электронная
180
печатная A5
436
18+
Заморские клады

Бесплатный фрагмент - Заморские клады

Кладоискательские истории

Объем:
262 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-8734-8
электронная
от 180
печатная A5
от 436

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Талант не стоит ничего…,

так ведь не купишь ты его!

От автора

В последние годы резко возросла мобильность россиян. Это неоспоримый факт. Без малейшего преувеличения, их теперь можно встретить в любом уголке мира, на автомобилях, яхтах и лыжах. И поскольку путешествовать обожают не только любители полежать у моря на шезлонге, но и поклонники экстремального туризма, то хочется как-то помочь им выбрать такие места для путешествий, которые славятся не только великолепной природой, но заодно кладоискательскими тайнами и легендами. Кто знает, возможно, именно Вы станете одним из тех счастливчиков, которые не только ищут, но и находят спрятанные в прошлые века клады.

Предлагаю Вашему вниманию ряд увлекательных кладоискательских и просто загадочных историй, которые до сих пор остаются в поисковом плане неразгаданной тайной. Возможно, что среди читателей найдутся любители приключений, готовые взяться за отыскание скрытой в пучинах истории истины, или просто материально помочь нам в этом хотя и трудном, но крайне интересном деле.

В заключение своего небольшого вступления хочу отметить значительную роль в создании этой книги известного белорусского писателя Валерия Иванова-Смоленского. Без малейшего преувеличения он является полноценным соавтором представленного на суд читателей захватывающего исторического материала.

Шифр Томаса Била

В январе 1820 года в самой большой гостинице американского города Линчберга в Штате Виргиния появились три новых постояльца. Двое, прожив несколько дней, уехали в Ричмонд, а третий, некий Томас Джефферсон Бил, задержался в отеле до весны. За это время он близко сошёлся с хозяином гостиницы Робертом Моррисом. Тот был одним из самых уважаемых жителей города, и знакомство с ним было делом почётным. Всем было известно о его кристальной честности в делах, верности данному слову и радушии.

В марте двое спутников Била вернулись, и вскоре воссоединившаяся троица исчезла из города. Но ровно через два года Бил вновь появился в Линчберге. На сей раз, он оставил хозяину гостиницы стальную шкатулку, в которой, как он объяснил, находились очень важные бумаги, и попросил хранить её, пока не явится сам Бил или кто-то с поручением от него. Хозяин запер шкатулку в сейф и вскоре за делами забыл о её существовании.

Однако через пару месяцев Бил напомнил о себе в письме, которое пришло из Сент-Луиса, и было датировано 9-м мая 1822 года. Как он писал, что кроме прочих документов, которые прочесть невозможно, в шкатулке имеется письмо и к самому Моррису.

— Если в течение 10 лет, — писал Бил, — за шкатулкой никто не явится, то хозяин отеля должен открыть её сам.

Заодно он обещал прислать некий шифр, который поможет в прочтении некоторых бумаг из шкатулки. После этого письма о Томасе Джефферсоне Биле больше никто никогда не слышал. Видимо, он действительно погиб где-то на Великих равнинах, где в то время бродили не только бизоны и гризли, но и воинственные индейцы. Не привезли хозяину гостиницы и обещанного ключа к неведомому шифру.

Но Моррис, будучи человеком ответственным и добросовестным вскрыл шкатулку только в 1845 году. В ней оказалось два обычных и три зашифрованных письма, датированных 5 и 6 января 1822 года. В одном из писем Бил писал, что в 1817 году он с тридцатью приятелями охотился на Великих равнинах. Они выехали из Сент-Луиса 19 марта и двинулись в сторону Санта-Фе, планируя провести в этом районе примерно два года. Била выбрали в качестве руководителя экспедиции. 1 декабря они добрались до Санта-Фе, где должны были зимовать. Через некоторое время часть команды отправилась в горы, скорее всего, рассчитывая на удачную охоту. Их не было достаточно долго, но когда они вернулись, то принесли совершенно неожиданное известие.

Заплутавшие охотники рассказали, что, хорошо поохотившись, они уже совсем было собрались возвратиться в Санта-Фе, как вдруг наткнулись на большое стадо бизонов. Преследуя его, они через две недели пути остановились на ночлег в небольшом ущелье, в 250 — 300 милях к северу от Санта-Фе. Уже совсем стемнело, когда один из собиравших дрова для костра охотников прибежал на бивуак с большим камнем в руках. При свете костра на изломе странного камня ярко заблестели крупицы золота. Охотник рассказал, что неподалёку стоит целая скала, сложенная из такой породы. Тут же решили отправить двух человек к Билу, чтобы проинформировать того о находке золотого ущелья.

Прибыв на уже обжитую товарищами площадку, Бил увидел, что его люди уде добыли приличную горку руды, в которой кроме золота, оказалось и серебро. (Могу лично засвидетельствовать, что такие полиметаллические месторождения действительно встречаются, хотя и крайне редко. На одном из них мне довелось побывать в 1973 году, когда в составе геологической партии, я работал на Колымских приисках).

Смастерив примитивные приспособления для промывки руды, охотники занялись добычей драгоценных металлов. Так они работали полтора года, после чего решили отвезти добытые сокровища в штат Виргиния и на время спрятать в пещере, которая была знакома Билу с детства. Однако когда они прибыли на место, преодолев почти 500 миль, оказалось, что заветная пещера оказалась занятой местным фермером, который устроил в ней элементарное овощехранилище. Но наши новоявленные рудокопы всё же отыскали подходящее укрытие для ценностей недалеко от этого места.

Поскольку время тогда было довольно опасное, то каждый в отряде на всякий случай назвал своего наследника, который должен был получить его законную долю в случае гибели основного владельца золотого пая. По рекомендации Била общественным казначеем и избрали совершенно не посвящённого в эти дела владельца гостиницы Морриса…

Вся эта история содержалась в незашифрованных письмах. О шифрованных бумагах Бил написал следующее: «Без ключа, который Вы своевременно получите, расшифровать их невозможно. В этих шифровках даётся полная опись всех сокровищ, точно указано место их захоронения, приводится список членов нашего отряда с указанием адресов. Сначала я хотел сообщить их имена открытым текстом, но потом подумал, что письмо может попасть в чужие руки и прочитавший его явится к Вам под чужим именем и, выдавая себя за нашего полноправного собрата. Поэтому я решил всё зашифровать».

Второе незашифрованное письмо от Била не содержало практически ничего нового по сравнению с первым. Оно ещё раз напоминало Моррису, что шифровки позволят разделить сокровища между членами группы или их наследниками. Как должен был поступить крайне заинтригованный столь необычными посланиями хозяин отеля? Ну, разумеется, он принялся расшифровывать тайные послания. Но преуспеть в искусстве дешифровки не смог.

И вот в 1862 году, более чем через сорок лет после начала столь таинственной истории, Моррис, чувствуя, что жизнь его клонится к концу, пригласил к себе Джеймса Уорда — сына своих старинных друзей, и передал все имеющиеся у него материалы. Джеймс Уорд рьяно принялся за дело. Ему было ясно, что искать самого Била или кого-либо из его друзей — задача почти неразрешимая. Поэтому он взялся за расшифровку полученных текстов. Работал он столь усердно, что все три зашифрованных текста заучил наизусть. Постепенно ему удалось найти ключ к одному из текстов: им оказался текст Декларации независимости. Пронумеровав в ней каждое слово и приняв, что номер слова кодирует букву, с которой оно начинается, Уорд получил следующий текст:

«В округе Бедфорд, примерно в 4-х милях от таверны Бафорда, в шурфе или шахте на глубине шести футов оставлены следующие грузы, принадлежащие лицам, имена которых перечисляются в номере третьем. Первая закладка состояла из тысячи четырнадцати фунтов золота и трёх тысяч восьмисот двенадцати фунтов серебра. Она была заложена в тайник в ноябре 1819 года. Вторая закладка, помещённая туда же в декабре 1821 года, состояла из тысячи девятисот семи фунтов золота, тысячи двухсот двадцати семи фунтов серебра, а так же ювелирных изделий на сумму тринадцати тысяч долларов, которые были куплены в Сент-Луисе и оплачены серебром, чтобы облегчить впоследствии транспортировку. Всё вышеназванное уложено в чугунные горшки с чугунными крышками. Шахта (шурф) выложена необработанным камнем, сосуды стоят на массивном камне и засыпаны также камнями. В бумаге номер один описано точное положение шахты, так что найти её можно будет без труда».

К тому времени, когда Уорд нащупал подход к расшифровке текста, он настолько вымотался, что готов был бросить это безнадёжное дело. В погоне за разгадкой тайны он лишился здоровья, денег и семьи. По жестокой иронии судьбы единственный расшифрованный им документ описывал размеры клада, но почти ничего не говорил о том, где же всё это богатство спрятано. Но теперь он с новыми силами взялся за расшифровку первого документа, в котором было зашифровано местоположение клада. Однако все его последующие усилия оказались напрасными.

Правда, странная история? Весьма похожа на классически исполненный первоапрельский розыгрыш. Однако не совсем понятно, кто кого разыгрывал. Моррис и Уорд потратили многие десятилетия на разгадывание текстов и бессмысленно обвинять их в преднамеренной мистификации. А Томас Джефферсон Бил? Может быть, он приложил к этому руку? Но зачем ему это? Неужели для того, чтобы просто поиздеваться над владельцем гостиницы? И для этого ему пришлось долго разрабатывать как минимум три отдельных и достаточно сложных шифра? Корпеть над этим многие недели, а может быть и месяцы? Бред какой-то. Чем ему мог так насолить образцовый работник гостиничного бизнеса? Простыни, что ли застелил с пятиминутным опозданием?

Нет, скорее всего, в этом есть некий реальный смысл, и грандиозный клад действительно был закопан вблизи «таверны Бефорда». Можно быть уверенным, что там действительно спрятано 1325 кг. золота и 2285 кг. серебра. Ориентировочная стоимость ценностей заложенных неведомыми нам лицами не менее чем в 20.000.000 $, с учётом хранящихся там же драгоценностей. Неплохой куш, согласитесь, и стоит приложить определённые усилия, для расшифровки последнего документа.

Ведь если внимательно прочитать документ номер два, то становится понятно, что искать следует в округе Бедфорд, в 4-х милях от явно не сохранившейся таверны. Но иметь в 21-м веке в качестве основного ориентира какую-то таверну, от которой неизвестно в какую сторону необходимо отмерить ещё шесть с половиной километров — означает искать то, не знаю что. Уж слишком всё неопределённо звучит, слишком расплывчато. Как можно организовать продуктивный поиск при такой неясности с местными ориентирами? Непонятно.

Хотя, в принципе, данный объект может быть обнаружен без особых проблем. Ведь три с половинной тонны металла зарыты на глубине всего в 180 см. Отыскать их с помощью современной техники несложно, но для этого необходимо очертить район размером хотя бы километр на километр. Выходит, что без расшифровки исходного текста первого, самого основного письма нам никак не обойтись. Приведу образец этого замечательного письма, не целиком, разумеется, лишь несколько строк.

Как видите, шифр довольно необычен и понятно, что простейшими комбинациями в его раскалывании не обойтись. Разброс цифр слишком велик и даже в данном кусочке письма простирается от цифры 3 до 2018. Значит перед нами один из образчиков стародавнего линейного шифра, привязанного к вполне определённому (и единственно правильному) исходному тексту. И Вы понимаете, что, не имея на руках «ключа», то есть исходного шифровального литературного произведения, раскрыть истинный смысл письма совершенно невозможно.

Но, тем не менее, нашлись и в нашей стране люди, взявшиеся за эту совершенно неподъёмную задачу. И надо сказать, что кое-что в этом направлении им сделать удалось. Приведу лишь несколько кусочков расшифрованного текста, поскольку в полном виде опубликовывать его не имею права:

«…семь ярдов…

…туда ведёт труднодоступная (крутая) дорога…

…на скале… зарубка…

…пора седлать коней…

…старая, заброшенная…».

Как видите ничего особенно загадочного или недоступного для понимания в данном тексте нет. Обычные местные приметы, которыми сплошь и рядом пользовались охотники, путешественники, и кладоукрыватели. И значит, вот только теперь все грани двухсотлетней головоломки сошлись воедино. Теперь известно, где именно лежат двадцать миллионов в золоте и серебре, и куда следует бежать с мешком, заступом и ломом.

Но самое загадочное в данной истории вовсе не шифр, которым были написаны секретные письма. Самое загадочное состоит в том факте, что за письмами так никто не пришёл. И здесь легко прослеживаются два направления развития дальнейших событий. И Вы, я надеюсь, согласитесь с моими выводами. За письмами не пришли, либо потому что приходить было либо некому, либо… незачем. И в самом деле, хотя 20-е годы 19-го века в Америке было довольно беспокойны, но всё же не настолько, чтобы все участники команды Била бесследно сгинули в одночасье. Всё же это были закаленные парни, настоящие мужики и тёртые калачи. При любом развитии событий кто-то из его команды должен был остаться в живых, а раз так, то должны были сохраниться и те, кто знал о том, где закопан их общий клад. И за письмами в гостиницу никто не приехал потому, что в этом просто не было нужды. Ведь вариант с сохранением 3-х секретных писем нужен был только на тот случай, если случайно погибнут все, кто знал о тайне секретного захоронения. Только в этом случае хозяин отеля должен был расшифровать их, и честно раздать золото всем наследникам. Но, вспомните, для этого ему должны были дать соответствующий способ декодирования посланий. Но не дали ведь. Значит, скорее всего, в этом просто не было нужды. Золото наверняка было десять раз вынуто Билом, либо его помощниками, переплавлено в слитки и продано. На 99% это так и было.

Будь Америка поближе к России, можно было бы съездить туда и, воспользовавшись наконец-то расшифрованным письмом убедиться в правильности своих выводов. К сожалению, то славное местечко в округе Бедфорд находится столь далеко от Московской кольцевой автодороги, что туда не хочется ехать, даже в надежде отыскать и столь крупную сумму.

Острова разбитых кораблей

В 1937 году вышла в свет книга Гарольда Уилкинса «Капитан Кидд и Остров Скелета». Автор книги со столь претензионным названием для большей убедительности и достоверности поместил в своей книге так называемую «Пиратскую карту Острова Скелета». Читатели книгу прочитали, на карту посмотрели, но все единодушно решили, что иллюстрация была просто выдумана оформляющим книгу художником. А между тем, им была представлена самая настоящая карта самого настоящего пирата.

Дело в том, что подлинник этой карты ранее хранился у известного коллекционера пиратской старины — Хуберта Пальмера. И особенной любовью у него пользовался именно пиратский капитан Уильям Кидд, казнённый в Лондоне в 1701 году. Интересная подробность — стоя на эшафоте Кидд во всеуслышание пообещал открыть места, в которых он захоронил свою добычу в обмен на жизнь. Но судьи не согласились, и знаменитый пират унёс свою тайну в могилу. Однако, как оказалось, не навсегда!

Прошло какое-то время, и увлечённые историей флибустьерства, братья Пальмер скупили в антикварных лавках все вещи, принадлежавшие некогда самому капитану Кидду и его семье. В частности, к ним попали: стол, морской сундучок, коробка для хранения ниток и другие подобные вещи. При проведении реставрации в некоторых из этих бытовых вещах Хуберт отыскал тайники, в которых обнаружились карты 4-х неизвестных островов. Все карты, так или иначе, но были явно связаны с тайными захоронениями Кидда, поскольку на них были и непонятные записи, и, самое главное — заветные крестики, выполненные чем-то красным. Где точно были расположены данные острова, выяснить тогда не удалось, поскольку ни на одной карте не были указаны их координаты. И поскольку особой ценности изображения неведомых островов не имели, то копию одной такой карты и получил писатель Уилкинс, в качестве подарка к первому изданию книги о любимом Пальмерами капитане Кидде.

У нас широкие читательские массы могли ознакомиться с этой замечательной картой в январском номере журнала «Вокруг Света» за 1983 и 1985 годы. И вот, вскоре после того, как журнал разошёлся по миру, рисунок старой пиратской карты невольно дал толчок одной очень интересной публикации. Называлась она «Две карты одного острова». Поскольку данная статья имеет непосредственное отношение к предмету нашего разговора, я приведу её прямо здесь, разумеется, с некоторыми сокращениями.

«…И. П. спустился в цокольное помещение, где в одной из комнат хранились подшивки периодических изданий, приходящих из Союза (имеется в виду СССР). Взяв с полки несколько свежих газет и журналов, он попрощался с дежурным и направился в свою гостиницу (дело происходило на юге Вьетнама). Приняв душ и поужинав, И. П. улёгся в гамак и на открытой веранде и развернул первый, попавшийся в руки журнал. Волею судеб это был первый номер «Вокруг Света» за 1985 год. Быстро пролистав журнал, он заинтересовался статьёй «Свидетель — карта». Автор Э. Якубовский весьма убедительно доказывал читателям, что старинная пиратская карта, приводимая им в статье в качестве иллюстрации, никак не может относиться к известному канадскому острову Оук, на котором вот уже двести лет досужие кладоискатели раскапывают некую шахту, где якобы пиратом Киддом некогда были зарыты несметные сокровища.

Но вот статья дочитана до конца, и уже слипаются глаза, но что-то тревожит ум, что-то бередит душу.

— Карта, — задумчиво пробормотал И. П. — я ведь видел нечто похожее, причём, только сегодня. Впрочем, ладно, проверю утром.

На следующий день, едва переступив порог своего кабинета, И. П. отпер сейф, достал из него пакет топографических карт с изображениями окружающих материк островов (на одном из них он предполагал разместить автоматическую метеостанцию) и разложил их на широком столе. Рядом он положил и журнал, раскрытый как раз на 58-й странице. Вскоре ему удалось подыскать остров, имеющий явное сходство с островом из журнала. Единственное отличие между ними было лишь в том, что рисунок старинной карты требовалось перевернуть, ибо север на ней был изображён внизу. Оказалось, что данный остров является территорией Вьетнама, и находится он не так далеко от побережья одной из южных его провинций. Однако вскоре срок работы нашего специалиста истёк, и он так не смог побывать на столь интересном островке…

…По возвращению в Москву И. П. вскоре пригласил на дружескую встречу своих знакомых. Во время застолья всплыл и вопрос о сходстве двух картографических изображений. Решили, не откладывая дела в долгий ящик, устроить объективное и беспристрастное сравнение двух изображений. Карту из журнала и аэрофотоснимок подозрительного острова положили рядом, и половина присутствующих сразу же заявила, что ничего похожего между островами нет и быть не может. Однако среди другой половины гостей оказался весьма опытный специалист по поисковым работам, многократно сталкивавшийся с множеством самодельных карт, планов и непрофессиональных описаний и умеющий проводить детальный анализ подобного рода документов.

— Не будем торопиться, — взял он ход обсуждения в свои руки. Давайте для начала уточним ориентацию «пиратского» острова по странам света.

Достали миллиметровку, транспортир, линейки и довольно быстро выяснили, что ориентация обоих островов на север не совпадает. Расхождение, правда, было небольшим, но всё же заметным. Тут кто-то очень вовремя вспомнил о дрейфе магнитных полюсов, что придало дискуссии новый импульс. Отыскался и соответствующий справочник, по которому без труда установили, что триста лет назад магнитное склонение значительно отличалось от современных значений. Если принять поправки, то старинное изображение просто идеально вписывалось в современную географическую сетку.

— Ну, это может быть простым совпадением, — заметил кто-то из присутствовавших в комнате.

— Не беда, — невозмутимо отозвался поисковик, — но на всякий случай запишем данное совпадение как первое. Уверяю Вас, если подобных совпадений отыщется больше десятка, то можно смело говорить об идентичности данных объектов. Ведь данную карту составлял простой моряк, а не картограф с университетским образованием. А для мореплавателя очертание береговой линии, наличие мелких островков, бухточек и рифов гораздо важнее, нежели общая конфигурация изображаемой суши. К тому же у него не было высотных снимков, и свою примитивную карту он делал, сообразуясь с несколько иными, нежели теперь ориентирами. Давайте займёмся поисками опорных точек, которые для него, как капитана судна были самыми значимыми. Не забудем и то, что карту он рисовал для того, чтобы не забыть местоположения своего клада. Значит, в его рисунке обязательно должны найти отображение и опорные сухопутные ориентиры.

Анализ обоих карт и обсуждение результатов продолжались более трёх часов. Когда подвели предварительные итоги, выяснилось, что удалось найти более 30-и чисто географических совпадений, что весомо указывало на то, что и старая и новая карты являются картой одного и того же острова. Казалось, это подтверждала и вся история данного острова, прослеженная И. П. во время пребывания в заграничной командировке. Он рассказал, что сей остров среди местных рыбаков издревле носит прозвище «Остров пиратов», что вовсе не удивительно, ибо только на нём среди всех ближайших к Вьетнаму островов есть источник пресной воды. После ликвидации пиратской вольницы местные правители организовали на нем место для ссылки бунтовщиков, затем пришли колонизаторы и создали на острове концлагерь для патриотов и т. д. и т. п. Практически до последних десятилетий остров был закрыт для всего остального мира. Да и сейчас на нём есть только небольшая деревенька ловцов черепах…».

В конце концов, все присутствовавшие уверились в том, что найденная в тайнике знаменитого пирата карта изображает остров Кон-Дао, лежащий в Тихом океане недалеко от восточного побережья Южной части Вьетнама. Хотя…, если быть откровенным до конца, то необходимо признать, что между двумя островами всё же были и существенные различия. Например, прекрасно прорисованная на карте Кидда северная прибрежная отмель на современном Кон Дао отсутствовала напрочь.

Для окончательного решения вопроса о тождественности островов, нам оставалось лишь расшифровать многочисленные надписи, начертанные на пиратской карте. Возможно, именно они могли окончательно подтвердить… или опровергнуть нашу первоначальную гипотезу.

И вот тут-то, началась самая интригующая часть в разгадывании старинной головоломки буквально не оставившая на нашей догадке камня на камне. Разумеется, расшифровка надписей была осуществлена гораздо позже и заняла довольно длительное время, поскольку на самом деле было нелегко установить смысл всевозможных сокращений, принятых в морском сообществе в конце ХVII века.

Первое, на что обращаешь внимание, рассматривая надписи, так это размашистые буквы над пиратским флагом и дату. W.Х. 1669. Вполне вероятно, что эту приписку сделал сам капитан Кидд. Так он обозначил время и место действия. Буква «W» скорее всего от слова WRECK, то есть крушение, авария, остров разбитого судна. А букву «Х», 24-я букву английского алфавита, можно традиционно интерпретировать как слово «Некто» или «Нечто».

Итого получается вот что — «Некий остров разбитого корабля, 1669 год». Что ж, вполне удобочитаемо. Во всяком случае, для самого Кидда это название что-то означало, какой-то конкретный клочок земли в океане. Год тоже указан весьма характерный. 1669-й год — самый разгар переговоров между Англией и Испанией о разделе американских земель. И… и самый разгар пиратской деятельности «джентльменов удачи». Слева на старой карте жирной стрелкой возможно и обозначено место гибели некоего галеона. Название его не указано, но место помечено, видимо не зря. Скорее всего, сам составитель карты тоже не знал его названия, и поэтому дал поясняющую приписку «Неизвестный остов разбитого галеона». Если бы не эта приписка, то можно было бы подумать, что на острове спрятан груз именно с этого севшего на камни судна. Но поскольку приписка была дана, то, видимо случилось так, что капитан Кидд увидел у своего тайного острова обломки испанского галеона, и ему в голову тут же пришла счастливая мысль о том, как назвать (до той поры безымянный) островок.

Далее. Заметно и невооружённым взглядом, что надписи на карте сделаны как минимум двум разными почерками. Некоторые из них начертаны твёрдой, (профессиональной) рукой писца, а другие произведены коряво, под разными углами и явно наспех. Слова «Galleon» «Wrecks» «18 W. And bg 7 E. On Rock. 30 SW. 14 N Tree 7 by 8 by 4.» написаны очень чётко и любовно. Сразу приходит в голову мысль, что именно для этих надписей и была составлена вся карта. Именно в них заключена основная суть некоего послания.

Когда с названием «острова разбитого галеона» и датой составления карты, я определился, то перешёл к основному тексту послания. Теперь надо бы разобраться с весьма длинной и, конечно же, самой таинственной надписью, размещённой под картинкой самого острова.

Впрочем, перевести её удалось за относительно небольшое время. Надпись, сделанная прямо под рисунком самого острова, гласила: «Груз лежит в яме на глубине 4 фута. Яма размером 7 на 8 футов, расположена между двух скал и двух больших деревьев. Одна скала в 18-и ярдах к западу, другая скала в 7 ярдах к востоку. Большие деревья от ямы в 30 ярдах к юго-западу, а другое дерево в 14 ярдах к северу».

Затем я обратил внимание на цифры, буквально окружавшие пиратский островок. После некоторого размышления в голову пришла идея о том, что после того, как груз (скорее всего драгоценный) был закопан в «привязанной» к надёжным ориентирам яме, пиратами были сделаны промеры глубин вокруг всего острова. И явно делал это не сам Кидд, а кто-то из его ближайших помощников (почерк другой). Так между остатками галеона и берегом глубина была 13 футов, а там где к берегу причаливали лодки, указана глубина в 9 футов. Место удобного причала заботливо отмечено стрелкой, и дана поясняющая надпись для особо забывчивых граждан. То есть передо мной была настоящая морская карта, составленная именно моряком на клад «до востребования».

Тут надо отметить один момент, который повышает достоверность всей старинной карты в целом. Заключается этот момент вот в чём. Гружёный галеон (трёхмачтовое судно с большим количеством орудий и значительной осадкой) разумеется, не мог утонуть там, где глубина была всего 13 футов (4 метра). А вот плотно сесть на камни он мог вполне. И ясно, что его останки вполне могли длительное время торчать из-под воды, привлекая к себе внимание плавающих вблизи острова пиратов.

Но кроме этих было множество и прочих, не менее интересных надписей. Так прямо под словом «Wrecks» присутствует явно сокращённая надпись. «Lat. d. md.» Расшифровывается и переводится она следующим образом. «Latitude decaer madero» Написано в переводе с испанского, следующее предложение: — Судно сбилось с курса, плывя по широте.

Ага, если жирная стрелка, начертанная у восточного берега, указывает направление движения потерпевшего крушение корабля, то, стало быть, он двигался с запада на восток, то есть от Испании к Южной Америке. И соответственно на его борту в лучшем случае были оружие и прочая военная амуниция, которую вполне могли везти из метрополии в одну из испанских колоний. И никакого ценного груза тот корабль не вёз. Поэтому между двух скал зарыт именно пиратский груз, а не поклажа с потерпевшего крушение испанского галеона.

Прочие короткие надписи так же без усилий распознаются и интерпретируются.

Coco Palms — — — Кокосовые пальмы

Desert — — — — — — — Пустыня

Woodey — — — — — — Лесистая местность

Boilers Reef — — — Кипящий риф

Rock — — — — — — — — Скала

Guard Hills — — — — Сторожевые холмы

Lagoon — — — — — — — Лагуна

And — — — — — — — — — соединительный союз «И»

Boats — — — — — — — — Лодки

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 436