электронная
120
18+
Земля Node

Бесплатный фрагмент - Земля Node

Объем:
322 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4860-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается тем,

кто умеет видеть.

Предупреждение

Прежде, чем читать текст, автор настоятельно рекомендует тебе, дорогой читатель, ознакомиться с глоссарием раc-интервентов. Это принципиальный момент. Дело в том, что любой человек, сознательно или подсознательно, пытается присвоить нечеловеческим расам человеческие черты, а это сильно искажает восприятие. Нэгаши — не рептилоиды, рауф — не гомосексуалисты, зивы — не росянка, атланты — не добрые дедушки с неба, когни — не эльфы, а те еще твари.

Атланты

Антропоморфы, рост от трех до пяти метров, кожа либо серого, либо голубого, либо фиолетового оттенка. В зависимости от под-расы могут иметь до четырех верхних конечностей. Раса является поливариантной, в зависимости от подвида возможны существенные различия между особями в пределах расы. Раса имеет от трех до шести полов. Основная религиозная направленность — многобожие, это обусловлено взаимоотношениями особей в популяции. Верят в реинкарнацию.

Атланты являются расой так называемого «промежуточного круга», и с прочими, далее перечисляемыми расами контактируют редко. Этим объясняется полная, с человеческой точки зрения, алогичность их поступков, жестокость, пренебрежение интересами оппонента в процессе общения.

В реальности Земли Node атланты играют индийский пантеон богов.

Нэгаши

Рептилии, частичные антропоморфы, подвид людей. Имеют большие фентипические отличия, переведены в отдельную расу, однако, при желании, могут иметь общее потомство с людьми.

Внешне похожи на крупных антропоморфных ящеров, имеющих характерный, очень неприятный для человека или рауф запах. Тело покрыто чешуей, в зависимости от подвида и места обитания цвет чешуи может очень сильно варьировать — от снежно-белой, до черной.

Жестоки, с пренебрежением относятся к представителям других рас, любой потенциальный конфликт расценивают как вызов, поэтому очень много воюют. Часто объединяются в большие конклавы, но время существования такого конклава обычно непродолжительно, поскольку паранойя нэгаши точно так же работает и против своих же сородичей.

Семьи нэгаши обычно многочисленны, крепки, порядки внутри семей строгие: семья нэгаши является сообществом из четырех-пяти поколений, живущим совместно. Если бы, к примеру, в стандартной блочной пятиэтажке поселилась одна семья нэгаши из четырех разумных, через тридцать лет они бы заняли пятиэтажку полностью, выдворив из нее под разными предлогами других жильцов, причем все, живущие в доме, имели бы кровное родство.

Основная религия — политеизм, вера в избранность, первичность.

В реальности Земли Node нэгаши играют вторичный клан Яхве и частично богов Шумер.

Люди

Ну, вы и сами всё знаете…

В реальности Земли Node люди играют первичный клан Яхве.

Рауф

Частичные антропоморфы. В зависимости от под-расы имеют от двух до трех полов. Фенотипически на человека отдаленно похожи только представители промежуточного пола, так называемые средние или гермо. Однако ошибочно считать, что гермо — это особь, содержащая признаки двух других полов. Средний — не гермафродит, это отдельный пол, второе звено в механизме передачи генетического материала.

Институт брака присутствует в полном объеме, семьи рауф отличаются крепостью и долговечностью. Отличительной чертой рауф является доходящая порой до абсурда приверженность внутренним правилам, с этим зачастую связано множество проблем при контактах рауф с другими расами. Например, люди для рауф — существа с совершенно неприемлемым и развратным поведением, нэгаши — образчик недостойного отношения к себе подобным, а когни — ужасный пример того, как взрослые позиционируют себя к подрастающему поколению.

Рауф прагматичны, замкнуты, но при этом достаточно успешно контактируют с теми же людьми, атлантами, и когни. Однако в большинстве случаев контакты осуществляют либо средние, либо мужчины — рауф берегут своих женщин, и очень неохотно позволяют им занимать руководящие должности.

Основная религия — монотеизм, вера в Триединого бога, соединяющего в себе лучшие признаки всех трех полов, являющегося недостижимым в земной жизни совершенством в самом себе.

В реальности Земли Node рауф играют пантеон богов Египта.

Роли:

Саб — Анубис, проводник умерших в загробный мир, хранитель ядов и лекарств. Имя персонажа, Саб, так же является вторым именем Анубиса.

Скрипач — Инпут, женская форма Анубиса, по версии мира Node Инпут является (для людей) — женой Анубиса, для рауф — «син», или «младший» Анубиса, средний, с которым Анубис состоит в браке.

Ит — Исдес (Истен), покровитель загробного мира, по версии Node — главный помощник Анубиса.

Когни

Антропоморфы, «птицы». Не смотря на внешнее сходство с людьми, когни принципиально от них отличаются. Раса имеет от двух до четырех полов, представители некоторых под-рас могут по желанию менять свой пол в процессе жизни. За небольшие размеры, кажущуюся хрупкость и легкость когни часто называют «эльфами». Не смотря на размеры и сложение, когни отличаются хитростью, коварством; они отличные бойцы и прекрасно адаптируются к любым условиям.

Основная религия — политеизм, вера в реинкарнацию, часто — культ избранности, высшего предназначения. Когни очень плодовиты, это обусловлено пренебрежительным отношением к своему потомству в связи с тем, что потомство более чем многочисленно. Институт брака у когни отсутствует, но присутствует понятие, аналогом которого могут стать слова «стая» или «прайд». Такая стая может насчитывать до полутысячи особей, в ней весьма свободные отношения, и зачастую мать не имеет представления, кто именно отец яиц в ее кладке.

Когни охотно контактируют с людьми, нэгаши, зивами. Только не стоит ждать от них понимания в ряде вопросов, касающихся основ построения взаимоотношений внутри другой расы — в общении когни интересует исключительно выгода для собственной «стаи». Отличительной чертой когни является пренебрежение к жизни, для них слишком легко заменить одну особь другой, их всегда чуть больше, чем слишком много.

В реальности Земли Node когни играют частично клан Яхве, частично — промежуточные кельтские культы. Сотрудничают с зивами, основное направление: создание биоморфов.

Вспомогательная раса

Зивы

Флораморфы, четких параметров определения фенотипа расы не существует. Иногда принимают вид антропоморфов, для лучшей коммуникации с расами-компаньонами. Раса имеет от двух до четырех полов, количество полов может варьировать в пределах одного поколения. Зивы крайне неохотно контактируют с другими расами, все контакты сводятся к продаже биотехнологий в обмен на редкоземельные элементы.

Религий, как таковых, у зивов не существует, по крайней мере, в том виде, в котором их способен как-то воспринять человек.

В реальности Земли Node зивы частично играют «воду», поддерживая игроков-когни. Сами зивы игроками не являются.

Пролог

Мелтин, беседа

— Так все-таки, почему вы бросили семью?

— Понимаете ли, — Скрипач со вкусом затянулся, помедлил, и, наконец, выдохнул дым, — мне надоело готовить. Последние годы я, стоя у плиты, постоянно думал — сколько же вы жрете! Ну бесконечно просто жрали, без остановки. Жратва, жратва, жратва, жратва… куча народу, которая постоянно хочет есть. Знаете, как это утомляет? Вместо того чтобы отдохнуть после работы, ты вынужден тащиться в магазин, покупать горы еды, потом переть ее домой, и вновь становиться к плите. Вы бы выдержали?

— Значит, правду вы сказать не хотите, — констатировал собеседник. — Впрочем, она не столь важна, если вдуматься.

— Тогда зачем вы спрашиваете? — пожал плечами Ит. — Если вы не можете нам помочь, мы…

— И что же вы сделаете?

— Отправимся дальше, — вздохнул Ит. — Что нам еще остается.

Собеседник внимательно посмотрел на него, и Ит, не выдержав его взгляда, отвел глаза.

Вроде бы ничего особенного. Просто человек средних лет, одетый в неприметную темную одежду; совершенно бесцветная внешность, никаких ярких деталей, ничего запоминающегося. Невыразительное лицо, бесцветные линялые глаза, черты словно бы смазаны, размыты… вот только человек этот — переговорщик мира девятого уровня. Первого за почти полтора года поисков, который согласился с ними пообщаться.

…Полтора года — в пути. Полтора года — уже без денег, только на ресурсах «Горизонта», с проходами через навигационные каналы тех рас, которые пропускали. Три гибернейта, причем последний — с большими проблемами на выходе, а это значит, что необходим перерыв, причем существенный. Поиск — за эти полтора года они сумели найти одиннадцать миров девятого уровня… с нулевым результатом.

Проход в зону ограничения, обычно установленную самим миром; запрос — нужна помощь. Ответ — какого рода помощь? Медицинская. Отказ, и «Горизонт» пинком отправляли из зоны ограничения прочь, игнорируя дальнейшие попытки связи.

Официальную они постепенно брать в расчет перестали, и вот почему. Тут, в этой области пространства, тоже шли какие-то свои процессы, и, судя по всему, официальной было просто не до них. Да, пару раз «Горизонт» запрашивали, но, получив его отчет по статусу, тут же оставляли в покое. По крайней мере, пока — оставляли. Ни Ит, ни Скрипач не знали, чем может закончиться очередной запрос. Может быть, и погоней. Для участия в которой у них сейчас не было ни малейших сил и возможностей. Ресурс корабля на исходе, их собственный — тоже. Да, когда они ввязывались в эту авантюру, они догадывались, что будет сложно, но даже не предполагали, насколько.

Как же далеко удалось уйти… впрочем, как оба сейчас стали понимать, расстояния и впрямь не имеют никакого значения. Галактика, впрочем, была всё та же, но, судя по ответам корабля, уйти им удалось на предел действия портала Сети Ойтмана. Впрочем, к их большому удивлению, пару-тройку месяцев назад «Горизонт» прошел совсем рядом с десятком кораблей какой-то миссии Санкт-Рены — Ит и Скрипач даже комментировать это не могли, просто обалдело смотрели друг на друга до тех пор, пока «Горизонт» не ввинтился в очередную кротовую нору какого-то непонятного конклава…

Неважно, всё это теперь стало неважно.

И — Эри.

Они взяли себе за правило почти не говорить про Эри, но вот не думать про нее они не могли: Ит несколько раз заставал Скрипача, сидящим в медблоке, рядом с «каруселью» гибернации, да и сам он в медблок нет-нет, да наведывался. Просто сидел молча рядом, так же как и Скрипач, и всё. Ничего больше.

Нереально.

Вот что они поняли к исходу первого года скитаний.

Нереально. Их никто не хотел принимать. Как, ну как этот чертов экипаж сумел раздобыть эту треклятую технологию, кто им продал ее, или отдал ее, каким образом они сумели ее перекупить — девятки и десятки ни с кем не общаются, вообще! Там даже официалов поблизости нет, там черти что творится… Возможно, ответ содержался в архиве Эри, но для того, чтобы его найти, требовать разобрать архив по косточкам, а времени на это не было. Совсем. Да и сил тоже.

***

Когда от очередной девятки, самоназвание которой они сумели трактовать как Мелтин [1], к которой они подошли, пришел положительный ответ о переговорах, они сперва не поверили. Послали запрос еще раз, и получили разрешение посадить корабль в определенной точке, а потом — ждать.

Первый раз переговорщик пришел через сутки, но никаких переговоров не состоялось. Переговорщик, почти точно такой же мужчина, как этот, сегодняшний, определил им ряд разрешенных действий и приказал отдыхать и ждать. Второй переговорщик появился дней через десять — и все эти десять дней они маялись ничегонеделанием, слонялись вокруг «Горизонта», отсыпались, и мучились неизвестностью. Корабль стоял в степи, сухой и жаркой, под чистейшим летним небом, по ночам усыпанным незнакомыми яркими звездами, а вокруг на добрую тысячу километров не было ничего. Или — вскоре они про это догадались — им не позволили увидеть ничего. По сути дела и корабль, и они оба временно «ослепли». Видеть дозволялось только то, что было угодно хозяевам.

Второй переговорщик соизволил взглянуть на капсулу, в которой находилось тело Эри, сказать, что помочь они теоретически могут, но решение пока что не принято. Ит попробовал было спросить, чем это обусловлено, но переговорщик не ответил.

А еще через десять дней начались допросы.

Да какие!

Было понятно, что за двадцать дней простоя и корабль, и их самих перетрясли, что называется, по косточкам, но, судя по тематике допросов, что-то хозяев сильно насторожило, что-то, что им оказалось недоступным. То, что мир девятого уровня не сумел вытряхнуть из них то, что считал нужным, сначала удивило, а потом и напугало обоих — ведь до этого момента они оба подсознательно считали что, возможно, ситуация всё-таки не настолько серьезная, что они ошиблись. И с Эри, и с фракталом, и с собственной паранойей. Оказывается, не ошиблись…

***

— Дальше? Вы думаете, что сможете бродить от мира к миру до бесконечности? — вкрадчиво поинтересовался переговорщик.

— Бродить придется столько, сколько потребуется, — вздохнул Ит. — Конечно, нам бы этого не хотелось. Но раз другого выхода нет…

— Ит, поймите, мы — не Официальная служба, — переговорщик едва заметно улыбнулся. — У нас свои задачи, свои цели. Боюсь, вам они будут непонятны и неинтересны. Например, я не могу сказать, что мне очень интересно сейчас сидеть с вами, находясь в этом облике, и наблюдать за тем, как вы упорствуете, не желая ответить на элементарный вопрос. А вам, подозреваю, не интересно то, что, согласно нашим планам, должно произойти с нашим миром дальше.

— Почему же? — удивился Ит. — Интересно.

— Нет. Вам интересно спасти вашу женщину. Вы идете в очень забавном направлении, мы прежде с такими явлениями не сталкивались, очень нестандартно, но… в мире есть мириады путей, поверьте, и сравнивать их нет никакого смысла. Да и ведут эти пути в разные места. Туда, куда стремитесь вы, нам не нужно.

— И куда же мы стремимся? — нахмурился Скрипач.

— Абсолют.

Ит прикусил губу.

— Абсолют? — переспросил он. Переговорщик кивнул. — Но… неужели вам не важно, что…

— Нам важно уйти дальше, — переговорщик посерьезнел. — И отнюдь не в абсолют. Мы не хотим ничего менять, просто наша дорога уводит нас за край этой сферы. Может быть, это прозвучит несколько высокопарно, но наш мир и наша цивилизация стоит сейчас на пороге выхода за грань вселенной… если сравнивать вас и нас, то мы хотим двинуться дальше по поверхности некоего гипотетического шара, а вы стремитесь к его центру. Разные пути, разные цели.

— Вам что-то мешает? — догадался Ит. — Так?

Переговорщик кивнул.

— Именно так, — согласился он.

— И что же? — прищурился Ит.

— Контроль.

— Контроль?! — изумился Скрипач. — Но ведь Контроль наоборот… они всегда поддерживали миры, подобные вашему! Их очень мало, и Контроль в них всегда был заинтересован.

— Не в нашем случае. Сейчас наш мир оказался включен в очень странную связку, которая тормозит его, не дает продвигаться, — переговорщик помрачнел. — Это произошло совсем недавно, и… мы, признаться, несколько растерялись.

— Можно подробнее? — попросил Ит.

— Мы около ста лет назад подошли к грани перехода, находясь на десятом уровне, — переговорщик нахмурился. — Мне трудно подобрать слова, простите. В вашем языке нет нужных понятий. Сиур, к которому мы относились, был готов к перестройке, он должен был выключить нас, а потом мы вошли бы в другую структуру. Но…

— Но что-то пошло не так, — подсказал Скрипач. Переговорщик кивнул.

— Именно. Обобщенно и опрощено говоря, нас включили в другой сиур, проблемный, нестабильный, явно созданный недавно, и… нас сдвинули обратно, на девятый уровень… из-за этого переключения мы застряли здесь, и не можем…

— Доделать то, что начали, — кивнул Скрипач. — И?..

— Что — «и»? — не понял переговорщик.

— Так, погодите, — попросил Ит. — Если я правильно догадался, вы хотите предложить нам какую-то сделку? Я прав?

— Да, — переговорщик опустил взгляд. — Сейчас объясню.

…Миры от девятого уровня Официальная служба блокирует. При помощи Контроля, конечно. Прекращается торговля, контакты — они просто не нужны. Нет, если мир захочет принять какой-то корабль — как в их случае — никаких проблем, пожалуйста, сколько угодно. Вот только мир не захочет. Потому что в этом нет, и не может быть, никакой необходимости. Миры закрыты, население их малочисленно, и…

— Насколько я знаю, — медленно начал Ит, — миры всегда блокируются на выход. Ведь так?

Переговорщик снова кивнул.

— Верно, — согласился он. — Небезосновательно считается, что мы способны навредить менее развитым мирам.

— А если точнее, Контроль страхуется от прогрессоров, — подсказал Скрипач. — Потому на этих уровнях что они опасны для системы в целом.

— Да. «Иди своим путем, но не мешай избирать путь другим». В результате мы оказались сейчас заблокированы на девятом уровне — выход нам запрещен, сиур всё больше оттаскивает нас назад, и мы ничего не можем предпринять, чтобы это остановить.

— Понимаю, — Ит вздохнул. — К сожалению, боюсь, вы не одиноки. Официальная сейчас творит с Контролем такое, что ни приведи господь, а вы оказались заложниками ситуации. Но мы-то что можем с этим поделать? Мы не контролирующие, не официалы.

— Разведка, — переговорщик поднял голову. — Хотя бы — разведка. Ваша раса и ваша подготовка позволит нам получить необходимую информацию. Кое-что нам удалось узнать, но, боюсь, этого слишком мало.

— А можно поконкретнее про это «слишком мало»? — вкрадчиво попросил Скрипач. — Мне кажется, но в нашем случае вы можете не темнить. В крайнем случае, открутите нам головы, и вся недолга. Вы ведь ничем не рискуете.

— Хорошо.

***

Основным тормозящим фактором в сиуре является очень странный мир, который был встроен туда явно целевым образом, точнее — насильно поставлен в сиур для его деструктурирования. Мир этот условно можно отнести к Индиго, но вот дальше начинается что-то совсем непонятное.

Во-первых, у мира нет уровня. По всем признакам это единица, то есть самый низ, начало развития цивилизации, но в мире на данный момент присутствует не одна цивилизация, а несколько. От второй до четвертой.

— И сколько же? — полюбопытствовал Скрипач.

— Пять. Не считая местных.

— Ого.

Во-вторых, в мире идут какие-то процессы, которые можно снаружи увидеть, как некий вариант прогрессорства, вот только…

— Только мир уже несколько сотен тысяч лет то вырывается на один-два уровня вперед, то скатывается в ноль, назад. Прогресс — регресс. Качели.

— Сотен тысяч? — удивился Ит. — Я не ослышался?

— К сожалению, нет.

В-третьих, мир этот, судя по обрывкам информации, которые удалось о нем собрать, уже множество раз использовался для подобных целей. Пятьдесят лет назад один из Бардов, курирующих данную девятку, сумел сбросить местным сообщение, за которое поплатился, по всей видимости, своей жизнью.

— И что же там было? — Скрипач с интересом посмотрел на переговорщика.

— Всего несколько слов. «Бегите от Земли Node, иначе этот узел задушит всё, что вы есть».

— Земли Node? Земля Узел? — Ит нахмурился.

— Да, именно так Бард назвал этот мир. Скорее всего, самоназвание у него другое, но мы его не знаем. Бард назвал его именно так.

— А чей мир? — спросил Ит. — Вы упомянули местных. Кто они?

— Вы называете эту расу «рауф». Да, она отчасти ваша, поэтому мы вами и заинтересовались. В теории вы нам подходите. Людей мы бы не приняли. У вас странный геном, мы не сталкивались с подобным. Но там это, вероятно, подойдет. Люди нам не нужны.

— Не смотря на то, что вы сами люди.

— Люди нам не подходят. Вы подходите.

— Для чего? Разведка? Какого рода должна быть эта разведка, что вы хотите узнать? — Ит встал. — Что должны сделать мы, вот конкретно мы? Надеюсь, вы отдаете себе отчет, что мы, мягко говоря, способны максимум попасть в этот мир, хотя я пока что не понимаю, как именно, в каком качестве, и…

— Сядьте, — попросил переговорщик. — Да, вы нам подходите, и кое-что вы точно сможете сделать. И потом, вам ведь нужна эта женщина, верно? Мы можем договориться. Вы выполняете наше задание, мы — спасаем женщину. Всё очень просто.

— А если мы не сумеем? — Скрипач склонил голову к плечу.

— Тогда мы будем искать другой способ решить нашу проблему, — пожал плечами переговорщик.

— А женщина?

— А что — женщина? Если вы не справитесь, то вам уже не будет до нее никакого дела.

— Равно как и вам, — кивнул Ит. — И полное отсутствие каких бы то ни было гарантий. Это подло.

— Вы слишком плохо про нас думаете, — покачал головой переговорщик. — Женщину мы спасем в любом случае, но…

— Но нас к ней вы не подпустите, я прав? — Скрипач улыбнулся.

— Верно. Женщина будет нашим заложником какое-то время. Не бойтесь, мы не причиним ей вреда. Уж кто, а она ни в чем не виновата.

Ит опустил голову на руки и глубоко вздохнул. Затем выпрямился. Посмотрел переговорщику в глаза.

— Хорошо, — кивнул он. — Мы вас внимательно слушаем. Что именно от нас требуется?

1. Сканда

— Корабль «Эмезин», медицинская служба конклава Санкт-Рена, просим разрешения на посадку, — Скрипач говорил на всеобщем, методично перебирая частоты. — У нас кончается горючее, мы не знаем свое местонахождение. Нештатная ситуация. Просим разрешения на посадку. Повторяю. Корабль «Эмезин», медицинская служба конклава Санкт-Рена…

Эфир молчал. Тишина стояла какая-то ватная, ни звука, ни шороха. Глушат? Очень похоже на то. Вот только кто глушит, и что именно? И зачем?..

Четырьмя часами раньше «Эмезин» вышел из локального прохода, который Ит и Скрипач обнаружили совершенно случайно, уже не рассчитывая на удачу — подобраться к планете оказалось труднее, чем они изначально думали. Да, ситуация и впрямь получалась нештатная. Конечно, из этого же прохода час назад выше «Горизонт» во всей красе, в невидимом режиме (про «Горизонт» во время подготовки к операции было много споров, но Ит и Скрипач на присутствии «Горизонта» все-таки сумели настоять), но если сейчас вызвать корабль, то прощай вся операция. А значит, прощай, Эри. И не только Эри.

Планета плыла внизу, до нее сейчас было около пятисот километров. Визуально — вроде бы стандартный мир, таких мириады. Вот только некоторые участки рассмотреть из пространства не представлялось возможным: там явно работала маскировка, причем в достаточной степени необычная. Вместо фрагментов гор или водной глади, расположенных на первый взгляд хаотически, бессистемно, было видно лишь какое-то размытое марево — нечто, похожее на горячий воздух, поднимающийся над перегретым асфальтом. Корабль, как его ни просили, тоже ничего не мог показать, видимо, защита предусматривала возможность наблюдений с техники такого уровня. Впрочем, уровень был невысок, всего лишь четверка. Оба они, сидя в крошечном двухместном корабле, чувствовали себя, мягко говоря, неуютно. Да, это вам не «Горизонт». Вот бы попросить его посмотреть, тогда многое бы стало понятно. Но — нельзя. Никак нельзя. «Горизонт» сейчас отошел на пятьдесят тысяч километров, и завис в пустом секторе пространства, который выбрал самостоятельно. Если ему что-то не понравится, уйдет в сторонку. Дан ему приказ себя не афишировать, вот и выполняет. «Горизонт» — это вам не скорлупка с гордым именем «Эмезин» — «Восхитительный». «Горизонт» — это серьезно. Это какая-никакая, а всё-таки возможность вернуться.

— Корабль «Эмезин», медицинская служба конклава Санкт-Рена, просим разрешения…

— Давай я, — предложил Ит. — Ты уже охрип.

— Ну давай ты, а толку? — сердито отозвался Скрипач. — Черт, у нас не только горючка, у нас и воздух скоро кончится! Этак мы не только своих не догоним, мы тут сейчас задохнемся на хрен.

— Надо садиться, — в голосе Ита звучала неподдельная тревога. — Ох, не нравится мне это…

— Куда нас вообще занесло? — Скрипач потер переносицу. — Слушай, вот ты умный, да? Вот что у тебя получается с картами?

— Получается, что мы вошли не в тот проход, — уныло отозвался Ит. — Я виноват, прости. Не посчитал погрешность.

— Штурман из тебя, как…

— Прекрати, — попросил Ит. — Может, тут помогут. Я, кажется, уже понял, как идти дальше. Нам всего-то надо — воздуха и топлива, и мы в декаду догоним. Честно!

Все шло по сценарию.

С вероятностью сто процентов корабль после посадки распотрошат, прослушают, и просмотрят. И что увидят? А честные две недели отпуска двоих врачей какого-то конклава, вынужденную задержку, и потом — попытку догнать уже ушедший транспорт. И ошибку при входе в канал. Такие ошибки не редкость, к сожалению.

Всё чисто. Всё должно быть максимально чисто. И только так.

Но почему нет ответа снизу?

Они были уверены в том, что ответ — будет. Он просто обязан быть. Это общее правило; мало того, на орбите мира они своими глазами видели с десяток достаточно крупных транспортов, а это значит, что в мире действительно присутствует цивилизация с четверкой, а четверка предполагает и знание всеобщего, и развитую сеть коммуникаций, и еще кучу всего, в том числе — стандартный ответ на стандартный запрос, но…

Ответа всё еще не было.

И тянуть дальше смысла не имело.

— Садимся, — решил Ит, наконец. — Может, мы что-то неправильно делаем.

— Что мы делаем неправильно? — удивился рыжий. Играть дурака ему было не в первой. — Спрашиваем?

— Ну да. Может, мы неправильно спрашиваем, тут положено как-то не так, — Ит придвинул к себе прозрачную, похожую на стеклянную, пластину управления. — Давай только вместе, пожалуйста.

— Ты еще скажи, что ты доктор, а не пилот, — заржал рыжий. — Учись, сто раз тебе говорил. Ничего сложного.

***

«Эмезин» был машинкой, скажем так, довольно слабенькой, и с откровенно хреновой маневренностью. Где его раздобыли представители Мелтина, оставалось загадкой, но Ит и Скрипач, увидев, на чем им предстоит десантироваться, оторопели — они даже не знали, что где-то в Санкт-Рене сохранилась подобная рухлядь. Сами они работали и летали на высокой шестерке, а то и на семерке; в конклаве были и миры восьмого уровня, которые, пусть и неохотно, но всё-таки работали с низшими мирами; в общем, практически весь конклав шел по высоким градациям. Но чтобы такое!.. Крошечный двухместный корабль, со столь же крошечным госпитальным блоком, способным принять максимум шесть раненых. Старый. Очень старый. По сути даже не корабль, а бот с увеличенным запасом хода — пускаться на таком в далекое путешествие чистое безумие. Но…

— …По сценарию у вас патовая ситуация. Вы отстали от базового корабля, по собственной глупости, по недоразумению. И решились на отчаянный шаг: попробовать нагнать своих на том, что было.

— Ладно, допустим, — Ит неохотно кивнул. — А он туда долететь-то сможет?

— Ну, сюда-то он долетел, — ехидно заметил переговорщик…

Если в пространстве корабль как-то еще шел и даже неплохо слушался, то при входе в атмосферу начал чудить так, что они оба перепугались весьма натурально. Минут десять ушло на то, чтобы стабилизировать управление, и, наконец, корабль плавно заскользил вниз, к выбранной точке — высадиться решили неподалеку от одного из «слепых пятен», справедливо предположив, что, скорее всего, там одна из баз. Вот только чьих?

Четыреста километров, триста, двести, сто. Атмосфера. Защита работала так себе, корабль ощутимо потряхивало, в кабине стало жарко.

— Охлаждение работает? — напряженным голосом поинтересовался Ит.

— На полную мощность, — отрапортовал Скрипач. — Сорок градусов, чтоб их… Ит, давай закроемся, мало ли что.

На них, поверх стандартных комбезов, были сейчас еще и защитки — по сути, легкие скафандры. Не самая удобная вещь, но лучше потерпеть защитку, чем свариться заживо.

— Сорок восемь в кабине, — пробормотал Ит через минуту. — Рыжий, там долго еще?

— Долго, сам не видишь, что ли? — огрызнулся Скрипач. — Блин, даже в защитке жарко…

Восемьдесят километров. Семьдесят. Шестьдесят. Только бы выдержали проклятые компенсаторы этого проклятого «Эмезина»! Вроде держат пока, но жара достает даже сквозь защитку. Пятьдесят. Сорок. Хорошо, что хоть шума почти нет, потому что если бы еще и движок орал, было бы совсем хреново. Давай, «Эмезин», давай, дотащи нас до поверхности, а там, глядишь…

— Это что еще такое? — вдруг пробормотал Скрипач неожиданно хриплым голосом, вытягивая вперед руку. — Ит, ты это видишь?

На горизонте возникла какая-то сияющая синим огненная точка, которая всё вырастала и вырастала в размерах. Спустя пять секунд стало понятно, что она идет прямиком к «Эмезину». Корабль тоже увидел объект, и тут же заорала тревога — курсы пересекались.

— Не знаю, — Ит вгляделся. — Рыжий, я не…

— Блядь!!! — заорал Скрипач. — Оно в нас сейчас вре…

***

Дальнейшее Ит запомнил смутно.

Точнее, он не запомнил вообще ничего, кроме вспышки, адского грохота, и дикой боли — дальше, за этой болью, последовал довольно длительный период беспамятства, после которого стали появляться короткими всполохами моменты сознания.

Сумерки. Боль, но вовсе не такая сильная, как сначала. Ощущение движения, свежий ветер. Темнота. Свет, неяркий, искусственный. Прикосновение. Снова темнота. Голоса в отдалении, голоса рядом. Сначала несколько, потом — говорящих становится двое. Это не всеобщий, это какая-то локальная группа языков, но, кажется, всё-таки знакомая. Вот только снова нарастает боль, и фразы сконструировать и перевести не удается. Опять темнота, опять пробуждение — на этот раз боли практически нет, и фразы, которые произносят говорящие, переводятся просто отлично. Вот только понять, о чем говорят, не получается. То есть получается, но не совсем.

— …вторгся на нашу территорию, и едва не убил…

— …Сканда метит наверх, расширяет область влияния, что ты хочешь…

— …оставить в покое. Да, медицинский корабль…

— …и зачем? Гонять пикси по карьерам, больше незачем…

— …особенного смысла их отбивать…

— …здесь не мы принимаем решения…

Дальше последовал довольно длительный период темноты, после которого Ит проснулся неожиданно легко — и удивился этому. Сколько прошло времени? Сутки? Двое? Трое? Где рыжий, где они вообще, что случилось? Комната, в которой он лежал, оказалась совсем крошечной: в нее с трудом влезала койка и полевой блок четвертого уровня, к которому, судя по всему, он до сих пор был подключен. Рассмотреть комнату получше он не успел — как раз в тот момент, когда он поднял голову, чтобы оглядеться, в комнату вошли двое.

Да, действительно, рауф. Женщина, рыжеволосая, явно в годах, и мужчина, в полном хирургическом комплекте. Не разберешь ни возраст, ни внешность. Только глаза в прорези маски видно, да и то не особо.

Интересно, это местные или нет?

— Назовите себя, — приказала женщина на всеобщем.

Значит, всеобщий они все-таки знают.

И никакие это не местные.

— Ит Соградо, врач, конклав Санкт-Рена… где мой брат? — спросил Ит, пытаясь приподняться на локтях. Слова «брат» во всеобщем не существует, поэтому прозвучала фраза как «где мой родич».

— Специальность?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.