электронная
144
печатная A5
474
18+
Заплаканные жизни

Бесплатный фрагмент - Заплаканные жизни

Триллер


5
Объем:
322 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3743-6
электронная
от 144
печатная A5
от 474

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Эту книгу я задумывала как нечто пугающе реалистичное, близкое каждому и в то же время туманное и далекое. Согласитесь, мы люди такие интересные существа… Когда с кем-то из нас происходит беда и человек случайно узнает о ней, по ТV или другим способом, он думает «ооо… это не со мной, а значит почти не реально, у меня подобной фигни никогда не случится!», и самое странное, что на следующий день этот человек напрочь забывает о трагедии, будто ничего не было, живет дальше, ощущая себя в полной безопасности и комфорте. А ЗЛО, оно рядом, оно реально близко, так близко что ТЫ постоянно должен держать ухо востро. Жизнь слишком хрупкая штука, которая способна оборваться или дать трещину в любой момент. А самое страшное, что мы зачастую не способны ничего предотвратить или изменить.

Когда я начала писать это произведение, то подумала, что оно получится, ну так скажем, не более 30—50 страниц, но случилось что-то удивительное, эта книга поглотила меня, заставляя писать даже ночью. Сидя перед монитором в 3 часа, в эти мистические 3 часа ночи, я плакала, сочувствуя своим героям и радовалась с ними вместе, преодолевая жизненные трудности. Моя книга — это дверь, в пугающую жизнь наших соседей, дальних родственников и просто забытых Богом людей, откройте её и Вы сможете заглянуть к ним на огонёк.

Глава №1

Холодная красота

: Грех, это самый настоящий напиток сатаны, чем больше пьёшь, тем больше хочется и этой жажде нет конца.


Образование во все времена было ключевым моментом в становлении личности. Это именно тот период, в котором формируется понимание человеческой природы, предназначения. И самое интересное случается, когда ребенку приходится переезжать в другой город. Будучи почти взрослым, и казалось-бы совсем умным, и всё знающим, в чужой среде, оторванный от материнской опеки этот самостоятельный маленький человек, теряется. В столкновении с неизвестной жизнью, свободной от нравоучений и постоянного контроля, совершает большие, иногда даже непоправимые ошибки в собственной жизни, как не печально это звучит, по обычной самонадеянности и детской глупости. Ну что сказать, в состоянии, казалось бы, полной свободы, он пробует все прелести и запреты бытия. Змей искуситель подталкивает его на более тяжкие преступления против своей же личности и маленький- «большой» человек идёт на это, как слепыш, доверяя своё будущее искусителю. Он пробует все запретные эликсиры сатаны на вкус. И хорошо бы ему это претило и тот вкус или даже послевкусие, которое потом пахнет тленом во рту, было бы омерзительно его духовной природе, его воспитанию и восприятию этого бренного мира.

В после военное время было всем тяжело, но люди всё равно влюблялись, создовали семьи и рожали детей. В одной молодой семье, должна была родиться девочка. Родители думали и гадали, как назвать ещё не рождённого ребенка, который должен вот-вот прийти в наш огромный мир. Имя никак не приходило им в голову. Если нравилось матери, то отец был несомненно против и наоборот. В солнечный весенний день у женщины начались схватки, и вскоре малютка родилась.

— Радуйтесь папаша у вас здоровенькая девочка, роженица чувствует себя хорошо! -огласила акушерка, выйдя из родовой палаты.

Красивая розовощекая малышка с серыми огромными глазами, тихо лежала рядом с матерью, осматривая новую среду обитания. Её маленькую головку обрамляли светлые волосики, похожие на пух. Чистый, нежный ангелок.

Папаша беспокойно ходил взад-вперед по больничному коридору, когда узнал о появлении ребёнка.

— А могу я их увидеть, одним глазком?! — с одобрения врача, мужчину одели в стерильные одежды и провели в палату к его дорогим девочкам.

Зрелище настолько впечатлило, что он даже заплакал от счастья и чрезмерного волнения. Первой, он заметил драгоценную супругу, которая полусидела в кровати, держа на руках самую важную жемчужину в его жизни, маленькую крошечную дочку. Нет, он не осмелился взять её на руки, но, когда новоиспеченный папаша поднял на ребёнка свой взор, его слезливые глаза блестели от радости.

— Здравствуй милая Полин, а я твой папа, очень приятно видеть тебя здесь с нами. -прошептал он еле слышно, дабы не напугать новорожденную, своим грубым, мужским голосом.

— Полли… Милый как красиво. Полли, Полиша, Полиночка… — с одобрением повторяла восхищенная жена.

Вот так, сами того не ожидая, они выбрали имя, для своей белокурой принцессы. Эта девочка обладала ангельской внешностью и самым скверным характером, который проявлялся с первых дней жизни. Она засыпала со слезами на глазах и просыпалась ещё с большим недовольством. Шли годы, Полина становилась ещё милее, ещё прекраснее, её длинные серебристые волосы переливались на солнце, а ясные глаза манили холодной красотой, но вместе с этой невероятной неземной красотой, росло и ЭГО, самолюбие, жадность, грубость и множество негативных качеств.

Что только не делала усталая мать, стараясь угодить дочери, но девочка оставалась своенравной и раздражительной, капризничала по любому поводу и без. Она была недовольна всем, и солнцем, которое светит слишком ярко, и ночью, которая слишком темная, и водой, которая слишком мокрая, и сном, которого слишком мало, и всем миром вокруг. Говорят, что детей нужно воспитывать, что им нужно объяснять и прививать хорошие качества, но некоторые малыши рождаются на свет уже со сложившимся характером, и чтобы не делали родители, и как бы они не бились, и не прививали добродетель, она не поселится в душе у этих детей. По всей видимости и про эту маленькую принцессу можно сказать «она именно такой безнадёжный случай».

Как водится, во многих семьях, малышей на летние каникулы отправляют пожить на некоторое время к своим бабушкам и дедушкам, вот и Полину так же отвозили погостить немного у стариков. Именно в гостях у них получилась отвратительная неприятность, из-за которой родной дед девчушки чуть было не загремел прямиком на кладбище!

За время отдыха девочка завела друзей, которые жили по соседству. Частенько к ней в гости приходила подружка Любаня, вполне себе хорошая и веселая девчонка с толстыми, розовыми щеками и отменным аппетитом. После очередного посещения, старики заметили, что пропали ордена и медали деда, которые он получил на войне. Естественно, у хозяина этого значимого богатства, чуть было не случился сердечный приступ, он видел, что девочки играли рядом с сундуком, в котором хранились его заслуженные сокровища, но ни мог и подумать, что маленькие прохиндейки посмеют их спереть.

Бабушка, обладавшая очень терпеливым нравом педагога со стажем, выяснила у Полины, что подружки действительно игрались с медалями.

— Дорогая вы играли с дедушкиными медалями, и наверно на место не положили? Просто я уже весь сундук перерыла и никак не могу их отыскать. Вспомни внученька может ты их просто в другое место прибрала и забыла? — осторожно интересовалась старушка.

— Да не брала я его ордена бабуль… глянула только одним глазком и всё! Это, наверное, Любка их спёрла!!! Я всегда подозревала что эта толстуха воровка! — возмущалась Поли.

Она не успела закончить как во входную дверь постучали и с улицы послышался чужой женский голос.

— Марья Кузьминична, Марья Кузьминична можно войти, это я соседка ваша, мама Любы! — бабушка даже вздрогнула от неожиданности и поторопилась открыть дверь.

— Да, да конечно, проходите. — сказала она женщине.

— Ой… вы уж меня простите за столь поздний визит, но Любаша мне показала награды, которые ваша Полиночка ей подарила сегодня, мы посоветовались, и разумеется, решили их вернуть, уж очень неожиданно, да и зачем они нам? — Любаша протянула сверток бабушке, у которой глаза были на мокром месте от счастья.

— Вот… возьмите, пожалуйста, спасибо конечно, только мне они не нужны, папа сказал, что эти ордена должен носить тот, кто их заслужил, так что я постараюсь заработать такие же когда выросту. -сказала взволнованная розовощёкая девчонка.

— Спасибо Любонька, я хочу сказать тебе, что ты очень хорошая девочка, а с Полиной я серьёзно поговорю. — и она обернулась к покрасневшей испуганной внучке, которая от стыда вжалась в стул, на котором сидела и тихо молчала.

В этот же вечер бабушка провела воспитательную беседу, в которой объясняла и старалась донести до ребёнка, что хорошо и что плохо, как можно себя вести, и как не следует. Ну и естественно, что и как стоит делать, чтобы не огорчать близких людей. В свою очередь внучка заверила старушку, что больше не будет трогать вещи деда, и что исправит своё поведение, на самое наилучшее.

Глава №2

Мелкий вредитель

: Дурные игры.


Ну чтобы более правильно и тонко раскрыть личность и характер Поли, можно вспомнить ещё пару или тройку её жизненных ситуаций, которые дают более четко понять, что это был за человек, почему он стал тем, кем стал, и что послужило тому.

Бабушка всю свою жизнь отдала образованию, детям и всегда думала, что уж своих малышей воспитать куда легче, но это убеждение постепенно улетучивалось после неоднократных проблем с собственной внучкой. Прошло совсем немного времени с того случая с подаренными боевыми орденами, где-то уже ближе к осени, когда все хозяйственники и фермеры запасали различные злаки и отходы для долгой, голодной зимы, наши герои на пенсии, тоже получили своё небольшое количество зерна, которое в последствии, должно было стать мукой и отходами для курей. Бабушка хоть и была интеллигентной женщиной, но курочек несушек и козу, она всё же держала. Уж очень ей хотелось радовать любимого мужа яичницей по утру и стаканом вкуснейшего парного молока. Ну и само собой они всегда мечтали, что к ним будут приезжать и дети, и внуки, которым обязательно нужно здоровое питание.

Ну так вот им наконец-то привезли зерно и выгрузили в небольшой амбар на заднем дворе.

— Марья Кузьминична, вы только приказывайте, я всё сам! — говорил фермер, бывший её ученик и нынешний завсегдатай помощник.

— Ну что ты Петенька, мы сами бы справились, скоро вот Степан Григорьевич вернётся, и мы потихоньку… — махнула рукой застенчивая старушка.

— Ни обижайте меня Марья Кузьминична, Вы мне как мать, я ж от чистого сердца и опять же, хочется после труда вашего чая с молочком отведать. Угостите ученика? — фермер заулыбался как маленький пацан в ожидании поощрения.

— Ой! Ну конечно Петенька, я в дом, кипятку поставлю, как закончишь, жду дорогой… спасибо тебе. — бабушка скоренько поспешила в дом, а довольный Пётр стал перетаскивать все припасы в амбар, который давным-давно, был ему знаком.

Так уж случилось, что он очень рано потерял своих собственных родителей и часто приезжал к любимой учительнице, навестить и заодно помочь в тяжелом труде. Ему очень нравилось заботиться о стариках, к тому же Марья Кузьминична хорошо дружила с его мамой, когда та ещё была жива. Да и в принципе он не единственный помощник заслуженной учительницы, её дети так же часто бывали и старались по мере возможности.

Когда мужчина закончил, учительница уже всё приготовила и выскочила зазывать работягу на чай с бубликами.

— Петя всё готово, давай-ка закругляйся. — она была бесконечна рада его видеть и их чаепитие с приятными разговорами напоминало о чем-то светлом и хорошем.

Они мирно беседовали за очередной чашечкой, когда дверь распахнулась и на пороге появился хозяин дома с внучкой. Дед на столько осерчал на девчонку, что крепко держал её за ухо как нашкодившего котёнка!

— В угол немедля! Прикрикнул он на неё, не разуваясь шлёпая в залу. — гость даже привстал от удивления, а бабушка была просто в шоке. Она давным-давно не видела супруга в таком состоянии.

— Что случилось? — поинтересовалась Мария Кузьминична.

— А ты сходи в амбар, всё и увидишь сама. У меня нет слов! Это не ребёнок — это аспид! Тьфу… на неё, ей Богу!!! С такими внуками на тот свет раньше срока загремишь! — сокрушался старичок.

Старуха, разумеется, бросила пить чай и вместе с Петром поспешила в амбар. Время уже было позднее и на дворе достаточно стемнело. Когда они включили свет в помещении, то просто опешили от увиденного!

Всё зерно, которое Петя буквально час назад, заботливо натаскал и аккуратно составил в углу, было рассыпано и смешано с землёй! Мешки, просто на просто, были вспороты валявшимся там же огромным ножом.

— Ох… ох! — вырвалось из груди у шокированной старушки. Кузьминичну даже повело в бок состояние обморока, но ученик вовремя подхватил её и потихоньку повел в дом.

— Тихо… не волнуйтесь я всё уберу, я это зерно в отдельный мешок, а что чистое в другой, вы только не волнуйтесь так, умоляю! — ну конечно, он всё что мог, сделал, но львиная часть зерна была втоптана в землю и это очень расстраивало.

После Петр привез лично от себя, и без всяких денег ещё два мешка, но неприятное впечатление, от поступка внучки любимой учительницы, никуда не испарилось. С тяжелым сердцем Петя уехал, а старики принялись за расспросы. Полина на контакт идти отказывалась, она только огрызалась, чем ещё больше огорчала бабушку и дедушку.

— Внучка ты скажи мне по-честному, зачем же ты так поступила? Ты ведь уже не маленькая и понимаешь, что так нельзя. Это зерно, оно же на муку, для хлеба и опять же, ты о Соньке подумала? Как она то останется без еды?

— Что ваша Сонька? Подумаешь… она коза, стало быть, скотина безмозглая, ей и грязное пойдёт! — возмущалась девочка.

— Ну… знаешь что, ты не права дорогая, она очень умная козочка и всё понимает. Ну хорошо, а мы, по-твоему, с дедом, тоже безмозглые и должны есть хлеб с грязью? Почему же ты про нас не подумала? — бабушка искренне не понимала и её удивлению не было предела.

— Подумаешь… хлеб, его вообще в магазине купить можно.

— Нет дед ты только поглянь на неё, умная какая, в магазине купить!!! А ты хоть рубль заработала, чтобы купить, а?! Я просто хочу понять зачем ты это сделала, как вообще посмела? — девочка непонимающе хлопала глазами, повторяя только одно.

— Подумаешь…

— Ничего себе, подумаешь?! Знаешь, что милочка, так делать нельзя, это вредительство чистой воды! Пойми наконец прежде, чем что-то сделать, ты должна спросить разрешения. Так полагается всегда, это ясно?! — бабушка в надежде заглядывала в глаза к внучке, она искала там раскаяние, сожаление о содеянном, понимание, что она была не права, искала… но так ничего и не нашла, девочка продолжала улыбаться уверяя, что ничего в её действиях страшного нет.

— Я так играла, подумаешь… Велика потеря!!! Это всего лишь зерно, а дед меня за ухо?! Он плохой, я вас вообще не люблю! — кричала она.

— Что это за слово такое, подумаешь, заладила как попугай?! Игры у неё такие! Знаешь что маленькая гадость, игры должны приносить радость и положительные эмоции ни только тебе, но и окружающим, игры должны развивать в ребенке какие-то хорошие способности или качества, тебе ясно? Вот эта твоя забава, что сделала хорошего? Это не игра вовсе, а баловство, которое принесло стресс окружающим и глубокое разочарование! Я всегда думала, что ты хорошая девочка, но знаешь что, хорошие дети так себя не ведут! Полина зерно — это хлеб! В войну люди умирали с голоду без него!!! Хлеб — это жизнь, это святое, пойми ты наконец, святое! «А ты его ногами…» — говорила расстроенная бабушка, которая в своё время пережила страшный голод, когда была война, да и в после военное время было ещё долгое и тяжелое восстановление.

— Сейчас нет войны ба… и голода нет. —

Старушка не знала, что и сказать, девочка не желала слушать и слышать, переговаривалась и в открытую хамила, фыркая и кривляясь. На одно слово, она отвечала дерзкими десятью словами. И самое страшное, что её ничего не прошибало, старики так и не заметили ни грамма понимая и никакого чувства вины…

Поздно вечером Полина уже давно беззаботно спала в своей кроватке, а удручённые пенсионеры сидели на кухне и тихо разговаривали на тему случившегося.

— Ой ни знаю Марья, что получится с этого ребёнка? Я был лично в глубоком шоке, когда увидел, как она топтала зерно, плясала эти свои дурные танцы, на хлебе!!! … — сокрушался дед.

— Ну не переживай ты так, это всего лишь детское баловство, всё с возрастом пройдёт. Глупая ещё… ну повзрослеет и начнёт понимать, я со своей стороны провела беседу и думаю, что чего-нибудь, да отложилось в её пустой голове. Ну не дура ведь… вполне умненькая девочка, маленькая только, ммм… и вредненькая. — рассуждала бывшая учительница.

— Да не защищай ты её! Уже до выгораживались, на голову залезла и ноги свесила, эта ваша умненькая девочка. Я тебе говорю, вы все ещё поплачете с ней, вот помяни моё слово! Аспид, а не ребёнок. Ей ремня хорошего надо бы, а вы с дочкой как две наседки… ко, ко, ко… Ну вот чистой воды куры, тьфу на вас, портите ребёнка. — не успокаивался супруг.

— Ну что ты ворчишь, как старый скряга? Твои прогнозы только хуже делают, нет бы поддержать меня, а ты только расстраиваешь. Время всё на свои места поставит, и всех нас рассудит. Ну давай, давай успокаивайся, выпей чаю… и не бурчи. — она протянула ему чашку с горячем травным чаем, и привстала. Тихонько подошла к мужу сзади и поцеловала его в лысину, которая сияла как медный начищенный грош. Дед при всей своей строгости сразу оттаял и заулыбался, да что говорить, ну знала бабка подход к своему мужику.

— Пей дорогой он с мятой. «Спать лучше будешь, а ну дайка хлебну… как получился?» — он протянул ей чашку, женщина отхлебнула чуток, и довольная произнесла.

— Ну хорош, хорош, прям то, что надо как говориться, «то, что доктор приписал». — дед допил всё содержимое и крякнул от удовольствия.

— Ну всё я с ним покончил, можно и спать отправляться…

— А давай еще посидим немного вот так обнявшись, просто помолчим? Я так люблю с тобой молчать… — они прижались друг к другу как дети и просидели так молча, ещё какое-то время. Оба сами того не подозревая прикрыли глаза, бабушка медленно опустила свою голову ему на плечо, нежная улыбка озарила её трогательное, морщинистое лицо.

— Спокойствие, вот как это называется… — подумалось вдруг.

Глава №3

Реальный срок

: Взятка за дружбу


Ну вот и закончились каникулы, само собой не без приключений, конечно. К концу лета мама Поли приехала к родителям за дочерью, вот тут-то старики и открыли ей все выкрутасы девочки. Естественно, не ради дополнительных наказаний или бесед, а для того, чтобы родители больше обращали внимания на поведение ребёнка и старательно прививали нужные качества, такие как честность, добро, трудолюбие, уважение и т. п.

Фёдор весь поник, как сорванный лютик, когда услышал, что родная дочь вытворяла в их отсутствие. Это её враньё, хамство и всё эдакое, удивляло и пугало одновременно. Бывало, страшная мысль стремглав проносилась у него в голове: «не приведи Господь состариться, да стать немощным стариком, стакана воды не подаст, или подаст, но прежде плюнет в него, точно плюнет!», мужчина конечно гнал это всё куда подальше, но зерно сомнения закрепилось накрепко, часто посещая его голову. В этот раз после таких новостей Фёдор снова погрузился в недобрые мысли.

Увидев его состояние, Марья Кузьминична не стала даже начинать самый ужасный и поистине потрясающий рассказ о последнем проступке их благоверной дочурки. Старуха утаила самую гнусную историю, в которую они попали с дедом, совсем недавно по доброте их внучки. Не сказала, да просто потому, что не смогла. Глядя на перекосившееся лицо зятя и родной дочери, она приняла решение умолчать, хотя бы какую-то часть, и скорее всего зря. Может быть именно откровенный разговор тогда, мог изменить дальнейшую ситуацию, ну кто знает, вдруг именно этому ребёнку не хватило всего лишь хорошего ремня, для того, чтобы усвоить раз и навсегда, что можно делать, а чего нельзя!

Дело было как раз накануне их приезда. Как-то на днях, Полина отправилась в гости к своей закадычной подруге Любаньке, которую, однако считала красномордой толстухой, да и называла так же, «за глаза, разумеется». Ну так вот девочка отпросилась у бабушки погулять и ближе к обеду отправилась по гостям. Старуха, закрутилась с домашними делами и подумав, что она обязательно придет если проголодается, звать девочку не стала, а к ужину Полина возвернулась домой.

— Ой господи ты чего такая грязная? Где лазила-то? Ну смотри-ка, будто свинью сосала, уф… Ну глянь дед, внучарка твоя чумазая как трубочист. Бог мой! Всё платье уделала, а ну, скидавай его сейчас же. Кому говорю? Скидавай! — Кузьминична стала стягивать с девочки грязное платье и уже почти сняла, как услышала странный звон и лязганье, она сразу обратила на это внимание и опустила голову вниз, чтобы посмотреть, что это так звенит. На полу возле внучки, аккурат возле снятого платья, валялись какие-то деньги. Целая куча и монеты и бумажные, у старухи возник немой вопрос в глазах, собственно говоря, откуда счастье привалило?! От охватившего удивления, старая аж присела.

— Ой, что это? Ты погляди… сколько денег, кошмар! Да тут целая зарплата, не меньше. А что это Полин? Интересно, ты где их взяла, а? Чего смотришь, отвечай Полина?! — кричала потрясенная бабка. Девочка была явно напугана и отвечала сбивчиво и непонятно. Было не вооружённым глазом видно, что она просто врёт, сочиняет историю, которую заранее придумать забыла.

— А чего ты кричишь бабуль, вообще-то мне, это Любка дала, за то, что я с ней дружу. Как лучшей подруге, да… Ты старая и ничего не понимаешь в дружбе, я не хочу тебе ничего говорить, я вообще тебя не люблю. Достала… лезешь везде, вынюхиваешь!!! Пусти меня, пусти! — девочка стала кричать как ненормальная и вырываться.

— А что, разве нынче за дружбу платят? Да что ты вырываешься то… бешеная! Как тебе не стыдно? — Марья Кузьминична пыталась успокоить внучку, но девочка продолжала брыкаться и даже плеваться в старуху, до тех пор, пока наконец-то не вырвалась. Обалдевшая бабка так и осталась седеть на полу комкая платье и деньки в трясущихся руках. Полина рванула в комнату, со всего размаху захлопнула дверь и стала думать, где бы спрятаться.

— Марья, ты чего на полу-то сидишь? Тебе что, плохо? Вставай, ну слышь ты меня иль нет, ну… кому говорю — то?! Деньги по полу раскидала и сидит, как Кощей над златом чахнет… ты поглянь, обсыпалась вся. Откуда у тебя столько денег, старая? Я заначки не прячу, свою что ли откапала? — усмехнулся дед.

— Даже и не знаю, что и сказать. Поля говорит, что ей Люба дала, это всё… Дорогой, я, ей не верю! Ума не приложу, что делать, стыд-то какой? Господи Боже… спаси нас и помилуй, дураков старых? — она смотрела на мужа усталыми полными слёз и страха глазами.

— Да что значит дала? Ну брихуха, держись у меня!!! Здесь денег больше, чем моя пенсия… А ну, где эта гадость? Ох, ты ж подумай, а? — старик, ругаясь и причитая шёл в сторону убежища внучки.

Полина понимала, что бабушка и дедушка хоть и старые, но терпеть эти её выкидоны не будут, и в этот раз, она точно получит по первое число. Испугавшись ответственности и предстоящего разговора, а может и наказания начинающая воровка спряталась под кровать, она точно знала, что пожилые люди не смогут её там достать, а это значит, риск получить «по щам» от деда, минимальный. Старик, как настоящий разведчик, быстро обнаружил юную преступницу и будучи мудрым человеком и великолепным стратегом даже не стал утруждаться, чтобы вставать на корточки и пытаться выколупать беглянку из убежища. Он просто на просто взял стул и сел, напротив.

— Поль, а Поль, ты там надолго? Мож, а ну её нафиг? Выходи поговорим? Смотри я считаю до десяти, если ты не выползешь со своего укрытия, мы будем вынуждены пригласить твоего отца. Уж он то, я думаю тебя быстро достанет, а ты как думаешь Поль? Ну… и так, раз, два, три… — и он начал свой безжалостный отсчет.

Девчонка заёрзала на своём нагретом месте, не зная куда деваться, этот вариант она не успела продумать, но если обо всём узнают родители УУФФФ… точно будет хана! Их терпение на пределе разумного и любая провинность чревата синей задницей и кучей других наказаний!

Делать нечего, нужно вылезать и принимать как говориться огонь на себя, тем более, когда есть за что! Лучше получить от деда, чем от отца, думала девочка, но всё же, прежде чем выйти из эдакого сумрака, она решила прощупать почву и пискляво, прямо даже жалобливо пропищала.

— Дед, а если вылезу не зашибешь?!

— Хм… А есть за что? Ты мне по-честному скажи внуча.- хмыкнул тот.

— Есть… деда, но я сожалею… честное слово!

— Ну что ж, делать нечего, небоись не зашибу… Вылазь, поговорить надо. — крякнул старый вояка в ответ, он хоть и был крутого нраву, но уж очень правду уважал, да и сильно любил, эту непутёвую девчонку.

— А ну иди сюда, и давай-ка всё как на духу, без утайки, поняла? Где ж ты деньги взяла, бисова дочь? — он похлопал рукой по коленке, приглашая её присесть на разговор.

— Ой дедуль… Любка мне похвастала, что её мама много денег получила, зарплату что ли… Ну вот, я сама ни знаю зачем, наверно из зависти, ни знаю… ни хотела ведь, а взяла. — захныкала Полина.

— Это называется ни взяла, а украла. Понятно тебе глупая, украла?! Да, да, украла, чего глаза таращишь как рак мороженный? Полин ворует кто, ну… кто? Что молчим? — пытливо выспрашивал дед.

— Молчишь? Ну, так я сам скажу, а ты слушай, внимательно. То, что ты сделала, называется кража, оно же воровство, грабёж. Воров, кстати говоря, в угол не ставят, нет, их моя золотая, товарищи милиционеры сажают в тюрьму… да, да и правильно делают. Я вполне серьёзно говорю! Подобное хищение, уголовно наказуемо с лишением свободы, между прочим. Вор должен сидеть за решёткой, как зверь. Ну что ты в тюрьму захотела, а? — девочка вся в слезах, замотала головой показывая, что совсем не хочет в тюрьму.

— Ну так вот, пойдёшь сейчас прощения просить, у мамы Любашки и деньги все отдашь, все до копейки или ты уже и потратить успела? Извинения принесешь этой семье, самолично. Ясно?! Сама украла сама и с повинной пойдёшь. Ух… как дал бы сейчас, раз! — вояка разнервничался и стукнул кулаком по столу, для устрашения.

— Пора дорогая моя, нести ответственность за свои поступки, а то привыкла, что всё тебе с рук сходит! Ну всё, утирай слёзы свои крокодильи, и пошли… — старик взял её за руку и повел на кухню за деньгами, которые бабушка уже все сосчитала и положила в мешочек.

Они брели по улице молча, каждый в своих мыслях. Поля топала первой, а за ней словно жандарм, тихой походкой не спеша брёл хромой вояка. Деньги девочка отдала и извинилась, конечно, как полагается, только на душе у старых людей было тяжко и стыдно. Бабушка заслуженный учитель с незапятнанной репутацией, дедушка герой войны и труда в такой неприятной, к тому же неоднократно повторяющийся ситуации, что может быть хуже? Степан Григорьевич часто думал об одном.

— Разве за это мы воевали?!

Марья Кузьминична ещё ни раз проводила разъяснительную беседу, пытаясь вложить в голову, как нужно себя вести в этой жизни и в обществе. Эдакие прописные истины! Те, что записаны и в библии, и во многих человеческих законах. Не укради, не убей, не, не, не…

Старики решили, без утайки рассказать все приключения внучки, детям… да решили, но не смогли! Толи из жалости к шокированному зятю, толи из жалости к внучке, а толи из жалости к самим себе, утаили, умолчали, скрыли. Старое сердце отказывалось переживать этот негатив снова. Да и было неимоверно стыдно признаться в собственной беспомощности и какой-то несостоятельности.

Глава №4

Страсть

: Сладкая жизнь.


Почему один рождается добрым улыбчивым карапузом, а другой вечно недовольным ворчуном и плаксой? Одному Богу известно… Ладно если бы родители с самого рождения баловали и это поведение результат бесконечного сюсюкания и улюлюкания, в том то и дело что никаких присмыканий перед Полиной никогда не было, воспитывали вполне адекватно.

Это последнее лето, сделало своё дело и все родственники, включая бабушек и дедушек, начали уделять маленькой удивительной особе повышенное внимание, прививали ценности, старательно и неустанно. Но, как всегда, в любом деле и в любой истории, есть одно… НО! Все нравоучения, которыми старались забить голову подрастающему чаду, в одно ухо влетали, а в другое тут же вылетали, ни задерживалось практически ничего. Год от года Полина выкидывала всё новые негативные сюрпризы, которые надо сказать неоднократно повторялись, что ещё больше удручало всех близких.

По мере взросления у девочки совсем не осталось друзей. Даже розовощекая соседка перестала появляться. Дружба с ней была заказана, ещё с того самого момента, как наша юная воровка додумалась стащить деньги, разумеется Любкина мать строго-настрого запретила Полине появляться в их доме, да и дочери надавала таких тумаков, что та даже ни смотрела в сторону бывшей подруги детства.

Годы-то шли, но вот страсть к чужому добру у Полины ни куда не делать, а наоборот в некой степени даже крепла и росла вместе с хозяйкой.

— Что такого в том, что я хочу красиво жить, а ни батрачить с утра до ночи как мать с отцом? — говорила она.

— Ишь ты… красиво жить, словечки то какие! А что в твоём понимании красота? Воровская жизнь? Резать, грабить, врать? Ох, и красиво! Ничего не скажешь… тьфу на тебя и откуда ты такая у нас народилась только? — бурчал недовольный постаревший дед.

— Откуда. Откуда… Оттуда откуда вы все! Ладно тебе дед, ни начинай ты свою старую песню о главном, а? Ну предположим не грабить, а брать, ни врать, а не говорить лишнего! А чего не взять, если мне эта вещь, нужнее?! — огрызалась внучка.

— Нужнее?! Что значит взять, потому что тебе нужнее?! А кто это решил то?! Так можно и до людских жизней докатиться, к примеру вырезать у человека сердце и просто сказать, «Ну извиняй брат, мне оно, так-то нужнее!!!» Вот смотрю я на тебя, дура дурой… прям как чего-нибудь ляпнешь будто и правда ни в своём уме. Вот как дал бы сейчас промеж глаз палкой то, мож ты и поумнела бы?! — замахнулся он костылём, да чуть не стукнул Польку.

— Наглючка какая! — возмущался старый вояка, угрожающе махая палкой.

— Да ты что старый, сдурел?! — заорала та во всё горло, выхватывая костыль из его рук. После того как палка оказалась у неё, девушка со всего размаху запулила её куда подальше, а именно, прямиком в густые кусты. Пока боролась с дедом, даже упала от натуги, но её это видимо нисколько не смутило, она спокойно поднялась на ноги и отряхнулась.

— У тебя, у самого уже ку… ку!!! — прошипела она сквозь зубы, и выскочила со двора как фурия.

Старик очень огорчился всему происходящему, встал со стула и поспешил в дом, ещё больше прихрамывая без своего костыля. Нужно было поговорить с супругой, незамедлительно и сию секунду.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 474