электронная
Бесплатно
печатная A5
364
12+
Я здесь!

Бесплатный фрагмент - Я здесь!

Сборник стихов

Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-9915-2
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 364
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Я здесь — смысл этого заглавия в том, что когда человеку плохо или он не ориентируется в окружающей среде, другой человек, находящейся рядом, может сказать ему просто «Я здесь!», и этим самым возгласом вернуть дезориентированного в реальность. «Я знаю точно ты здесь» — поёт Диана Гурская. Как важно почувствовать, осознать этого другого, что он именно здесь, а не там где-то застрял на девятом километре. Также, если плохо человеку, он может помолиться Богу и от Него услышать ответ «Я здесь!» — «Я здесь, ничего не бойся». Поэтому это, по-моему, самый главный возглас в жизни)))) Хотя нет, наверное, не самый… Но я для меня лично — бесценный. Потому что многие мои стихи в этом сборнике и мои стихи вообще — пронизаны желанием соприкоснуться с другим, ощупать его, другого, понять что он — здесь! А он вот обычно не здесь и в этом заключается страдание.

Также возглас «Я здесь!» связан с деперсонализацией. Деперсонализация — это такой синдром при психических отклонениях, когда ты вдруг перестаёшь понимать что ты это именно ты и тебе от этого непонятно и страшно. И вовремя сказать себе «я здесь!» неимоверно важно.

Ну вот так как-то. Вот так.

Я здесь!

Есть в мире два волшебных слова:

«Я здесь!» — вот так они звучат.

В них сила, что снимает все оковы,

В них руки, что в объятья заключат.

«Я здесь!» — и холодок внезапной дрожи,

«Я здесь!» — и тёплый ток по проводам,

«Я здесь!» — и растворилась сложность,

«Я здесь!» — и места нет слезам.

«Я здесь!» — и радость реальной встречи,

«Я здесь!» — иллюзий мир исчез,

«Я здесь!» — мы возвратились к речи,

«Я здесь!» — растаял тёмный лес.

«Я здесь!» — и шторм сменился штилем,

«Я здесь!» — и греет рук тепло,

«Я здесь!» — мы снова в реальном мире,

«Я здесь!» — кошмарам всем назло.

«Я здесь!» — и знаешь по минутам,

Что реальный кто-то смотрит и стоит,

И ждёт, когда исчезнет смута,

И СЛОВО в РЕАЛЬНОСТЬ чувства возвратит…

Взгляд

Глянул в глаза и ушёл. Опять. На дорогах туман.

Глаза его ясным рассветом мне в сердце легли.

Кто смысл этой жизни нашёл — не страшен тому обман,

Разлуки страданье, и смерть, и преграды в пути.

Но смерти боязнь приходит на сердце всегда.

Жизнь коротка и — я знаю — закончится вдруг.

Но взгляд этих глаз мне дорогу проложит туда,

Где должен окончиться этот проторенный путь.

В них смысл, и страданье, и радость пролились рекой.

Я знаю, что мы далеки, но не страшно ничуть.

И даже не можется глаз никуда отвести.

Всё тут: и знанье, и счастье, и внутренний смелый покой.

Перламутровое небо

Перламутровое небо грустно смотрит на меня,

Пятна солнечного света до сих пор в себе храня.

Зеленея понемногу, и краснея по пути,

Перламутровое небо, ты меня за всё прости!

Перламутровое небо с сине-серым полотном,

Перламутровые краски с красно-рыжим очагом,

Солнце село. И печально небо смотрит в след ему.

Я смотрю на небо тоже. Ничего я не пойму.

Солнце село. Что ж такого. Спать уходит и оно.

Завтра встанет. Если нужно. Коли так повелено!

А пока, тогда, до завтра! Завтра встретим мы

рассвет.

Перламутровое небо красок вновь меняет цвет…..

Навсегда

Навсегда — такого не бывает,

Слишком пафосно и горестно звучит.

Может это только на бумаге?

Или это просто краткий миг?

Навсегда… А впереди не много!

Это только маленький кусок,

Тот кусок, что в замысле у Бога,

Занимает, может быть, ноль строк…

На Том свете будет момент правды,

Всё откроется, что в сердце есть.

Только сроки эти — нам не ясны.

Времени того — никтоже весть.

Навсегда наступит тогда точно,

Навсегда придёт в конце концов!

А сейчас… Лишь слабые росточки,

Скорбь пришла! Солдат всегда готов!

Надо потерпеть ещё немного,

Скорбь разлуки просто понести!

Понести! Ощупать, взявши в руки,

Этот Крест свой до конца нести…

Навсегда — такая нам дорога,

Навсегда — ведь это не конец!

Навсегда — лишь кажется, что много…

Не длиннее жизни, наконец.

Он добр ко мне

Он добр ко мне, как столб у речки,

Как стул, кровать и карандаш,

Как неживое всё сердечно,

Так за живое же не дашь…

Он добр как в комнате стоящий

Стул, не мешающий сидеть…

Он добр, как столб, всегда молчащий,

Но не мешающий смотреть…

Он добр ко мне, как тёплый камень,

Согретый осенью чуть-чуть.

Он добр. Спасибо. Он не ранит.

Он не кричит. Не смотрит вглубь.

Поздравление

День рождения — радостный праздник!

Я хочу в этот день подарить

Много добрых случайностей разных,

Вдохновенье и силу любить!

Я хотела б сама стать подарком,

Из меня только выйдет не тот,

Слишком кислый, солёный и маркий,

То трагедия, то анекдот.

Так что будем искать по-другому.

На других придорожных местах.

Мне б Весну взять — да к Вашему дому!

Или Лето — в кудрявых цветах….

Но сейчас из окна вижу — Осень!

Побурела, зачахла совсем.

Ничего не желает, не просит,

И унылою кажется всем…

Я желаю Вам счастья и света,

Солнца доброго надо головой!

Дружбы, помощи, лёгкости, лета

И дороги по жизни простой!

Я желаю терпения горы,

Вкусных сладостей, солнечных дней,

Чтобы в сердце открылись просторы

Для чужих, посторонних людей.

А ещё я желаю открыток

И подарков в коробках, цветов!

Детских радостных светлых улыбок,

Штиль молчанья и праздники слов!

Ну, ещё пожелаю здоровья,

Без него нам совсем никуда…

А ещё, чтоб всё было с любовью,

А любить — это много труда…

А ещё горизонтов открытых,

Вдохновляющих книжек и слов.

И ещё, чтоб плохое — забыто!

И пирог на столе уж готов…

А ещё, чтоб всё было сердечно,

С теплотой и участьем всегда.

Ведь на этом жить свете — не вечно,

Все когда-то уйдём мы Туда…

Это самое главное в жизни,

Чтобы к Богу готовым прийти.

Потому я желаю — осмыслить

Каждый шаг свой земного пути!

Просьба

Я у тебя просила лишь одно:

О безопасности! Спешу признаться.

Чтоб агрессивности из недр не шло,

И безопасно было нам общаться.

Чтоб не писал ты про меня другим,

Не клеветал, не унижал словесно,

Ведь знаешь: каждый человек раним,

А агрессивность — всюду, повсеместно.

Чтоб можно было подходить к тебе,

И ты меня б за это не обидел.

А не гильотину — к голове…

Когда б свою ты агрессивность — снизил…

Ссора

Сеня. Опять. Это хамское — «хватит».

Хватит писать, донимать и просить.

Хватит тиранить, мучить, маньячить.

Хватит словами мой мозг выносить.

Хватит. Замучила. Снова и снова.

Снова и снова я вижу твой текст.

Снова людей донимаешь ты словом.

Снова. Бессовестно. Это протест!

С кем ты общаешься? Знаешь хотя бы?

С тем же успехом общайся с котом.

Со стулом и обувью, с курочкой Рябой.

С книжкой и шкафом, стеной и столом!

Сколько же можно терпеть эти письма!

Я занят, я занят и очень устал.

И я не способен на переписку!

Работа и книги — иначе, пропал!

Ты страшно тиранишь. Ты мучаешь словом!

ТЫ мозг мне выносишь день ото дня!

ТЫ страшно бессовестна и бестолкова!

Как долго, скажи, будешь мучить меня?

Ты страшный ребёнок! Больной шизофреник!

Ты только умеешь себя лишь жалеть!

Ты обезличенный, злой психастеник!

И я не могу тебя больше терпеть!

Ты нагло мне пишешь. Просить — бесполезно!

Пойми, тебе вредно общаться со мной!

ТЫ только в иллюзиях тешишься лестных,

Не знаю, что, право, мне делать с тобой!

Меня целый год ты доводишь. Стабильно.

Ты пишешь и пишешь. Кончай уж, пора!

Завязывай, слушай. Мешаешь мне сильно.

Я занят и точка. Я занят. Пока!

Но ведь что-то нам всё же дано

Как прохожий, знакомый и брат,

Для меня ты значенье имеешь.

И никто из нас не виноват,

Что жалка я, а ты не жалеешь.

Даже если не будет пути,

Нам общаться, дружить и сноситься,

Напишу только разве «прости»,

И ты изредка будешь мне сниться.

Это всё как тяжёлый буксир,

Как к шести приползти электричкой,

Как десятый раз глупо прости,

Как прилипшая сбоку привычка.

Как писать каждый день через час,

До того, что уже надоели,

Как сны высмотреть где-то про нас,

А потом в эти сны тщетно верить.

Как забыть просмотреть телефон,

Как застыть перекошенной тенью,

Как грозы перепуганный гром,

Как к кровати прикованный ленью.

Как старинный и пыльный футляр,

Сумасшедшие гроздья метели,

В темноте незнакомый бульвар,

Как проталина в зябком апреле.

Ну, вообще, как немое кино.

Как забытая лучшая книга.

Но ведь что-то нам всё же дано.

И в руках есть пока ещё сила.

Письма как осколки

Письма как осколки реального событья,

Люди как кружочки в замкнутом кругу.

Кто кого не любит, кто кого боится?

Выход в ситуации что-то не найду.

Я не знаю, право. Всё это дебильность.

Но я не умею сдержанно молчать.

Может я, конечно, не любвеобильна,

Не люблю — а сохну, но должна прощать.

Всё это некстати. Видимо, мешаю.

Видимо, в колёса палки достаю.

Это невозможно. Всё, я прекращаю.

Прекращаю эту лирику мою.

Арсений

Арсений — чудесное имя,

Чудеснее нету имён…

В нём отблеск сиреневой сини,

В нём отзвук древнейших времён…

В нём искренность, ставшая странной,

В нём что-то от чистой воды,

Сиянием жемчугу равной,

В нём сила побед и войны…

В нём что-то хорошее очень,

Звенящее чистой стезёй,

В нём Сербия даже и Отчий

Далёкий зовущий Покой….

Войнушки-думалки

Я тебя вовлекала в игру,

Я старалась, мой добрый герой.

Игры в срыв, рецидив и войну,

Игры насмерть, по-моему, с тобой.

Что ты любишь — то и пришло!

Ты б спасибо мне, что ли, сказал.

Мы ругались, катясь — в депо.

Наши игры — прикончил вокзал.

Диалог наш — как поезд, гремел,

Думать больно, но надо начать.

Ты как я, хорошо — не болел…

Как мне хочется — закричать…

Про стену и горох

У меня есть стена. Я её не люблю.

Об неё головою всё время ломлюсь.

Месяц, два. День и ночь.

Стену надо толочь!

Может, спит? Может, мёртв?

Может, зол? Стал как лёд?

Может мне не к нему,

А к другому окну?

Может, я? Может, он?

Может, кто-то влюблён?

Как пришла, так уйду?

Я в бреду? я в плену?

Я горох. Он стена.

Это наша война.

Это боль. Это кровь.

Это просто любовь!

Это ложь. Это дрожь.

Это яд. Это нож.

Это я, или ты?

Ну, чего там…

Прости!

Тревожное ожидание

Это глупая паника, но ты слишком тихо молчишь,

А  за окнами молнии, гром и машины сигналят.

Я уже позабыла твой голос, случайно ты мне не звонишь,

И письма твои мне тепла и поддержки не дарят.

Ну что? Разве плохо? Молчать, всё-таки, не грубить!

Есть плюс и в молчанье, и отдых от слов тоже нужен.

Меня начинало от слов твоих нервно знобить,

И как вспоминаю, становится только мне хуже.

Ну что ж, помолчим тогда тихо годами вдвоём.

Молчанье вдвоём это что-то уже неземное.

Ох, ладно. Скажу лучше так: давай разорвём!

Стену из молчания, и слово оброним простое.

Давай разорвём! Отношений сих нервную грусть,

И радость от встречи пусть снова зардеет зарёю.

Давай разорвём! А раны останутся, пусть.

Их время залечит забытья прохладной водою.

Ты так испугал! Я с тревогой гляжу в переписку,

И жду, что сейчас красным знаком возникнет письмо.

Где ты мне отдашь роковую и злую расписку,

А я захочу в тот момент  разогнаться в окно.

Ох, ладно. Пока ты щадил мои нервные нервы.

Спасибо на этом я после, наверно, скажу.

Но у меня, понимаешь, иссякли, иссохли резервы,

И я напряжения большего уже не сдержу.

Как молния если ударит — скачок напряженья,

И может случиться от этого реальный пожар,

Так я ожидаю со страхом твоё сообщенье,

И кажется мне, временами, что это — кошмар.

Брат-сестра

Разреши к тебе мне привязаться,

Хоть чуть-чуть.

Чтоб по свету тенью не слоняться,

Как-нибудь.

Разреши быть не простым прохожим,

А сестрой.

Пусть с тобой по виду не похожей,

Но родной.

Это здорово, прекрасно, чисто,

Хорошо!

Только бы всё это не исчезло,

Не ушло…

И хоть горько в мире тесном:

Страх, война.

На том свете будем вместе

Мы всегда.

Ты знаешь ли?

Уткнусь носом в твой поучительный тон,

Я за него — как за мамину юбку,

Спрячусь в него, будто в папину куртку,

В твой поучительный тон.

Всюду, везде он: сегодня, вчера,

Цветущей весною, мороженым студнем,

Есть некий ТЫ, и ты любишь МЕНЯ!

И нам не страшны передряги и будни!

Любишь меня, как родную сестру,

Будто прохожий — больного котёнка.

За это тебя я — стихами хвалю,

Пускай так нелепо и грубо — не тонко!

Спасибо, родной, ты согрел меня — так.

Словами обычными — после метели.

Слово обычное — что за пустяк!

А в сердце теперь — соловьиные трели!

Я б подарила вагоны цветов

Тебе… Одному… Сегодня… В честь праздника…

Но выразить чувства нет правильных слов,

Ты парень, я девушка: тебе не понравится…

Если б любил ты их — море цветов —

Тебе одному… Рассыпаясь, варьируя…

Как в песне художник — безумие роз…

Я подарю — разве ты — аннулируешь?

А что же ещё я тебе подарю?

Солнечный март одет снегом подтаявшим…

Я только о том, что тебя я люблю!

Тебя я люблю и не знаю, ты знаешь ли?

Смешно и грустно

Милый! Что ты любишь, расскажи мне?

Фунт конфет прислать тебе, бочонок мёда?

Может быть, черешен взять на рынке?

Может, соду, соль и каплю йода?

Милый! Что такое? Что случилось?

В сотый раз в тебе я растворяюсь…

Я б совсем, конечно, растворилась,

Только вновь в кристаллы собираюсь….

Милый! Разом всё! Смешно и грустно.

Чуть-чуть больно, как укол с микробом.

Помоги, прошу, свернуть мне русло

Слов никчёмных с твоего порога….

Стихотворение

«Вы милая девушка» — как по заказу,

Обрушил он фразу.

И притянули, словно конфетки,

Две на ночь таблетки.

И долго после тени качало

Бешеной ночью.

Я встала рано, и долго искала

Под ноги почву.

Давай завяжем красивый бантик,

Давай скорее.

Ты просто, мальчик, большой романтик —

Тебе не верю.

Словами в сердце моё кидаешь

Обрывки чувства,

Но этим только лишь воспаляешь

Огни искусства…

Они же тают, как снег-зайчишка,

Спустя мгновенье,

Вот и выходит, гляди, мальчишка —

Стихотворение.

Ещё раз

Отшей меня, отшей, отшей меня ещё раз.

Отшей меня в пылу разгорячённых слов.

Отшей печатной строчкой, в контакте, или в голос,

Отшей и убегать, спасаться будь готов.

Отшей меня сурово. Отшей меня конкретно.

Горящими глазами, разгневанной душой.

Отшей меня словами сказанными метко.

Отшей меня, пожалуйста. Рецепт даю простой.

Отшей меня бесстрастно, грустно, молчаливо,

Отшей меня с горячкой, с путаницей лжи.

Отшей меня, отшей. И заживи счастливо.

Я буду помнить долго, какой хороший ты.

Мне нужно лишь по сердцу нежною рукою,

Осеннею листвою, холодною зарёй,

Пройтись неторопливо текстом с запятою,

Погладить осторожно, и станет как весной.

И снова всё забуду. И снова всё зашито.

И снова всё на месте. И снова всё путём.

Меня ты отшиваешь, с другой ты сейчас вместе.

Я рада, очень круто….

Пускай, переживём.

И мой сотрётся след

Не пиши мне больше никогда,

Ни на Пасху, ни на Новый год,

Ни когда растают облака,

Ни в дождливый день, ни в солнцепёк.

Не пиши ни завтра, ни потом,

Ни в субботу, ни в воскресный день,

Ни бессонной ночью и ни днём,

Ни в припадке счастья, ни в тоске.

Не пиши ни утром, натощак,

Ни на буднях, в лишний выходной.

Не пиши. Ведь ты же не простак.

Что за опыт ставишь надо мной?

Не пиши и точка. Всё, забудь.

Отношений наших больше нет.

Живи долго и спокоен будь.

Помолись, и мой сотрётся след…

Ты котёнок, а вовсе не ёж

Разреши мне тебя не бояться,

Ты не страшный, котёнок мой.

Ты готов, скорей, сам испугаться,

Я поглажу тебя, позволь.

Разреши мне тебя не стесняться,

И открыто, что есть, сообщать.

Разреши, не боясь, приближаться,

Разреши. Разреши тебя взять.

Разреши, поспешу я с ответом,

Разрешу, я сниму с тебя груз,

Груз молчаний, груз слабости этой,

И рукою по шёрстке пройдусь.

И тогда ты совсем потеплеешь,

И клубком на коленях заснёшь.

Я люблю котят. Веришь? Не веришь?

Ты котёнок, а вовсе не ёж…

Как чудесно всё под призмой

Жизнь становится весёлой,

Я жива ещё — и в деле!

Солнце мартовским приветом

Гонит счастье по пятам.

Занавески золотятся,

Чуть дрожат под лёгким ветром,

Банка крови, больно в теле,

Домофон звонит. Не к нам…

Жизнь становиться воздушной,

Жёлтой, солнечной, красивой,

Будто сахарная вата,

Гениальный счастья план…

Чай горячий гонит мысли,

А на улице — прохладно,

Телефон отключен сутки,

Но привык к моим рукам…

Есть на свете некий мальчик,

Его образ — греет душу,

Чёрно-белый фотоснимок

Скромно мёрзнет у стены…

Этот мальчик — почти призрак,

Он покой мой — не нарушит…

Как чудесно всё под призмой!

Завтра — первый день весны…

Да не будет тебя пленять

Ты ведь в меня не влюбишься —

Влюбляются не в таких.

Ты со мной просто простудишься,

Подхватишь душевный грипп.

Ты ведь в меня не влюбишься.

Не надо, прошу, страдать.

Вот всегда так — оступишься —

А потом ни зги не видать.

Ты давай, милый друг, не придумывай.

В пустырях ведь трава не растёт.

Тебе кажется только, что умная —

Так и дура с ума не сведёт!

Не припомню такого я случая,

Чтоб по мне хоть один — страдал.

Сама слишком я — приставучая,

Это знает лишь тот, кто узнал.

И не надо ни капли печалиться,

Что тебе далеко, не достать.

И критерий, что зрительно нравится,

Да не будет тебя пленять.

Что ни говори

Я нуждаюсь в твоей силе,

Что ни говори.

Так мне нужно хоть частицу

Силы, что внутри.

Так всегда. Сближаться людям

Очень тяжело.

И что наши разны судьбы —

Так уже пошло.

Я не против, раз общаться

Не судьба с тобой.

Всё труднее мне, признаться,

Быть самой собой.

Но я, видимо, нуждаюсь

В этом косяке.

Если хочешь — попрощаюсь.

Я ведь налегке.

Тебя настоящего я выбираю

Твои фотографии глядят на меня,

А я на твои не гляжу фотографии.

Твои фотографии — не про меня,

Твои фотографии, твои фотографии…

А я полюбила тебя, сорвалась,

Твоим фотографиям даже не снилось,

Как я бы к тебе сейчас в дом ворвалась,

Щекою прижалась, в объятьях забылась…

Ты критик великий сверхценных идей,

Заезженных фраз поставщик и редуктор.

Ты с ними сейчас или может быть — с ней,

А я с фотографиями. Несколько жутко.

Ты нравишься мне. Не снаружи — внутри,

Мне нравится сила души и открытость.

Слова твои мне — в темноте фонари,

Они мне близки, как близка твоя скрытность.

Но ты ведь не мой. Ты не главный герой

Всей жизни моей. Ты с другого романа.

И я твоей правой не стану рукой,

Я с заднего плана. Я с заднего плана.

Твои фотографии смотрят и ждут,

Что я ещё с ними придумаю сделать.

Чужих фотографий не жгут и не рвут,

Их любят, их смотрят, их трогают смело…

А я даже тронуть их пальцем боюсь,

Их даже практически не протираю,

В твои фотографии я не влюблюсь —

Тебя настоящего я выбираю….

Мост

Не девушка я — чисто наказанье!

Мне кажется, я средний пол уже.

Вчера вот парень дал мне приказанье

Его не трогать — мне на душе!

Напротив, я хочу соприкоснуться

И интервалом чистым зазвучать

С его душою. Солнцем улыбнуться,

Ну а не лампой матовой торчать.

Мне кажется, он скоро меня срежет,

И я отправлюсь трупом на погост.

А я б хотела просто свою нежность

Ему отдать… Так вышло что? — я хвост!

А он к хвостам имеет омерзенье,

Не любит он людей с программой «хвост».

Так что поделать? Где оно, решенье?

Какой к нему найти достойный мост?

Про аффекты

Тебе и не снились мои аффекты!

Мои аффекты — как камни с гор!

Скорость — набрана, камни — метки!

Зачем их двигать? Закончим спор!

Ты мне с тобой запретил общаться,

Но ведь аффекты всегда со мной!

Аффект не будет потом разбираться,

Была обида? Аффект — он злой!

Ну ты зачем его злишь всё время?

Зачем аффекту даёшь движок?

Поверь, не надо, ненужное бремя

Чужим аффектам давать урок.

Мои аффекты — неповторимы,

И хоть снаружи — и не видны,

Прошу, не тронь их. Они как мины.

Не дай нам Бог дойти до войны.

Один смех…

Не надо пугать меня тем, что ты с девушкой.

Оставь этот ход, как конёк, для других.

Есть у Вас девушка? С другими — без нежностей?

Очень приятно. Но… Что мне до них?

Я контактирую сбивчиво с дамами,

Честное слово! Нет нужных слов!

Плохо выходит… Ожогами, ранами…

Зачем защищаться? Ров, сети, улов?

У тебя девушка? А я кто — соперница?

Очень досадно… Но я… Не из тех…

Дружи, с кем захочешь… Во мне — не изменится.

Меня испугаться — прости, один смех….

Выдумывать нечего

Сердце томит моё правды мгновение:

Не виноват он, не виноват!

А злоба как слякоть дурная осенняя,

Мешаясь с душою, транслирует ад.

Да он не виновен, он чист, не запятнанный,

Проверенный, добрый, надёжный, герой!

Спокойный и трезвый, с хорошим характером,

К тому же он также… путь держит Домой.

Что он недоверчивый, так это случается,

Да и с чего доверять ему мне?

Доверишься — после придётся раскаяться,

Да и недолго очнуться в беде.

И у него есть друзья — это здорово!

В контакте под тысячу, а наяву,

Друзья, знаю, лучшие, а друг — лучше золота,

А я, хоть не друг и не враг — не уйду…

Пора мне уж двигаться. Пока опрометчиво

Не даст он удар мне последний, чтоб стих

Мой голос нервозный.

Выдумывать нечего.

Не тронет меня он. Зачем ему псих?

Нет, не Татьяна…

Мальчик, я тебя люблю! Не Татьяна я, ну всё же.

Не Онегин ты, отнюдь! Ну, на что это похоже?

Мальчик, ты мне не звонишь! Я забыла, как ты пишешь!

Как ты быстро говоришь! Жаль, что ты меня не слышишь!

Мальчик, я тебя люблю! что мне делать? так негоже!

Да, конечно, как у всех: никому никто должен.

Но я вопреки всему чувствую любовь и веру,

И тепло к тебе храню. Удивительное дело!

Мальчик… я тебя люблю! Убегать я не желаю.

Уходить я не спешу. Как я мало тебя знаю!

Мальчик, я тебя прошу, потерпи меня немного!

Я стараюсь, я пишу. Я исправлюсь. Даю слово.

Мальчик… Эта жизнь одна! В этом прав ты, я не спорю!

А болезнь, как глыба льда, замораживает волю!

Мальчик, как всё тяжело! но Он взял всё наше бремя,

И в теперешнее время с Ним вдвоём идти легко…

Эти сети нам лгут…

Так зачем мне дались социальные сети,

Если в этих сетях мне тебя не достать?

Заблокировал всюду, всё высказал этим,

И со мной не боялся общенье прервать.

А меня, верь не верь, социальные сети

Без тебя и общенья — не ждут, не зовут.

Обойдусь без сетей. Зачем сети мне эти?

Эти сети фальшивы, эти сети нам лгут….

Не трону

Я не трону тебя, не трону!

Я не сделаю больно тебе!

Не рукой, ни глазами, ни тоном,

Ни словами — ничем вообще!

Если пишешь мне письма на почту,

Я на них не могу отвечать,

То, что пишешь ты — это не срочно,

Говорить мне трудней, чем молчать.

Я не трону тебя, не трону.

Ни звонком, ни письмом, ни рукой.

Не волнуйся, расслабься. Ты дома?

Я дарю тебе полный покой.

Я дарю, потому что не знаю,

Чем ещё мне тебя одарить,

От всего у меня ты — страдаешь,

Ты как тонкая нежная нить.

Я не трону тебя, не трону.

И друзьям о тебе промолчу.

Эти письма твои — как стоны,

Не ко мне тебе — а к врачу….

Просто лечить

Вот если хочешь выпрыгнуть из окна,

А у тебя, допустим, седьмой этаж,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 364
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: