электронная
104
печатная A5
374
16+
Юные дарования. Предсказатель

Бесплатный фрагмент - Юные дарования. Предсказатель

Объем:
220 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7699-1
электронная
от 104
печатная A5
от 374

Пролог

Главная история моей жизни, началась с момента, когда в моих руках оказался самый загадочный артефакт древности. Долгое время я старался избегать его, как мог. Впервые перед встречей в ресторане «Звездочёт» с друзьями, меня терзали смешанные ощущения. Задолго до той встречи, мне пришло видение, что Лучемир принесёт с собой корень всех своих бед и одновременно дар, заключавшийся в одном медальоне.

Я предчувствовал, что должен был тогда взять его, но воздержался, потому что любым неистовым чудесам и приключениям, всегда предпочитаю спокойную и размеренную жизнь. Кай первым выразил желание подержать его у себя, пока Лучемир собирался утрясти проблемы и утихомирить душевные раны. Я был тому только рад, что мне не пришлось, брать эту ношу на себя.

Долго носить его Кай не смог. За неделю до его последней выставки, мне пришло другое видение относительно медальона и судьбы Кая. В день выставки, я поделился с друзьями своими опасениями и Лучемир попросил меня, подержать его некоторое время. Решение было принято. Ветер перемен окончательно сменил направление, активно набирая силу, чтобы дуть в моём направлении.

В ту выставку Кай избежал проблем, связанных с медальоном, ещё и потому, что моя возлюбленная Елизавета, вступилась за всех, благодаря своим широким связям. Медальон уже был на мне, потому я ясно видел причину, столь отчётливого везения. Медальон начинал «действовать». Он начинал резонировать и ввергать меня в силы, с которыми я раньше не мог совладать.

Он открывал мне возможности и фантастические перспективы в плане личного развития, о размахе оных я и не мог мечтать, ведя скромную жизнь добровольного затворника. Мой потенциал предсказателя, помноженный на сверхъестественную способность медальона связываться с любым типом энергии и проводить его через хозяина, кружил голову, будоражил ум и дразнил воображение.

Лавина необычайного и диковинного, сокрытого от сознания и глаз в обыденной реальности, теперь рвалась наружу. Одев медальон на шею, я уже не мог ей противостоять, как не может один человек противостоять, обрушающейся на него с гор лавине. Так же, как не может человек, стоя голым на берегу океана, противостоять волнам цунами. Словно, я попал в самый сильный водоворот течения и уже не мог выплыть на берег. Оставалось только следовать по течению и следить за тем, чтобы меня не ударило о камни поворотов судьбы, с возможностью в любой момент захлебнуться открывшимся потенциалом.

Жребий был брошен. Медальон одет. Начиналась большая игра. Где я одновременно был ведущим, водящим и самим игроком.

Глава 1. «Здесь нельзя ничего поджигать!»

У меня был обычный сон. До того, как я обратил внимание на камни вдоль дороги. Они висели в нескольких сантиметрах от земли. Не желали с ней соприкасаться. Во мне закрались подозрения. Я поднял один из них. Обычный, серый с дороги камень. Бросил его обратно. Чтобы не мешал ходить. Камень упал на своё место, но не коснулся земли, а так и повис на два пальца от земли.

Меня осенило. Я же во сне. Я осмотрелся. Центр города. Люди идут по своим делам. Перед тем как начать выполнять, интересные и полезные вещи, я всегда предварительно немного развлекаюсь. Это помогает мне углубиться, накачать резкость и картинку до должного уровня. Если этого я не сделаю, видимость предметов будет, словно через мутные очки.

— Внимание люди! — хлопнул в ладоши я. — Кто сегодня хочет стать моим другом, подходите ко мне, — люди стали стекаться в мою сторону. — Зайдём, пожалуй, вот сюда.

Я указал пальцем, на первое попавшееся здание, что поближе. На улице может произойти больше чудес. Я не хотел отвлекаться. Я зашёл, а за мной пошла примерно дюжина новоприобретённых друзей. Ходить в компании всегда веселее, чем одному. Внутри конечно было не радостнее, чем снаружи. Потому, я сразу решил обследовать комнаты на предмет, чем занять себя и остальных. Чтобы немного сократить, я сразу пошёл сквозь все стены подряд.

Комнаты не представляли большого интереса, как и их содержимое. Было забавно наблюдать, как идущие за мной «друзья», втыкаются в стены. У некоторых получалось идти за мной. У некоторых почти получалось, но они застревали в стенах. Наконец реализм, накачался до такой высокой степени, что мне стало совестно, за то, что я оставляю моих воображаемых людей, торчать в стенах. Пришлось их вытягивать, а ведь на это уходят два самых ценных ресурса: время и энергия.

Я подумал, что эта ночка выдастся весёлой, несмотря на то, что за окном был ясный день. Детальная материальность, стала настолько высокой, что я буквально ощущал прохладу, идущую от стен. Пора. Я собрался уходить, по своим делам. Вдруг меня привлекла, одна пустующая до этого времени комната. Я пошёл в неё и за мной последовали остальные. В центре неё стояла отвратительно безобразная ведьма, в разноцветных лохмотьях, близко напоминающих одеяние бабы-яги.

— Привет бабуся, — сказал я ей.

Тут же она вся засветилась, а в руках у неё появились разноцветные всполохи огня и света. Проведя серию движений, она воздела руки к верху и оттолкнула от груди. С её ладоней сорвались, разноцветные, как огни на ёлке, волны враждебной энергии. Не долетев до меня, они тут же погасли и развеялись.

— А по-хорошему, никак нельзя? — на всякий случай спросил я.

Она снова попыталась достать меня своими чарами, но так же тщетно. Меня она достать не могла, в отличие от моих «друзей». Когда её свет долетал до них, они валились с ног и замертво оставались лежать на полу с открытыми глазами. Так она мне всех попутчиков перебьёт. Итак, мне нужен меч. Каждому известно, что лучшее средство против ведьмы, это хороший, острый меч. Я вышел в коридор, зашёл в соседнюю комнату.

От пола до потолка, она была завалена мечами. В осознанном сновидении так всегда, любое твоё слово закон, а любая мысль материальна в тот же момент. Такого многообразия холодного оружия, не встретишь даже в лучших музеях. Здесь с визуализацией, я слегка перестарался. Схватив, первый попавшийся загнутый, широкий меч, я влетел в комнату с ведьмой и с отмашки рубанул её по шее. Голова слетела с плеч и укатилась в угол. Равновесие восстановлено. Больше никто не убьёт моих спутников. Добро опять победило зло.

Оставлять здесь груду из восьми тел моих «друзей» не хотелось. Да и ведьму тоже. Я мысленно облил всё вокруг пахучим бензином, это первое, что пришло мне на ум. Материализовав в руке зажигалку, сделал «чирк». Комната пыхнула синим пламенем. Я выбежал.

Я уже шёл на выход. Как вдруг, меня привлекла соседняя, достаточно просторная комната, слева по коридору. Очень светлая и чистая, она выгодно отличалась, от остальных, где я побывал. Там стояла семья из четырёх человек. Похожи на шведов. Мужчина, женщина, мальчик лет семи и девочка, лет девяти. Они стояли так благородно, почти все в белом, словно собирались сделать семейную фотографию, да фотограф, всё не появлялся.

— Здравствуйте, — обратился я к ним, выбросив меч. — Вы сюда как попали?

— Мы путешествуем по тонким мирам всей семьей, — ответил глава семейства.

— Поразительно. Я тоже самое, собираюсь сделать сейчас. Скажите, у вас вот прямо, так получается вчетвером, одновременно встречаться?

— Да, мы часто встречаемся в этой комнате, а когда все в сборе, мы отправляемся в путешествие.

— Вы наверно уже в сборе и сейчас отправитесь?

— С минуты на минуту.

— А куда? Простите за нескромный вопрос.

— В Запросветье.

— Не знаю, такого места. Но удачи.

— И тебе удачи парень, — сказала вдруг молодая женщина, я бы дал ей не более тридцати лет. — Ты кстати здесь не один такой, — на моё вопросительное выражение лица, она показала пальцем мне за спину.

Я обернулся. В углу стоял классический азиатский мальчик, лет тринадцати на вид. Может и старше. Ростом они ниже европейцев, потому это слегка сбивает с толку. Я подошёл к нему. У него был очень болезненный и замученный вид.

— Привет. Я тут путешествую через осознанные сновидения, как и они, — я указал пальцем за спину. — Потом через них попадаю в тонкие миры. А как ты сюда проник?

— С помощь сурия, — ответил мальчик.

Говорил он явно на вьетнамском или близком к нему языке. Я не большой знаток. Однако, в осознанных сновидения, нет языковых барьеров, я всегда понимал любые иностранные языки, будто мне отвечали на чистом русском. Так же, как иностранцы всегда понимали меня. Буквально и дословно.

— А кто такие эти сурии?

— Это вот он, — кивнул он головой за себя и в сторону.

Только сейчас, я заметил, что позади него, сидел на корточках лысый, почти голый, если не считать набедренной повязки, мужчина. У него была вытянутая форма черепа с глубокими глазницами. Из них на меня, не моргая смотрели два больших, ярко зелёных глаза. Сурий, словно поняв, что я его заметил, держась руками за мальчика, начал вставать в полный рост. Ростом он оказался внушительней, чем это казалось на первый взгляд. Два метра тридцать, не меньше. Худой и бледный, кожа цвета молодого цуккини. Неприятный тип, в три раза больше мальчика-азиата. Явно паразитирует на жизненной силе парнишки.

Правда, у меня возникло озарение, что благодаря ему, парнишка видит такие дали и миры, которые мне даже и не снились. Я решил свинтить подальше от них. Сурий мне конкретно так не понравился, с первого знакомства. Слишком это существо-создание, далеко от человека по своей сути.

— Ну ладно ребята. Мне пора, — я развернулся и стал быстро уходить.

Вдруг на своих плечах, я почувствовал его длинные руки с длинными пальцами. Я обернулся. Тощие руки метра два с половиной длиной, приподняли меня от пола, за лямки невесть откуда взявшегося рюкзака на моей спине, и потянули к себе. Видимо сурию понравилась на вкус моя свежая и сильная энергетика. Так вот он решил начать первое знакомство. У меня в отличие от него, желания такого не было. Я быстро высвободил руки и плечи из рюкзака и рванул прочь. Представив рюкзак плотно набитым подожжёнными, китайскими фейерверками и хлопушками.

Вдруг та женщина, из семьи путешественников, спохватилась. Наверно учуяла или увидела огонь с дымом в коридоре. Я пробежал мимо неё. Позади меня, рюкзак полный сюрпризов и безудержной энергии, буквально стал взрываться у него в руках. Ну что сурий, получил что хотел?

— Здесь нельзя ничего поджигать! — вдруг прокричала женщина.

Вот интересно. С чего она это взяла вообще?

— Всё на выход! — крикнул я своим спутникам, топтавшимся в коридоре. — Нам здесь не рады.

Позади, в покинутой комнате с путешественниками разных сортов, грохотали фейерверки, в коридоре действительно, столбом стоял дым и огонь. Ну, надо же, тут даже бетонные и кирпичные стены горят, не хуже дерева. Впрочем, чего я удивляюсь, мой огонь тоже мог быть, не совсем аналогичным огню из моего реального, повседневного мира. Я выбежал на улицу. Не желая больше оставаться, в такой странной обстановке, с не менее странными личностями. Что мне нужно. Правильно машина. Я представил ярко красную Lamborghini за углом здания. Зашёл за угол. Стоит. Только ярко оранжевая. Ну да не важно.

— Кто желает прокатиться, за мной?

Сев за руль, я завёлся. Тут же ко мне подсели оставшиеся в живых спутники. Поместились не все. Я стал набирать скорость. Двигатель громогласно урчал. Почему я раньше, никогда не ездил на Lamborghini? Удовольствия, просто через край. Приглушённое урчание двигателя, стал перебивать посторонний шум. Постепенно, он полностью заглушил машину. Я проснулся.

Совсем забыл выключить будильник! Такое необычное сновидение сорвалось. Только отправился по делам и вот на тебе. Будильник злостно вернулся меня обратно, в плотную реальность. Пять тридцать утра. Скинув с себя летнее, шёлковое одеяло я потянулся и встал. Одел домашнее ифу. Прошёл в ванную, принял контрастный душ. Пять минут медитации, десять на дыхательные практики, десять на лёгкую гимнастическую растяжку тела. Шесть утра. Завтрак.

За едой, я быстро перелистал по заглавию, несколько редчайших томов по сущностям, поджидающих путешественника страны ОС (Осознанных сновидений). Суриев и упоминаний о них не нашёл. Редкая птица. Ладно. Не удивительно. Описать физически, всё многообразие, куда можно попасть из ОС в принципе невозможно.

Что скажет о них сеть? Помучал поисковики. Безрезультатно. Я пошёл на крайние меры. Открыл новый интернет поисковик «Бог». «Задай Богу вопрос» — гласил он. Задал. Тоже безрезультатно. Ну ладно. Опустимся ещё ниже. Найдя форумы по интересам, вкратце изложил вопрос, касательно названия, происхождения и вообще любой информации, относительно суриев. Может, кто что знает.

Пока я одевался, то заметил, на столе медальон. Вчера Кай передал мне его, весьма вовремя. Теперь на мне была ответственность, нянчиться с ним, как с подкинутым под дверь, ребёнком в корзине. Я осторожно взял его в руку, осмотрел. Повесил на шею. Смотрится вполне неплохо. Вещица добротная, почти чистое золото, но не мягкое царапин нет, в центре изумительный волосатик. Засунул под одежду.

Я направился на спортивную площадку. Она располагалась в парке, с краю. Можно было уйти за парк, там текла река, а за ней были бесконечные лесные дали. Но сегодня были другие планы. В семь утра площадка пустовала. Лишь редкие собачники проходили мимо. Я стал выполнять привычные формы тайцзи-цюань. Руки и ноги, стремились нарушить привычные движения. Я сосредоточенно выводил отточенные линии и формы.

Выполнив все запланированные движения, я решил дать волю рукам и ногам. Чередуя вдох и выдох, руки стали описывать новые плавные формы и округлые линии, а ноги спонтанно пришли в движение, то делая маленькие шаги, то останавливаясь. Это что-то новенькое. Я такого не изучал и даже вроде нигде не видел. Импровизация не может быть так чётко поставленной.

— Что это за стиль? — не вежливо отвлек меня мужской голос.

Я обернулся. За моей спиной, у брусьев, стоял знакомый посетитель спортивной площадки. Мы и раньше здесь пересекались по утрам. Но дальше кивка головы не заходило.

— Доброе утро. Да так, импровизация.

— Доброе. Ничего похожего, не видел прежде, — я развел руками, мне хотелось продолжать, но я не стал. — Продолжение будет?

— Нет, я закончил.

Я ушёл. Спустя некоторое время обернулся. Собеседник занял площадку и стал выполнять там каты. Простые, резкие, прямые. Слишком рваные и не гармоничные движения, чтобы было интересно за ним наблюдать. Я углубился и нашёл замкнутую полянку. Встав посередине, я продолжил начатую импровизацию. Длилась она еще минут семь. Закончив её, я ощутил такой прилив сил, что кончики пальцев стало покалывать, а по затылку беспрерывно, от самой поясницы шли мурашки.

Точно наэлектризованный я пошёл домой. Стараясь идти как можно ровнее, чтобы электрические импульсы не били по телу так сильно. Идти у меня не получалось. Испытывая невообразимый прилив сил, до дома я добежал. Лучемир и Кай, не раз говорили о необычном влиянии медальона. Насколько же он велика его сила?

Глава 2. Хранитель Пути Кхе

День тянулся долго. Хотелось скорее продолжить эксперимент с осознанными сновидениями. На этот раз не снимая медальона. В девять вечера, отключив все будильники, я задёрнул шторы и закрыл дверь в спальню. В июне светло за окном, вплоть до глубокой ночи. Шторы у меня специально для этого очень плотные и широкие. Закрывают неплохо даже прямой, солнечный свет. Свет и шум не должны быть помехой. Окно тоже закрыто.

Разделся, лёг. Сна ни в одном глазу. Стал привычно делать упражнения по расслаблению, постепенно замедляя дыхательный ритм. Два часа подряд пролежал, измучавшись от совершенного отсутствия желания у организма, погружаться в сон. Ну конечно! Нужно сходить в душ. Вода расслабляет. Пятнадцать минут на душ средней температуры. Контрастный недопустим. Лишняя бодрость ни к чему. Продолжаем эксперимент. Лёг. Вдох, выдох. Вдох. Выдох.

К полуночи, совершенно измучавшись, я перевернулся со спины на бок и заснул. Излишнее возбуждение и целеустремленность погрузиться в сновидение, лучший защитный механизм. Погружение должно проходить, спонтанно, легко и ненавящего. Как я мог, о таком забыть? Очередной показатель, что ко всему нужно подходить с холодной головой. Если вы конечно, не мой друг Кай, он художник, ему экспрессии только в плюс.

Всю ночь меня преследовали типичные сны с совершенно алогичным, на первый взгляд сюжетом. Только под утро, когда абсурдность стала зашкаливать, я привычно стал сомневаться в реальности происходящего.

— Покорми меня копчёным мясом человек. Я покажу тебе, заветную дорогу к горе Пробуждённых, — сказал огромный, серо-голубой барс, с человеческим лицом.

Я материализовал большое блюдо копчёного, полусырого мяса. Жалко что-ли? Целиком приготовленная пища животным вредна. Наблюдал пару минут, как он его ест. Всегда забавно и необычно кормить говорящую, двух метровую кошку.

— Снежные барсы не умеют разговаривать, — заметил я, догадываясь, что кругом, мои плоды воображения.

— Тогда, где ты видишь снег человек?

— Снег? — я осмотрелся, снега нигде нет, камни, песок и лес покрывающий горы вокруг. — Там высоко на вершинах барс.

— Я не снежный и не барс.

— Ну, кто же ты тогда такой? — спросил я с иронией, замечая, как возрастает резкость картинки, но снежный барс, вопреки всему, не желает никуда испаряться. — Скажи мне сам.

— Я хранитель Пути.

— А я.

— А ты Зенон.

— А откуда ты знаешь? — риторически просил я, подразумевая по-прежнему, что он плод моей фантазии, а они имеют свойство знать всё наперёд.

— Для хранителя пути, нет загадок, особенно от человека по имени Зенон, — барс позволил себе улыбнуться и оскал приобрёл хищное выражение лица.

— Прекрасно хранитель Пути. У тебя есть имя?

— Есть, Стындыку Кхе Муакъ.

— Мне тебя так и звать?

— Зови меня Кхе, если твой язык, достаточно костный.

— Если для тебя нет загадок, тогда скажи мне, кто такие сурии?

— Мелкие демоны паразиты. Питаются за счёт жизненной силы жертвы-донора. Помогают путешествовать по пространству.

— Это я знал и без тебя. Ты словно в моей голове порылся и нашёл то, что я и так знаю.

— Будешь меня перебивать, я тебя укушу, — серьёзно заметил Кхе. — Помогают только условно, потому что большую часть силы донора берут себе. Потому их жертвы-доноры, обречены, быть уставшими, мало спать, часто болеть и рано умирать. Не могут ни защитить своего донора, ни от одной опасности, ни дать мудрого совета. Выгоды никакой. Одним словом паразиты. Чем большего размера сурий, тем в худшем состоянии донор и близок к смерти.

— Два с лишним метра, это большой размер?

— Размер накопленной сурием энергии, чтобы уйти в спячку, определяется цветом глаз.

— Зелёный.

— Значит, он близок к тому, чтобы уйти в спячку. Когда он это сделает, донор умрёт.

— Донора можно ещё спасти?

— Зачем? Ты сейчас говоришь про мальчика, по имени Ли Бэн. Он добровольно выбрал себе в спутники паразита.

— Не понимаю. Он обманом завладел им, обещая чудеса?

— Нет. Сурий пришёл к нему в час наркотической комы, во время операции. Когда Ли Бэн, был на больничной койке, с крайней степенью рака. Предложил скоротать оставшиеся дни, более увлекательно. Ли Бэн согласился.

— Хочешь сказать сурий такой сердечный и добродетельный попался?

— Нет. Им присуща только жажда владения чужой энергией. Паразит и этим всё сказано. А тебе, не всё ли равно?

— Всё равно, — честно признался я.

— Любопытство, Зенон, твоя слабая черта. Именно из-за неё твои друзья называют тебя предсказатель. Именно из-за него ты иногда видишь причинно-следственную связь вещей, на чуть более высоком уровне, чем заурядный ум.

— Кхе. Ты говорил, что ты хранитель Пути, — сменил я тему, чтобы он не копал вглубь меня, самокопания мне и так хватает в дневные часы.

— Это так, — кивнул барс.

— Хранитель просто Пути или пути куда-то конкретно?

— И то и другое.

— Какой твой самый оберегаемый путь?

— Путь, на гору Освобождённых. У этой горы разные названия.

— Ты вроде говорил про гору Пробуждённых.

— У неё разные названия. Гора Освобождённых, гора Пробуждённых, гора Невернувшихся.

— Кто и от чего там освобождён?

— Все кто туда поднялся, был пробуждён и освобожден от всего мирского. Всем была дарована истинная свобода и возможность, перебраться в любой, лучший мир.

— Ты туда поднимался Кхе?

— Я другой природы. Мне нет необходимости туда подниматься. Сама моя природа — свобода.

— А моя?

— А это уже решать тебе Зенон.

— Ты проводишь меня туда Кхе?

— Ты можешь попробовать дойти туда сам.

— Ты укажешь мне направление?

— Дорога очень петляет. Тебе нужен либо проводник. Либо карта.

— Раз ты не можешь быть моим проводником, где я могу взять карту?

— Я могу, но пока не хочу. Карту, ты можешь взять у себя, в миру. Я скажу тебе адрес, а ты сам туда наведаешься и возьмёшь нужную тебе карту, — он назвал мне точный адрес.

— Постой Кхе. Там же рядом находится, главный центр секретных силовых структур.

— А ты думал карта на гору Освобождённых, тебя будет ждать в книжном магазине на полке? — засмеялся Кхе, обнажая клыки. — Она лежит в сейфе и физически, проникнуть туда ты, скорее всего не сможешь, в силу отсутствия подобающей подготовки. Хоть ты и живёшь как воин, добраться туда тебе, не хватит сноровки.

— Так как же, я туда попаду? — начинал я терять терпение, от разговоров с огромной кошкой с человеческим, волосатыми лицом.

— Так же как и сюда. Мне пора Зенон. Добудешь карту, приходи. В противном случае радушного приёма от меня не жди. Я сказал тебе достаточно. На первый раз. С моей стороны это большая редкость, удостаивать внимания человека, чаще, чем раз в пять тысяч лет.

— До встречи, — сказал я.

Пространство начало сворачиваться, пока не облегло меня со всех сторон, в плотный кокон и не стало натуральным образом душить. Я очнулся на кровати, укутанный в несколько слоев одеяла. Скручены они вокруг меня были так плотно, что я был весь сырой и едва дышал. Найдя нужное направление, я раскатал себя как коврик и свалился с кровати. Было очень жарко. Я раздёрнул шторы. Звёзды на небе. Распахнул окно. Свежий ночной воздух лучшее, что приводит в чувство, а ещё холодный душ.

Сменил пастельное бельё. Свежие простыни и одеяло, тянули меня к себе, обратно в кровать. Больше спать я не ложился. В голове, как программа, мерцала мысль достать карту. Физически добраться туда я конечно не смогу. Нечего тут даже и помышлять. Однако через ОС можно попробовать. Сейчас действительно, лучше не ложиться. Надо беречь силы.

Попутно смотря на карте адрес, данный мне барсом по имени Кхе, утверждавшем, что он не барс, я переписался с Исабель. Елизаветой она была только для русскоязычных друзей. Её же настоящее имя Исабель, дала ей её мать испанка, ещё при рождении. Но так как отец её был русский, в ходу было два имени. Меня же она просила называть её по настоящему имени.

— «Исабель, не спишь?».

— «Нет =) Хочу, чтобы ты сегодня сводил меня, куда-нибудь в необычное место».

— «Вечером. В 17:00».

— «Идёт. Куда мы пойдём?»

— «Сюрприз».

— «Мне приехать или…»

— «Я сам заеду. Будь дома».

— «Хорошо Зенон. Я пошла спать)».

— «Добрых снов».

Как я и предполагал, упоминания о хранителе Пути, снежном барсе по имени «Стындыку Кхе Муакъ», нигде не нашлось. С животным, нашлось много мифологических совпадений, но все они были довольно противоречивы и напрямую, не имели к Кхе, никакого отношения. В целом, мне было интересно разгадать его загадку и найти путь к горе пробуждённых. Я вознамерился следующей ночью, в режиме ОС, сходить по-тихому за картой.

Так всегда бывает. Дневные события реальной жизни, перестают быть интересными, в силу их обыденности, размеренности и банальности. Особенно, когда ночные захватывают дух и несут в себе тайны и возможности, о которых можно только мечтать. Чтобы сила не уходила напрасно, я ограничился строгой диетой состоящей на девяносто процентов, из сырых фруктов, пяти из орехов и пяти из мёда. В качестве напитков, только чистая вода.

В теле не должно быть ничего лишнего. Только чистая энергия. В связке с цигун, тайцзи-цюань и дыхательными практиками, это даёт самые невообразимые результаты. Утром, я как обычно вышел в парк. Нашёл ту заветную, неприметную полянку и повторил, все новоприобретённые за вчерашний день формы. Природа слишком гармонична, чтобы после мне быстро захотелось уйти. Но замелькавшие тут и там люди с собаками и просто бегуны, навели меня на мысли об уходе. Тем более свою утреннюю программу, я выполнил.

Я направился к дому. Надо мной раскаркалась серая ворона. Отпущенная хозяином немецкая овчарка, радостная и игривая, побежала в сторону сухой берёзы, на которой сидела птица. Собака с разбегу упёрлась передними лапами в берёзу. Без ветвей и листьев, береза с тихим скрежетом стала рушиться. Видимо совсем прогнила, и стояла на одном честном слове. Ворона лениво сорвалась, с падающего дерева и разгневанно закаркала. В одну сотую долю секунды, в мире словно померк свет.

Я насторожился и остановился. Боясь своими движениями вызвать дальше цепную реакцию. Обычно так бывает в моих путешествиях по сновидениям. Возьмёшь с земли, какой-нибудь камень, а он возьми да, окажись из другой реальности, куда тебя сразу засасывает. Однако мой плотный мир был устойчив к подобным трюкам. Особенно со стороны собак и ворон.

Хозяин, возможно, не заметил перемены, но вдруг испуганно дёрнулся.

— Ко мне. Ко мне я сказал! — севшим голосом подозвал он собаку.

Чувствует, что произошло, что-то неправильное, но не может понять, почему и как это вышло. Бегущий мимо мужчина, тоже остановился, развернулся и побежал обратно. Раньше, до ночных практик, у меня никогда не было подобных странностей. Однако год за годом, по мере накопления сновидческого опыта. Дневная реальность, с каждым разом чаще и чаще давала трещину. Либо набитый глаз, уже сам выискивал недочёты, ошибки и выражаясь языком айтишников, общий программный сбой.

Такое бывает. На сленге любителей и завсегдатаев, полетать ночью там, где не надо, но очень хочется, это называется: лазейка, поплавок, гнилая ступенька, фитиль, коряга. Лазейка — пункт отправления, в другой участок местности, работает по принципу телепорта. Самое уникальное и редкое явление, их могут находить только феноменально внимательные завсегдатаи и профессионалы своего ночного дела. Для них, главное ремесло в жизни начинается ночью.

Те люди, для кого ночные, осознанные путешествия просто хобби, обычно в них влипают первыми, а потом рассказывают остальным. Найти такую лазейку, можно случайно. Но при очень большом везении. Недавний случай: мой друг, художник Кай мне рассказывал, как он случайно из метро, моментально, переместился на многие километры. Оказался, в склепе на кладбище. Живой и невредимый.

Поплавок — встречается часто. Например, по типу камня, но иначе. Возьмёшь такой с дороги, а он окажется не камнем вовсе. Так я один раз, забыл книгу в библиотеке. Вернулся за ней после занятий. Руку протянул. Она меня, как цапнет за палец, до сих пор шрам на мизинце есть. Крикнула чайкой. Вспорхнула со стола и улетела в открытую форточку. Что это было? В узких кругах я делился потом этой историей, ответа никто не знает, явление изучено мало. А называется просто — поплавок. За то, что никогда не знаешь, что ты выудишь, если его дёрнешь.

Гнилая ступенька — это вещь опасная. Название говорит само за себя. Так на неё «ступил», один приятель в компании любителей ОС и им подобных. Шли ночью, прогуливались. Он при всех, взял да наступил на пустую банку алюминиевую. Смять хотел. Банка то смялась, а вместе с ней, смялась его нога. Попал в больницу. Ногу восстановить не смогли. Поставили протез. Жит не тужит и радуется, что живой. Но ногу то не вернёшь. На банки естественно, никто никогда больше не наступает. Да и вообще, отдельно лежащие предметы, всегда подозрительны, их лучше не трогать. Об этом даже в метро и аэропортах говорится. Все понимают и те, кто не в теме, тоже.

Фитиль — штука забавная. От гнилой ступеньки её отличить почти невозможно. Но встречается она гораздо чаще. Приведу пример. Зашёл я как-то в кинотеатр с девушкой. Первое свидание все дела. Первое с этой конкретной девушкой, а не вообще. До сеанса минут пять. Она отправилась пудрить носик, или что там девочки, делают перед сеансом? Я скучаю. Места у нас самые задние разумеется. Гляжу, с потолка свисает толстая, шёлковая нить. Ни один нормальный парень мимо не пройдёт. Я естественно дёрнул. Тут же свет погас. В свете фонарика в телефоне, я начал смотреть, что это за нить такая. Нити нет. Вот в руке была и вот, её нет. Сорвал сеанс, но мы нашли куда сходить.

Впрочем, не всегда, нить торчащая сверху — выключатель. Это может быть и обычная розетка на стене, которой раньше никогда не было. Совать в неё электро приборы, на свой страх и риск, никто не станет. Разве что, кто не знал о том, что она появилась здесь странным образом. Последствия всегда разные. Пару раз видел такие розетки в лесу на дереве. Пару раз, шнурки в магазине и театре. В моей среде, о них часто рассказывают. Никто этому уже не удивляется.

Коряга — самый безопасный предмет. Бывает, торчит, например, из монитора компьютера ветка или со дна чашки растёт пучок травы. Дёргать, пилить, ломать, не надо, иначе прощай вещь. Лучше убрать с глаз долой, потом оно само исчезнет. Только, из чашки этой лучше больше не пить. Мало ли как оно обернётся. Другое дело бытовая техника. Монитором пользуйтесь на здоровье. Безвредно. Проверено на себе.

Все эти вышеперечисленные феномены, не подходили под описание, трюка вороны с собакой и берёзой. Потому я заторопился домой. Золотое правило на входе клуба «The Unsleep», гласит: «ни к чему расшатывать лишний раз реальность, если она стабильна и без сбоев». Случившееся не подходило под описание вышеперечисленных, более-менее известных феноменов для членов нашего клуба. В связи с этим, руководствовался я другим простым правилом: «Остерегайся встречи с неведомым».

Несколько раз я слышал истории, не очевидцев, потому они могли иметь элементы вымысла. Я это учитывал. Общая суть сводится к тому, что повседневная реальность, как разноцветное полотно, сшита обычными нитками из разных кусков материи. Местами когда, нити рвутся, реальность обнажает зыбкие пространства и невероятные вещи за ними. При столкновении с ними, лучше обходить их стороной. Явление это крайне мало изучено. Кто пытался их изучать самостоятельно, пропал. Их спросить уже нельзя, к чему они пришли сами и куда их эта затея привела.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 104
печатная A5
от 374