электронная
43
печатная A5
336
16+
Замок облачных драконов

Бесплатный фрагмент - Замок облачных драконов

Объем:
176 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-5510-2
электронная
от 43
печатная A5
от 336

Холод, проклятый холод пронизывал все вокруг. Я поежилась — если мои поиски продлятся еще дольше, я просто замерзну в этих проклятых горах. Вблизи Твердыни Чеанор я не могла рисковать и использовать заклинания, если не хотела быть замеченной раньше времени. Поэтому приходилось полагаться только на одежду. Сапоги полностью промокли от снега, так, что при каждом шаге хлюпала вода. Утепленный плащ промок от окружающего тумана и облепил мои плечи, не грея, а наоборот, усиливая замерзание. Я мысленно отправила крепкое словцо в адрес умников, строящих свои крепости в таких уединенных местах. Потом постаралась отбросить все посторонние мысли и сосредоточиться, чтобы уловить дыхание силы. И наконец-то, впервые за три последних дня, мне сопутствовала удача. Дракон где-то рядом, нет никаких сомнений.

От прилива радости меня будто захлестнуло энергией, я даже забыла про холод и усталость. Теперь нужно незаметно выкрасть дракончика — ибо взрослый дракон не дал бы себя пленить — у одного из самых могущественных магов Половинных земель. Будь хозяин в крепости, мне это вряд ли удалось бы, я трезво оценивала свои силы. Поэтому в запасе имелся отвлекающий маневр, который займет бородатого колдуна примерно на половину дня. Этого времени мне должно хватить на поиск и поспешное бегство.

Я слепила из снега комочек, надо признаться, слабо напоминающий птичку, хорошо, что точность в данном вопросе не главное. Прошептала заклинание, и вот уже у меня на ладони сидел снегирь. Он доставит послание, которое заставит Литорена помчаться на далекий южный остров, где находится нечто весьма ценное и, как он считает, беззащитное. Перед таким сочетанием он просто не сможет устоять. Я злорадно усмехнулась при мысли, какое лицо у него будет, когда станет ясно, насколько он просчитался, и подкинула своего посланца высоко в небо. Теперь немного подождать и можно наведываться в гости.

Я сжалась в комок под своим промокшим плащом. Дрожь неумолимо сотрясала меня от макушки до пят. Чтобы отвлечься, я стала думать о том, какой именно дракон попался в руки Литорена. Рубин или, может, сапфир? Про изумруды в этой части света давно не было слышно.

Для непосвященных яйца драконов были просто большими драгоценными камнями. Для магов-ренегатов — возможностью заполучить источник неимоверной силы. И тем, и другим было наплевать, что для этого нужно убить живое существо. Если конкретнее — живое дитя, потому что взрослые драконы таких вольностей с собой не потерпели бы и в ответ на попытку навредить сожгли незадачливого искателя сокровищ или попросту откусили ему голову. Но некоторое время после рождения маленький дракончик абсолютно беспомощен. Поэтому, если украсть яйцо и выполнить пару мерзких ритуалов, своей цели можно добиться. Другое дело, что выкрасть яйцо из драконьего гнезда дело непростое, под силу только могучим волшебникам или на редкость удачливым воришкам.

В любом случае, встреча с драконом становилась все более редким событием. Да и на попытки общения многие отвечали струей пламени, за что их было трудно винить.

Ладно, о возвращении ребенка родителям я подумаю после того, как он будет у меня. Рассудив, что бородатому колдуну уже пора что есть сил мчаться в противоположном от меня направлении, я отправила свою паутинку проверить, действительно ли крепость пуста.

Судя по результатам, людей там не было, за исключением места, где, судя по плану, находились темницы. Я мысленно чертыхнулась. Пленник задержит меня и вообще поставит весь план под угрозу. С другой стороны, оставить кого-то в руках Литорена, значит оставить на верную смерть. Вот уж не вовремя!

Ладно, разберемся на ходу. Первым делом я магически высушила свою одежду, обувь и волосы. Жить сразу стало намного легче и веселей. Теперь небольшая калитка для входа, чтобы хозяин не почуял вторжение раньше времени. Уходить все равно придется с шумом, наверняка дракончика охраняют самые мощные чары, не говоря уже о темнице.

Я сосредоточилась, сжала в руке один из своих амулетов — аметистовый кулон с шеи, и произнесла нужные слова. Украшение рассыпалось, а я вместо снежной пустыни уже стояла во дворе крепости из мерцающего черного камня. Вот ведь любитель дешевых трюков. Однако, защита у него хороша. С учетом силы, вложенной в кулон, я рассчитывала сразу оказаться во внутренних помещениях, а получилось попасть только во двор. Темница находилась в подвале, дракончик же видимо непосредственно в покоях колдуна. Защита покоев прочней, и проникновение туда он почувствует сразу, так что мне нужно будет быстро исчезнуть вместе с драконом.

Значит, сначала нужно отправиться за узником. Но если я использую слишком много амулетов на проникновение в темницу, может не хватить сил на основную цель. Меня охватил новый прилив злости на незадачливого пленника. Надо же было дать себя поймать! Однако времени рассуждать не было. Раз уж я решила его вытащить, нужно действовать побыстрее. Критически оглядев свой арсенал, я сняла кольцо с левой руки, прошептала заклинание и оказалась в камере. Темно, мрачно, холодно и сыро — я поежилась — вот гадость! В этот миг меня схватили за шею.

Узник оказался весьма прытким для умирающего в застенках. Я могла бы его оторвать от себя мысленным усилием, но решила пока не выдавать своей ведьминской природы. Попридержать козырь в рукаве всегда полезно.

— Что тебе нужно? — проскрежетал мне в ухо неизвестный, который был, вне всяких сомнений, мужчиной и пахло от него отнюдь не розами, что неудивительно после пребывания в такой каталажке. Как и привычка хватать нежданных гостей за шею.

— Говори! — меня встряхнули. Это начинало надоедать. Дав себе зарок позднее научить наглеца хорошим манерам, я спокойно ответила:

— Хотела вытащить тебя отсюда, но могу и передумать.

— С чего вдруг?

— Ты не поверишь, сама себе задаю этот вопрос. В общем, если ты предпочитаешь остаться, я сваливаю, времени в обрез.

— Я пойду с тобой.

Это было сказано таким повелительным тоном, словно говоривший ничуть не сомневался в своем праве давать распоряжения своей неожиданной спасительнице. Я не удержалась от ехидства:

— Конечно, Ваше королевское Величество.

— Княжеское Высочество, — поправили меня.

— Что так?

— Так уж родился.

О как, вот это поворот! Интересные дела творятся в Северных горах.

— Княже, надеюсь, Вы в состоянии следовать за мной и помалкивать, пока я не завершу одно важное дело. После этого мы покинем крепость и разойдемся каждый в свою сторону.

— Договорились.

Времени на дальнейшие размышления не было, и я, ухватив за руку с трудом различимого во тьме человека, активировала самый мощный амулет в виде броши для проникновения в личные покои хозяина крепости.

После перехода я на мгновение ослепла от яркого света. После почти полного мрака в темнице, свет, заливавший огромный зал, казался ярче солнечного. Действовать нужно было быстро. Моих сил не хватит на то, чтобы отключить все маячки Литорена, так что, считаем, что он уже знает о постороннем в его крепости. Нужно быстро хватать то, за чем я пришла, и исчезать.

К счастью, долго гадать, где искать дракончика, не пришлось. Колдун видимо был столь уверен в себе, что ему и в голову не пришло прятать свое главное сокровище в собственном доме. Плохая же новость заключалась в том, что вместо малыша, по поводу обхождения с которым я имела достаточно смутное представление, мне достался предмет, о перевозке которого я не имела никакого понятия вообще.

В центре зала на бархатной подушке лежало яйцо алмазного дракона, считающегося самым редким видом во всех Половинных землях. Взрослым он мог становиться невидимым, и по магическому потенциалу мало что могло сравниться с обитателем бархатной подушечки.

Вдруг кто-то присвистнул. Мой компаньон, о котором я напрочь забыла, тоже увидел яйцо. Для несведущего глаза это был огромный бриллиант, величиной почти с мою голову. Пользуясь случаем, я оглядела загадочного князя. Он оказался высоким и широкоплечим темноволосым мужчиной. Многочисленные синяки и ссадины говорили о том, что общение с колдуном проходило далеко не в теплой и дружеской обстановке. Один глаз заплыл, второй, оказавшийся голубым, изучал меня. Судя по выражению лица, пытался понять, повезло ему или нет.

Я тем временем достала свой зачарованный мешок для переноски магических предметов. Оставалось надеяться, что он сработает и с драконьим яйцом.

Повернулась к бывшему пленнику:

— Держись поближе. Как только я положу его в мешок, использую амулет, чтобы убраться подальше отсюда, поэтому хватай меня за руку крепче, если не хочешь остаться здесь.

Осмотрелась еще раз. Никаких защитных заклинаний я не чувствовала, то есть, либо их нет, либо они превосходят мои умения, что вполне возможно, и тогда я просто поджарюсь или превращусь в ледяную статую при попытке коснуться яйца. Не попробуешь — не узнаешь. Выдохнула и одела сверху мешок. Никаких раскатов грома и молний, лямки завязались сами собой, как обычно. Я понадеялась на лучшее, повесила на плечо свой ценный груз и сняла с руки браслет. Его силы должно было хватить, чтобы унести меня подальше и сбить с пути того, кто, без сомнений, помчится в погоню.

Тут мои кости затрещали, ибо князь воспринял слова «Хватай крепче» слишком буквально, видимо, очень не хотелось остаться одному в крепости. Наступила темнота — амулет сработал.

Оглядевшись вокруг после переноса, я поняла, что понятия не имею, где мы находимся. Амулет должен был перенести меня и дракона, а перенес в итоге двух человек и яйцо, что и повлияло на конечный результат. Судя по тому, что снега в пределах видимости не наблюдалось, из гор мы успешно исчезли. Я порадовалась этому обстоятельству, а также тому, что удалось избежать приземления в центре какого-нибудь города, вызвав к себе вполне понятный интерес. Теперь надо понять, куда же меня занесло, и как поскорее связаться с драконами для возвращения яйца. Да еще как-то отделаться от типа, который продолжать крепко держать меня в объятиях.

— Уже можно отпустить, мы прибыли.

Князь так поспешно разжал руки, как будто я невзначай упомянула, что больна Черной смертью, заразой, убивавшей при прикосновении.

— И что теперь?

— Теперь пойдем каждый своей дорогой, как собирались.

— Не так быстро. — В его голосе зазвучал металл, — Сначала расскажешь, кто ты такая.

Ишь, как заговорил, когда сбежал из крепости. Видимо считает, что теперь может диктовать свои условия, раз физически сильнее меня, несмотря на разбитую физиономию и прочие следы гостеприимства колдуна. Не будь я ведьмой, так оно и было бы. Сейчас ничего не мешало отвести нахалу глаза и отправиться своей дорогой, однако я хотела сначала узнать, куда же меня занесло. Есть такие места в Половинных землях, где даже ведьме не помешает компания.

— Я спасла тебя от дальнейшего общения с магом. Судя по синякам на половину лица, стоило бы сказать «Спасибо».

Мужчина скривился в ответ, словно хлебнул чего-то очень кислого.

— И что ты хочешь за свою помощь?

Я подумала, что в бескорыстие воровки верится с трудом, а именно ей меня считает князь, да оно, пожалуй, и к лучшему. Рассказывать историю с упоминанием драконов у меня не было ни малейшего желания. Слишком уж высоки ставки. Даже если у самозваного князя и впрямь имеется где-то княжество, они бывают настолько бедными, что даже и большой алмаз из моего мешка покажется заманчивой добычей. В благодарность к своей спасительнице, сиречь мне, которая не позволит стянуть мешок и сбежать под покровом ночи, и это в лучшем случае, я не верила ничуть. Благо с ведьмой такие штучки не проходят, так что за свою жизнь, а также содержимое сумок я могла быть спокойна.

— Ты вроде говорил, что князь. Сам скажи, во сколько ценишь свою жизнь, — заявила я развязным тоном.

— С таким грузом в мешке разве тебе нужны еще деньги? — оскалился он в ответ.

— У этого груза есть свой хозяин, — сказала я чистую правду тоном величайшего сожаления. Мол, не будь его, уж я бы развернулась! — Откуда у бедной девушки возможности проникнуть в один из самых охраняемых замков в мире? — и снова правда, если бы не помощь Учителя, провернуть такое я не смогла бы при всем желании.

— Как тебя зовут?

Называть свое настоящее имя я не собиралась.

— Нейл.

— Врешь.

Ого, похоже у моего спутника есть отголосок дара — способность чуять ложь. Весьма полезное умение, надо сказать. Но и тут есть возможность выкрутиться, сказать правду, но не всю.

— Так меня называют те, с кем я работаю. — Действительно пару раз представлялась этим именем там, где не хотела говорить свое.

Он нехотя кивнул. Теперь, зная о его талантах, прямую ложь говорить поостерегусь, а врать будет даже проще. Я посмотрела в голубой глаз широко открытыми честными глазами.

— Значит, ты воровка?

— Скажем так, иногда я добываю ценные предметы на заказ, — и куда только меня не заносило мое любопытство.

— О том, что я в темнице, заранее не знала?

— Нет.

— Тогда почему решила спасти?

Для ответа на этот вопрос мне даже не требовалась уклончивость.

— Мне сказали, что колдуна в крепости не будет. Амулет показал, что в здании есть какой-то человек. Я решила проверить, это был ты. Не люблю убивать людей без необходимости, а оставить там тебя было бы то же самое, что убить. Поэтому решила забрать с собой.

— Кто твой заказчик? — холодным тоном в ответ, и это вместо благодарности.

— Не скажу, — я безмятежно улыбнулась, — не могу рисковать своей репутацией.

— Репутация воровки. И впрямь великая драгоценность, — ядовито ухмыльнулся князь, и мое терпение лопнуло.

— Можешь идти на все четыре стороны со своей княжеской благодарностью! Мне встречались нищие с лучшими манерами, чем у тебя. Надо было оставить тебя гнить в этом каменном мешке! — выпалила я со злостью. Будет мне урок, что подобные благородные порывы до добра не доводят.

Отвернувшись, я наконец стащила с себя зимний плащ, неуместный в эту погоду. Лучше бы сразу это сделала, вместо того, чтобы препираться непонятно с кем. Плащ проследовал в магический мешок, за ним отправился толстый жилет. Я осталась в тонкой рубашке и штанах с сапогами и почувствовала себя значительно лучше.

— Меня зовут Верен, — послышалось из-за спины. — Приношу тебе свои искренние извинения и умоляю о прощении.

Умоляет он, как же. Таким тоном можно камни обтесывать. Ну да нам, воришкам, излишняя гордость ни к чему. Я обернулась:

— Принято, Ваше княжеское.

— Клянусь вознаградить тебя по справедливости, когда мы достигнем моего замка. — Сказано было с такой мрачностью, словно под справедливым вознаграждением князь имел в виду большой костер, который собирался собственноручно подо мной подпалить.

Спасибо, такого нам не надо. Сейчас понять бы, где мы наконец находимся. Литорен не будет медлить с поисками. Хотя отследить портал Учителя он не сможет, находиться на одном месте по-прежнему опасно.

— Поможешь мне добраться до Корифейской ярмарки, и можешь считать, что мы в расчете.

Я надеялась в этом месте передать свой груз по назначению. Следовало спешить, не хватало еще, чтобы дракончик вылупился из яйца по дороге. Я понятия не имела, что надо будет делать в таком случае.

Сначала нужно определиться наконец, куда же нас занесло. Я с сомнением посмотрела на князя, внезапно впавшего в меланхолию.

— Нам надо шевелиться, если не хотим встречаться с твоим гостеприимным хозяином.

— Идем.

— Вопрос в том, куда двигаться. Я не знаю, где мы сейчас.

Окружающий лесок, куда нас вынесло из портала, мог принадлежать доброй половине земель к востоку от гор. Не степи, и не море, спасибо и на том.

— Не знаешь, куда нас привел твой собственный амулет? — в голосе Верена вновь послышалась подозрительность.

Я хмыкнула:

— Он был рассчитан на меня и мой груз. Из-за тебя нас выбросило в другом месте. И хорошо еще, что не размазало ровным слоем по Зимним горам.

— Я могу залезть на дерево. Может, увижу что-нибудь, что укажет путь.

— Давай.

Судя по тому, как непроизвольно скривился бывший пленник, вставая с земли, синяки у него были не только на лице, но ведь не признается из гордости. Меня это вполне устраивало — даже если с дерева ничего не будет видно, у меня появится пара мгновений на то, чтобы отправить вестника Учителю и проверить округу магическим способом. Не хватало еще оказаться на заднем дворе у другого могущественного волшебника. С моим грузом следовало избегать таких мест, как огня.

Я уселась на землю, пока Верен карабкался вверх по сосне. Прихватила с земли шишку. Умение создавать птичек-посланников я освоила одним из первых. На это требовалось очень мало энергии, что было крайне полезно в тех ситуациях, когда следовало вести себя тихо. У каждого мага есть что-то такое, что дается легко. Сначала я завидовала тем, у кого получались огненные стены или, например, ледяные горы. Но в моей жизни, к счастью, не так много ситуаций, когда срочно нужна огненная стена. А вот птичка — другое дело.

Через мгновение у меня на ладони сидел зяблик. А еще через одно — улетел, отправившись искать Учителя с сообщением, что дерзкий план ограбления удался. Говорить о ярмарке не стала, планы могли поменяться в зависимости от того места, куда нас в итоге занесло.

Сосредоточившись, я проверила округу на предмет магической активности. Все тихо, даже слишком, что само по себе было странностью. Конечно, не везде проживают по-настоящему опытные и сильные чародеи, вроде того же Литорена. Не в каждом месте есть природный источник силы, как в Нижних Топях, ежегодно в изобилии поставляющий учеников в Школу волшебства. Но, по крайней мере, легкий фон, деревенские ведьмы и ведьмаки, обитающие практически в каждом поселении, мне должны были бы встретиться. Если нет никого, значит, мы попали в совершенно определенное место и лучше было бы остаться в крепости и попытаться уговорить Литорена отдать мне яйцо. Больше шансов на успех.

Спустившийся с дерева Верен был мрачен и подтвердил мои худшие предположения одним словом:

— Чернолесье.

Никто не знал, почему этот лес назывался Черным, и на этот счет ходили самые разные слухи — про жившего в древности сильнейшего чародея, который умер и проклял это место, про битву магов в незапамятные времена, про поклонение Забытым — точно никто не знал. Фактом было то, что люди с волшебным даром долго оставаться здесь не могли, начинали болеть и чахнуть без видимых причин, и в конце концов умирали. Поэтому мне и даже Верену с его способностью чувствовать неправду следовало бы убираться отсюда как можно скорее. И еще вопрос, как подействует Чернолесье на яйцо дракона, один из самых мощных магических источников.

Вдобавок, на этих землях самостоятельно зародилось из разбойных шаек некое герцогство. Пойманным ведьмам или подозреваемым в колдовстве была одна дорога — на костер. Для признания ведьмой хватило бы любой из магических безделушек, в изобилии навешанных на мне. В общем, даже если бы захотела, придумать более плохой вариант для приземления не смогла бы.

— Здешний герцог мне кое-что должен, — словно бы через силу произнес князь, выглядящий еще более мрачным, чем прежде, хотя, казалось бы, куда уж больше. — Вот уж не думал, что придется этим воспользоваться.

— Интересные у тебя знакомые. — Герцог Чернолесья был известен вовсе не миролюбием и гостеприимством. Кровожадный тиран — вот наиболее приличная из его характеристик.

— Я спас ему жизнь, и он у меня в долгу. — судя по голосу, Верен убеждал скорее себя, чем меня.

— Я бы не слишком на это рассчитывала. После того, как я спасла тебе жизнь, ты пытался меня задушить, а потом устроил допрос с пристрастием. Похоже, правители не любят оказываться в долгу. Лучше постараться по-тихому убраться отсюда.

Я достала карту из мешка:

— Какой-нибудь из ориентиров видел?

Карта была непростая, если водить по ней пальцем, можно было рассмотреть практически каждое дерево на своем пути, не говоря уже о деревнях или городах. Пока не знаешь, где находишься, толку нет, но вот если знаешь — можно проложить дорогу, избегая людных мест.

— Полезная штука. — Одобрил мой спутник, с увлечением оглядывая появлявшиеся от движений по карте подробности.

— Да, отправит нас прямиком на большой костер, если продолжим копаться.

Хмыкнув в знак согласия, Верен внимательнее всмотрелся в карту.

— Похоже, мы здесь.

Палец указывал на окрестности небольшой деревни на краю Черного леса, поблизости от Ничейной пустоши. Плюс был в том, что можно было успеть покинуть опасные места уже сегодня к вечеру. Минусом — близость деревни и вероятность наткнуться на местных в округе.

— Уверен?

— Да, видел эту деревню и вон ту просеку.

— Липкие Лубки — ну и название, — фыркнула я. — Ладно, главное нам — никуда не влипнуть.

Бросив взгляд на князя, я поняла, что придется потратить часть драгоценного времени на приведение спутника в лучшее состояние. После лазания на дерево к следам от синяков и ссадин добавилась мертвенная бледность и дрожь в руках. Похоже, держался он на одной лишь гордости и упрямстве.

Показывать здесь свои магические способности было не только сложно, но и опасно. К счастью, к мероприятию я подготовилась именно с учетом подобного. Порывшись в мешке, я достала флягу с водой.

— Попей и пойдем отсюда наконец.

— А ты сама не будешь?

Теперь этот чуть стоящий на ногах умник решил, что я хочу его отправить. Попить и правда не помешает. Я отхлебнула изрядный глоток и вопросительно подняла бровь, держа флягу в руке. Верен повторять приглашение не заставил, практически ополовинив сосуд.

— Это ведь не вода?

— Эликсир, помогает заживлению ран и вообще бодрит. Как раз то, что нам сейчас надо.

Я запихнула флягу в мешок. Удобная штука — можно сложить почти все, что угодно, с виду кажется полупустым и практически ничего не весит. Жаль, не подходит для живых объектов, я бы с удовольствием сейчас вытащила оттуда лошадь, чтобы побыстрее покинуть местные негостеприимные края. Ладно, зато пешим проще спрятаться.

Словно в ответ на эти мысли, рядом послышался шорох, и Верен в тот же миг впихнул меня вместе с собой в густой кустарник. Кажется, к нам пожаловали гости.

Я попыталась сообразить, что у меня есть в запасе для обороны, раз уж воспользоваться магией не получится. Князь подбрасывал в руке камень, и когда только успел найти.

Окружающие поляну кусты затрещали и послышались голоса:

— Да врешь ты все!

— Да не вру, правда видел!

— Ну и какая она? — В голосе говорившего звучал скептицизм.

— Страшная — зубы во! Когти — во! Волосы длинные, растрепанные и взгляд дикий!

На поляну вывалились двое деревенских мальчишек, у тощего в руках болталась корзинка с ягодами, а маленький и круглый подпрыгивал, размахивал руками и изображал, надо полагать, предмет своего повествования.

— И где же ты это видел? — Тощий уселся на землю и начал жевать ягоды из корзины.

— А в городе, — толстяк плюхнулся рядом. — Вчера с отцом ездили торговать, так туда ведьму привезли. Говорят, сам герцог ее жечь будет.

Все мое благодушное настроение как ветром сдуло.

— Она хотела его невесту отравить. — Торжествующе закончил он. — И звать ее Торстеной.

Кровь застыла у меня в жилах. Как Торстен сюда занесло? Она же целительница от природы, ей в этом гиблом месте должно быть еще тяжелее, чем мне. Ни в какие байки про отравление я не верила, хотя в общем причина и не важна. В любом случае, я не оставлю ее гореть на костре в этом захолустном городишке. Достала карту из мешка, стараясь делать это, по возможности, бесшумно. Как я и думала, ближайший город находился вовсе не на дороге к Ничейной пустоши, а примерно в полудневном переходе вглубь Чернолесья.

Тем временем, дети отправились дальше, и вокруг снова воцарилась тишина.

— Ничего не хочешь мне сказать?

Даже шепот у него звучал, как приказ. Выбирать мне не приходилось, для спасения Торстен нужна была помощь, но не успела я открыть рот, как Верен отрезал:

— Я не собираюсь спасать ведьму.

После недавнего близкого знакомства с колдуном может и не удивительно.

— Это не она тебя держала в темнице и пытала.

— Какая разница? Она пыталась человека отравить. И вообще, что за странная привычка спасать всех вокруг? — Он смотрел на меня так злобно, словно сам хотел сжечь. — Это же ведьма!

Похоже, неприязнь к ведьмам лежит глубже одного лишь Литорена. Я порадовалась, что не стала сыпать откровениями относительно своей природы.

— Я ее знаю, она целительница и не могла никого отравить. Она даже зверей лечит и еще ни один медведь, лапу которого она вытащила из капкана, не пытался в знак благодарности ее съесть. Это свойственно только людям! — Я уставилась в сверкающий от бешенства голубой глаз. — Помнится, ты мне обещал награду за спасение твоей жизни. Помоги выручить Торстен, и будем квиты.

— Ты не знаешь, от чего отказываешься, — сощурился он в ответ. — Как бы не пожалеть потом. И вообще, у тебя весьма странные моральные принципы для воришки.

Я пожала плечами.

— Видимо, благодарность за спасение жизни свойственна скорее воришкам, чем особам княжеских кровей. Я не могу просто развернуться и уйти. Если хочешь, иди один, дорогу знаешь.

Вернувшись к карте, я занялась прикидкой дороги в город. Сбоку раздался вздох.

— Ладно. Видно, чему быть, того не миновать. Зато хоть не придется жениться на воришке.

— Чего? — я покосилась на спутника. — На солнце перегрелся?

— Да нет, видишь ли, по древним обычаям в случае спасения жизни князь должен жениться на такой девушке, независимо от ее происхождения и статуса. Ты могла стать княгиней. — осклабился тот.

— Ну-ну. И как часто такое случалось?

— Судя по легендам, бывало. Мой прадед так женился. Ну а в последнее время никакие девушки моих предков не спасали.

— А если ты уже женат? — заинтересовалась я, — и вот тебя спасает девушка — тогда как?

— Наверное, женились второй раз. Раньше и не такое случалось, у прапрадедушки, говорят, было аж три жены одновременно, поэтому в замке четыре крыла.

— А четвертое зачем?

— Ну должен же он был когда-то отдыхать?

Хмыкнув в ответ, я посчитала хрупкое перемирие восстановленным и решила перейти к делу.

— Судя по карте, к вечеру дойдем до города. Жечь ее собираются завтра, здесь принято это делать на рассвете. То есть у нас будет совсем немного времени, чтобы освободить Торстен и исчезнуть из города.

— Откуда знаешь, что сжигают на рассвете?

— Слышала, — уклончиво ответила я. Не объяснять же, что в Школе есть целый курс, посвященный выживанию в Чернолесье, и я как раз лихорадочно пытаюсь вспомнить из него что-то полезное.

— Паренек сказал, что жечь ее будет сам герцог, значит, его гвардия в городе и охраняют не местные обормоты, — рассуждал Верен. — Думаю, насчет его благодарности ты права и не стоит рассчитывать, что он отпустит твою подругу, если я его попрошу. Пожалуй, лучше было бы нам ускользнуть незамеченными.

Я кивнула, соглашаясь.

— Надо отправляться, станет понятнее, когда увидим, с чем придется иметь дело.

Эликсир наконец-то подействовал, на лице у моего спутника побледнели синяки, сошли ссадины и открылся второй глаз. Надо сказать, так он смотрелся значительно лучше и даже стал симпатичным.

Заметив мой взгляд, он широко улыбнулся и подмигнул:

— Упустила ты свой шанс!

Я в очередной раз задала самой себе вопрос, зачем надо было спасать этого невыносимого типа, и направилась в сторону города.

Солнце припекало спину, травы и цветы одуряюще пахли, поддувал ветерок. Я наслаждалась бы прогулкой, если бы не ломала голову над тем, как спасти целительницу, которую хочет сжечь сам герцог, как продержаться в Чернолесье, чтобы меня саму не скрутило, как доставить драконье яйцо в нужные руки, как не попасться Литорену, и почему Верен так сильно не любит ведьм. Мысли бурлили в моей голове, как настоящее ведьминское зелье — как-то я использовала такое, чтобы вызвать грозу.

Кстати, почему бы просто не спросить? Я повернулась к Верену, шагавшему рядом.

— Почему ты так ведьм не любишь?

— Да как-то нет причин особо любить, — пожал он плечами.

— У меня тоже нет причин особо любить, скажем, сапожников. Но и неприязни к ним я не испытываю. А ты просто зеленеешь при слове ведьма.

— Сравнила. Сапожник в худшем случае сошьет обувь не по ноге. Неудобно, но жизни не угрожает. Ведьмы дело другое.

Он испытывающе посмотрел на меня, словно решая, стоит ли продолжать, и нехотя добавил:

— Есть пророчество, что суждено мне погибнуть от рук ведьмы. Так что, сама понимаешь, стараюсь держаться от них подальше.

Вот еще чего не хватало для полного счастья, так это мрачного пророчества.

— Пророчества обычно туманны, как я слышала. Видимо, чтоб обманутые клиенты не ходили толпой к предсказателям.

— Я бы предпочел такой вариант. Но слова «ведьма прервет твою жизнь» звучат предельно ясно.

— Так может это вообще шарлатан какой-то сказал, а ты веришь.

— Среди степных шаманов шарлатаны не задерживаются.

Это точно, вдобавок степные шаманы практически не покидают степь и не предсказывают будущее для чужаков. Как же это Верен удостоился такой чести? Спрашивать не стала. Ни к чему мне такие подробности о чужой жизни. Вместо этого сказала:

— Я тебя уверяю, Торстен в жизни никого не убила. И она вряд ли решит начать с тебя. Если, конечно, ты сам ее не доведешь.

— Не волнуйся на этот счет, — этот гнусный тип снова расплылся в улыбке. — Девушкам я обычно нравлюсь.

Когда мы подобрались к городу, уже смеркалось. Городок с гордым названием Большое Торжище, скорее напоминал разросшуюся деревню. В знак пребывания герцога на площади реял гербовой штандарт. Мы с Вереном скорчились в кустах неподалеку от ворот и спорили, кому лучше идти на разведку.

— В драке от меня будет больше пользы! — шипело в мою сторону.

— Да смысл как раз в том, чтобы драки не было! — скрежетала я в ответ.

В итоге решили идти вместе, чтобы потом не терять время на поиски друг друга.

Одно из моих сомнений насчет незаметного проникновения в город касалось неимоверно великокняжеских манер, которые мой спутник демонстрировал постоянно с момента нашей встречи в темнице. Так вот, оказалось, что при желании он способен вести себя совсем иначе! На воротах стояли стражники. Спрашивали входящих о цели посещения города и брали пошлину за вход. Доверительно что-то прошептал, вызвав громовой раскат хохота, посмеялся вместе с солдатами и отдал всего лишь медную мелочь за вход. Ни дать, ни взять такой же стражник в увольнении.

— Что ты им сказал? — поинтересовалась я. — Обычно в таких городках лупят по серебряной монете за вход.

— Что деньги нужны на гостиницу, пока ты не передумала, и что я обещал тебе жениться, — ответил он с непроницаемым лицом. И в то же мгновение повернул к себе и крепко поцеловал. Не успела я вывернуться с воплем, как Верен прижал меня к себе и прошептал на ухо:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 43
печатная A5
от 336