала для себя простую мысль: надо уехать и только в Париж!

Вскоре родители и любимый кот по кличке «Василь» проводили ее в аэропорт, и мадам Инесс, будущий великий специалист в области мировой экономики, отправилась навстречу судьбе.

Августовский Париж приветствовал её теплым летним дождем. Она отступила от правил, установленным стилем «милитари», и была одета в белые джинсы. К джинсам она подобрала свободную белую тунику и белые спортивные туфли и выглядела, исходя из собственной оценки, неотразимо.

В аэропорту ее встретил знакомый матери, с которым она договорилась о встрече дочери накануне. Этот чудесный человек, помимо того, что был профессором кафедры мировой экономики в университете, в котором ей предстояло учиться, подыскал для нее небольшую уютную и меблированную квартиру в квартале Сен-Жермен-де-Пре.

Бастиан Делакруа оказался мужчиной среднего роста, и это обстоятельство ее беспричинно разочаровало, поскольку сама симпатизировала высоким мужчинам. Вместе с тем его сильные и покатые плечи напомнили ей о первой любви, — мальчике из соседнего двора, занимавшегося греко-римской борьбой, и это ее почему-то порадовало.

Кроме того, на нём отлично сидел серый шелковый пиджак. Оливкового цвета галстук гармонировал с цветом глаз Бастиана. Интересно, подумала она, он специально подбирает подобные галстуки?

На вкус Инесс, Бастиан весьма неплохо смотрелся и сам по себе, но особенно неотразимо он смотрелся на фоне своего «ягуара» цвета холодной стали.

Узел галстука был ослаблен, а пиджак небрежно распахнут. Лучезарная улыбка и блеск в глазах Бастиана указывали на то, что Инесс ему явно понравилась, и он с удовольствием познакомит ее с достопримечательностями Парижа и покажет ей квартиру, которую отыскал для нее.


Квартира, в которую они вошли, волоча за собой две огромные спортивные сумки, пришлась ей по вкусу. Особенно ее порадовало наличие шкафа-купе, компьютерного стола и кровати с массивными деревянными спинками. По поводу ее Бастиан неожиданно для нее заметил, что на такой кровати грех не заняться любовью, чем основательно смутил Инесс.

Она неловко засмеялась и тряхнула головой, тщетно пытаясь избавиться от нахлынувшего чувства стыда, которое Бастиан Делакруа пробудил в ней своим высказыванием.

— Вы меня ввели в краску, — обратила его внимание она. — Я, прежде всего, должна получить образование, поэтому мысли подобного рода я должна нещадно гнать из своей головы.

— Знаю, знаю. Самодовольная улыбка озарила его лицо. Я просто не мог отказать себе в удовольствии ввести в краску столь юное создание. Я думаю, что из вас получится отличный экономист, правда, могут возникнуть некоторые проблемы с молодыми людьми, — продолжил он вводить в смущение девушку.

— Это почему же? — удивленно спросила она.

— Юная блондинка, ослепительной внешности и все такое… Учащиеся мужского пола будут обязаны в нее влюбиться.

— Мне уже почти девятнадцать! — воскликнула Инесс.

Бастиан положил ей руку на плечо:

— Девочка, я не хотел тебя обидеть, но, такому взрослому человеку как я, все те, кому около девятнадцати кажутся юными. Он шагнул к ней и притянул ее ближе к себе. — Но, если желаете, то не слишком юными…

Она не могла скрыть дрожь, вызванную их близостью. Ее грудь слегка касалась, его пиджака, и у нее перехватило дыхание. Она взглянула ему в лицо широко раскрытыми глазами и положила руку ему на грудь, словно приняв от него приглашение на танец. Кончиками пальцев она почувствовала ровное биение его сердца.

Он внезапно остро ощутил ее волнение, и озноб пробежал по его спине.

— Подожди годика три. Потрать их только на учебу. — Думаю, ты понимаешь меня, — пробормотал он хриплым голосом.

Инесс была ошеломлена недосказанностью его слов, её серо — зелёные глаза затуманились, губы приоткрылись. Ей казалось, что она вот-вот утонет в темно-серой глубине его глаз.

— Да, конечно, — прошептала она. При этом одна часть ее существа отвечала на поставленный им вопрос, в то время как другая — на зов в его потемневшем взгляде.

— Ладно, Инесс, об этом мы еще поговорим, — сказал он ей. — Я сейчас тебя оставлю одну, чтобы ты осмотрелась… Я заеду через час и угощу тебя обедом.

— Хорошо, — прошептала она, затаив дыхание. Ей нравилось, как он произносит ее имя.

Тут он наклонился и поцеловал ее в шею.

— Я скоро приеду, — сказал он и направился к выходу.


Оставшись одна, Инесс вдруг ощутила, что у нее от перевозбуждения начались боли внизу живота. Неужели на меня так подействовал разговор с Бастианом Делакруа? Прежде за собой такой чувствительности не замечала.

Она открыла сумочку достала таблетку но-шпы из аптечки, которую в дорогу собрала ей мать и проглотила ее. Затем дошла до кровати и улеглась в одежде поверх одеяла. Видела бы меня сейчас моя мама, подумала она и закрыла глаза…


Оставив Инесс, Делакруа поехал в ближайший супермаркет, чтобы исполнить просьбу ее матери и купить продукты питания на неделю. Для него данное мероприятие сложности не вызывало, так как он, несмотря на свой возраст, вел холостяцкий образ жизни и часто готовил себе сам.

Орехи, йогурты, творог, печенье, кофе, мед, овсянка, рыбные и мясные стейки, — это всё то, что он счёл важным и необходимым в рационе молодой девушки. Пакеты получились объёмными и заняли почти половину багажника его автомобиля…


Боль в животе отступила и Инесс направилась в ванную комнату. Неужели эта девушка с пылающим лицом и лихорадочно блестящими глазами, которая сейчас смотрит на нее в зеркале, и есть она? Ополоснув лицо холодной водой, она насухо вытерлась и аккуратно нанесла немного косметики: слегка подкрасила ресницы, наложила свежий розовый мазок на сочные губы и со вздохом посмотрела на результат своей работы в зеркало.

Комплексовать по поводу своих внешних данных у нее не было причин. Среднего роста, блондинка, с открытыми серо — зелеными глазами, красивая грудь, мягкие женственные очертания фигуры. Тьфу! Бастиан разбудил во мне спящую Лолиту, подумала она со вздохом. Отвратительное воспоминание трехлетней давности вдруг всплыло у нее в памяти и заставило содрогнуться…


Раздался звонок в дверь. Приехал Бастиан, он буквально ввалился в комнату с многочисленными пакетами и букетом желтых тюльпанов.

— Это все тебе! Я воздал дань твоей матери, а также твоей красоте.

Его серые глаза оглядели ее вновь с ног до головы с нескрываемым мужским интересом. Она вдруг почувствовала в тоне его глубокого и приятного для слуха голосе искренность, и гнетущее волнение исчезло; у нее стало спокойнее на душе, и это отразилось в ее улыбке.

— Благодарю вас, вы так добры ко мне.

Он почувствовал перемены в ее состоянии и улыбнулся.

— Не нужно меня бояться. У тебя ведь должны быть друзья в незнакомом городе? И, конечно же, должен быть и покровитель.

Он улыбался, глядя пристально на её зардевшееся лицо, и её зеленые глаза заметались в ловушке серых глаз.

— Нет, я не боюсь…, то есть да. Она явно запуталась, торопясь объяснить свое отношение к его заботе о ней.

Видя, как лепечет Инесс, Бастиан поспешил ей на помощь. Он обнял ее за хрупкие плечи и прикоснулся пальцем к ее подбородку.

— Сейчас мы с тобой пойдем в ближайший ресторанчик, где перекусим, и ты мне поведаешь, чем собирается заняться молодая девушка после того, как она окончит три курса университета «Париж-X»? Я же тебе, в свою очередь, расскажу об университете, в котором тебе предстоит учиться.

Инесс подумалось, что Бастиан хотел ее поцеловать, но в последний миг почему-то передумал. Она была в этом почти уверена, и в этой связи ей вдруг самой захотелось страстно поцеловать его.

— Спасибо, — пробормотала она, не понимая, за что, собственно, его благодарит, и откуда появились ее эротические фантазии.


Остаток дня пролетел для Инесс будто во сне. Бастиан настоял, чтобы она выпила бокал шампанского вместе с ним и, как бы случайно, взял ее ладонь в свою руку. Она вздрогнула от этого жаркого прикосновения и сконфуженно покраснела.

Шел оживленный разговор, а порой и просто веселый, так как Бастиан рассказывал много забавных случаев из жизни студентов. У него даже нашлось с собой несколько фотографий, на которых он был запечатлен на природе в кругу студентов. Одна из фотографий заинтересовала Инесс, на ней Бастиан был с красивой высокой блондинкой, которую он держал за талию.

— Похоже на то, что эта ваша любимая студентка, — не преминула заметить она.

— Да, это так. Её зовут Ирэн. Она вышла замуж и сейчас живет в Испании, — негромко сказал он, и в его глазах Инесс увидела легкую грусть.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 503