электронная
89
печатная A5
285
16+
Замуж по требованию

Бесплатный фрагмент - Замуж по требованию


5
Объем:
104 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2396-6
электронная
от 89
печатная A5
от 285

Отношения между родителями и детьми

так же трудны и столь же драматичны,

как отношения между любящими.

Андре Моруа

Вы когда-нибудь были абсолютно счастливы? Вот прям совсем-присовсем счастливы, без всяких «если бы да кабы», без всяких «почти»? Я была. Да, была абсолютно счастлива, потому что была молода и красива, у меня была интересная работа, у меня был любимый человек. У меня было всё, чтобы быть счастливой. И я была абсолютно счастлива до шести часов вторника, пока не вернулась с работы и не встретилась с папой.

Зашла я вся такая счастливая домой, только успела скинуть туфли и поставить сумку на тумбочку, как из зала появился папа.

— Дочка, хочу тебя обрадовать, ты через месяц выходишь замуж! — сказал он бодро.

— Да? Конечно, мы с Борей планируем пожениться, но не в ближайшее время… — ответила я, не понимая к чему такая спешка.

Мы с Борей работали в институте на одной кафедре. И он, точно так же, как и я, занимался наукой. Мы с ним планировали дописать наши кандидатские диссертации и потом уже пожениться. Так что свадьба этим летом в наши планы точно не входила.

— А причём тут Боря? — посмотрел папа на меня поверх газеточитальных очков. — Выходишь ты замуж за другого, за Роберта, сына моего друга.

— Папа, это не смешно, сегодня не первое апреля, твоя шутка запоздала ровно на месяц и сколько-то там дней, — сказала я и протопала в ванную мыть руки.

Папа пошёл следом за мной. Да что это с ним? Обычно он никак не реагировал на моё возвращение домой, лежал себе на диване, смотрел телевизор, читал газеты… А тут прям по пятам ходит.

Я включила кран, зажурчала вода, но папу это не остановило.

— Валерия, это не шутка, — сказал он официально. — Всё очень серьёзно. На прошлой неделе я встретил своего армейского друга Стаса, я тебе говорил, — начал объяснять папенька.

— Мне ты этого, допустим, не говорил, — поправила его я, вытирая руки типа о турецкое полотенце. — Скорее всего ты говорил это маме…

— Не важно, — перебил меня папа. — Но сегодня Стас приходил к нам в гости и мы с ним всё обсудили. У него есть сын Роберт, примерно твоего возраста, ну, может чуть постарше года на три-четыре. Так вот, мы решили, что вы будете отличной парой и должны пожениться.

— Папа, что за глупости? — уставилась я на своего отца. — Мама, что сегодня с папой? — призвала я на помощь здравый рассудок нашей семьи.

С кухни, вытирая тарелку, появилась мама.

— Это не глупости, — таким серьёзным тоном сказала мама, что сразу стало понятно, что она с папой заодно и на её помощь рассчитывать не приходится. — Сегодня действительно приходил Стас, друг твоего отца. И знаешь, мне он очень понравился. И сын, наверняка, у него тоже должен быть хорошим.

Я прошла на кухню и осушила графин с водой. Я ничего не понимала. С мамой-то что?

— Мам, скажи честно, ты почему с отцом заодно? Друг отца Стас — это же не Стас Михайлов?

— Дочка, что за ерунду ты говоришь! — возмутилась мама. — Я этого Михайлова терпеть не могу!

— Да, как же, — буркнула я. Как будто это вовсе не моя мама ему подпевает и подтанцовывает, слушая радио.

— Решили без меня меня женить? Не выйдет! — уверенно заявила я, встав в позу. — Крепостное право давно отменили, и я не принцесса, чтобы выходить замуж по политическим расчётам. Так что потрудитесь объяснить своему Стасу, что я занята! — сказала я и ушла к себе в комнату, громко хлопнув дверью, давая понять, что разговор окончен.

Не хотелось в этом признаваться, но, кажется, мои родители сошли с ума. Хотя и говорил в мультике папа дяди Федора, что с ума поодиночке сходят, но в этот раз, видимо, не пронесло.

Я вздохнула и села на кровать. Кто бы мог подумать, что моим родителям придёт в голову отдавать меня замуж за совершенно незнакомого человека, даже не спросив моего согласия. А если он вообще урод какой-нибудь? Или дефективный? Вот только страшненького Ивана-дурачка мне в мужья и не хватало!

Словно прочитав мои мысли о потенциальном будущем супруге, в комнату вошла мама.

— Стас показывал фотографии сына на телефоне, — мягко сказала она, присаживаясь рядом со мной. — Очень красивый молодой человек. Высокий, чёрненький, смуглый, глаза такие чёрные-чёрные. Вы будете отличной парой — ты светленькая, беленькая, рядом с ним будешь смотреться такой нежной… А то вот что твой Борька? Сам как женщина — худой, бледный, какой-то вечно апатичный, витает где-то в своих мыслях.

— Боря занимается наукой, он очень умный, — вступилась я за своего любимого. — И к тому же, раньше ты не возражала против его кандидатуры в мужья.

— На безрыбье и рак щука. А тут, когда такой шикарный вариант появился и думать нечего. Родители замечательные — отец у него бывший военный, сейчас в отставке, мать учительница. У тебя с ней будет много общего.

Я снова вздохнула. Я всё ещё не могла поверить, что всё это правда, а не розыгрыш.

— Мам, неужели вы с папой серьёзно думаете, что я выйду за кого-то там замуж, только из-за того, что вы так захотели?

— Выйдешь, — в комнату зашёл папа и остановился возле двери. — Как миленькая выйдешь.

— С чего это такая уверенность? — вскинула я голову. — Я вам не рабыня, господские прихоти выполнять.

— А с того, что если будешь рыпаться и характер показывать, оставлю тебя без квартиры.

— Что? — не поняла я. — Как это, оставишь без квартиры? Она же уже практически моя!

— Ничего не твоя, — спокойно возразил отец. — Квартира пока на моём имени. Мы договаривались, что это будет твоим свадебным подарком. Выйдешь замуж за Роберта, получишь квартиру, как и было условлено. Не выйдешь — не видать тебе двухкомнатной квартиры. Будешь со своим Борькой по съёмным хатам скитаться.

— Ну и пусть! — вскочила я с кровати. — Думаете, вы заставите выйти меня замуж за нелюбимого человека, шантажируя квартирой? Да никогда! Лучше с любимым рай в шалаше!

Недолго думая, я выскочила в коридор, схватила сумку и выбежала на улицу.

Моё сердце бешено колотилось. Как могло моим родителям прийти в голову, не дать мне практически уже мою квартиру? Да я сама вместе с мамой туда и обои, и мебель выбирала, и занавесочки вешала! А теперь, чтобы жить в своей же квартире, я должна выйти замуж за кого-то идиота! Да пусть подавятся своей квартирой! Вот завтра же подадим с Борей документы в ЗАГС и пойдём квартиру снимать.

Я быстро достала из сумки телефон и нажала на любимый номер.

— Алло, Боря? Нам нужно встретиться. Прямо сейчас. Срочно. Давай в парке через 10 минут, я уже иду туда.

Прибавив шаг, я поспешила в парк. Я была уверена в Боре. Я уже представляла, как он будет возмущаться, кричать, что не допустит этой свадьбы, что сейчас же пойдём к моим родителям и скажем, что мы женимся.

В парк я пришла первой. И ничего удивительного — я была так зла, что из меня энергия так и лезла, я не могла спокойно стоять на месте. Но, поразмыслив, плюхнулась на скамейку. Молодость молодостью, а ножки беречь нужно.

Вскоре появился и Боря. В лёгкой курточке и очках, высокий и худенький. Мне казалось, что в нём сразу издалека можно было заподозрить преподавателя вуза — уж больно он был похож на Шурика, такой же рассеянный, живущий в своём мирке.

— Лера, что случилось? — Боря присел рядом со мной на скамейку. — Ты какая-то взволнованная. Надеюсь, это не связано с нашей кафедрой? Никто там бунт не поднимает, заведующего не свергает?

— Нет, с Иваном Юрьевичем всё в порядке, и дело не в работе, — ответила я. — Дело касается лично нас.

— Вот как? И почему же тогда ты меня так срочно вызвала на разговор? Интересно, в чём дело? Надеюсь, ты не беременна? — Боря подозрительно посмотрел на меня.

— Боря! — одёрнула я его.

— А что? Мы же обсуждали, что нам пока рано, что сначала нужно защитить кандидатскую. Но если ты беременна, то мы можем это обсудить.

— Да не беременна я! — выкрикнула я с раздражением так громко, что проходящая мимо бабулька укоризненно посмотрела на меня. — Меня хотят выдать замуж!

— Как замуж? Кто? — Боря неподдельно удивился.

— Мои родители. Папа встретил своего давнего друга, у которого есть сын примерно моего возраста и они решили, что мне с его сыном нужно непременно пожениться.

— Хм… — протянул Боря. — От твоего папаши, конечно, всего можно ожидать.

— Я вообще-то другой реакции ожидала, — как бы с намёком сказала я.

— Какой именно? Ты, конечно, ответила отказом на это дикое предложение?

— Естественно! — фыркнула я.

— Ну и всё тогда. Меня тогда зачем сюда дёрнула?

— Как зачем? — удивилась я. Я же только что представляла, что мы с Борей сию секунду побежим подавать заявление в ЗАГС.

— Ты отказалась выходить замуж за сына какого-то товарища твоего отца. Вот и отлично, вопрос решён. Разве не так?

— Так, но…

Да, Боря был прав, вопрос решён. Да, я не выхожу замуж за сына какого-то там друга отца. И нет никакой необходимости нам с Борей прямо сейчас бежать жениться. Всё верно. Чего-то я сгоряча лишнего напридумывала.

— Папа сказал, что если я не выйду замуж за того парня, он не подарит мне квартиру, — зачем-то, совершенно не в тему, сказала я.

— Как это? — встрепенулся Боря. — Как это не подарит? Квартира же уже твоя?

— Нет, квартира не моя, — покачала я головой. — По документам она принадлежит папе. И он решил, что может меня ею шантажировать. Как будто я выйду замуж за неизвестно кого ради квартиры.

Боря молчал. Минуты через две он всё же заговорил.

— Насколько я понял, когда мы решим с тобой пожениться, то жить в твоей квартире, которая как оказалось и не твоя вовсе, мы не сможем?

— Да, получается так, — ответила я, копая каблучком туфельки ямку под лавочкой.

— Знаешь, мне кажется, это несправедливо, — сказал Боря. — Ты столько труда вложила в эту квартиру. И отказываться от неё тоже не вариант.

— В смысле? — я непонимающе уставилась на Бориса.

— В том смысле, что жалко терять твою квартиру. Мы же рассчитывали, что после того, как поженимся, будем там жить. Ты прекрасно понимаешь, что нам с нашей работой нелегко заработать на свою жилплощадь.

— Боря, я всё ещё не понимаю, что ты хочешь сказать. Да, папа пригрозил, что не подарит мне эту квартиру. Я ответила, что она мне не нужна, что я лучше с тобой по съёмным квартирам мыкаться буду, чем жить в той квартире с нелюбимым человеком.

Боря опять замолчал.

— Нет, нам нельзя терять твою квартиру.

— И что ты предлагаешь? — спросила я.

— Я предлагаю разумный выход из сложившейся ситуации. Ты выходишь замуж за этого парня, получаешь квартиру, оформляешь её на себя и спокойненько разводишься. А потом мы с тобой, как и планировали, женимся и счастливо живём в твоей квартире.

Если бы я не сидела, я бы точно села. Такого я от Бори не ожидала.

— Блин, Боря, ты понимаешь, что если я выйду замуж за него, то мне, возможно, придётся с ним спать? — сказала я очевидные вещи, о которых Боря, видимо, забыл подумать.

— И что? Это же не измена. Это будет вынужденная мера. Ты, главное, постарайся не забеременеть. Ты девочка умная, думаю, тебе это по силам.

Я сидела обалдевшая. Да, квартиру, несомненно, было жалко. Но вариант предложенный Борей… Дикость какая-то. Выйти замуж из-за своей же квартиры, потом развестись — слишком сложная схема и не очень приятная. А если учесть, что её предлагал мой любимый человек, то на душе становилось даже как-то гаденько.

— Нет, Боря, я так не могу, — ответила я. — К чёрту квартиру, рано или поздно сами на свою заработаем.

— Лера, не будь глупой, наивной и романтичной дурой. Это жизнь, здесь нужно не только сидеть и мечтать, но и выживать. И все способы хороши. Ничего страшного не произойдет, если ты полгода поживёшь с этим парнем. Зато потом у нас будет своя квартира. Лера, нам нельзя её упускать.

Я сидела, опустив голову. Вроде бы Боря и прав, квартира хорошая, полностью обставленная, с новым ремонтом. Нам с Борей о такой квартире только мечтать и мечтать. Да и, в конце концов, Боря мой будущий муж, и я должна к нему прислушиваться. Если он считает, что нужно выйти замуж, чтобы не потерять квартиру, значит, так и нужно поступить.

— Ладно, Боря, я подумаю, — сказала я, вставая с лавочки. — Может ещё родителей смогу переубедить насчёт свадьбы. Ты меня не провожай, мне нужно побыть одной, всё обдумать.

— Как скажешь, — сказал Боря, чмокнул меня в щёчку и зашагал к выходу из парка.

Я тоже потопала домой. Голова гудела и ничего не соображала. Мне явно нужно было расслабиться. Я зашла в магазин возле дома и купила бутылку своего любимого белого вина и пару апельсинчиков. Бутылочка аккуратно и незаметно примостилась у меня в сумочке, нечего её родителям показывать.


Едва я переступила порог дома, как по команде, в прихожую вышли папа с мамой.

— Ну и? Что решила? — тут же спросил папа.

— Пока ничего, — ответила я. — У меня есть время на раздумье?

— Можешь подумать до утра, — смилостивился родитель. — Хотя я всё равно сказал уже Стасу, что ты согласна.

— А его сын, Роберт, кажется, тоже уже согласен жениться на незнакомой девушке?

— Там такой сын!.. Гордость, а не сын! Отец сказал надо, значит, надо и это не обсуждается. Всё-таки сын военного человека, — с гордостью за будущего зятя сказал папа.

Я вздохнула. Ясно, какой муженёк меня ожидает — маменькин и папенькин сыночек.

— Ужинать будешь? — спросила мама, направляясь на кухню.

— Нет, — ответила я. — Я апельсины купила, у себя в комнате поем, — ответила я и скрылась в своих «апартаментах». Правда, «апартаменты» пришлось ненадолго покинуть — для поедания апельсинов мне нужен был ножик, чашка и штопор.

Свалив дипломные и курсовые работы студентов в одну кучу, я освободила немного места на столе, нарезала апельсин, налила вино в чашку. Ну, вот почему у меня нет подруг? Мне сейчас так нужно было с кем-то поговорить, выговориться, пожаловаться на свою судьбу… А я тут должна сидеть и пить вино в одиночестве.

Друзья познаются в беде. А у меня их не было никогда — ни в беде, ни в радости. Зачем мне подруги? В школе были одноклассницы, в институте сокурсницы, на работе коллеги. А вот подруг у меня почему-то не было. Да и не чувствовала я в них необходимости. До сегодняшнего дня. А вот сейчас мне очень, ну очень нужна была подруга.

И тут мой сотовый запищал. Я схватила телефон. Кто это? Борька? Может он передумал выдавать меня замуж?

Но нет, это пришло сообщение в ватсапе с незнакомого номера. Сообщение гласило: «Добрый вечер! Давай постараемся подружиться». Я тупо смотрела на экран телефона. Неужели небеса меня услышали и посылают мне подругу? Но по аватарке было не ясно кто это — там была сфоткана машина.

Я отправила ответное сообщение:

«Кто ты — девушка или парень? Сколько тебе лет?»

Через минуту пришёл ответ: «Я девушка. Мне тридцать».

Я выдохнула. Ура! Кажется, у меня может появиться настоящая подруга.

«Почему ты решила мне написать?» — спросила я.

«Мне скучно и одиноко и я решила послать сообщение на первый попавшийся номер, с надеждой, что может, кто-нибудь откликнется».

«Здорово! Мне тоже сейчас одиноко. Сижу, пью вино одна. Представляешь? Впервые в жизни выпиваю одна!»

«А что случилось?»

«Родители хотят выдать меня замуж против моей воли за человека, которого я даже не видела».

«А ты что? Не хочешь?»

«Конечно, нет! Я его даже не знаю! Тем более у меня есть любимый человек».

Ответного сообщения нет. Куда же пропала моя подруга?

«Ты где?» — написала я, не вытерпев одиночества.

«Я здесь. На кухне молоко убежало».

«Догнала?»

«Да, полный порядок! Так что там с твоим парнем, которого ты любишь?»

«Ничего особенного. Мы хотели пожениться, но тут родители такое устроили…»

«А ты уже приняла решение по поводу замужества?»

«Не знаю. Вроде бы как бы и приняла, а вроде бы как бы и не приняла пока. В общем, не знаю»

«Хочешь совет?»

«Да» — тут же написала я. Разве не это сейчас нужно было мне больше всего? Совет подруги, именно этого я хочу!

«Встреться с тем парнем, за которого тебя хотят выдать замуж. Думаю, увидев его, тебе легче будет принять решение. Одна встреча ещё ничего не значит, и ты ничего не теряешь, кроме пары часов, проведённых в незнакомой компании».

«Точно! Как я сама до этого не додумалась! Кстати, меня зовут Лера. А тебя?» — решила я познакомиться со своей подругой. Кажется, от неё может быть толк.

И опять в ответ тишина.

«Ты где? Опять молоко убежало?»

«Я здесь. Меня зовут Наташа».

«Приятно познакомиться, Наташа! Рада, что ты мне написала! Надеюсь, мы станем подругами!»

Я сделала ещё пару глотков вина. Но напиваться мне уже не хотелось. Вот пообщалась с Наташей, и мне сразу стало легче. Всё же Наташа права, нужно, пожалуй, встретится с этим Робертом, и посмотреть, такой ли уж он красавчик, как его описывала моя мама.


Утром я проснулась совершенно счастливая. И была ею, пока не вспомнила, что вчера родители пытались мне какого-то жениха подсунуть.

Я прислушалась к звукам в квартире — было слышно, как папа собирается на работу, а мама готовит ему завтрак. Мне на пары нужно было идти позже, чем папе реагировать на заводской гудок, поэтому я решила переждать, пока уйдет папа, лёжа в постели. Мне не хотелось встречаться с ним после вчерашнего, мало ли, опять речь о замужестве заведёт.

Но выпитое мною накануне вино стало настойчиво проситься наружу. Накинув халат, я рискнула незаметно прошмыгнуть в туалет. В туалет я прошмыгнула, а вот на выходе нос к носу столкнулась с папой. Хотя, судя по всему, он меня специально поджидал под дверью туалета.

— Забыл тебе сказать, что сегодня придут тебя сватать. Так что у тебя будет возможность познакомиться с женихом, — совершенно невозмутимо сказал папа так, словно я к этому событию полгода готовилась.

— Эй, а моё мнение кто-нибудь будет спрашивать? — крикнула я вслед удаляющемуся на кухню папе.

— Нет! Не в этот раз! — прилетело мне в ответ.

Вообще папа был у меня добрым, мягким и хорошим. Но упёртым. Если что-то вобьёт себе в голову, то это уже никакими щипцами оттуда не вытащишь.

После ухода папы, мама меня предупредила:

— На работе не задерживайся, никаких заседаний кафедры и проверок дипломных работ, сразу домой. Будешь помогать мне стол накрывать.

— Ага, как же, жди! — воспротивилась я. Хоть с мамой-то можно попрепираться.

— Лера, не вздумай выкинуть какой-нибудь фокус! Отец тебе этого не простит! — строго сказал мама.

— Средневековье какое-то, — пробормотала я, допивая чай с блинчиками.

Вот только попадись мне этот Роберт! Я ему покажу, на ком он жениться собрался.

В моей голове никак не укладывалось — неужели взрослый мужчина готов жениться на совершенно незнакомой девушке, только потому, что этого хотят его родители?


На работе за день не произошло ничего сверхвыдающегося, всё те же лекции и всё те же пересуды на кафедре о том, кто против кого дружит. Боря вёл себя так, словно и не было между нами вчерашнего разговора. Я тоже не стала говорить ему, что сегодня должен прийти Роберт с родителями. Ладно, пусть пока всё будет по-прежнему, по ходу дела разберёмся.


А дома меня уже вовсю ждала мама:

— Ты чего так долго? Ещё салаты не готовы! Нарежь фрукты, расставь тарелки! Быстрее, быстрее, сейчас гости придут! — подгоняла она меня.

— Ну и пусть приходят! Я никого не звала, вы это затеяли, сами всем и занимайтесь!

— Лера, не зли меня! Быстро переодевайся и на кухню!

Возражать и говорить маме можно всё что угодно, но всё равно, придётся делать так, как она скажет. Нацепив на лицо крайне недовольное выражение лица, я поплелась на кухню

Наконец, «праздничный» стол был готов. Пришедший с работы папа оценил его по достоинству.

— Молодцы, знатно постарались! — удовлетворённо крякнул он и засел перед телевизором.

— Лера, а ты почему до сих пор не одета? Ты что, гостей в халате будешь встречать? — накинулась на меня мама, как будто не я ей всё это время на кухне помогала. — Марш к себе в комнату и оденься поприличнее!

— Да, мамочка, конечно! — радостно пропела я, так как мне в голову пришла гениальная идея.

Я надела своё летнее платье, которое застегивалось на две дюжины мелких пуговок. Обычно я половину из них даже не пыталась застегнуть, но теперь я застегнула их все до одной, до самого подбородка.

Потом я смыла всю косметику. Ха, такой я даже сама на себя в зеркало смотреть боялась. Зачесав волосы назад, я попыталась сделать бабушкин пучок. Но это оказалось настолько непросто, что пришлось просто ограничиться хвостом, перехваченным резинкой. Видимо, искусством «пучка» только к старости и можно овладеть. Эх, если бы меня заранее предупредили об этом мероприятии, неделю бы голову не мыла!..

В завершении образа, я нацепила очки. Зрение у меня было не ахти, но я старалась их не носить, чтобы глаза не халтурили. А вот сейчас они были в самый раз.

Я взглянула на себя в зеркало. Ни дать не взять, библиотекарша из фильма «Влюблён по собственному желанию». Но только очень худая. Ну и что, зато буду сидеть так, словно жердь проглотила. Я была довольна. Глядя на меня, Роберт точно не воспылает ко мне любовью с первого взгляда.

Удовлетворенно хмыкнув, я, наконец, выпорхнула из своей комнаты.

— Лера! — всплеснула мама руками. — Ты что?! А ну быстро прими нормальный человеческий вид! — развернула меня мама и начала подталкивать обратно к комнате.

Но было уже поздно. Раздался звонок входной двери. Мама только и успела одёрнуть своё платье и принять вид счастливого и всем довольного человека, как папа уже открывал дверь.

— Здравствуйте, здравствуйте!.. Проходите, проходите!.. — в коридоре сразу стало тесно, а у меня в руках оказался огромный торт, бутылка вина и, поверх этого всего, букет цветов. Всё это стало для меня предлогом для того, чтобы прошмыгнуть на кухню, а не в зал, где был накрыт стол.

Гости рассаживались, а я пыталась вспомнить, где у нас ваза. То ли от волнения, то ли от расстройства, я совершенно обо всём позабыла.

— Лера, ну чего ты здесь стоишь! Марш к гостям! — просунула мама голову в проём кухни.

— Ага, — кивнула я и поставила цветы в трёхлитровую банку. Про местонахождение вазы я так и не вспомнила.

Когда я вошла в зал, все уже сидели. Радостный папа во главе стола, на стуле слева от него мама, искренне пытающаяся быть радостной и не переживать по поводу приготовленных блюд. Я села на стул рядом с мамой.

А наши гости сидели напротив, на диване. Сам Стас был подтянутым, в нём чувствовалась военная выправка. Чем-то он мне напоминал Эркюля Пуаро, хотя был он повыше и похудее.

Его супруга была пониже, округлая миловидная блондинка с волосами, собранными в аккуратную причёску. Она с интересом и по-доброму смотрела на меня.

С краешку на диване примостился Роберт. Да, смуглым и высоким он был в отца. А вот глаза у него были явно от матери. Он тоже смотрел на меня, но с таким лицом, прям точь-в-точь мистер Дарси. Оставалось надеяться, что гордости и спеси в нём поменьше.

Как оказалось, отец Роберта Станислав Андреевич был майором в отставке, и сейчас занимался строительством загородного дома, «родовое поместье для будущих внуков» гордо называл он его. Его супруга, Светлана Анатольевна, тоже была на пенсии, а до этого преподавала в школе историю.

Сам Роберт работал в МЧС. «Отлично! — подумала я. — Наверно, я должна быть безмерно рада, что он, по крайней мере, не рядовой рабочий на заводе».

Вечер проходил оживлённо и весело — для пожилой половины собравшихся. Мы же с Робертом сидели, словно воды в рот набрали. Про нас как-то особо и не вспоминали. Мы словно были лишними на этом празднике жизни пожилого поколения. Наконец, отец Роберта это заметил.

— А что это молодёжь у нас совсем молчит? Не интересно вам с нами? Вам бы, наверно, лучше наедине побыть, познакомиться друг с другом поближе.

— Да, да, — подхватил мой папа. — Лерочка, прогуляйся с Робертом, на улице отличный майский вечерок, покажи какой у нас тут рядом парк.

— Хорошо, папа, — пискнула я и поспешила к выходу.

Уже на лестничной площадке меня догнал Роберт. Мы молча вышли из подъезда и так же молча пошли к парку, где я позавчера объяснялась с Борей.

Ах, Боря!.. Как мне тебя не хватает!.. С этим Робертом даже поговорить не о чём, наверняка он туп как….

— Папа сказал, что ты пишешь кандидатскую диссертацию, — прервал Роберт ход моих мыслей. — Ты, наверно, очень умная.

— Нет, ты что! — запищала я. — Я вообще очень глупенькая. Училась в университете на платном отделении, потом папа в институт работать устроил, а сейчас мне кандидатскую за деньги пишут. Я сама в этом совсем не разбираюсь, — продолжала я пищать противным тоненьким голосочком. — А так, кандидатскую мне напишут, выступление подготовят и…

Роберт перебил меня:

— Валерия, я понимаю, что тебе вся эта история не нравится. Мне тоже. И у меня нет никакого желания жениться на тебе, — сказал он, глядя куда-то перед собой.

Если честно, мне от этих слов немного поплохело. Вроде этого я и добивалась, но, оказывается, это не очень приятно слышать, что на тебе не хотят жениться.

— Но есть одно обстоятельство, из-за которого я женюсь на тебе, будь ты хоть самой безмозглой и самой страшной девушкой на свете. Так что, Валерия, хватит строить из себя глупую страшилку — у тебя это плохо получается, ты переигрываешь.

Я шла, опустив голову, чувствуя себя нашкодившей школьницей, которую отчитывают за проступок.

— И что же это за обстоятельство? — спросила я уже своим нормальным голосом.

— Моя мать, — ответил Роберт.

Ну, точно, я так и знала! Маменькин сыночек!

— Два года назад мой старший брат попал в автомобильную аварию, мы его долго выхаживали, он заново учился ходить, разговаривать. Сейчас, конечно, с ним всё хорошо, — поспешно добавил Роберт. — Но тогда мать очень сильно переживала. У неё случился инфаркт. После третьего инфаркта люди обычно не выживают, и я должен стараться беречь маму.

— А причём тут женитьба? — не догоняла я.

— Мать давно хотела, чтобы я женился, пыталась найти мне невесту, — продолжил Роберт. — А тут пришёл отец, расписал тебя, что мол, дочь, боевого армейского товарища, и умница, и красавица, и воспитана и ещё много чего разного наговорил. Мать тут же и загорелась желанием непременно женить меня на тебе. Я её уже давно не видел такой счастливой. Знаешь, жену всегда можно найти, а мама у меня одна. Ради неё я готов жениться на ком угодно.

— Ну, спасибо, — пробормотала я.

— Да, пожалуйста. Просто я думаю, будет лучше, если мы будем честны друг с другом. А ты как? Ты готова выйти замуж за меня? Или у тебя нет для этого никаких причин? — спросил Роберт, присаживаясь на ту самую скамейку, где ещё позавчера я сидела с Борей.

У меня была только одна причина выйти замуж за незнакомого человека — квартира. Моя. Нет, не так. Которая станет моей после свадьбы. Надеюсь, папа сдержит слово и перепишет квартиру на меня.

Я внимательно посмотрела на Роберта. Всё-таки он симпатичный. Перед знакомыми не стыдно будет. Да, наверняка, не блещет умом, но это можно потерпеть, буду подольше задерживаться на работе, общаться с Борей. Но зато потом, после того, как мы с Робертом разведёмся, у нас с Борей будет своя двухкомнатная квартира.

— У меня есть причина, по которой я могу выйти за тебя замуж. Но есть и условия. Мы поженимся, но только фиктивно, — сказал я.

— Это как? — вскинул свои чёрные как смоль брови Роберт. — Тапки вместе, кроватки врозь?

— Типа того, — кивнула я. — Для всех мы будем мужем и женой, но только на людях, особенно при наших родителях. Но в остальном мы будем жить каждый своей жизнью.

— Меня это устраивает, — согласился Роберт.

— И продлится наш брак полгода, через полгода мы разведёмся. Как говорится, не сошлись характерами, — высказала я свои требования.

— Через год, — внёс свои коррективы Роберт.

Моё сердце забилось чуть сильнее — неужели я всё же ему понравилась, что он хочет прожить вместе со мной дольше?

— Мать ещё не оправилась полностью после инфаркта. Да и подготовить её к тому, что мы разводимся, нужно будет очень плавно и осторожно, — задумчиво сказал Роберт.

— Идёт, — вздохнула я.

— Ну, что тогда? Пошли? — встал Роберт со скамейки. — Обрадуем наших родителей?

Вот как так-то? Что это за замужество? Мне даже официального предложения не сделали!

— Роберт, а может, ты всё же спросишь у меня, согласна ли я выйти за тебя замуж? — робко спросила я, тут же пожалев о сказанном.

— Зачем? Мы же уже обо всём договорились? — не понял меня Роберт.

— Не знаю, так положено, — пролепетала я.

— Положено, так положено, — усмехнулся Роберт и неожиданно бухнулся передо мной на одно колено и взял меня за руку. — Валерия, ты согласна выйти за меня замуж и стать моей женой? — чуть иронично спросил Роберт.

— Да, — промямлила я краснея.

— Ну вот, — встал Роберт, отряхивая брюки. — Формальности соблюдены. Теперь можно идти?

Я молча кивнула.

Разговор до дома не клеился. Я не знала о чём разговаривать с моим женихом. А он даже не пытался завязать со мной разговор. До чего же этот Роберт бесчувственный! Меня первый раз в жизни позвали замуж и кто? Человек, которому совершенно на меня наплевать, для которого важна только его мамочка!

Я почувствовала, что уже начинаю испытывать недовольство по отношению к своей будущей свекрови. Стандартная семейка намечается — он, она и нелюбимая свекровь. От этих мыслей я не удержалась и засмеялась в голос.

— С тобой всё в порядке? — удивленно посмотрел на меня Роберт, открывая передо мной подъездную дверь. — Надеюсь, такое нечасто случается?

— Всё нормально, — ответила я, быстро побежав вверх по ступенькам.


А дома продолжалось веселье. Наши с Робертом родители отлично поладили, и мне даже стало как-то неловко, что вся эта затея с женитьбой ненастоящая. Люди так искренне счастливы, а я тут в игры играю. Хотя разве я в этом виновата? Так что пусть пока радуются, посмотрим, что вы будете делать через год, когда мы с Робертом соберёмся разводиться.

— Ну как? — спросил мой папа. — Познакомились?

— Да, всё отлично, — ответил Роберт. — Валерия согласна выйти за меня замуж.

— Ну, ты, парень, молоток! — бросился мой папа обнимать Роберта.

А мама Роберта, вылезла из-за стола и подошла ко мне.

— Я очень рада, что у моего сына будет такая замечательная жена! — сказала она улыбаясь.

— Думаю, свадьбу не будем откладывать в долгий ящик? — взял слово отец Роберта. — На какое число мероприятие будем планировать? Когда в ЗАГС пойдёте заявление подавать?

— Сейчас не ходят в ЗАГС, всё делается через интернет, — ответил Роберт. — Если Валерия даст мне свой паспорт, то я подам заявление сам. Или ты сама хочешь? — вопросительно посмотрел на меня мой жених.

— Нет, конечно! — сказала я. Мне, что ли, больше всех эта свадьба нужна?

— Паспорт у меня в комнате, я сейчас, — поспешила я в свои «апартаменты». И Роберт увязался за мной.

— Вот, — протянула я ему свой документ гражданина.

Роберт взял паспорт и сфоткал все страницы на телефон.

— Первый раз вижу, что человек на фотографии в паспорте красивее, чем в реальности, — заметил он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 89
печатная A5
от 285