электронная
108
печатная A5
394
12+
Земля трех чудес

Бесплатный фрагмент - Земля трех чудес


5
Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-5477-9
электронная
от 108
печатная A5
от 394

ГЛАВА 1
Как я попал к Феликсу

Привет всем! Меня зовут Миша, и я расскажу вам, какая удивительная история приключилась со мной, когда мне было десять лет. Однажды вечером я играл в свою любимую игру про супергероев на приставке, когда в мою комнату вошла мама. Она села рядом со мной на пол, потрепала меня по голове и сказала:

— Миша, солнышко, завтра мы поедем с тобой в путешествие!

Она улыбалась, когда говорила это, но я-то видел, что глаза у нее были заплаканные. Я сразу понял: что-то случилось.

— А зачем нам ехать в путешествие?

Мама призадумалась и сказала:

— Ты уже взрослый, мой сынок, поэтому я скажу тебе все, как есть. Помнишь, у тебя болела голова и ты перестал кушать даже свои любимые шоколадные шарики на завтрак? Мы поехали к доктору, и он брал у тебя разные анализы и прописал невкусные таблетки?

Конечно я помнил! Я не люблю больницы, в них невкусно пахнет, и у врачей много страшных металлических штуковин. Но доктор, к которому мы ходили, оказался добрым и веселым. А еще он играл со своим сыном в приставку в ту же игру, что и я. В общем, я был вполне доволен нашей поездкой в больницу, только мама на обратном пути плакала, а папа все время молчал. Родители сказали мне, что я приболел, и в школу уже не пойду до осени, но это ничего страшного, потому что осталось всего две недели до конца учебного года. Я был рад, ведь это же так здорово, можно целыми днями делать все, что в голову взбредет! Я мечтал поскорее поехать на дачу: там мы с дедушкой строили шалаш на дереве.

Вчера мы с родителями снова ездили в больницу, я лежал в огромной штуке, похожей на космический корабль, и доктор просил меня не шевелиться. Я представлял себя звездным воином, который отправился спасать другую галактику от захватчиков. И мне нисколько не было страшно. Доктор потом сказал, что я первый мальчик, который не боялся этого аппарата, и подарил мне мороженое.

В этот раз мама не плакала, она вела себя, как настоящий герой на поле битвы. На обратном пути родители обсуждали какие-то лекарства и особенные детские лагеря, в которые меня можно отвезти. Я был не против лагерей: уже ездил однажды, и там было здорово. Поэтому, когда мы приехали домой, я решил собрать на всякий случай в специальную коробочку самые полезные вещи, которые в лагере были просто необходимы.

Итак, в нее поместились: маленький складной ножик (его мне подарил двоюродный брат, он сказал, что у каждого мальчика должен быть такой), маленький мешочек, который можно вешать на шею, пара стеклянных шариков (девчонкам они очень нравятся), карандашик и блокнот. А еще фотография моей семьи, но об этом я никому не рассказал, я же мальчик. Когда сборы были окончены, я прилег отдохнуть, так как устал от сегодняшних приключений.

Вечером следующего дня родители устроили настоящий праздник — приготовили много моей любимой еды, потом мы поехали кушать мороженое в плавучее кафе и зашли в парк аттракционов. Потом папа сводил меня в тир, он сказал, что я уже взрослый мальчик, а все мальчики должны уметь стрелять. В общем, когда мы вернулись домой, я был довольный и счастливый, и решил пройти уровень в игре. Тогда-то в комнату пришла мама и сказала, что завтра мы едем в путешествие. Она выглядела такой грустной, что я обнял ее, она ведь хрупкая, и я должен ее защищать. Затем мама продолжила:

— Миша, в твоем организме поселился монстр. Пока он совсем крошечный, так, монстрик, но если не бороться с ним, он вырастет и завладеет твоим телом.

Вот этого я никак не ожидал!

— Мама, я не маленький, у меня болезнь, да?

— Да, болезнь, солнышко. Но болезни существуют разные, бывают нестрашные, которые быстро проходят. Бывают такие, с которыми человек сражается долго и побеждает.

— Например, простуда — это нестрашная болезнь, а то, чем болеет наша бабушка — страшная, да?

— Верно, сынок. Иногда люди борются с болезнью из последних сил, верят, что победят ее, и выздоравливают. А некоторыми болезнь овладевает, они становятся грустными, опускают руки, и тогда болезнь радуется, набирается сил и съедает человека.

— Но если люди знают, что ее можно победить, если не грустить и сражаться, почему они этого не делают?

В комнату зашел папа и ответил мне:

— Потому что надо быть очень сильным, смелым и дисциплинированным. И близкие должны тебя поддерживать. Такое сочетание победит любую болезнь, — папа улыбнулся и сел с нами рядом на пол.

— А мою болезнь можно победить?

— Можно, сынок. У тебя есть все необходимое, чтобы сделать это: наша поддержка, смелость и сила. Как ведут себя твои супергерои в опасных ситуациях?

— Они придумывают хитрый план, исполняют его и ничего не боятся!

— Вот так поступай и ты. А теперь скажи мне: ты готов сразиться с опасностью, испытать свои силы и встретить приключения?

Конечно же я был готов!

— Завтра мы поедем в лагерь.

— Ура! Настоящий лагерь? Он далеко? А мои друзья поедут?

— Конечно настоящий! Он находится далеко, место это непростое. Говорят, оно даже волшебное и мало кто знает, где оно находится. Но его гости — особые дети. У каждого из них есть своя болезнь, и там они учатся ее преодолевать. Гости лагеря встречаются лицом к лицу с опасностью, исследуют новые миры и разрабатывают секретное оружие для борьбы с болезнью. Тебе будет интересно, и друзей ты тоже найдешь, сынок, я уверен.

— А как называется это место?

Папа наклонился ко мне и сказал шепотом:

— Я скажу тебе, но ты пообещай никому не говорить. Оно называется Земля трех чудес.

— А что это за три чуда?

Мама ответила:

— Мы не знаем. Говорят, это знают только те, кто там побывал.

Мне вдруг стало страшно и грустно. Мама с папой переглянулись.

— У нас для тебя есть подарок, — мама улыбнулась и достала маленький пакет из кармана. — Как нам рассказали, у каждого гостя этого лагеря должен быть свой талисман. Вот этот будет твоим, если захочешь.

Я заглянул в пакет. В нем лежала маленькая, размером с мою ладонь, игрушка — дракончик. Я сразу понял, что родители сделали его сами, потому что никогда не видел ничего подобного в магазинах. Тело у него было наполовину мягкое, наполовину покрыто чешуей, крылья сделаны из стальной переливающейся ткани, они сгибались и разгибались, видимо, папа вставил в них проволоку. Еще у него открывалась пасть, а в ней — зубы, как настоящие. Папа показал мне секрет: если нажать дракону на хвост, в пасти загорается оранжевая лампочка, словно дракон дышит огнем. С закрытой пастью дракон выглядел очень добрым, но с открытой… Я бы такого настоящего не хотел встретить.

— Нравится? — спросила мама.

— Конечно! Он как живой!

— Тогда я расскажу тебе еще один его секрет.

Она взяла дракона, потянула его в разные стороны за лапки и крылья, и я увидел маленькую молнию у него на брюшке. Мама аккуратно открыла ее.

— Смотри, Миша, тут потайной карман. В него я спрятала пять особых конфет, — она достала одну. — Видишь, они состоят из двух половинок? Одну половинку сделал папа, другую я.

Папа заговорил:

— В моей заключается капля смелости и доброты.

— А в моей — находчивость и любовь.

— Папа, — сказал я, — а почему доброта у тебя, а не у мамы?

— Потому что порой надо быть очень сильным, чтобы проявить доброту к тому, кто ее, на первый взгляд, не заслуживает.

Этого я пока не понял, но от их идеи был в восторге. Мама продолжила:

— Скушай одну конфету тогда, когда тебе особенно будет не хватать какого-либо из этих качеств, и оно зародится в твоем сердце.

— Мама, а разве такое волшебство существует?

— А кто сказал, что нет?

Она улыбнулась и помогла мне приготовиться ко сну. Я еще много над чем хотел подумать, но как только моя голова коснулась подушки, я уснул.

Утром меня разбудили рано. Мы быстро покушали, собрали вещи и сели в машину. Рюкзак с самым необходимым (в том числе и с металлической коробкой) я взял с собой в салон. Дракон сидел у меня на коленях. Мобильный телефон я не брал, родители сказали, в лагере нельзя им пользоваться, да и связь плохая. Ехали мы долго, я даже уснул. Проснулся от того, что машина остановилась.

— Приехали, сынок, — сказал папа.

Я вылез из машины и осмотрелся. Мы были на вокзале.

— Мама? — только и смог произнести я.

— Мы проехали только часть пути, солнышко. Далее нас ждет путешествие на поезде и автобусе.

На поезде мы ехали еще сутки. Вечером следующего дня мы вышли на неприметной маленькой станции, где кроме нас никого не было. Родители оглянулись, посмотрели на часы.

— Все точно, как и договаривались, — сказал папа.

Я заметил, что он сильно волнуется, таким я папу никогда не видел.

Вдруг мы услышали шум мотора, и через некоторое время к нам приблизился автобус, старый и скрипящий, но мы-то слышали по звуку: двигатель у него был что надо.

В автобусе мы были одни. Езды нам предстояло два часа.

— Мама, а когда вы меня заберете? — спросил я. Мне снова стало грустно, захотелось вернуться домой, где все было знакомое и родное. Папа сказал, что я должен быть храбрым, поэтому я старался не подавать виду, что боюсь. Мама смотрела на меня так, как будто бы все понимала. «Мамы, они такие, — подумал я, все про нас знают».

— Мы заберем тебя, как только ты поправишься. Это может случиться совсем скоро.

— А скоро — это когда?

Папа задумчиво погладил меня по щеке и сказал:

— Сынок, я думаю, что ты справишься за месяц.

— Ого, но ведь это очень долго! — я чуть не заплакал. — Вы будете ко мне приезжать?

— Приезжать нам запрещено, родной, — сказала мама. — Но ты не переживай. Во-первых, мы все время будем держать связь со старшими из лагеря. Во-вторых, твое лето наполнится приключениями, будет что осенью в школе друзьям рассказать.

— Мы тебя не подведем, сынок, не подведи и ты нас, — сказал папа.

Он держался спокойно и уверенно, это передалось и мне. Мама нервничала, я видел, поэтому я крепко обнял ее и поцеловал в щеку. Когда автобус притормозил и водитель сказал, что пора высаживаться, я уже успокоился и думал о том, что меня ждет. У ворот нас встретил мужчина в очень смешной одежде: рубашка — ярко-оранжевая, блестит на солнце, на ней нарисованы какие-то птицы. «Фениксы!» — вспомнил я. На ногах у него были надеты шорты, и на открытой части ноги, что ниже колена, я рассмотрел татуировку, тоже в виде феникса, летящего вверх. Я подумал, что мужчина явно на них помешан. Еще он носил ярко-красные сандалии с острыми носами, задранными вверх. Мы с папой переглянулись и понимающе улыбнулись. Начало моего путешествия уже было интересным. Я проверил, что взял все свои вещи (особенно коробку и дракона) и пошел навстречу мужчине, который уже подзывал меня к себе.

Он сказал моим родителям:

— Езжайте, и за сына не переживайте, отдадим его еще лучше, чем прежнего! Будем на связи!

Потом он обратился ко мне:

— Ну что, Миша, готов к приключениям? Меня зовут Феликс. Теперь я за тебя отвечаю.

И мы вошли в ворота.

ГЛАВА 2
Знакомство с жителями лагеря

Мы шли по обычной дорожке через сад. Было очень тихо.

— Как чувствуешь себя?

— Хорошо, спасибо, Феликс, э-э, — протянул я, не зная его отчества.

— Можешь называть меня просто Феликс, в нашем лагере принято обращаться друг к другу на ты.

«Феликс странный, — подумал я. — Но не страшный».

— Миша, у нас порядки немного другие, они отличаются от тех, к которым ты привык. Их надо обязательно соблюдать. В лагере есть свои правила. Правило первое — спрашивай, если есть вопрос. Никогда не додумывай мысли за другого человека.

Я посмотрел на него с недоверием. Взрослые любят так говорить, а потом ругают.

— Ты мне не доверяешь, я думаю. Да?

Я решил рискнуть и ответить честно:

— Не доверяю.

— Давай я попробую угадать твои мысли. Ты думаешь, что я странный и что помешан на фениксах. Верно?

Я улыбнулся.

— А вы не будете ругаться?

Феликс поморщился. Я быстро исправился.

— А ты не будешь ругаться?

— Наше второе правило — если пообещал — выполняй. Я тебе обещаю.

«Здорово, — подумал я. — Вот бы таким правилом пользовалась наша учительница по математике. А то пообещает маленький тест на урок, а сама дает сложную самостоятельную».

— Феликс, тебе нравятся фениксы?

— Да, — просто ответил он.

— А почему?

— Эта птица возрождается из пепла. Она прекрасно поет и очень красивая.

Его ответ был простым, и он мне понравился.

— А вот это у тебя что? — спросил он, указав на дракона в моих руках.

— Это дракон, — ответил я. Что он, не понимает что ли? — Мой талисман. Мама с папой сами сделали его.

— Ты знаешь, что это непростой дракон?

Я решил притвориться, что не знаю, я не хотел выдавать Феликсу тайны моего талисмана.

— Что в нем непростого? — осторожно спросил я.

— Он зовется Японской стрелой. Есть легенда, говорящая о том, что в древние времена, когда земля полыхала в пламени войн, этот дракон спасал из огня маленьких мальчиков и девочек. Из них впоследствии вырастали лучшие воины, самые сильные и справедливые. Но этого дракона все боялись.

— Почему?

— Думали, что он съедает детей.

— Но неужели люди потом не находили своих сыновей и дочек?

— Видимо, нет, дракон же уносил их далеко, а спасал совсем малышей. Этих драконов часто убивали поэтому.

— Ужас, бедная Японская стрела!

— Да, порой люди не видят дальше своего носа и слепо верят толпе. Твой дракон сделан очень искусно, родители молодцы.

— Спасибо, — заулыбался я, а потом подумал, как могли люди не знать, что Стрелы были лучшими драконами. Но постойте, драконов же не существовало!

Феликс неожиданно сказал:

— Кто знает, жили ли на самом деле на земле драконы.

Я нахмурил брови. «Надо быть поосторожнее с моими мыслями. Феликс, похоже, умеет их читать».

— Ну что, ты готов заселяться?

— Да, — сказал я, все еще думая о драконах.

— Отлично, потому что мы уже бродим по кругу в саду, — сказал Феликс, посмеиваясь.

И мы подошли к еще одним воротам.

Они были совсем простые, деревянные, довольно старые. Когда Феликс открыл их, они заскрипели. «Прямо как в фильмах ужасов», — подумал я. Если честно, я ожидал увидеть за ними средневековые каменные замки, лошадей, может даже драконов. А за воротами была обычная дачная местность: центральная дорога, деревянные дома, заборы. Я решил не подавать виду, что разочарован, и посмотреть, что же будет дальше. Мы с Феликсом прошли немного вперед, потом он остановился и сказал мне:

— Миша, справишься дальше сам? Мне надо отлучиться по делам. Твой дом — дальше по улице с правой стороны, зеленый, двухэтажный. На участке растут две высокие яблони, ты не ошибешься. Войдешь в дом, спросишь Катерину, скажешь, что ты новенький.

Он присел передо мной на корточки. Солнца на небе уже не было, а костюм Феликса все так же сиял, словно подсвеченный невидимыми светодиодами.

— Миша, здесь с тобой случится много интересных вещей. Ты познакомишься с необычными людьми. Но помни: всегда слушай свое сердце, что бы ни случилось. Если что-то тебе кажется неправильным, не мирись с этим, а открыто скажи. И никогда не забывай, что каждый принес сюда с собой свой мир, и ни один из них не есть истинный. А теперь повтори мне два правила лагеря.

— Спрашивать, если есть вопрос, и если пообещал — выполняй!

— Отлично. Тогда до встречи!

Он быстро встал и ушел в сторону ворот. Я мало что понял из последних слов Феликса, все-таки он был странноватым. На улице темнело, и я отправился скорее искать свой дом. Правда, чувствовал я себя брошенным, хотелось кушать и поплакать, но не на виду же у всех!

Скоро показался мой домик. Яблони в саду действительно были очень высокими, я таких никогда не видел. А дом — самый обычный, похожий на тот, в котором я гостил у бабушки летом. Больше я ничего в тот вечер не замечал, потому что мог думать только о еде. Я тихонько отворил калитку (она тоже скрипнула, надо бы смазать им все калитки), поднялся на крылечко и постучал. Никто не ответил. Я постучал снова.

— Входи, не бойся, — сказал голос откуда-то сзади.

Я повернулся и посмотрел на девушку, которая это произнесла. Она была ростом как моя мама, плотно сложенная, в простой одежде, лицо симпатичное и доброе. Она приветливо улыбалась мне.

— Как тебя зовут, малыш?

— Михаил, но вы можете звать меня Миша. — «И я совсем не малыш», — подумал я.

— Привет тебе, Миша, я Катерина, но ты можешь звать меня Катя.

— Я хочу кушать, — сказал я, сил уже терпеть не было. Думал, что Катя рассердится, но она лишь улыбнулась и сказала:

— Пойдем внутрь, я все тебе расскажу, но сначала накормлю пирожками!

В доме было уютно и тихо. Пахло совсем как у бабушки на даче. Катя провела меня на кухню и поставила на стол молоко и целую тарелку пирожков.

— А с чем они?

— С яблочным повидлом, с капустой и с мясом.

Я никогда не пробовал пирожки с капустой, думаю, они невкусные. Зато съел один с мясом и два с повидлом. Потом Катя отвела меня на второй этаж, показала мою постель, и я уснул, как только лег.

Проснувшись на следующее утро, я загрустил, потому что был в незнакомом месте среди незнакомых людей. Взял с тумбочки своего дракона и подумал, может, мне скушать одну из конфет? Но потом вспомнил папины слова, что надо быть сильным, и решил подождать. Я представил себя разведчиком на задании. Достал свой блокнот, карандаш, и нарисовал план комнаты. Она была небольшой, в ней стояло всего три кровати, дверь сбоку вела в ванную комнату. У каждой кровати находилась тумбочка и высокий узкий шкаф для одежды. Я был в комнате один, поэтому выложил все свои вещи, внимательно осмотрел их и убрал на полки. Металлическую коробку спрятал между матрасом и деревянной спинкой кровати. На глаза она попадаться не должна, рассчитывал я. Дракона поставил на тумбочку. Потом умылся. Когда завершил все дела, спустился вниз. На первом этаже было замечательно! Солнце ярко светило в окна, пахло вкусной едой, с улицы доносились голоса других детей. Внизу тоже никого не было. И я решил позавтракать самостоятельно. Это место совсем не было похоже на детский лагерь. Я скорее попал к чужой бабушке в гости. На завтрак нашел вчерашние пирожки, колбасу, огурцы. Я налил воды в чайник и поставил его греться. Мама дома не разрешала мне делать это самому, поэтому сейчас я почувствовал себя взрослым. Потом я решил скушать пирожок. Он оказался с капустой, и я тут же выплюнул его. Раздался смех. «Какая-то девчонка смеется!» — подумал я. В дверях действительно стояла девочка чуть старше меня, в ярком платье с нарисованными маленькими птичками, ее темные длинные волосы были заплетены в косу на бок, на шее — кулон с цветком. Она жевала пирожок и хитро улыбалась.

— Почему ты выплюнул его? — спросила девочка.

— Я не ем такие. С капустой.

— Почему? Они самые вкусные!

— Я никогда не пробовал. Это же капуста! Фе-е.

— Тогда ты не можешь знать, любишь ты такие или нет! Ты даже не пробовал их на вкус! Меня, кстати, Настя зовут.

— Я Миша.

— Ты откуда?

— Мы с родителями живем на побережье Горного моря.

— Ух ты! Я была там однажды, это самое красивое море в мире! От моего дома до него три дня на поезде. Спорим, ты не сможешь съесть этот пирожок?

Девчонка бросает мне вызов! Вот это да! Конечно, теперь я съем это пирожок целиком!

— Смотри! — сказал я и откусил половину. Сначала старался не дышать, чтобы не чувствовать вкуса, так научил меня делать папа, когда я пил горькие таблетки. Потом воздуха стало не хватать, и я вдохнул. Пирожок оказался самым вкусным из всех, что я когда-либо ел!

— Вот видишь! Не верь никому, пока сам не попробуешь!

Я с удовольствием доел этот пирожок и еще два, а потом вспомнил про таблетки и врачей.

— А где здесь врачи? — спросил я.

— Здесь нет врачей, это слово в нашем лагере не используют. Есть целители.

— Целители? Как в фильмах, что ли? — я недоверчиво смотрел на Настю.

— Так их все называют. Просто некоторые из взрослых дают советы, как и что надо делать.

Я ничего не понял. Но кивнул. Пусть не думает, что я дурак.

— Ты сам сегодня все узнаешь, Миша.

— А какая у тебя болезнь?

Мой вопрос разозлил Настю, она сразу же перестала улыбаться, нахмурила брови, поджала губы и сказала:

— Почему тебя в первую очередь интересует болезнь? Спросил бы лучше, чем я люблю заниматься, откуда приехала! А то сразу про болезнь!

— Но разве мы здесь не для того, чтобы вылечиться?

Настя вдруг стала деловой, совсем как мама.

— Миша, ты совсем ничего еще не понимаешь! Допивай чай, а я пока позову Катю, пусть она тебе все покажет.

Я злился на Настю и не понимал, что вокруг происходит. Настя шла к выходу, а потом вдруг повернулась и тихо сказала:

— Носи с собой в первый день свой талисман: будешь меньше скучать по дому. Я так делала, потому что мне было страшно. Только никому не говори, это секрет.

И она убежала. А я поднялся наверх, взял дракона и спустился с ним вниз. Катя уже пришла.

— Привет, Миша!

— Доброе утро, Катя!

— Как ты поспал? Ты уже позавтракал?

— Хорошо, да, я позавтракал, пирожки очень вкусные!

— Тогда сейчас мы с тобой пойдем знакомиться.

— С кем?

— И с кем, и с чем… Да со всем на нашей территории. И с самым интересным человеком — с тобой самим.

Она загадочно улыбнулась. «Странные здесь взрослые», — подумал я, спрятал дракона в карман и вышел вслед за Катей на улицу.

— А нам долго идти? — спросил я.

— Да. Но ты не переживай, будет весело. Ты побываешь в таком месте, какого никогда не видел!

— Сомневаюсь! Я ездил в Диснейленд, а там собрано все удивительное на Земле!

— Я была во всех Диснейлендах в мире.

— Не может быть! Как круто! А ты не врешь?

— С чего бы? Это была моя детская мечта, и я ее осуществила со временем.

Пока мы разговаривали, вышли за пределы поселка на полевую тропинку, которая начиналась сразу за воротами. Там я увидел велосипедную парковку, а возле нее странное сооружение, взрослые бы назвали его баром, но это был ненастоящий бар. По крайней мере, я таких не видел, когда родители брали меня в ресторан. И бутылок в нем не было. Все полки стеллажа заставлены предметами разного цвета и формы: кубики, шарики, шары с колючками, пирамидки и даже какие-то трубочки. И сделаны они из разных материалов — стеклянные, резиновые, деревянные, металлические… А внизу перед нами стоял длинный низкий шкаф. Но меня больше интересовали велосипеды на парковке.

— Хочешь прокатиться? — спросила Катя.

Я уже собирался согласиться, но вспомнил, что уже два месяца не катался: я уставал после пяти минут езды.

Катя посмотрела на меня, призадумалась и сказала:

— Ты сомневаешься, да? Это из-за твоей болезни?

Я кивнул.

— На что она похожа?

Я задумался. Когда у меня сильно болела голова, мне казалось, что в нее положили шарик с колючками, и он катался там из стороны в сторону, особенно, когда я ходил, а иногда я представлял, что этот шар плавится и растекается по всему моему телу. Я прозвал его Колючка-липучка.

— Миша, посмотри внимательно на эти полки и возьми с них предмет, похожий на твою болезнь.

Я долго не думал, так как уже увидел такой шарик — оранжевый, с шипами, сделанный из очень мягкой резины. Я взял его в руки, посжимал немного.

— Да, вот этот подойдет, — сказал я.

— Можно мне посмотреть?

— Да, конечно, — я протянул шарик Кате, она покрутила его в руках и вернула мне.

— А теперь, — сказала она с улыбкой, — закрой глаза, вспомни, когда ты последний раз чувствовал этот шарик внутри себя, и представь, что он вышел из тебя, и вот ты держишь его в руке.

Я постарался это сделать. Не знаю, насколько хорошо у меня получилось, но я радовался, что рядом нет моих одноклассников или Насти, и они не видят, с каким дурацким видом я здесь стою.

Я открыл глаза.

— Хорошо, теперь нам надо его убрать. Ты запомнил, какой он наощупь?

— Думаю да.

Катя открыла шкаф, покопалась в нем немного и достала маленький зеленый железный сейф. Затем протянула мне ключ.

— Вот, клади его сюда и запирай. Теперь этот шарик тебя не достанет.

Я так и сделал, а потом сказал Кате:

— Я знаю, как это называется. Са-мо-вну-ше-ни-е. Папа рассказывал мне про него. Но только оно не помогает.

Катя присела передо мной на корточки.

— Откуда ты знаешь? Ты ведь не пробовал так делать. Если ты будешь верить всему, что говорят, у тебя голова лопнет, — она улыбнулась и подмигнула мне. — Пирожки с капустой ты тоже раньше не ел, а ведь вкусные они оказались, правда?

Я решил, что ничего страшного не случится, если я попробую. Я поставил свой сейф в самый дальний угол шкафа и закрыл плотно дверцы. Ключ спрятал в карман.

— Тогда я первый выбираю велик!

И мы выбрали себе по велосипеду и помчались вперед. Как же было здорово! Ветер свистел в ушах, солнышко ярко светило, дорога шуршала под колесами. Я разогнался и растопырил ноги в стороны. Катя сделала то же самое. Я рассмеялся. Ни разу не видел, чтобы взрослые так делали.

Мы остановились у входа в яблоневый сад.

— Велосипед можешь оставить вон там, на специальной стоянке.

Мы припарковались, вдоволь напились воды из фонтанчика («Самая вкусная вода на свете!» — подумал я) и пошли дальше пешком. Вдруг неподалеку я заметил рельсы.

— А они для чего?

— По ним едет поезд.

— А куда он едет?

— В Башню, туда мы с тобой сейчас идем.

— Кто его пассажиры?

— Дети, которые пока не могут самостоятельно добраться в Башню.

— А они тоже запирают фигурку в сейф?

— Не все, Миша. Некоторые держат свою фигурку всегда при себе.

— Почему?

— Я думаю, ты скоро узнаешь это. Самому всегда интересней узнавать что-то новое. И так все лучше запоминается. О, смотри, как раз новые пассажиры едут!

Я тоже увидел поезд. Только это был не настоящий поезд, он состоял из вагончиков будто с американских горок, и у каждого вагончика сзади была прикреплена складная крыша, как у кабриолета.

— Круто! Я бы тоже хотел на таком прокатиться! — воскликнул я.

— А по-моему, наша поездка была веселей. Но нам пора идти дальше, а то мы опоздаем.

Я достал из кармана дракончика и посадил его на плечо. Пусть тоже видит, в какое чудное место мы попали. Кате понравился мой талисман, она сказала, что он совсем как настоящий.

— Как ты его назвал?

— Я пока не придумал имя. Его порода — Японская стрела, так сказал мне Феликс.

— Ого! Похож, действительно. Японская стрела — отличная порода, это смелые и добрые драконы.

— Феликс и это рассказывал. Он здесь самый главный, да? Как главный врач? Ой, прости, — я спохватился, — главный целитель?

Катя хмыкнула.

— Феликс не только целитель, он еще и хранитель этого места. Он присматривает тут за всем, следит, чтобы соблюдались традиции, чтобы никто не нарушал правила. Он всегда приходит на помощь в трудную минуту. Помешан на фениксах. — Катя помолчала немного. — Феликс как душа этого места. Всех, кто здесь работает, он выбирает сам. Говорит, что только светлые добрые люди могут ему помогать.

Я подумал, что Катя — светлая душа. И сердце у нее доброе. И с детьми она разговаривает наравне.

Мы постепенно приближались к выходу из яблоневого сада, как друг мне показалось, что кто-то громко вздохнул справа от нас.

— Катя, ты слышала?

— Что именно?

— Кто-то вздохнул.

— Нет, может, тебе послышалось? Мы почти пришли.

Я посмотрел вперед и ахнул. Вдалеке, на горке, сплошь усеянной цветами, стояло необычное здание. Таких я еще не видел. Посередине — башня, от которой вправо и влево отходят две стены в форме прямоугольных треугольников, слегка выгнутых наружу, словно бы прислоненных одной стороной к башне. Строение было сделано из камня, прямо как старинные замки. Окошки в нем были маленькие, узкие. На вершине — смотровая площадка и еще одна маленькая башенка, словно игрушечная.

— Ну как, нравится, Миша? — спросила Катя.

— Конечно! Мы побываем на самом верху?

— Да. Но сначала надо туда подняться. А этот путь не близок.

Я подумал, что Катя преувеличивает. По моим расчетам выходило, что наверх можно добраться минут за пятнадцать. «Тем более, что в башне должен быть лифт, ведь не все дети могут дойти туда самостоятельно».

И я последовал за Катей.

ГЛАВА 3
Башня

Мы быстро пересекли поле и подошли ко входу в башню. Я даже не удивился, что он располагался не по центру, а сбоку, у самого низа треугольной стены. Когда мы завернули за угол, у меня округлились глаза и открылся рот. К стене, казавшейся древней, были словно прилеплены яркие светящиеся кубики-комнаты с прозрачными стенами. Можно было рассмотреть детей в каждой из них, занятых чем-то своим. У меня захватило дух. Катя посмотрела на меня и улыбнулась.

— Хочешь скорее попасть внутрь?

— Конечно!

— А как ты чувствуешь себя?

Я задумался на мгновение.

— Очень хорошо! — сказал я и впервые вспомнил о шарике, запертом в сейфе в начале поля.

— Тогда продолжим наш путь, но для начала нам надо подкрепиться.

Наконец мы вошли в здание. Справа от нас вверх уходил длинный коридор, вдоль стены располагались рельсы и платформа, а рядом с ними — обычная лестница с площадками напротив каждой комнаты. Мне стало немного не по себе: я понял, что платформа нужна для детей в инвалидных колясках, которые не могу подниматься сами.

Катя открыла дверь слева от нас, и мы очутились в кафе. Конечно же, и оно было необычным: ни одного одинакового стула, да и стульями назвать их было сложно. Скорее, кресла. Тут было и желтое пушистое, словно цыпленок, кресло, и кресло-яйцо; кресло, похожее на огромное облако, кресло с крыльями и еще много других. Столы круглые, деревянные. У этой комнаты прозрачной была лишь одна стена, она выходила на скалу, увитую цветущими растениями, и фонтан в форме ракушки. У противоположной стены располагался длинный узкий стол, холодильники-витрины, как в магазинах, несколько обычных холодильников, духовка, плита, шкафчики.

Катя дала мне минутку, чтобы я смог походить по кафе и хорошенько осмотреться. Кроме нас, здесь никого не было.

— Миша, выбирай для нас место, а я пока посмотрю, что есть в холодильнике.

— Ура! Здорово!

Как здесь было интересно! Я рассмотрел каждое кресло и выбрал для себя похожее на чашку, сделанное из какого-то очень мягкого материала. Кресло-чашка снаружи было ярко-голубым, а внутри коричневым, словно в него налит чай. В этом кресле было так удобно сидеть! Как будто в маленьком домике. Для Кати я выбрал кресло-цыпленка с высокой мохнатой спинкой и белыми гладкими подлокотниками. Столик мне понравился в центре зала. Я уже направлялся к Кате, как вдруг заметил в углу самое удивительное и красивое кресло: спинка высокая, красная внутри, а по бокам его будто бы обнимали два больших ярких оранжево-желтых крыла, сделанных из блестящей ткани, которая словно горела под светом ламп.

— Вот это да! — воскликнул я.

— Что ты нашел? — спросила Катя.

— Я думаю, кресло самого Феликса! Оно похоже на феникса!

— Молодец, ты верно рассудил. Хочешь в него сесть?

Я замялся, посмотрел на кресло-чашку.

— Мне больше нравится мое.

Катя ухмыльнулась.

— Тогда иди сюда, будешь помогать готовить для нас еду.

— А разве это не кафе?

— Кафе, кухня, ресторанчик. Не важно, как называть. Я думаю, это все вместе. Вот скажи, ты умеешь готовить?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 394