электронная
90
печатная A5
283
18+
Заурядные письма священника своей мертвой жене

Заурядные письма священника своей мертвой жене

Объем:
62 стр.
В магазинах:
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2510-4
электронная
от 90
печатная A5
от 283

О книге

Джон — заурядный английский священник. В Польше. Во время оккупации. Джон — маленький человек. У него есть его небольшой приход, усопшая супруга, которой он пишет письма, и кружок повстанцев-сопротивленцев по четвергам. Иногда Джон подбирает еврейских детей из гетто. И всё бы ничего, если б однажды у его церквушки не остановился правительственный Мерседес. «Это конец», — серо подумал тогда священник. «Ах, что ты!» — могла бы ответить ему его усопшая супруга, — «Начало. Наконец-то, начало!». *Данная версия - лишь отрывок. Полную книгу покупайте здесь: https://franzwertvollen.com/product/pisma-svyashchennika/

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

Alex Vern

Мне удивительно было встретить книгу, которая учит сочувствию лучше 100 томов различных военных книг о людях в гетто. Настоящему сочувствию, не мыслям "Ах все мы бедные, всех надо жалеть, чтобы и тебя пожалели", но сочувствию, которое исходит из желания добра. Сколько я встречал людей, которые добры из страха, что будут недобрыми к ним. А вот священник, герой книги — другой. Джон, 54 года, англиский священник в Польше 1943 года. Никто бы никогда не сказал, что это смелый человек. Его дни проходили в серости месс и однообразных отчетах своей усопшей супруге. Но этот человек — один из миллиона стал способен на настоящее добро. Он видел Гилю, Цацика, детей их гетто, которые явно имеют сердце, способны на добро к ближним людям. И Священник стал без задней мысли жертвовать своей жизнью, чтобы вытащить этих детей из беды. Священник, который просит у офицера СС вытащить еврейских детей из гетто, просто потому что они хорошие люди? Скажете, это не сработает 100%. И не сработало бы, если бы Джон не обращался к Францу. Франц видит красоту в людях, видит, когда поступки их грязны и мелочны ( "Спасу детей, потому что я такой удалой, против системы), а когда это, как у священника — из желания добра и красоты. "Нам всегда показывают таких преданных матерей, но люди разве такие? Я ведь сам видел… но Цацик – такой. Чистый. Любящий. И Гилька. Гиля хоть и сирота, а… не злитесь только! А то вы опять, как электрошоком – сволочь, тебе о таком, а ты… но да! Да! И я вам тоже – о… красивом? Нет? Если даже и некрасивом, то нужном. Цацик и Гиля они – лучше других детей. Если выбирать, то они должны жить. Даже за счет других. Потому что те иные и души не имеют, и не могу я, что глаза видят мои, отрицать, а у этих – вот она душа, нараспашку. Я вас как человека… нет! как серафима просил бы – эти, они должны жить. " Читая книгу, у тебя нет слезливого ощущения "ыы, тяжелый роман, чтобы порыдать". Нет. Это роман, где вы будете ронять слёзы, но не от жалости, а от красоты. Как легки, красивы могут быть люди. Как хочется тебе самому стремиться к такой внутренней звонкости и красоте. Сильная книга. Однозначно советую.

4 октября 2019 г., в 16:05
Чарли Мурсина

Хочется написать о каждом герое этой книги — просто ВАУ. Очень у многих авторов при их чтении остаются ощущения, что те "пропииииисывали хараааактеры героев". Могло получаться ярко, правдоподобно, но это оставались "прописанные характеры героев". У Франца это даже не герои — живые люди. Автору не тяжело говорить от их лица, потому что он не выдумывает их личности " Хм, а если это священник пятидесяти четырёх лет, то как бы он мог ответить? А подходит ли этот тон?" он просто будто погружается в кожу героев и говорит от их лица. Оттого честно, мне иногда было сложно поверить, что весь роман писал один человек. А книга — это не по счастливой случайности найденные заметки некого Джона из 1943 года. Ещё это герои, с которыми приятно говорить. Это не разлагающиеся люди. Это герои, которые видят свои недостатки, проходят внутреннюю борьбу и становятся лучше. В отличие от 95% постмодерна сегодня, где эволюции у героев — 0. Я рад, что напал на такого автора. Я явно вернусь к нему ещё не раз.

3 октября 2019 г., в 16:59
Filipp Bespechnyh

Начало романа было для меня лучшим "препарированием души", которое я где-либо видел. А я тот ещё любитель детективов, игр сознания... Я ставил себя на место священника во время "Исповеди" (кстати, исповедь проводилась в обратную сторону. Куда больше и глубже смог понять и изменить себя за её время Священник, чем герой Франц, который к нему пришёл. Что говорить, священник в тот момент почувствовал, что ЖИВЁТ впервые за лет 30 наверное..). Так вот я упорно не мог оставаться внутри спокойным, пока Франц был рядом со священником. Он ломал любые устои, рвал стереотипы и один на миллиард — был способен услышать священника. Джон (так звали английского священника) бежал от любых режимов к господу. А я напомню, это 20 век и всевозможные "измы", которые встают в идеологии государств: социализм, нацизм... И только Франц рассмотрел, почему Джон это сделал, почему бежал из родины, почему выбрал себе путь Господа — Джона очень ранило человеческое уродство. Слова Джона: "Но это ведь как… на вас смотря, ясно откуда у вас Бугатти, но вы не знаете, как там в Англии… когда редким олухам и всё по наследству, а они и не заслуживают таких денег вовсе. Они на редкость тупые, на редкость слабые. И ничего хорошего с такими деньгами они не сделают. «Лучшим – лучшее» – я ведь даже не против. Я – за. Только «лучшесть» ведь не цветом кожи или глаз вычисляется, не родословной, это же личные качества должны быть. Личные. Сила, ум, харизма. Мне не жаль, что у вас эти Лаго – капельки или не капельки, но когда те идиоты, что я видел, наследство получают и… Ярость накатывает, как вспомню. Я: И… Дыши, Джон. Я: Ничего хорошего, в общем, я не вижу. Это уже не лучшее – лучшим выходит, а неспра… нет. Даже не несправедливость, а… глупость натуральная. Просто глупость, что общество в целом портит. Целому обществу вредит. " Видно, что в жизни Джона были очень больные моменты, когда богатые, но грязные люди имели власть над ситуациями, делали уродливые вещи, а общество это лишь поощряло. Франц тоже не относил себя ни к одно идеологии и никогда не смотрел на национальности, достаток, положение в обществе. Он всегда относился к людям так, как они этого достойны по сути своей. И этот герой сделал для священника то, что никто бы в мире для него не смог сделать — он дал силы вставать и сражаться за то, что тому красиво и правильно. Я считаю, это самая ценная вещь, которой только можно научить. Любой человек, который всю жизнь ретируется от любого проявления уродства — слаб. Если вы боитесь конфликтов, если вы предпочитаете промолчать когда кто-то топчет то, что вам дорого... да, вы можете конечно убедить себя, что вас это не касается, подавить ярость и напустить улыбку. Но мозг и сердце вы не обманете. Так вот каждый раз, когда Джон молчал и решал не замечать уродство — он старел. Как и мы все, дамы и господа. Поэтому мне книга дала один из самых ценных подарков, которому не научиться больше нигде — умению стоять за то, что любишь. Спасибо автору и спасибо человеку, что посоветовал мне этот роман.

3 октября 2019 г., в 16:13
Ингрида Вальдс

22 июля 2018 г., в 21:12
Елена

Очень важно все книги Франца читать очень состредоточенно, внимательно, а то рискуете упустить очень важные моменты. Здесь важно каждое слово, текст нужно смаковать, содержание — проживать каждой своей клеточкой. Тогда понимаешь, сколько хлама в тебе скопилось: предрассудков, суеверий, шаблонных мнений, страхов, жалости к себе и много чего еще… «Заурядные письма священника своей мертвой жене» помогают увидеть затхлость вашей жизни и окружения, даже если вы другого об этом мнения)))

22 января 2018 г., в 17:43

Автор

Франц Вертфоллен
Франц Вертфоллен
https://franzwertvollen.com/
Франц Вертфоллен — автор двух литературных вселенных «Безделушка» и «Тескатлипока и огонь». Всем очень хочется кого-то любить, но всегда «некогда», «стесняюсь», «страшно». Вселенные Франца — ваш шанс очароваться пятью остроумнейшими молодыми героями, изысканностью, роскошью и волей. Ваш шанс научиться любить.