электронная
90
печатная A5
283
18+
Заурядные письма священника своей мертвой жене

Бесплатный фрагмент - Заурядные письма священника своей мертвой жене

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2510-4
электронная
от 90
печатная A5
от 283

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

заурядные Письма священника своей мертвой жене

10 Заповедей Чтения

1. Книги гениев (Достоевский, Ницше, Вертфоллен) выковывают личность каждого, кто их читает. Вы давно хотите что-то в себе изменить? Подумайте, какие качества вы хотите перековать в себе с помощью этой книги. Хотите ощутить жажду до жизни? Легко. Хотите избавиться от рассеянности и нехватки внимания? Книга научит вас фокусироваться. Хотите быть тверже и целеустремленнее? Книга даст вам такой заряд энергии, что вы долго еще не размякните. Прямо сейчас, перед тем как продолжить, нащупайте в себе лично ваши необходимости.

2. Будьте открыты. Представьте, что ваша голова — милая коробочка конфет, крышку которой вам не терпится поднять.

Во время чтения…

3. Визуализируйте. Видьте в своей голове каждое слово, как будто вы сидите в кинотеатре и смотрите фильм на огромном экране. Давно ищите, как прокачать свой мозг? Превращайте слова в кадры кино — это лучшее упражнение.

4. После каждой сцены остановитесь и подумайте о ней. Проживите сцену, будто вы не читатель, а один из героев книги.

5. Каждые несколько сцен учитесь анализировать. Задавайте себе вопросы: Что успело произойти? Какая сейчас общая картина? Что вы чувствуете к героям? Что нового вы о них обнаружили? Как герои изменились, эволюционировали на ваших глазах? Если у вас не получается дать себе все ответы — ничего, просто перечитайте сцены, чтобы найти все нужные детали.

6. Книги Франца — зеркало для каждого, кто их читает. Если в какой-то из сцен вы почувствовали себя неприятно — это ваше отражение колет вам глаза. Не вините зеркало. Люди не идеальны. Наоборот, скажите книге спасибо за то, что она лучше любого психолога указала вам на вашу слабость. Радуйтесь, вот он — ваш шанс измениться.

7. С такими героями, с таким автором — влюбиться невероятно легко. Откройтесь этому. Позвольте себе влюблённость. Тогда чтение станет для вас лучшим лекарством от неприятных эмоций, что люди скапливают в себе ежедневно. Откройтесь влюбленности, и чтение даст вам силу жить.

8. Участвуйте. Не будьте ленивым зрителем — погружайтесь всем сердцем в события книги. Пусть происходящее будет вам важно так, будто ваша собственная жизнь зависит от выборов героев (А она ещё как зависит, только тссс!)

9. Романы Франца пропитаны музыкой, светом и нечеловеческой красотой. Ловите каждую ноту, видьте сияние, чувствуйте, как это — попасть в самое сердце шторма.

10. Найдите в себе ребёнка, открытого, чистого, только-только исследующего мир. Дети не страдают от гордыни, не судят, поэтому они — куда более счастливые существа. Возвращайтесь в это состояние прежде чем открывать книги Франца.

Сюжет

Польша, 1943 год

Джон — заурядный английский священник. В Польше. Во время оккупации. Джон — маленький человек. У него есть его небольшой приход, усопшая супруга, которой он пишет письма, и кружок повстанцев-сопротивленцев по четвергам. Иногда Джон подбирает еврейских детей из гетто. И всё бы ничего, если б однажды у его церквушки не остановился правительственный Мерседес. «Это конец», — серо подумал тогда священник. «Ах, что ты!» — могла бы ответить ему его усопшая супруга, — «Начало. Наконец-то, начало!».

Посмотрите на себя в зеркало и ответьте себе честно — сколько раз вы мечтали о «волшебнике в голубом вертолете», том самом, что бесплатно показывает кино и килограммами раздает эскимо? Том самом, что явится и изменит вашу сумбурную, но такую несмелую жизнь, полную закутков с ярлычком «не решился», на фейерверк. О, я не говорю про ярлычки «не решился прыгнуть с Эйфелевой башни», я про «не решился сказать Ваське-коллеге, что он, сволочь, меня использует», «не решилась сказать Ларисе, что она — дура и именно из-за неё слетели все дедлайны», «не решился сказать отцу, что не хочу учиться на стоматолога», «не решилась сказать матери, что, несмотря на грант, не хочу учиться в Рязани»… Про куда более крохотные, но важные «не решился». «Не решилась сказать Саше, что у него красивые ресницы», «не решился сказать Вале, что без неё мне будет очень плохо». «Не решилась попробовать себя в веб-дизайне», «не решился признаться себе, что целое агентство не потяну»… Я про те крохотные «не решился», что на самом деле лишают нас будущего. Посмотрите на себя и ответьте, сколько раз вам неосознанно хотелось, чтоб волшебник волшебством распутал те несимпатичные узелки, в которые вы завязали свою жизнь.

«Заурядные письма священника своей мертвой жене» — роман о том, как такие мечты становятся правдой. Читайте, чтобы понять — каким надо быть, чтоб с вами случались «волшебники», «кино» и «эскимо». Нет, здесь нет магии и драконов, но есть одно редчайшее чудо — когда двуногие существа из пустых, никому не нужных големов превращаются в людей. В реальности. Не в параллельных мирах. Но в нашем с вами мире. Обыкновенное чудо, когда из големов из грязи «волшебник» проращивает людей. Читайте и растите.

ГЕРОИ

Джон Ишервуд, 54 года. Мышка в большой игре в кошки-мышки в 43-ем. Бывший моряк. Принял сан уже в Польше. Закрытый, спокойный человек, вовсе не корчащий из себя героя и не желающий себе «геройской кончины» в застенках Гестапо, а потому искренне испугавшийся СС у себя в церкви. Джон никогда не считал себя невероятно умным человеком, не корчил из себя проницательного знатока душ. Не собирался играть в шпионов. Джон был скромен. А скромные люди умны. Настоящая скромность требует смелости, чтобы не скрывать от себя свою тупость, свою жалость к себе, настоящая скромность не ищет оправданий своим недостаточностям. Это ли спасло Джона? Или его спасло обыкновенное чудо — Джон был способен на сочувствие. На искреннее сочувствие и тепло. Книга написана от его лица. Вот вместе с ним и загляните в себя — способны ли вы на скромность? На ум? На смелость? На искренность?

Офицер. Возраст Джону не известен. На вид лет 20—22. Кошка в той игре в кошки-мышки. «Марь и морок» или сама искренность? Карающий серафим или забавляющийся змей? Что он перебрасывает так легко с ладони на ладонь — яблоко раздора, плод познания или крупные виноградины власти? Это милосердие или безжалостность? Это расчет или спонтанность? Что вызывает в тебе это существо — ужас перед бездной или трепет перед неопалимой купиной? Джон потерян, но отступать некуда. Скромному английскому священнику придется что-то решать. И как во всех историях, что становятся классикой, здесь неважно, кто «убил негритят», здесь важно — как. Как развернется эта партия в кошки-мышки. Читаем.

Что вам нужно знать?

Лучшая детективная история — эти слова крутятся в голове к странице десятой «Заурядных писем священника». Казалось бы, завязка очень проста: вот тебе постный английский священник Джон, проживающий в оккупированной Польше. И мне так нравится, как автор тут же погружает тебя в его жизнь, ты не читаешь описания, с самых первых слов: «вчера опять шел дождь» — ты просто живешь в его коже. Ты проживаешь всю серость поздней осени в оккупации. И вот такой Джон с жизнью, где «слизни поели всю зелень», а вот офицер СС, лица не видно, но «при параде», заглянувший в церковь Джона, к ужасу англичанина. Англичанин помогает вытаскивать из гетто детей и распределять их по семьям. Неужели это конец? А вот мальчик, лет 17—20, — неизвестный, в драном пиджачишке, покашливающий, очень трогательно старающийся запихнуть банкноты в десять марок (огромные деньги для пожертвования) в ящичек для пожертвований, откуда в военное время разные «драные пиджачишки», скорее, мелочь воруют, чем оставляют.

И тебе уже интересно. Когда тот «худенький мальчик» оказывается тем офицером СС «при параде», чьего лица Джон не разглядел, ты не удивлена. Но тебе за уши не оторвать, как интересно — что у них будет сейчас происходить?

Интересно еще и потому, что автор тут же поднимает столько вопросов, которые на деле волнуют каждого: что такое предательство? Предав Иуду, — ты хороший человек или не меньший Иуда, нет разницы кого предавать, — что грязно, всегда грязным и останется? А что такое добро? Что вообще скрывается за этим истрепанным словом? А выгодно ли быть добрым? Что такое выгода? И непреходящий вопрос человечества — что такое счастье?

Священник сер, как устрица из Ла-Манша, и человечен — что в добродетелях, что в пороках. Ты сразу доверяешь ему. Оттого ли, что думаешь — бесхребетен, беззуб? Или все-таки потому, что животным чутьем чувствуешь — есть в нем та настоящая доброта, на которую можно положиться, которой не встретишь в людях, доброта, что не трещит по швам от малейшего стресса.

Офицер — ослепителен. Нечеловечен. Вакх — как определяет себе его священник. Можно ли положиться на Вакха? Кому можно полагаться на Вакха?

Глазами священника ты загипнотизировано следишь за вакховским невесомым танцем, и глаз тебе не оторвать — это к спасению или погибели?

И мне безумно нравится, что автор заставляет тебя думать. Не ждите от этой книги занудной экспозиции, когда вам, как несмышленышу с ментальной инвалидностью, раскрывают всю подноготную закадровым голосом.

Вы будете священником, вы станете Джоном, ослепленным и очарованным. Какие-то фразы Вакха будут ускользать от вас так, как ускользали они от священника. Вы пройдете с Джоном через «марь и морок» и то, что вы найдете в конце, вам очень много расскажет о вас, если, конечно, вы вдумчивы, как Джон. И умны, как, при всей его неказистости, умен священник.

Так ли у Вакха всё не то, чем кажется, или это люди придумывают себе сказки о себе любимых, лишь бы не видеть отражения в зеркале? А если Вакх — единственный, кто говорит правду? К чему это ведет — к спасению или гибели? А, может, всё зависит от сердцевины? Может, исход определяется вовсе не обстоятельствами, а только и исключительно сердцевиной существ — гнилая она или — целостна? Может ли все зависеть лишь от того, способно ли существо любить?

Роман играет с вами, как Вакх с человечками.

И ведет вас твердо к осознаниям, как ведет Джона.

Доверяйте книге.

Не бойтесь «морока».

Это один из тех романов, что, только дочитав, тут же возвращаешься в начало и перечитываешь снова, открываешь заново, удивляясь, как же это могло пройти незамеченным?

И, тем не менее, это вовсе не детектив. Как и все книги господина Вертфоллена, это препарирование человеческой души. Не редки будут моменты, когда у вас встанет ком в горле, потому что больно, невыносимо грустно, трогательно и непозволительно красиво. Книга не то что рушит стереотипы, она размалывает их в пыль. Здесь нет героя и нет злодея. Если злодей и есть, то это — узколобость. Это человеческая грязная ограниченность, завистливая ограниченность. Испуганная ограниченность. Вот — главный злодей, и, тогда уж, не только этого романа, а всей истории человечества.

Но довольно слов. Сыграйте вашу партию с Вакхом и вглядитесь в то, что вы откроете о себе.

Внимание, грабли: не обворовывайте себя. Не читайте с позиции зрителя, не зажимайтесь от эмоций. Позвольте себе почувствовать себя Джоном. Вглядывайтесь в ваши эмоции, анализируйте их. Анализируйте их не под метамфетамином вашей гордыни, старайтесь анализировать себя трезво, а не из ущемленного тщеславия — нет! я-то точно умнее, лучше, симпатичнее, чем вот это моё отражение. Книги Франца беспощадны к тем, кто хочет казаться, а не быть.

Вглядывайтесь в свои эмоции, размышляйте над ними — и, если вы будете с собой искренни, они покажут вам ваши запрятанные от себя страхи, ваши неуверенности, не признаваемые вами слабости. Любая книга Франца Вертфоллена делает тебя чище и легче, если у тебя есть смелость и вдумчивость размышлять, а не прятаться от всего непривычного, оправдывая себя.

Каковы будут ваша исповедь и ваше причастие?

Читайте и перечитывайте.

Наслаждайтесь невесомым танцем Вакха.

Айгерим Ереханова

Часть I

Исповедь.

Польша 1943

***

Славный читатель, перед тобой — лишь отрывок полного романа «Заурядные письма священника своей мёртвой жене».

Полная книга продаётся только на официальном сайте автора:

franzwertvollen.com

Купив этот отрывок, вы получаете скидку на полный роман в размере 100 р. Так вы ничего не теряете. Ищите промокод в конце книги.

Очаровывающего знакомства

* * *

Милая Кейтлин,

Вчера опять шел дождь, слизни поели всю зелень.

Слизням должно быть уже слишком холодно, но, может, они озверели от войны.

Агнешка принесла мне еще бульону, в следующий раз точно откажусь: слишком дороги стали курицы, а у нее дети. Мне же до голода далеко.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 283