электронная
90
печатная A5
316
18+
Загробная любовь

Бесплатный фрагмент - Загробная любовь

Роман ужасов


Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4426-6
электронная
от 90
печатная A5
от 316

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1 глава

Я один из демонов!

Вы думаете, я жуткое хуже некуда безобразное существо? Нет, я сгусток самой отрицательной энергии в красивом обличье человека. Меня зовут Александр. Я наполняю мир повсюду — в ваших мечтах о выигрыше в лотерею, о богатстве, о крупных покупках… Ваши самые плохие мысли — это и есть я, ваш демон! А что делает меня еще сильнее и наделяет немыслимой силой — это ваши кровные мести! Я заставляю вас грешить, заставляю думать о плохом! Довожу до самоубийства, в результате чего по правилам и законам загробного мира имею право забирать души в ад!

У меня есть помощница, она живет вместе со мной. Это ведьма Виктория. Вика дьявольская служительница людоедка. И хотя она тоже в этом деле новичок, лет так десять назад отдалась хозяину, тем самым заключив договор с силами зла. Но, она ас своего дела! У нее один минус — Вика по уши влюблена в меня. А, у меня другая цель… Но, об этом позже!

Сначала хочу уделить внимание своему хозяину. У него много имен Вельзевул, Дьявол, Князь Тьмы, Люцифер, Сатана… Трудно конечно поверить, что когда то наш хозяин был одним из прекраснейших ангелов любимых Богом, его правой рукой… И вдруг враг человечества…

…Однажды Люцифер увидел пустой трон куда-то отлучившегося Бога и подумал: «О как чудесно мое сияние. Если бы я сидел на этом троне, я был бы так же мудр как и он.» И под разноголосицу ангелов, часть которых льстит ему, а часть — отговаривает от сомнительной затеи Люцифер занимает трон Бога и провозглашает: «Вся радость мира пребывает на мне, ибо лучи моего сияния горят так ярко. Я буду как тот, кто выше всех на вершине. Пусть Бог идет сюда — я не уйду, но останусь сидеть здесь перед лицом его». И приказывает ангелам преклониться перед ним, внеся раскол в их ряды. За это Бог сверг Люцифера и преклонившихся перед ним ангелов и Бездну, превратив его красоту в безобразие. Он из огненного, стал черным, как уголь. У него тысяча рук и на каждой руке по 20 пальцев…

«Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своём: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему». Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней. Видящие тебя всматриваются в тебя, размышляют о тебе: «Тот ли это человек, который колебал землю, потрясал царства, вселенную сделал пустынею и разрушал города её, пленников своих не отпускал домой?»

Лет так восемнадцать назад, когда я был обычным молодым человеком, я увлекся одной прекрасной девушкой. Никаких препятствий в наших отношениях не было лишь постоянное безумное обожание друг другом, страсть, любовь! Пока Карина не стала жертвой маньяка. После я ее не видел… Родителям, пришлось прибегнуть к услугам клинической больницы. А там Карина покончила жизнь самоубийством…

В тоске и печали я потерял счет дням, я потерял себя… Пока предо мной не явился хозяин. Мы заключили договор кровью, и вскоре он вернет мне мою Карину! А пока я служу Люциферу, он проверяет меня на прочность и вскоре за хорошую службу сделает меня своей правой рукой.

Я взял в руки фото моей возлюбленной и с дикой болью взглянул в ее до боли родные глаза. В холл зашла Виктория, я вопросительно приподнял бровь.

— Там полиция Саш, — не скрывая ревности, пролопотала она.

Я поставил фотокарточку на столик и отправился в прихожую.

Участковый представился, а после рассказал о причине своего визита и показал фотоснимок пропавшей девушки.

— Нет, не понимаю! — негодовал я. — У меня на доме написано, что здесь все пропавшие дуры, которые сами нашли приключения на свои задницы? А на лбу у меня прибит лист, на котором крупными буквами написано — маньяк!

— Гражданин…

— Что? Никакой спокойной жизни! Если я одинокий богатый человек это сразу же означает что я убийца?

— Почему это ты одинокий? — замурлыкала Виктория, оказавшись за моей спиной. И нежно обвила мою шею руками.

Лейтенант тяжело вздохнул:

— Так вы знаете эту девушку?

— Конечно! Она живет в доме у дороги. Или что жила?

— Будем надеяться на лучшее… — поправил фуражку полицейский.

— У меня нормальные отношения с соседями! — величественно заявил я. — Всех знаю. Что-то еще?

— Когда вы видели ее в последний раз?

Я призадумался:

— Вчера или позавчера… Не помню точно! Ехал с работы, а она гуляла с другой девочкой. Все?

— Да. А куда вы торопитесь?

— Не хотите ли вы пройти и посмотреть куда я тороплюсь? Заодно осмотрите дом, чтоб потом не возникло подозрений.

Вика почувствовала мое желание убивать, отвернулась, и в ее глазах засветился дьявольский огонек.

— Нет, я вовсе не с подозрениями пришел.

— До свидания! — я хлопнул дверью, прям перед его носом. Надоело церемониться некогда! Необходимо завершить еще одно дело перед уходом на работу.

— Пора, — позвала Виктория.

И я отправился следом за ней в подвал.

В подвале на столе стонала пленница, доживая свои последние минуты. Еще со вчерашнего вечера ее руки были прибиты гвоздями к столу. А ноги связаны колючей проволокой вцепившейся в плоть острыми шипами.

— У нее даже сил нет убить себя… — вдохнул я.

— Ни фига! — Вика вырвала ладонь девушки из-под гвоздя. И вручила ей в руки стекло.

— Про тебя спрашивал мент, — с насмешкой сказал я, взглянув на девчонку.

В глазах пленницы появилась надежда, не смотря на дикую боль в ладони.

— На что? — прочитал ее мысли я. — Будто возьму и перестану над тобой издеваться.

— Саш, — перебила меня Вика. — Ты ее отвлекаешь!

А затем она посмотрела на пленницу дико страшными глазами:

— Покончи со своими мучениями! — настаивала она.

Громко задышав от паники, еле живая девчонка захрипела. Ведьма приготовилась вырвать из-под гвоздя вторую ладонь пленницы, но та мигом воткнула себе в грудь острие стекла. Вика рассмеялась зловещим загробным смехом, отчего у меня все внутри перевернулось.

— Хватит!

Из мертвого тела пленницы вырвалась такая же измученная душа. Вика подняла над собой перевернутый крест и, прочитав заклинание, вызвала Хель богиню царства мертвых на земле Хельгарда.

Это холодное темное и туманное место, куда попадают практически все умершие кроме героев. Ее владения расположены на самом низшем уровне вселенной, он окружен непроходимой рекой Гьелль. Ни одно существо и даже Боги не могут вернуться из Хельхейма, если попали в ее мертвые владения.

Я передал ей душу:

— Не забудьте поставить мне галочку!

Хель забрала душу и исчезла.

— Не стоит благодарности, — вскрикнул я, взмахнув руками. — Эх, что бы вы без меня делали.

Подвал затрясся.

— Ты что, — испугалась Вика. — Не стоит с ними так шутить…

А меня напротив это забавляло я, вообще не чувствовал страх!

— Оставляю тебя наедине с мясом, а мне пора на дежурство. Ах да! Сильно кровью не увлекайся, она нам нужна.

Я работал в лучшем госпитале нашего города. В морге.

2 глава

Дождливый осенний вечер мое любимое время года. Дикая смесь буйства красок природы смытая порывистым ветром, который больше не будет ласковым и трепетным. Он оголяет ветки деревьев, легко превращая их в корявые лапы нечисти под куполом черных мрачных туч. Я предан этому времени года, потому что световой день заметно сближается к минимуму, а мир через пелену зловещих туч освещает, будто керосиновая лампа и не приходится угнетать себя ненавистным солнцем. С приходом унылой поры этим Божьим миром словно овладевает наш Вельзевул и показывает в природе только угрюмость пустоту и холодную несуразность!

Я решил добраться до работы без авто хочу прогуляться. Да и воздух сегодня особенный необыкновенно чист и свеж! Недавний аквилон выдул всю Сахару с нашей местности. Желаю надышаться климатом вдоволь, будто вот-вот закончится моя миссия. И я став правой рукой Люцифера буду дышать уже другим воздухом… Гарью адского пламени, вот чем будут наполнены мои легкие, понадобятся ли они мне там вообще? Я служу силам зла вот уже восемнадцать лет и не знаю ответов на многие вопросы.

Усмехнувшись над собой, я покачал головой. Девушка, которая сидела в автобусе напротив меня с подозрением заострила на мне внимание. Но один только мой взгляд заставил ее взволноваться заерзать на месте и вскоре сбежать с автобуса на ближайшей остановке.

Сложив зонт, я зашел в госпиталь. Спустился по лестнице в самый низ пара поворотов налево, и я в морге. Я патологоанатом, а со мной в смену работали еще судмедэксперты. Но сейчас здесь было тихо, коллеги отсутствовали и меня это радовало!

— Безумно обожаю обстановку кладбищ и моргов, — рассуждал я сам с собой надевая белый халат.

— О Сашок здорово! — влетел Алексей в обитель тишины мертвых. И мы пожали друг другу руки.

— Что интересного? — спросил я.

Следом вошел Дмитрий тоже судмедэксперт, как и Леха. С ним мы тоже пожали руки.

— Кто заходил в наше обиталище? — я сформулировал по-другому.

— К нам вообще никого не заходило после твоей смены, — ответил Дима, наливая чай.

— Кстати у нас вся больничка шумит про девчонку в реанимации после жуткого износа… — начал Леха.

Лишившись над собой контроля все мое нутро, наполнилось не покоем. Даже, став демоном и потеряв сострадание к роду людскому, я до сих пор не жалую насильников!

— Мы сейчас ей место в холодильнике готовили у нее шансов на выживание ноль, — добавил Диман.

— А родители? — взял себя в руки я.

— Опекунша приходила алкашка, какая то. Строила правда из себя порядочную мать. Тут у нас менты целый день тусили, по-моему, это сожитель этой опекунши сотворил все это с девчонкой. Его, правда, задержали. Вот ждут экспертизы еще.

— Все так уверены, что она умрет?

— Саш девчонка в коме от болевого шока. Этот урод ее головой долбил об пол. Лучше если бедняжка отмучается, ничего ей не сулит хорошего в этой жизни! — ответил мне Леха.

— Душно тут… — сорвался я с места и рванул на улицу.

Как быстро закончился дождь. Тучи ушли на восток, а на западе половина неба была охвачена пожаром заката.

Я прикурил сигарету пытаясь справиться со своими эмоциями которые поработив меня руководят спасти девчонку… И это за все годы моего кровожадного омерзения к человеку и желанию немилосердно истребить всякого!

Точным попаданием, закинув бычок в урну, я помчал в реанимацию.

— Нина добрый вечер, — приоткрыл дверь я. — Можно?

Молодая врачиха расцвела, увидев меня:

— Ой, Александр Геннадьевич здравствуйте!

— Хеллоу. Где девочка?

— А-а… Инна? — с досадой вдохнула та. — Сиротка несчастная. У нее терминальная кома жизненный показатель ноль…

— Да заткнись ты! — я остановил время, и врачиха замерла в одном положении.

Но чем ближе я подходил к койке этой девчонки и чем больше разглядывал ее черты лица, тем больше сходил с ума! Мои ноги стали ватными, и я упал перед ней на колени, тело долбили странные импульсы, отдаваясь жутким звоном в голове. Когда я хотел спасти девчонке жизнь я и подумать не мог что она окажется вылитая моя Карина с похожей судьбой…

Я встал на ноги и оглядел ее с ног до головы — глубокое поражение нервной системы. Нарушение кровообращения в сосудах головного мозга, отек головного мозга. Отбита печень и почти не функционирует. Зонт в желудке. Капельницы. Действительно самая тяжелая финальная стадия заболеваний кома.

— Я не отдам тебя ни кому! — заключил я.

Но тут же я увидел стоящую рядом Хель, она вопросительно смотрела на меня в ожидании, когда же я добуду душу несчастной.

— Взамен достану все души героев!!! — неожиданно для себя поставил пари я. — Я готов на все! Отдай мне девочку? Всего одну!!!

Хель исчезла, хотя это далеко не значило о том, что она согласна.

Повелительница мира мертвых возникла возле хозяина.

— Все сделано! Александр у тебя на крючке и зачем ты возишься с этим демоном?

— Подстраховка еще никому не помешает. С помощью нищенки он навсегда останется порабощенным мною. Он ценный демон готовый истреблять человеческую расу!

3 глава

Темный длинный коридор…

Инна спешила вперед внимая позади громкие шаги… Бежать было трудно недуг сковал все тело. Задыхаясь своей боязливостью, она уткнулась в закрытую дверь в конце коридора которую невозможно открыть. Кто-то сзади подхватил ее крепкой рукой и, швырнув на пол, прижал мощью своего тела. Одной рукой сжимал два ее тоненьких запястья, а второй сдирал одежду…

— Не-е-е-ет… — закричала она, сопротивляясь и тут же проснулась.

Громко хватая воздух ртом, Инна все еще осязала на себе тело насильника. В палате было темно за окном ночь. Ей показалось, что в тени палаты кто-то двинулся… Пронизанная ужасом в высшей степени, Инна скользнула с койки и сломя голову поковыляла к выходу. Перед ней длинный коридор, освещенный слабым светом ночника на посту медсестры пусто…

Ее страх превосходил самого себя, девчонка поскорей желала от него избавиться!

Я поднялся в послеоперационное отделение гинекологии проведать свою дочь. Да теперь Инна моя дочь! Об этом знают все кроме нее самой. Пришлось приложить немало демонической силы, чтоб весь персонал госпиталя начал играть по моим правилам! Пришлось приложить еще больше усилий, чтоб девочка начала поправляться это, конечно выбило меня из сил я двое суток пролежал дома совершенно изнуренный. Но оно того стоит! С появлением в моей жизни Инны я, наконец, обрел смысл! И вот я иду счастливый, оттого что моя девочка благополучно вышла из комы и лежит в послеоперационной палате, как вдруг почувствовал недалеко от меня жуткий накал ожесточенное напряжение и страх. Инна в панике в коридоре пытается открыть окно…

— Эй, малыш…

Девчонка испугалась, резко обернулась и забилась в угол. Выглядела она перепуганной — растрепанные темные волосы сосульками свисали чуть ниже плеч, густая челка нависала над заплаканным лицом, глаза излучали панику! Я чувствовал ее мнительность к мужскому полу и меня она боится как огня!

— Стой-стой… — я медленно подходил ближе. — Я не сделаю тебе больно, поверь! Я врач я здесь для того чтобы тебе помочь!

Она пригляделась ко мне, но беспокойство ее не покидало. Страх настолько пропитал ее всю, настолько ужился и укоренился в ней, что скорей всего, она не понимала моих слов!

— Я знаю, что с тобой произошло. Беда, но не катастрофа! Это не стоит того чтобы больше не жить поверь мне. Если ты боишься спать, можешь больше не спать. Скажи что тебе сейчас нужно?

Я протянул руку. Замешкавшись на секунду, она проглотила ком, еще раз взглянула на меня и схватилась за мою руку. Есть контакт, она мне доверяет! Я ликовал!

— Я не знаю что мне нужно… — взвыла малышка. — Я не знаю, как с этим жить, что делать…

Моя маленькая девочка… О сколько во мне проснулось заботы и тепла к этому юному созданию точно как в те времена когда я был человеком…

— Я тебе помогу, — с радостью ответил я объятием, когда она прильнула ко мне, чувствуя внимание к своей персоне. — Я тебе клянусь всем, чем захочешь, что больше тебя никто не обидит!

Мы просидели в ее палате почти до утра. Зная, что я рядом Инна безмятежно улеглась в кровать. Она рассказала все о прошлой жизни — о ее доселе замечательной опекунше, которая спилась за недостатком внимания мужчин и в результате не сложившейся жизни. Про сожителя ее опекунши с презрением и мукой, подтвердив, что это он с ней так… Глупые менты которые не могут, а может, не хотят его раскусить! Покачал головой я. Инна опасалась возвращаться домой до бешеного ужаса просто, поэтому и решила покончить жизнь самоубийством.

Стоп! Какое возвращение в тот дом… Она же моя дочь и жить она будет у меня!

Я встал с кресла, подошел к ней очень близко и прикоснулся ладонями к ее щекам. Девчонка испугалась, забилась в панике, но вскоре уснула. Ну, все память стерта — мозгу дана новая установка. Я ее отец! А я вновь ощутил упадок сил необходимых восстановить передышкой и бездействием.

— Поспи малышка, больше ты не увидишь кошмаров, — пообещал я и спокойный поковылял в морг.

Утром перед окончанием смены я вновь навестил дочку. Меня встретила дежурная медсестра Катя:

— Александр Геннадьевич ваша дочь мгновенно поправляется!

— Еще бы…

— Что?

— Кать это! У тебя есть мой номер? При любых изменениях будь то хороших или плохих срочно докладывать!

— О да конечно.

Я заглянул в палату, моя малышка спокойно лежала в объятиях Морфея и даже улыбалась во сне. На душе было невероятно мирно!

— Кстати Александр Геннадьевич сегодня придут следователь и психолог.

— Катя без меня никого не впускать! Если что звони мне. Мазок на совпадение со спермой задержанного готов?

Катя кивнула:

— Совпадает.

— Ну и покажи им результат анализа и все. Дочке нужен отдых и моральный и физический!

4 глава

Весь день я провел в своей комнате истощенный и разбитый. Я лежал на кровати, и мое лицо было искажено от моей заварушки. В приоткрытой двери кто-то показался.

— Что ты хотела Вика?

Она зашла на порог, но не дальше.

— Я только хотела сказать, что ужин готов…

— Побудь со мной, — похлопал я ладонью по кровати.

А Вика и рада этому.

— Кажется, я скоро развеюсь по этому миру еще раньше, чем достигну своей цели.

— О, черт, что ты натворил? — Вика подскочила на кровати.

— Что же сразу так выражаться? Просто попросил Хель не забирать одну душу в обмен на души героев кои ей не доступны, но желанны.

— Ты в своем уме? Какая душа? Ты в курсе, что ты наоборот забираешь души, а не спасаешь их от смерти?

— Да знаю я без тебя! Я думал, ты меня выслушаешь. Твои дурацкие никому не нужные нотации и мне на фиг не сдались!

— Что это за душа?

— Не важно…

— Какую игру ты задумал? Я боюсь представить, что будет, когда обо всем узнает хозяин…

— Опять она начинает! Пошла вон отсюда!

— Ладно, Саш я волнуюсь…

— Вот зачем мне твои поучения? Какой от них толк, если все уже сделано? Твои слова только усугубляют положение еще хуже! Что я сам не знаю что меня ждет если я не найду выход.

— Ты не раскаиваешься? — утвердительно спросила ведьма.

— Ни капельки! Все уже сделано и я этому рад! Нужно найти выход и двигаться далее к моей цели.

— Саш слушай, — вскрикнула Вика. — Тебе немедленно нужно к Хель пока она все не доложила хозяину!

Я внимательно посмотрел на свою помощницу. А она перевернулась на живот и с преданностью взглянула в мои глаза. Но сквозь эту преданность явно просачивалась ревность.

— Вот к кому ты меня сейчас ревнуешь? — вскипел я.

— Ко всем! Ко всему миру! Мои чувства к тебе весь мир перевернут! Я на все ради тебя…

— Мы обсуждали это миллион миллионов раз. Я однолюб и кроме Карины вряд ли кого-то полюблю!

Я устало вдохнул.

— В моей жизни появилась девчонка в точь похожая на Карину… Понимаешь тот же возраст та же ситуация все тоже самое! Я не в силах был отдать ее Хель…

Мне вдруг показалось, что Вика в курсе того что со мной происходит. Я подозрительно на нее посмотрел.

— Что знала уже?

— Нет, ты что…

— Хочешь, я попрошу себе другую помощницу?

— Да не знала я!!!

— Ты накрыла на стол?

— Да…

— Тогда переезжай в комнату для прислуги на первом этаже, потому что в твоих апартаментах будет жить Инна.

— А ты…

— А я… Я ее отец!

Ночью я заставил покончить жизнь самоубийством мачеху Инны и ее собутыльниц, с которыми она распивала алкоголь, а затем растерзал их плоть! Жуткое получилось зрелище — забрызганные кровью стены разорванное тело и боязнь у них на лице! Очень люблю боязнь на лице жертв, это придает мне особое почтение! Твари вы причинили столько страдания моей девочке, размышлял я, стоя в кровавом месиве. Но теперь эта убогая грязная холупка смотрелась обновлено! Грязные полы разбитая посуда старые обои все было в красной руде.

— Великолепно! — воодушевленно произнес я и, подняв еще теплый палец мачехи Инны, написал им кровью на стене имя насильника. Это будет ему знаком на тот случай, если его выпустят под подписку. Затем я взял их души и, провалившись под пол, зашел в гости в царство Хельхейма.

— Зашибись, — протянул я, стоя у перекрестка мрачных сырых коридоров. — И где мне тебя искать?

Неподалеку были слышны стоны крик ужаса блуждающих душ. А за спиной грозное рычание Гарма жуткого четырехглазого пса охраняющего владения Хель. Он остановился напротив меня, его глаза горели адским злом.

— Привет песик хочешь поиграть в палочку? — предложил я.

Как вдруг иллюзия коридоров рассеялась, и предо мной возник трон с царицей мира мертвых.

— Как ты посмел отвлечь меня? — с грохотом произнесла она. А ее голос отобразился с землетрясением.

— Согласен! Тоже не люблю, когда меня отвлекают от дел…

— Ты знаешь, чем тебе грозит встреча со мной?

Рядом послышался гром. Я пошатнулся вновь от сотрясения Хельхейма.

— Да что же это такое, — вдохнул я. — Я просто пришел уточнить нашу сделку. Не с пустыми руками.

— С чего ты взял, что мы заключили сделку? Я сгною тебя несчастный демон, развею по миру!

— К чему угрозы и оскорбления? У меня души алкашек коих ты тоже ценишь, но это еще начало! Я обещал добывать тебе души героев, и я сдержу обещание. Я самый поворотливый демон. Ты меня еще плохо знаешь. Мне подвластно многое!

— Признательна за души.

— Мое условие — мне необходимо чтоб наша сделка осталась в тайне перед хозяином, — я вдохнул, теперь я должен всем.

— Я должна подумать, сгинь! — прошипела Хель.

А я очутился в морге на своей работе.

— Я подумаю… — мерзкий шепот со скрипом вновь раздался в моей голове.

Рядом с Хель появился хозяин:

— Ты будешь вознаграждена за свою службу! Я освобожу твоего отца Локи из заточения, когда придет время…

В день свой смены я стремглав понесся к Инне. Присел на стул напротив ее кровати и взял в свои руки ее маленькую ладонь. Инна восхитительна и миловидна аналогично Карине! Я словно был с симптомом полидипсии неутомимо и неестественно желая наслаждаться жизнью рядом с Инной! Я сравнивал себя с маленьким ребенком, который нашел на улице беззащитного котенка. Ребенок хочет оставить котенка себе заботиться о нем, растить. Только вот родители будут против… Я вдохнув, прижав ее ручку к своим губам. Как будто больше не было прошлого, в котором умерла Карина. Как будто я ее уберег от смерти!

5 глава

Хель взглянула на хозяина:

— Не вижу в этом демоне ничего особенного…

— Ты ошибаешься. Еще не один человек, продавший мне свою душу не служил мне так хорошо за созданную мной иллюзию! Потоми его с ответом…

С трудом открыв свои бессильные веки, Инна выдернула свою руку из моих рук.

— Кто вы дядя доктор? — она была напряжена моей чересчур наглядной заботой.

Я замешкался, занервничал. В общем, испытал все чувства как смертный на первом свидании.

— Я не совсем доктор…

— А кто?

Малышка насторожилась.

— Я твой отец.

Она остановила на мне пристальный взгляд.

— Я вас не знаю!

Забыла все даже последнюю ночь моего дежурства, когда мы сидели в этой палате, и она рассказывала о своей прошлой жизни.

— Милая успокойся у тебя амнезия.

В палату зашла медсестра:

— Ну как себя чувствует наша красавица?

Инна растеряно пожала плечами:

— Нормально кроме того что ничего не помню из прошлого.

Александр переглянулся с Катей.

— Потеря памяти, — пожала плечами медсестра. — Сейчас тебе принесут завтрак, а потом на укол и капельница.

— Кать сколько у нас еще осталось уколов?

— Сегодня последний день. Вы очень хорошо пошли на поправку выздоровели. Думаю завтра вам можно домой.

— Куда домой…? — тревожно спросила девочка.

— Как куда к нам домой, — улыбнулся я. — Малыш ты обязательно все вспомнишь дома! Пора домой!

Я протянул ей свою руку. Она еще раз скептически окинула меня взглядом и осторожно протянула свою руку.

Ночью Инна не спала. Круговорот различных мыслей мешал уснуть. Я наблюдал за ней со стороны коридора через окно.

В день выписки Инна чувствовала себя хорошо. Когда я зашел за ней в палату, девочка уже переодетая в старые поношенные джинсы натягивала древнюю серую кофту. Черт как я мог забыть о подмене одежды? Бедняжка в чем она ходила, в прошлой семье… Я оглядел ее с головы до ног и улыбнулся:

— Ты готова?

— Привет пап. Да…

Я испытывал радость, она сразу назвала меня папой!!!

На улице сыпал снег конец октября. Было прохладно и сыро. Только моя девочка шла к машине, сжавшись в комок от холода в одной тоненькой кофточке.

— Давай скорей в машину, — открыл дверь малышке я. А затем сел за руль.

— Пап, а у меня будут еще дети?

— А почему ты решила, что не будут? — у меня внутри все перевернулось, я чувствовал ее подсознательное смятение.

— Разве после изнасилования бывает нормальная жизнь? Тем более я ничего не помню, а вдруг он мне…

— Инна с тобой все в порядке моя хорошая. На этом жизнь не заканчивается.

— А его поймали? Я его не помню…

— Ну и хорошо, что не помнишь, значит дай установку, что ничего не было! Его поймали. Ты не первая жертва. В тюрьме таких не любят, и поверь его ждет подобающее наказание!

Инна отвернулась в свое окно. Я завел машину, и мы поехали домой.

Мой дом был кощунски построен на месте старого кладбища в конце парка города. В окрестности было безлюдно по соседству ни одного дома. То, что нужно! Инна с удивлением смотрела на наш коттедж, естественно она его не узнавала.

— А где мама? Я тоже ее не помню… Она нас встретит?

— Инн мама покончила жизнь самоубийством, с ней случилось тоже, что и с тобой.

Инна не знала, как отреагировать к незнакомой женщине которую я назвал ее матерью. Я открыл дверь машины приобнял малышку, чтоб она не замерзла и мы вошли в дом.

Виктория пренебрежительно и с отвращением уставилась на Инну. Раньше она видела ее на фото, сгорая от ретивости, а теперь это будет жить здесь и непроизвольно попадаться на глаза.

— Пойдем, я покажу тебе твою комнату? — я приобнял Инну и мы отправились на второй этаж.

Меня жутко раздражал взгляд Вики, которым она так пристально рассматривала мою девочку. И если не Инна я бы рассеял по свету эту дрянную мегеру!

В комнате со светлыми стенами стояла шикарная двух спальная кровать встроенный шкаф плазма куча мягких игрушек разных размеров аккуратная маленькая софа у окна и дверь на балкончик.

— Ой, как уютно, — ахнула Инна впредь не видевшая излишеств. — Только я ничего не помню…

Она невинно взглянула на меня.

— Не вижу ничего страшного не все сразу. Я пошел вниз ты, переоденься, и мы рванем обновить тебе гардероб и купим телефон, похоже, ты его потеряла…

— Прости…

— За что? Ты ни в чем не виновата, — я приобнял своего котенка ощущая от нее тоже знакомое тепло, что когда-то от Карины.

Я ощущал себя на седьмом небе от благоприятного введения Инны в мою жизнь. Начало положено успешно ее опекунша убита у следаков вальяжно занимающихся делом малютки стерта память после того как они Анатолия заточили в карцере с убийцами. Я больше ни кому не позволю обижать мою девочку, никому ее не отдам и даже…

Я прикусил язык, как я посмел подумать так о хозяине…

6 глава

Хэллоуин — праздник интригующий загадочный и мифически значимый. Люди одеваются в костюмы нечисти и поминают мертвых. Мы нечистая сила восхваляем эту ночь открывающую врата загробного мира и людского в честь него устраиваем вселенский шабаш!

В ночь на первое ноября стираются все границы, и души неприкаянных умерших навещают своих родных и близких. Вся темная сила выходит из своего потустороннего царства, так же вселяясь в различный домашний скот и прочих животных. Особенно злые представители замогильной братии вселяются в котов и кошек. Хотите повстречать в эту ночь чародейку? В полночь оденьте одежду наизнанку и пройдитесь задом наперед по улице. Вика уже будет ждать любого из вас, чтоб с удовольствием обглодать ваши косточки!

Мы с Инной резали тыквы на кухне, вынимали внутренности, делали овощу забавное лицо и ставили внутрь свечу. Получалось довольно таки курьезно!

— В наше время считается, что праздник Хэллоуин символизирует собой победу жизни над смертью, в связи с этим люди переодеваются в жуткие костюмы, чтобы напугать смерть или показать своим видом, что смерти люди не боятся, — решил опровергнуть я кое какие мифы выдуманные смертными.

— Тыква символизирует злобного духа и огонь, отпугивающий его, — добавила Инна, закончив с очередной тыковкой.

И я в общем забыл о чем говорил.

— Какая глупость, — посчитала абсурдом Вика, взяв тыкву, чтоб украсить ею место в доме.

Ведьма любила оспаривать все, что скажет моя девочка. И Инна уже это поняла и смирилась.

В доме раздался звонок.

— Угощай или пожалеешь! — раздался за дверью детский голос.

— Мелкие твареныши, — бранилась она. Отправляясь к двери с корзинкой угощений. — Я бы вас на костерке бы поджарила…

Мы переглянулись с Инной и рассмеялись. Хорошо, что Инна воспринимала слова служанки не более чем дурачество. Но я не упустил возможности покрутить пальцем у виска, пока не видит Инна и намекнуть Вике, чтоб она следила за своим языком при девочке.

— Пап, а почему Вика такая враждебная? Ходит вечно ворчит и всем недовольна?

— А, — махнул рукою я, не отрываясь от своей тыквы. — Не обращай внимания! Это потому что она не нашла то что искала не стала женой и матерью и ее никто не любит!

Моя тыква получилась с особенно злым лицом.

— У-у… — оценила Инна, поставив в нее свечу. — У Вики печальная судьба! Каждая женщина мечтает стать супругой и родить детишек.

Я улыбнулся и взглянул на свою девочку. Смогу ли я отдать свое чудо другому мужчине? И лишать ее мечты так же не могу…

В доме погас свет, и мы зажгли восковые свечи. Над нашей стороной сгущались паюсные страшные тучи. Миром завладевало зло! За окном было туманно и вряд ли кто либо, продолжал гулять на улице. Шквал трепал деревья поднимал с земли мусор сухие листья и возводил из них хороводы, но вскоре успокоился. И на землю посыпал первый снег.

Я затушил сигарету и зашел в темный дом. Вика шла из кухни со стаканом снотворного:

— Для девчонки!

— Я тебе язык вырву, если так ее будешь называть, — недовольно предупредил я и, взяв стакан, направился к малышке.

Инна готовилась ко сну. Выглядела она изнуренно.

Свет так и не дали и комната была наполнена бликами свечей играющих на стенах дрожащим отсветом. С появлением в ней малышки эти апартаменты манили теплом и комфортом. И я был согласен, что все дело в Инне ведь и моя жизнь так же поменялась, наполнившись семантикой.

— Я принес тебе лекарство.

Инна взяла кружку, выпив содержимое. И только я успел поставить стакан на столик, малышка несознательно отключилась. Я подхватил ее на руки и аккуратно уложил на кровать. Присел, рядом поглаживая ее по голове.

— Отдыхай моя хорошая тебе не нужно видеть наш содом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 316