Автор дарит % своей книги
каждому читателю! Купите ее, чтобы дочитать до конца.

Купить книгу

Посвящается Д., сделавшей мою жизнь счастливой

Глава 1

В Москве есть старинный Храм на улице Старая Басманная, освящённый в честь Божией Матери. Он стоит на пригорке, а в низине под мостом проходят поезда. Я стою возле железнодорожного полотна и под звуки громыхающего поезда, который приближается ко мне, верчу в руках мобильный телефон. Мое лицо мокрое от слез, волосы растрепаны, одежда расстёгнута, я в отчаянии.

Представил эту картину, дорогой читатель? А теперь я поясню, почему я нахожусь там и пребываю в таком состоянии.

Внезапно я осознала, что меня никто не любит, следовательно, и я никого не люблю, потому что по законам Мироздания полноценная любовь может быть только взаимной. Все долго прожитые годы я пребывала в великой иллюзии Майи, а потому не была полноценно счастлива. В тот день пелена пала с моих глаз, произошла фрустрация и глубокая печаль легла на мою светлую душу.

Зачем мне жить, если в этом мире нет любви?

Дорогой читатель, ты скажешь: что это за малодушие, мы на каждом шагу сталкиваемся с нелюбовью, бездушностью, предательством и прочим… но живём же как-то…

Да, отвечу я, бывают дела посерьёзнее: например, мой друг разбился на машине и получил серьезную травму головы и позвоночника, стал молиться Богу о выздоровлении, а у молодой знакомой женщины умерло двое деток, она пришла к Богу, а соседскую девушку бросил муж без средств к существованию, и она побежала в Храм просить помощи и встретила там Озарение. Удары жизни бывают очень разными и болезненными, и тогда кажется, зачем жить в этом мире?

Возможно, у меня очень тонкая организация души творческого человека, потому что мой «удар жизни» вынести мне было не под силу. Я всегда считала, что главное в жизни — любовь, и когда осознала, что ее не существует… стала перед выбором — зачем вообще жить? Пустота.

А теперь немного о том, как я докатилась до такой жизни. Моя первая любовь обернулась для меня предательством и переоценкой жизненных ценностей. Я была оставлена, а точнее выброшена как отжившая свою жизнь сломанная игрушка. Ненужность моей любви произошла из-за несоответствия с ожиданиями партнера.

Вторая моя любовь обернулась изменой за спиной, а затем заменой меня другим человеком. Поменяли старое на новое, более свежее, лучшее и выгодное проявление чувств и отношений.

Третья любовь — где я никогда не чувствовала себя любимой. Отношения были сведены до уровня питомца: спать, есть, смотреть телевизор, гулять. Дальше произошло удаление из жизни, слишком сложным я оказалась человеком для такой простой жизни.

Бог любит троицу — говорят верующие, и все мои большие «любови», а точнее три больших нелюбви можно охарактеризовать в трех словах: ненужность, замена, сложность. Отсюда вывод: любовь-потребление — сегодня нужна, завтра на выброс. Любовь как нечто удобное в потреблении, когда ты на плаву, когда ты весела, когда у тебя все хорошо — любима. Но стоит тебе захворать, загрустить, остаться без работы, разгневаться и прочее… тебя выбрасывают как сломанную игрушку, заменяют как новую батарейку или оставляют на улице как нашкодившего котенка. Что и произошло в моих трех случаях.

Дрожащими руками я набрала номер, хватаясь за нелепую идею спасения.

— Ты меня любишь? — спрашивала я, рыдая в трубку.

Желая получить ответ на свой вопрос, я цеплялась за последнюю нить. Но чаша отчаяния переполнялась по мере ответов на том конце провода.

— Почему ты меня не любишь? — задавала я вновь и вновь один и тот же вопрос, уже не разбирая ответных слов, улавливая лишь тон голоса, который хотел побыстрее закончить этот неприятный для него разговор.

— Люби меня! Люби меня! Люби меня! Или я сейчас брошусь под поезд! — соль отчаянных слез жгла щеки, а я все кричала и рыдала, будто хотела достучаться до Небес.

Мобильный телефон разрядился и выключился. Нет, человека нельзя заставить любить, любовь или есть, или ее нету. В моем случае ее не было. Не было никогда. Во всех трех случаях.

Невыносимая боль достала своими скользкими щупальцами до моей души… Я рыдала навзрыд, не обращая внимания на прохожих. Нелюбимый человек не может и сам полюбить, и это еще больше накручивало мое отчаяние. Казалось, круг замыкается и выхода из него нет.

Звук колес поезда слышался все громче, состав приближался ко мне на большой скорости. Я поднимаю заплаканное лицо в небо и кричу что есть сил:

— Почему?!

А затем настает полное отчаяние, перетекающее в истерику.

— Забери меня!!! Я не хочу жить!!! Зачем мне эта жизнь!!! Ты слышишь меня?!

А поезд приближается все ближе, из моих рук выпадает мобильный телефон и падает на землю, катится кубарем на рельсы. Я кричу еще громче, готовясь:

— Мне не нужна эта жизнь! Забирай ее!

И тут… все вокруг останавливается и замирает. Поезд больше не приближается, люди не двигаются, все будто бы заморозилось… Я слышу тихий и ясный голос внутри себя.

— ПРЕДАЕШЬСЯ?

— Да!!! Да!!! Да!!! Ааааааааааааааааа!!!!!

— ИДИ В ХРАМ, Я ЖДУ ТЕБЯ ТАМ.

Как во сне я побрела в Храм. За спиной громыхал поезд, ломая в щепки мой мобильник, на месте которого хотела оказаться я. Больше мне никто не мог позвонить, я была отрезана от мира, для прошлого я умерла.

В Храме меня встречала Дева Мария, явив ко мне свои открытые ладони. Она принимала в теплую обитель своего любящего сердца, чтобы успокоить и утолить великую печаль моей истерзанной души.

Так я предалась Богу, похоронив свое прошлое, в котором три больших нелюбви разочаровали меня в этой жизни окончательно. Но я очень благодарна им за это, потому как таким нелегким тернистым путем они привели меня к Богу. И тогда, предавшись Ему, я обрела Новую жизнь, полную радости и счастья.

Сейчас, описывая события того рокового поворота, я понимаю, что все это уготовил для меня Сам Господь, чтобы привести к Себе и дать Настоящее Счастье, потому что Он любит меня безусловно и награда этому счастью любовь.

Когда я вошла в Храм, передо мной открылась расписная дверь в Обитель Бога. Там повсюду летали ангелы и пели возвышенными голосами. Их тела переливались лунным светом, а белоснежные крылья подрагивали, осыпая мою голову серебристой пылью. Казалось, я захожу в живой сверкающий замок, который дышит, на выдохе являя мне свои чудеса: ангельское пение, золотые краски убранства и Божественное озарение.

Перед глазами закружились волшебницы в разноцветных длинных одеждах, улыбаясь красивыми улыбками, притягивающими взгляд. Изгибы их тонких тел были так прекрасны, что казались совершенством женской красоты. Это были манджари — ожившие цветы.

Яркий как спелая ягода пион взмахивал маленькими ручками и малиновые искорки разлетались в воздухе, образуя повсюду сердечки. Ландыш — источал пьянящий аромат, заставляющий потеряться в невероятной нежности и утонуть в сладости. Бело-желтый нарцисс влюблял в себя с первого взгляда, потому что сам был влюблен в свою красоту. Сиреневые фиалки, кружились маленьким хороводиком, смеясь будто дети. Роза — королева цветов, танцевала в середине плотного разноцветного кольца цветов. Ее прозрачная розовая одежда шлейфом разлеталась по всюду, и шелковый край коснулся моего лица. Я почувствовала, что влюбилась, потянувшись к ней всем своим существом.

— Где я? — удивлялась я. — Не на Небесах ли?

— Ты в Обители Господней, — отвечал прекрасный Голос.

Но я еле разбирала слова, потому как была опьянена сладкими ароматами манджари, их дивной красотой, а также прекрасными голосами ангелов.

— Отныне твои родители Иисус Христос и Дева Мария, а все верующие твои братья и сестры, — вещал Голос. — Все, кто будет сталкиваться с тобой в жизни, будут получать от тебя бесценные дары.

— О… — млела я.

— Теперь ты Моя преданная, и чтобы ты об этом не забывала вот тебе ожерелье, сделанное из священного дерева, которое оживает в 11 лунный день.

Ко мне подлетела прекрасна зеленая фея с золотыми волосами и надела мне на шею легкие, почти прозрачные бусики с изумрудными камушками.

— Господь! Спасибо! — припала я на колени.

— В миру ты женщина, поэтому посылаю тебе защитника. Лев будет защищать и оберегать тебя от врагов, недоброжелателей и завистников.

Из расписного узорами потолка выпрыгнула огромная желтая кошка, она была гибкая и обтекаемая, в ее гриве поблескивали золотые монетки которые дребезжали, создавая музыку ветра. Зеленые глаза смотрели на меня ласково, а длинные усы улавливали трепет моего сердца. Нрисимха — так звали моего защитника.

— А теперь проси еще чего хотела бы, исполню твое самое сердечное желание, — продолжал Голос.

— Я любви хочу, Господь! — взмолилась я и из моих глаз полились горькие слезы. — Настоящей, взаимной и безусловной.

— Иди с Богом, преданная Моя, — ответил Господь. — Все теперь есть у тебя.

С глубокой благодарностью я вышла из Храма и долго не могла понять, где я нахожусь на Земле или на Небесах.

Повернув голову, я прочитала на табличке: «ул. Новая Басманая», рядом была остановка автобуса, где стояло несколько человек. У меня не укладывалось в голове, что вообще произошло. Я будто бы умерла морально, духовно бросив себя на рельсы смерти, но в то же время ожила и заново начала жить.

Я посмотрела на свои руки, повертела ладонями — все те же, только кожа стала какой-то желтоватой и проступающие вены с зеленоватым оттенком. В большом рекламном стенде из стекла я увидела свое отражение. Мои волосы посветлели, а глаза сменили свое выражение. Внутри разливалось нечто теплое и горячее, как будто во мне поселилось солнце. Хотелось петь. И я запела, удивляясь, откуда у меня взялся голос? А потом кружилась, вздымая руки к небу.

Люди невольно заулыбались, наверное, я казалась им странной. Недавно они видели меня в отчаянии, а сейчас кружусь в танце и напеваю. Они не знали, что я видела 1000 оттенков цветов, слышала о чем переговариваются животные, шепчутся деревья и травы, переглядываются цветы. В моей голове играла музыка и не прекращалась. Я пела, пела…

Позже, когда кто-то из прежних друзей где-нибудь сталкивался со мной, они удивлялись произошедшим переменам во мне:

— Что с тобой, ты так изменилась?

— Тебя невозможно узнать, будто два разных человека.

— Ты стала такой лучезарной.

— Что за странные бусы у тебя на шее?

Я была наполнена любовью, но они об этом не догадывались, лишь только удивлялись. Мое сердце выросло в размерах, не в физическом смысле, а в духовном и наполнилось любовью. Иногда мне хотелось обнять весь мир и дать частичку любви из своего огромного любящего сердца. И я посылала лучи света и радости из своей груди всем тем, кто нуждался и тем, кто не нуждался. Я просто любила их всех, делясь своей любовью, для меня теперь каждый был братом или сестрой. Люди стали называть меня солнцем, потому что своей лучезарной улыбкой и теплыми лучами из груди я могла растопить даже каменное и унылое сердце.

Глава 2

Ты серьезна — не по годам:

Мало прожито. Много боли.

Можно, Я тебя не отдам

Никому, заслонив Собою?


А. Исаев.

Самое сильное чувство, которое я испытывала — Страх. В чем он заключался? Потерять удобную, привычную, знакомую жизнь. Но в ней, в этой жизни, я не была счастлива. Потому что, если в жизни не присутствует любовь, то она не может быть счастливой.

Я стояла перед выбором: Страх или Любовь. Два чувства: самое сильное на Земле, движимое миром и самое важное для человека, делающее его живым и счастливым. Что выбрать? Настоящее противостояние чувств!

Побороть страх перед Вселенной не под силу даже самому отчаянном и сильному человеку, потому что каждый из нас обусловлен страстями человеческими и не понимаем в этом мире. Получить любовь тоже не из дешевых, потому как чтобы быть любимым, нужно самому уметь любить, а как это сделать, когда ты нелюбим изначально? Замкнутый круг, дорогой читатель, но не опускай руки, потому как моя жизненная история — это выход и разрыв всевозможных психологических шаблонов.

На чем я остановилась? На том, как я вышла из Дивного Храма на улице Старая Басманая и не узнавала саму себя. Тогда я четко поняла одну важную вещь, которая поменяла мое мировоззрение навсегда. Выстраивание стратегических задач, не согласованных с программой Творца — ведет к разочарованию в смысле жизни. Мои друзья, такие же творческие люди как и я, мечтали управлять каждым днем своей жизни, но только начинали больше страдать, когда рушились их планы. Человеку не подвластно управление этим миром и своей жизнью в нем. И если бы они это знали, то не брали бы холсты и краски и не рисовали бы свою жизнь, в надежде что-то изменить. Потому что управлять ею можно лишь на бумаге, но не в реальности Вселенной. Там правит Повелитель Чувств.

— Невозможно не испытывать боли, пока есть привязки, есть условности, есть обиды, есть зависть, но нет доверия Судьбе (Богу). Просто доверься Мне, и Я дам тебе самую лучшую судьбу для тебя, — говорил мне Господь.

Я стояла на вокзале и передо мной были открыты все дороги мира, а точнее города вокруг Москвы, но я не знала по какой из них задать свое направление, чтобы оно было правильным. В кармане у меня лежало 25 долларов, за плечами рюкзак с нетбуком, документами и некоторыми вещами. Частично потеряв память, я не хотела возвращаться в прошлое с которым меня уже ничего не связывало.

Последние события на Басманной все еще мелькали перед глазами: грохочущий поезд, раздавленный мобильный телефон, отчаяние… а потом прекрасный голос, позвавший в Храм и волшебная феерия оживших цветов и поющих ангелов. Теперь у меня было другое сознание, изменившаяся внешность и новая судьба, только вот что с этим делать я не знала.

— Добрый день, Лида, — услышала я женский голос и обернулась.

— Вы кто? — почему-то спросила я.

— Я посланник, хочу отвести вас в вашу новую квартиру.

— Квартиру? — удивилась я.

— Да, в живописном районе, где пролегает чудесный зеленый лесопарк с голубыми озерами.

— Вы… ни с кем меня не спутали? — начала заикаться я.

О квартире на тихой зеленой улице у меня была давняя мечта… Это розыгрыш или шутка? Но женщина назвала меня по имени.

— А вас как зовут? — поинтересовалась я.

— Татьяна, — ответила незнакомка и улыбнулась.

Эта была невысокого роста женщина лет 50-ти, хорошо одетая и густо накрашенная, внешне она была чем-то похожа на пожилую фею, в руках с сумкой цвета ультрамарина.

— Ну… — замялась я.

— Пойдемте, — сказала моя добрая фея и взяла меня под руку.

Мы побрели в сторону электричек, которые направлялись в зеленый пригород города Москва.

Через 30 минут мы оказались в живописном зеленом оазисе на окраине столицы. Деревья-великаны, высаженные тут повсюду шелестели мне на ухо, рассказывая какие-то истории из своей долгой жизни. Я невольно морщилась и моргала. Тополь, канадский клен и рябина исполняли ритуальные танцы. Клен изображая из себя джентльмена, кружил вокруг рябины, которая во всю заигрывала с тополем.

— Ой, как кружится голова, — останавливалась я, видеть деревья живыми и слышать их голоса мне было непривычно.

Татьяна придерживала меня за локоть.

— Мы уже почти пришли, вот этот дом.

— Красивый.

Когда мы вошли в квартиру, я была поражена чистотой и светом, которые исходили оттуда. Белоснежные стены, аккуратная современная мебель, новая бытовая техника. Повсюду были развешаны портреты святых и великих людей человечества, а в центре стоял Алтарь. Татьяна припала на колени, я последовала за ней.

— Там ваша комната, а это моя, — произнесла она после молитвы.

Я зашла в комнату, которая полагалась быть моей, и увидела там огромную широкую кровать, похожую на перину, над ней висели два портрета: Иисус Христос и Дева Мария.

— Мои родители, — сказала я и улыбнулась, а потом скинув туфли подлетела к кровати и, забравшись на нее с ногами, стала прыгать словно маленькая девочка. И Татьяна вместе со мной, забыв о своем серьезном возрасте, прижимая к груди ультрамариновую сумку.

Наши веселые лица отражались в прозрачном стекле двери с серебристо-зеленой гардиной, ведущей на лоджию, которая была обшита золотым деревом. Войдя туда, я увидела красивый столик и кремовые стулья, приглашающие на них сесть. А по бокам у стекол стояли ящики и горшки в которых росли разнообразные растения.

— Это Шура, — знакомила меня Татьяна, опрыскивая зеленые в желтую крапинку большие листья диффенбахии, расположившейся в железном ведре. — А это Гаврила, — она указала на сансевиерию в белом бочонке, вытаращившую свои, похожие на щучьи языки листья, — а там Драцена, дальше девчонки: Туласи-сестры и подруги Вера, Гера и Белоснежка.

— Чудо! — округляла я и до того удивленные глаза. — Они все мне улыбаются!

— Они будут служить тебе, — говорила Татьяна. — А я буду жить в соседней комнате, я экономка, заведую всеми хозяйственными делами: уборка, стирка и покупка провианта.

— Кто вы такая? — снова удивилась я.

— Я посланник, — отвечала женщина. — И давай уже перейдем на «ты».

— Ага, — кивала я. — Фея-экономка.

Вечером я преклонила колени у Алтаря и стала горячо молиться Господу, благодаря Его за такой подарок. Вокруг меня была настоящая живая страна, все вокруг живые и все они служили друг другу. Стены и потолки дома были пропитаны любовью, будто Господь жил вместе с нами. Да, непременно Он живет с нами, потому как разве для меня одной делалось бы столько волшебства?


* * *

Важно понять, что состояние счастья не зависит от внешних причин: наличия семьи, детей, работы, квартиры, машины, денег. Счастье — это внутреннее состояние, которое исходит из внутреннего источника как беспричинная радость и наполненность, любовь к себе и окружающим. Но это состояние вещь не из дешевых, и чтобы его ощутить нужно отпустить те вещи, которые создают помеху на пути к нему: боль и обиды.

Отпустить боль и обиды не под силу простому человеку, а потому опять же без помощи Исполнителя Желаний тут не обойтись. Поэтому моя история, дорогой читатель, поможет понять, как это получилось у меня.

Для счастливых людей время летит незаметно, и я, внезапно погрузившись в свалившее на мою голову как снег счастье, попала в пространство настоящего, где прошлое казалось отрезком в который я больше никогда не вернусь, а будущее было покрыто густым туманном таинственности. И именно тогда со мной начали происходить самые невероятные вещи, которые я сейчас постараюсь описать.

Я начала видеть души, и не важно в каких телах они находились, будь то тело зеленого растения или тело мертвого и живого животного, или же самого человека. От моих глаз больше ничего не укрывалось и все живые существа распахнулись передо мной словно открытые книги. Иногда я приходила в ужас от того, что мне приходилось лицезреть. Теперь я видела мотивацию людей и что их заставляло действовать в той или иной ситуации, их прошлое, которое они пытались скрыть от всех и даже от самих себя, их будущее которое ждало их впереди и настоящее, которое они убивали ради иллюзорного счастья, в которое верили.

Насчет животных тут была картина пострашней. Души животных, у которых насильственной смертью забрали тела вопили от отчаяния, шока и паники. Для меня это было не выносимое зрелище, особенно когда они внедрялись в агонии в тела своих убийц, пожирающих их плоть. Меня выворачивало на изнанку от дикой рвоты, и потом я долго не могла ничего есть. Закрывая ладошками уши, я бежала подальше от тех мест, пропитанных болью животных, приготовленных для поедания человеком.

И только растениям жилось хорошо, пожалуй, это самые счастливые живые существа, созданные Творцом. Потому как они не чувствуют боли и им абсолютно индифферентно, что с ними происходит, потому как погибая они прямиком попадают к Богу или в Рай. Поэтому освобождение души растения иногда выглядело для меня очень даже занимательно и не однозначно.

Однажды Господь поведал мне Свою волю:

— Я заблокировал в твоем мозгу ту область, которая отвечает за некоторые вещи, которые имели место быть в твоей прошлой жизни: поедание мяса и рыбы, все алкогольные напитки, секс.

— На все Твоя Воля, Всевышний, — благодарила я Господа.

Иногда мне казалось, что я экспериментальный кролик, и меня тестируют Свыше, но так как мой Экспериментатор был Сам Творец, я сильно не волновалась на этот счет. Сердце подсказывало мне, что ничего плохого Бог не может сделать с человеком, потому как мы — Его Творение, Его детище, сделанное Им по подобию, а значит и с любовью. А там, где любовь, там будет все самое лучшее.

Полностью предавшись Воле Господа, я постоянно чувствовала связь с Высшими Силами, которые теперь руководили моей жизнью. И это состояние дало мне чувство внутреннего покоя, расслабления и доверия к миру. Многие меня поймут, ведь одинокой молодой женщине среднего возраста чтобы быть успешной во всех сферах важно научиться довериться и расслабиться, а потом мечтать и верить в чудеса. Но оказалась, что я не такая и простая представительница женской половины, хоть и желания у меня были достаточно простыми.

Вот тут-то и начинается самое интересное или если сказать психологически — личностный рост. Я видела, что все вокруг делается для меня, а я сама вроде как ничего не делаю, только сижу и наслаждаюсь. Особенно мне хотелось сделать что-нибудь для своей фееричной экономки, которая окружила меня такой заботой, что даже моя родная мама бы удивилась.

За завтраком следующего дня я начала разговор издалека:

— Татьяна, я тут живу в твоей квартире, и ты для меня столько делаешь…

— Это не моя квартира, — сразу прервала меня добродетельная фея.

— А чья же? — удивленно заморгала я.

— У меня вообще нет ничего своего, — она обвела комнату взглядом. — Все это принадлежит Господу. Я лишь гость на этой планете, где Всевышний позволил пользоваться Своими благами, потому как любит меня безмерно.

Согласитесь, такой ответ просто обезоруживает. Однако жить принцессой я не могла, Татьяна убиралась, готовила, ходила в магазин за покупками, даже за цветами ухаживала, которые со мной постоянно разговаривали. Недолго думая, я решила поступить как современная феминистка, особенно после вот таких ключевых слов.

— Экономка и домохозяйка в доме я, — говорила мне Татьяна.

— Тогда кто я?

— Ты преданная Господа.

— Но ты тоже Его преданная, — отвечала я.

Она кивала головой и улыбалась и все оставалось как прежде. Тогда я, наконец, решилась:

— Я собираюсь устроиться на работу.

— Поздравляю, — на мое удивление ответила она. — Можешь воспользоваться моим мобильным телефоном.

Я разместила объявление о соискании работы на известном сайте «hh», и следующим утром мне позвонили. Менеджер по подбору персонала приглашал подъехать к ним на собеседования и когда произнес название компании, я не поверила своим ушам. Это была крупная компания, занявшее второе место в Москве по престижу и сотрудничеству. Меня туда взяли через неделю, на 11 лунный день.

Словами мою благодарность Богу было невозможно высказать, а потому я распахивала Ему свое сердце, чтобы Он мог видеть, как я счастлива от всего того, что Он для меня сделал. На моей шее поблескивали маленькие изумрудные камушки в ожерелье из священного дерева и я, приложив к ним ладонь, молилась:

— Господи, моя жизнь в Твоих руках. Я бесконечно предана Тебе и вверяю Тебе свою жизнь. Ты даешь мне самое лучшее для меня, потому что Ты знаешь, что для меня самое лучшее и доказательством тому служит мое счастье.

Дальше моя жизнь протекала по программе Творца. На работе меня уважали, я получила грамоту как лучший сотрудник компании, затем последовали премии и прибавка в зарплате, повышение. Дома меня ждала чистота, уют и задушевные разговоры с феей и комнатными растениями. А на выходных я ходила гулять в лесопарк, где сидя на берегу голубого озера писала стихи и рассказы, посвященные Моему Благодетелю.

Так мое счастье росло в глубину, доставая фибрами до души и излечивая ее прежние раны. Любовь, которую мне давал Господь была очевидна. Но чтобы ее острее чувствовать, в нашей жизни не всегда все бывает так хорошо и безоблачно, потому как постоянно наслаждаться можно только, помня Того, Кто это дает. Человек, к сожалению, слишком обусловлен и порой забывает о Боге приписывая все блага себе, и тогда в его жизни начинают появляться всякие не хорошие моменты, которые придают его голубой и мягкой беззаботности встряску и черный окрас.

Глава 3

Прогуливаясь по огромному лесопарку, я ступила на мостик, выложенный из дерева, дугой раскинувшейся через озеро. Причудливый орнамент перилл украшали навешанные замки влюбленных. Остановившись, принялась рассматривать аккуратные гравировки на них: «Саша и Лена», «Денис и Светлана», «Олег и Даша», «Андрей и Татьяна», «Виталик и Марина». Рядом с надписями были слова о любви: счастливой, бесконечной и вечной. Сердце невольно защемило. Ключи, должно быть, в озере на самом дне.

— Ключи от счастья, — вздохнула я.

— А где же может находится твой ключ? — услышала я странный голос и обернулась.

Передо мной стоял человек в черных одеждах со странной улыбкой на лице. Его можно было принять за тень, но очертания были объемными и реалистичными.

— Кто вы такой?

— Тот, кто пришел к тебе.

— Зачем?

— За твоим счастьем.

— Что? — не понимала я.

Обладая даром видеть людей изнутри, я включила свой «Божественный радар» и принялась считывать странного товарища на мосту. Передо мной стояла душа энергетического вампира в человеческой оболочке. Тонкая энергия, которую вырабатывает каждая душа, отдается Богу в виде благодарности за все чем Всевышний одаривает и наделяет ее. Как продукты, из которых вы можете приготовить чудесный праздничный ужин. Но на ужин обычно приходит кто-нибудь еще, поэтому я поняла, что когда Господь послал ко мне добрую фею заботиться, то в тоже время Дьявол послал ко мне черного мистика, чтобы тот тоже позаботился, но по-своему.

На минуту я представила себе, как это все будет происходить. Фантазийный ум тут же обрисовал картину происходящего, расставив на мосту противостояние белого и черного. Белые силы находились по правую сторону, а черные по левую, и огромное полчище невидимых стрел и узлов тонкой энергии противостояли друг другу, находя отражение во мне. Я распахивала свое сердце, принимая удары один за одним и отражала все это в сверкающей молнии.

— Кхе, кхе, — кашлянул молодой человек, выдернув меня из фантазии.

— Я знаю кто вы такой! — заявила я решительно и посмотрела в его глаза. В них плясал огонь, готовый вырваться наружу и сжечь меня как ведьму.

— Конечно знаешь, ведь я пришел из твоего прошлого, и мне известно о тебе все.

— Из прошлого… — поежилась я.

— Да, чтобы ты не забывала о нем.

— Как вас зовут?

— Супербиа Скуалло.

— Вы итальянец что ли?

— Да, я из Вероны.

— Чего вы хотите от меня?

— Вернуть тебя в прошлое.

— Не удастся, я уже не могу быть прежней. Господь во сне удалил из моей головы несколько вещей, имеющих привязку к прошлому.

— Операция прошла успешно? — рассмеялся Супербиа. — Я собираюсь напомнить о твоих привязках, потому как я из страны удовольствий, которой правит Майя.

— Кто?

— Красивая женщина, у которой в подчинение манджари.

— Чего вы от меня хотите? — бросила я вызов.

— Мне нужна твоя энергия, только и всего.

Его глаза гипнотизировали, зрачок превратился в черный маятник, покачивающейся из стороны в сторону. Я была не в силах отвести взгляда, постепенно погружаясь в полусонное состояние. Хватаясь за ожерелье на шее, делала тщетные попытки произнести молитву, воззвав к Господу. Губы лишь что-то слабо бормотали, а тело постепенно становилось ватным. Сегодня был 11 лунный день, а это значит ожерелье из священного дерева оживало, открывая портал, чтобы впустить события в мою жизнь.

Ноги подкашивало, и вот я уже сидела на деревянных подмостках, оперившись на железные перила, увешанные свадебными замками. Это была минута слабости, которая живет во всех нас, когда приходит человек, вселяющий неверие в себя. Особо я никогда не верила в себя, и не принимала такой как есть, убежденная что не достойна лучшего, что вся моя жизнь довольствоваться хоть какими-то крохами счастья. Это неверие попало в меня семенем еще в глубоком детстве, когда я с горечью осознала, что родители не способны дать мне той любви, в которой я так остро нуждаюсь. Увы, они были сломаны своими родителями, которые однажды потеряли веру в Бога, уверившись, что Творец глух к их жизненным проблемам, а потому стали надеяться только на себя и свои силы.

Но мои родители абсолютно ни в чем не виноваты, они просто продукты современного общества, которое вышло из СССР, где веру выбивали сначала из их родителей, а потом из них самих. Несчастные постсоветские люди, у которых родились такие неординарные дети как я страдали и мучились, потому как абсолютно не могли понять поколение моих современников. С детства я постоянно находилась в поиске чего-то важного и значимого. Религия родителей не давала мне все ответы на мои вопросы, даже их набожность и соблюдение некоторых добродетельных ритуалов не были способны тронуть мое сердце. В какой-то момент я поняла, чтобы познать Бога нужна не теория, а практика — реальный путь самосовершенствования, который каждый должен пройти сам. Быстро повзрослев, я покинула отчий дом.

А в больших водах самостоятельной жизни меня ждал слом, жизнь бросала с одного корабля на другой, преподнося то шикарный бал, то кораблекрушение. Череда событий вела меня вперед, наращивая обороты опыта, пока наконец я ни устала и увидела, что ничего уникального и удивительного не происходит, а потому впустую растрачиваю отмеренные мне жизнью дни. Заглянув внутрь себя, поняла, что упустила что-то очень важное. Любовь.

Человек проживший на земле без любви — зря ее прожил. Это был второй этап поисков. Теперь я искала любовь повсюду, где только можно, прибегая ко всем приемам, описанным в книжках по психологии отношений, горячо молясь, чтобы Удача послала мне свободное и ласковое сердце. Но я и понятия не имела, что молиться нужно не Удаче и Фортуне, а Господу, потому как все чувства находятся у Повелителя, а не у правителей с женским началом. Но и это было не самое важное — для любви, до настоящей любви важно вызреть душой и сердцем. А чтобы это случилось необходимо получить опыт, потому как незрелого человека допускать к счастью нельзя, он его не сможет принять, понять, осознать и насладиться им.

И понеслась тропа очарований и разочарований в далекую даль, нанося мне то вероломные удары, то злорадство победы. И в какой-то момент я оказалась на дороге, ведущей в ад, когда стояла возле железнодорожного полотна и встречала приближающееся поезд.

И снова я увидела несущейся железный сапсан, свистком разрывающий воздух, раздавленный мобильник на рельсах и свое похолодевшее сердце. Отчаяние двигало мною и я предалась, вверив свою жизнь Создателю этой странной разочаровавшей меня жизни.

Сейчас я находилась на мосту и могла еще долго выуживать воспоминания из своего ума, пока мои ноги и тело слабели. Мосты еще в старых поверьях наших предков были переходами от одного мира в другой, а потому именно на них чаще всего люди замедляют ход, останавливаются, часами вглядываются в воду, а некоторые решают покончить с собой, прыгнув в черную пучину. Мост — это граница, где сгусток энергии группируются для того, чтобы человек принимал важное решение. Здесь ему дается выбор, какой поворот жизнь избрать: по ту сторону или по эту. У каждого существует свое «то» и свое «это».

Собравшись с силами, я отпрянула от перил с любовными надписями и посмотрела туда откуда пришла: там было светло и чисто, пахло цветами и доносилось пение ангелов. Блаженная улыбка скользнула по ему лицу, но тут же исчезла, когда я услышала характерный шорох тяжелых одеж за спиной. Повернув голову, увидела черные сапоги с серебряными шпорами и длинные ноги, сквозь пространства которых виднелась долина мерцающих окон большого Мегаполиса.

— Пойдем со мной, — говорил мне Супербиа, протягивая руку. Обрамленная мягкой черной перчаткой, она обещала удовольствие, комфорт и наслаждение. Черненое серебро браслетов на запястиях отражалось словно луна в воде, показывая беззаботную жизнь в желтых огнях окон сероватых домов. Голос вдруг стал приятным баритоном, а черный человек красивым мужчиной с глубокими глазами философа. Он помог мне подняться, и я уже ступила в ту сторону, где обещанная страна удовольствий находилась за широкой спиной главного искусителя.

Как труден выбор, когда ты видишь манящие огоньки в домах, словно свечки, расставленные в большом тронном зале. Ты смотришь на них и думаешь, где-то там есть твоя свечка, твой маленький теплый огонек, где ждут и любят…

Нет, меня вовсе не прельщали удовольствия мира: ночные клубы с музыкой и зажигательными танцами, развлекательные программы возле больших елок и народных бассейнов, игристые вина в бокалах и терпкий вкус мартини расставаний, красивые женщины, обожающие шопинг в огромных магазинах и бутиках, и даже новомодные ресторанчики с вкусной пищей. Весь этот огромный мир удовольствий и страстей был ничем по сравнению с каким-то крошечным окошком, похожим на желтую точку в высоком сером доме на фоне чернеющего неба. Это было до глубины души трогательно и почти сентиментально: там ждут и любят…

И я сделала шаг, и я пошла…

Как заманчива и интересна вечерняя Москва, повсюду неоновые огни, радужные вывески и люди снующие навеселе. Ночные клубы, итальянские рестораны, театры-мюзиклы, парки отдыха и развлечений, Ашаны, Икея и бутики.

Куда подевался большой серый дом с желтыми окнами? И почему я не вижу луны, повисшей над вечерним небом?

— Все очень просто, дорогая, — отозвался Супербиа, будто прочитав мои мысли. — Мы в мире Майи.

Я повернулась и посмотрела вокруг. Мир иллюзий, самообмана и несбывшихся надежд. В его кислотных красках я вдыхала пьяный аромат иллюзорного счастья.

— Что-то кружится голова, — сказала я, поморщившись.

— Еще бы, — Супербиа легко подхватил меня за локоть, затем, широко улыбнувшись, произнес. — Приглашаю вас в «Kutuzovskiy 5», — легко толкнул вперед, не выпуская мой локоть.

Перед нами вырос Итальянский ресторан. Заходя он бросил мне тихо:

— И пора бы уже перейти на ты.

Признаться, я не любила ни пиццу, ни пасту со всеми этими острыми соусами… Оказавшись там под руку с высоким итальянцем, который с каждой минутой становился все красивее, я не понимала, что со мной происходит. И когда он держал в руках меню, я рассматривала его длинные пальцы, пытаясь вспомнить, почему нахожусь здесь.

— Вы кажется из Вероны? — спрашивала я.

— Кажется да, — усмехался он.

Вся эта среда была для меня не естественна. Я не притронулась к лазанье, потому что от запаха мяса меня выворачивало, не сделала глотка вина из большого хрустального бокала, после дружеского «дзинь». А человек напротив меня, похожий на черного принца с глубокими глазами философа не вызывал у меня никаких чувств.

И это показалось мне странным, заставив усомниться в себе. Всплыла давняя болячка из детства, когда не дополучила любви. Наверное, я странная, не такая как все: не могу наслаждаться вкусной едой, вином и притяжением отношений. Родители сделали для меня все что могли, но я не смогла принять это, ведь всегда была будто замороженная.

Я закрыла лицо руками и заплакала.

— Почему ты плачешь?

— Мне больно, — всхлипывая. — Я не умею любить…

— Разве?

— Мне не приятна итальянская пища, у меня нет вкуса к вину, и эта музыка которая звучит здесь мне противна, и ты тоже не привлекаешь меня…

— У тебя совсем нет вкуса… — сказал задумчиво Супербиа.

И тут произошло непредвиденное обстоятельство, спасшее меня от очередного потрясения. Зазвонил мой мобильный телефон.

На экране высветилось имя: Фея.

— Алло, — сказала я, лихорадочно вспоминая.

— Уже вечер, ты собираешься возвращаться домой или заночуешь в парке?

— Татьяна! Это ты! Господи, как я рада тебя слышать! Ты где?

— Как где? — отвечала удивленная экономка. — Я дома, жду тебя, даже ужинать не садилась.

— А что у нас на ужин? — поинтересовалась я.

— Чудесное сабджи из овощей и нежного творожного сыра — твое любимое.

— Да! — вскрикнула радостно я, а потом посмотрела на обескураженное лицо итальянца и прибавила. — У меня отличный вкус!

— Ты где? С тобой все в порядке? — на том конце провода послышались нотки волнения.

— Да, все хорошо, я сейчас возьму такси, и приеду домой.

Дерзкие глаза рассматривали меня с интересом, тонкие губы были поджаты.

— И что вот так бросишь меня и уедешь?

— У меня есть вкус. Высший вкус, — сказала я, бросая вызов его почерневшим глазам.

Я вышла из ресторана и на противоположной улице увидела такси. Оно оказалось свободно и Супербиа проводил меня до машины. Открывая передо мной дверцу, он произнес:

— Пока не попробуешь, не узнаешь.

Это было последнее искушение, которое он жалко и отчаянно бросал напоследок. Но я уезжала в темноту, где дома ждал огонек теплоты и заботы.

Вновь у судьбы меняются планы

С неба вернулся брошенный камень,

Было одним — стало другим,

Долгой цепи замыкаются звенья

Каждый звонок, как состав преступления

Держит меня Иерусалим.

В этой картине сгущаются краски

Искренне любят, но терпят фиаско,

Что-то опять случилось в Раю.

Стойку обнял оловянный солдатик

Он окружен, а точней — оквадрачен,

Время платить и закончить войну.

Ровно дыши, капитан моей распущенной души,

В этом городе так странно звучит безвоздушная тревога,

Жить не спеши, не сдавайся, не меняй на гроши,

Разгорится и погаснет в ночи безвоздушная тревога

(БИ2)

Глава 4

Я вернулась домой очень уставшая, и только радушие моей домашней феи смогло сгладить те неприятные ощущения, которые еще оставались после встречи со Супербиа. Заходя домой, я бросила ключи на тумбочку в прихожей и прошагала к дивану моей большой комнаты.

— Где ты пропадала, уже почти ночь? — спросила Татьяна.

— Не поверишь, я встречалась с одним очаровательным итальянцем, — иронизировала я.

— Не включай свет, я зажгу свечи, — сказала она и я уловила странные ощущения, исходящие с ее стороны.

Эти ощущения были мне знакомы, они нарастали с каждым днем. На работе я их острее всего чувствовала, так как там были сотрудники, которые испытывали самые разнообразные эмоции как ко мне, так и к другим. Я стала улавливать некоторый диапазон вибрации чувственной сферы, но пока еще не умела в этом разбираться.

Розовые свечи на стеклянном блюдце с причудливыми рисунками мерцали в темноте, освящая мягкую ладонь моей экономки. И все же какая хорошая женщина, позволившая мне ощутить тепло дома и заботу.

— Так с кем ты встречалась? — спросила Татьяна, поставив тарелочку со свечами на журнальный столик возле дивана, где я присела.

— Я ходила гулять в лесопарк и повстречала на мосту итальянца из Вероны. Только не знаю, как он оказался в Москве, кажется он говорил совершенно без акцента.

— Итальянца? — произнесла она нараспев, и я уловила исходящие от нее вибрации… и показалось что я знакома с этим чувством. Ревность? Татьяна сидела напротив, на расстоянии пяти шагов от меня. Почему она чувствует ревность? Острые эмоции передавались мне, и я не понимала, неужели она чувствует это в реальности?

Я решила проверить, не иллюзия ли это и встала, подошла к столику с той стороны, там стоял графин с водой. Наливая себе воду в стакан, я умышленно как бы невзначай коснулась ее руки. И едва не выронила стакан из рук, потому что ощутила такую дикую ревность, что мне на минуту стало жаль несчастную фею.

— Он пригласил меня в ресторан, где угощал вином и лазаньей, но я ни к чему не притронулась. А потом мы долго философствовали и наконец я пошла ловить такси. Он проводил меня и даже открыл дверцу передо мной.

Я продолжала стоять возле Татьяны и улавливать исходящие от нее вибрации. Она отошла от меня, почуяв что-то и села на диван. Помолчала немного, а потом спросила:

— И что ты к нему чувствуешь?

— Не знаю, он необычный.

— Понятно, — выдавила она из себя и встала. — Пойду к себе, поздно уже. И ты ложись спать.

— Хорошо.

Я растерялась, потому как почувствовала вибрации внутренней обиды. Боже мой, что происходит с моей доброй феей?

Я долго лежала, не смыкая глаз и размышляла. Почему она ревнует меня к Супербиа? И почему такая обида? Попробовала уснуть и не думать об этом, потому как если я ее чем-то обидела, то завтра же спрошу об этом.

Проснувшись утром, я поняла, что ничего не изменилось, вдруг ощутила боль души Татьяны, отчего мне не хотелось идти на работу. Я позвонила начальнику и сообщила, что беру отгулы.

— Ты не идешь на работу? — спросила Татьяна.

— Я не могла заснуть всю ночь и плохо себя чувствую, а потому сегодня останусь дома, — ответила я.

— Тогда пойду схожу в магазин, нужно купить продукты, — сообщила она.

Как только она вышла из дома, я включила ноутбук и решила «погуглить» про Супербиа Скуалло.

Википедия выдала мне: в Христианской традиции существует 7 смертных грехов, о них рассказывается в книге под названием «Толкование на Книгу Иова, или Нравственные толкования». Все грехи идут последовательно, потому как каждый из них — это определенная ступень падения нравственности человека.

1. Superbia (Гордыня)

2. Invidia (Зависть)

3. Ira (Гнев)

4. Acedia (Уныние)

5. Avaritia (Алчность)

6. Gula (Чревоугодие)

7. Luxuria (Похоть)

Имя Супербиа переводится с латыни как Гордыня, и стоит он на первом месте, с нее все и начинается, затем «душевные» грехи, которые притягивают за собой и «плотские» грехи.

Я сидела и не могла поверить своим глазам. Гордыня — имя явившегося ко мне. Значит Сатана решил положить начало, послав ко мне первый из смертельных грехов во плоти.

Недоумение и сфокусированный взгляд в одну точку — Гордыня посетила меня собственной персоной? Значит, я что-то делаю не так. Не замечаю, что возгордилась своим положением, после преображения и началом новой жизни. Притяжение было очень сильным, я сама его притянула, но пожелала последующей встречи. Высший вкус помог мне, но ведь теперь Сатана знает о моем вкусе и сможет предложить мне что-то более возвышенное: например, пригласит на танцы, или на концерт фортепьянной музыки, а если просто поездка на природу, где голубые реки разливаются у подножия гор? А вдруг он за мной следит? Докапывается до меня, чтобы завладеть мною. Не хватало еще паранойи, надо поговорить об этом с Татьяной. Странно, что за реакция у нее вчера была на все это? Как это не однозначно, и все же — почему она испытывала такие чувства? У меня никак не укладывалось это в голове, а потому я решила ее проверить.

— Я и завтра не собираюсь на работу, — сказала я, когда она вернулась из магазина.

— Как? — удивилась она. — И как планируешь провести день?

— Собираюсь встретиться со Супербиа. Кажется, он меня заинтересовал.

— Тебя интересует вино, мясо и секс? — Язвительно спросила она.

— Нет, у меня высокий вкус, но я думаю он это понял с прошлого свидания, — сказала я, делая вид, что не замечаю ее сарказма.

Татьяна была в ужасном настроении, и мне передалась ее безнадежность. Она удивляла меня потоком странных эмоций, с новой силой захватывающей меня. Ощутив их на себе, я поняла, что нужно побыстрее проверить, что за ними стоит.

— А сегодня у меня целый день свободен, — сказала я. — А ты как?

— Я буду готовить…

— А не возражаешь, если я тебе помогу?

— Хорошо, — согласилась Татьяна, и я почувствовала в ее душе нескрываемую радость.

Вы прочитали бесплатные % книги. Купите ее, чтобы дочитать до конца!

Купить книгу