электронная
360
печатная A5
674
18+
Я просто ждал тебя

Бесплатный фрагмент - Я просто ждал тебя

Объем:
448 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0238-1
электронная
от 360
печатная A5
от 674

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Дориан сидел на кровати в своей спальне. В комнате царил полумрак, горел лишь один-единственный ночник, во всей же остальной квартире была полная темнота. Идеальную тишину нарушало лишь мерное тиканье часов, Дориан специально купил такие — механические часы, чтобы хоть что-то звучало одинокими вечерами. Где-то он слышал, что подобные мерные звуки успокаивают, но на деле тиканье лишь раздражало, потому что кроме него ничего не было, потому что его было слишком много.

Тик-так. Тик-так.

Он неотрывно смотрел на дверь, изредка отвлекаясь на то, чтобы покурить или посмотреть на часы и убедиться в том, что прошёл ещё один час. Одиночество было липким и подобно пыли забивало лёгкие, хоть, казалось, Дориан уже должен был к нему привыкнуть. Совершенно один в огромной квартире, лишь Лео едва слышно дышит рядом, и чёртовы часы продолжают тикать.

Так продолжалось на протяжении двух месяцев, ровно с того вечера, когда они все вместе пришли на церемонию награждения, чтобы поддержать Юлия, и когда Леон познакомился с Кайсей. Их роман развивался бурно, даже слишком. Кайся приезжала в Америку, когда у них ещё был тур, и все вечера и ночи они с Леоном проводили вместе, а после он стал посвящать ей и всё остальное свободное время. Когда же они вернулись домой, ничего не изменилось. Кайся приезжала в Германию к любимому, Леон летал к ней в Швецию, они оба срывались куда-то: то в лучший клуб Лондона, то на какие-нибудь острова, чтобы поваляться под палящим солнцем в чём мать родила. И нередко они даже забывали сказать хоть кому-нибудь о том, что собираются в очередной отрыв.

Дориан вновь посмотрел на часы. Леон обещал вернуться в восемь, сейчас же уже была половина первого. Звонить бесполезно, он никогда не берёт трубку, когда проводит время с Кайсей. А очень хотелось бы. Но нет смысла. Остаётся только сидеть и ждать того, когда старший изволит вернуться домой.

Это ужасно бесило. Конечно, Дориан желал близнецу счастья, но тот уже перешёл все границы. И радовался тому, что у брата наконец-то появилась возлюбленная, он ровно до того момента, пока не понял, что Леон не просто влюбился, а у него сорвало крышу. Напрочь. И случилось это неприлично быстро — и двух недель знакомства не прошло.

Новый взгляд на часы. Час ночи. Отлично. Рядом лежал Лео, было заметно, что у него уже глаза слипаются, но он держался и не засыпал, потому что бодрствовал и его хозяин. Он всегда был очень умным и понимающим псом.

Почесав Лео за ухом, Дориан вновь скрестил руки на груди и устремил взгляд на дверь. Он уже ужасно устал, глаза раздражал даже тусклый свет, но сонливости не было. Он знал, что не заснёт, пока близнец не вернётся.

«Ещё немного, и у меня лопнет терпение», — подумал Дориан и откинулся назад, упираясь лопатками и затылком в спинку кровати и прикрывая глаза.

Лео зевнул и тявкнул, посмотрел на хозяина. И в глазах его будто читался умоляющий вопрос: «Может быть, уже спать будем?».

«Нет. Пока ещё нет», — Дориан вновь почесал его за ухом и погладил по шелковистой шёрстке на широком лбу, Лео прикрыл глаза, наслаждаясь лаской.

И вот наконец-то в половине третьего ночи снизу раздался хлопок входной двери. А через пару секунд в кристальной тишине квартиры прозвучал грохот. И ещё один. И ещё. Сомнений не могло быть, это вернулся Леон.

Поджав губы, Дориан быстрым шагом покинул спальню и направился на первый этаж, но остановился на лестнице, на нижних ступенях которой стоял Леон, держась за перила, как за ускользающий спасательный круг, и пытаясь не упасть и идти вперёд, а не куда-нибудь вбок и в стену. Экспертом не нужно было быть, чтобы понять, что он пьян в стельку. И примерно в таком состоянии он возвращался практически после каждого свидания с Кайсей.

Как оказалось, милая белокурая особа была ангелом лишь на вид, внутри же неё жил демон. На съёмочной площадке к ней не могло быть претензий, она прекрасно играла свои роли, но вне её, в свободное время она была заядлой тусовщицей, не останавливающейся до тех пор, пока не свалится с ног. И, конечно же, Леон отрывался и бросался во все тяжкие вместе со своим «ангелом».

Иногда Дориан начинал ненавидеть себя за то, что сам свёл брата с этой девицей, подтолкнул к ней, и хотел схватить его за грудки, встряхнуть и наорать: «Хватит уже, остановись!». Но он заставлял себя держаться, вот только терпения в нём оставалось всё меньше, всего пара капель.

— Явился, — хмыкнул Дориан. — Не прошло и полгода.

— Ну, подумаешь, задержался. У Кайси рейс задержали. Но мне же лучше, — Леон пьяно улыбнулся и вскинул голову, с трудом фокусируя взгляд на близнеце.

Он сделал два шага вперёд, но пошатнулся и снова вцепился в перила.

— И всё это время вы пили, — покивал младший. — В Гамбурге-то алкоголь хоть остался?

— А ты тоже хочешь? — оскалился Леон и громко икнул. — Наверное, остался, можешь пойти, проверить.

— Мне больше нравится думать, что вы выжрали всё спиртное в городе.

— Ой… — протянул старший и, отпустив перила, подпёр плечом стену, скрестил руки на груди. — Ты же не собираешься читать мне нотации?

— Хотелось бы. Но я всё ещё надеюсь на то, что ты большой мальчик и можешь себя контролировать.

— И правильно. Ты меня учить никак не можешь, потому что ты младше.

Дориан закатил глаза, а Леон съехал по стене вниз, садясь на ступеньку.

— Иди сюда, — добавил он, махнув рукой и подзывая близнеца.

Всем своим видом Дориан показывал, что крайне недоволен поведением брата, но всё равно подошёл и сел рядом. Вновь расплывшись в улыбке, Леон сгрёб его в охапку и прижал к себе, слегка покачиваясь вместе с ним.

— Я соскучился… — проговорил старший.

— А я думал, что без руки помощи уже встать не можешь, — фыркнул Дориан.

— Вредный ты, — наморщил нос Леон, а затем вновь заключил брата в объятия. — А я, между прочим, действительно скучал.

— А я, между прочим, ждал тебя семь часов и волновался, потому что ты не имеешь привычки отвечать на звонки, когда зависаешь с Кайсей.

— Так ты не звонил, — уверенно ответил старший.

Дориан вскинул бровь, вопросительно смотря на него.

— А ты проверь.

Вздохнув, Леон поискал по карманам и, найдя телефон, нажал на кнопку разблокировки.

— А, да, звонил.

— И так всегда. Не хочешь попросить прощения?

— Извини, — вздохнул Леон, убрав телефон обратно в карман. — Просто мы были очень заняты. Вот, у тебя когда-нибудь был секс в такси? А у меня только что был…

— Давай без подробностей, — поднял руки Дориан, перебивая брата.

— Нет, ты послушай, может быть, и тебя это на что-нибудь подвигнет, а то живёшь, как монах.

— Когда в моей жизни появится та, с кем я захочу связать себя, я обязательно изменю своё мнение, а пока мне и одному неплохо.

Леон рассмеялся и взял руку младшего.

— Мозоли, должно быть, натёр уже, делая так, чтобы хорошо было и одному? — проговорил он, перевернув руку близнеца ладонью вверх, и провёл по ней кончиками пальцев.

— Очень остроумно, — Дориан поджал губы и дёрнул рукой, но старший не отпустил.

— Ой! Не ту руку взял, ты же правой не сможешь.

Дориан шумно выдохнул, демонстрируя своё раздражение, но Леон не успокоился.

— Блин, Ди… — пробормотал он, поднимая его кисть и рассматривая так, будто увидел что-то диковинное. — Я только сейчас заметил, что у тебя на этой руке вечная «коза».

Младший толкнул его в плечо и всё-таки освободил руку, предусмотрительно убрав её за спину.

— Какой же тебе бред в голову приходит, когда ты пьяный.

— Тебе тоже. Но действительно же похоже! Сам посмотри! — Леон снова попытался достать руку Дориана, но тот увернулся.

— Оставь в покое мои руки! И правую, и левую! — всё же повысил голос младший.

— Ах, точно, забыл, какой ты ревнивый, не можешь делить свою любовь ни с кем. Но тебе не кажется, что в двадцать пять лет уже пора на постоянной основе трахать женщин, а не кулак?

— Придурок, — буркнул Дориан, ударив его кулаком в плечо, и встал.

Но решив поиздеваться над братом в ответ, он ухмыльнулся и добавил:

— А раз ты так волнуешься за мою сексуальную жизнь, то я присоединюсь к тебе, когда ты ляжешь. Хорошо?

— Извини, но на тебя меня просто не хватит, — также ухмыльнувшись, отозвался Леон.

— А тебе ничего не придётся делать, я буду сверху. Главное, не засни и не блевани.

— Я хочу оставаться верным Кайсе, потому придётся тебе и дальше справляться самому, братик.

— А тебе тогда придётся самостоятельно доходить до кровати.

— Думаешь, я на ногах не стою? — спросил Леон, в голосе слышался вызов.

— Ты минимум трижды упал, пока дошёл сюда. Сам как думаешь?

— Это вешалка падала.

— Ладно, значит, беру свои слова обратно, ты в состоянии справиться без меня, — развёл руками Дориан и поднялся наверх лестницы.

Но уходить совсем он не стал, а с видом: «Давай, сделай это», стал ждать действий близнеца. Уязвлёно поджав губы, Леон встал и немного неуверенно пошёл вперёд, придерживаясь за стену. Видя это, младший ухмыльнулся и, наклонившись, протянул руки к нему, как к малому ребёнку, сюсюкая:

— Давай, малыш, переставляй ножки: одну, вторую. Вот так! Молодец! Совсем большой ты уже у нас, почти крепко на ногах стоишь!

Вполне ожидаемо Леона эти слова задели, и он не смог оставить их без наказания. Собравшись, он побежал вверх по лестнице, но споткнулся и упал, больно ударяясь коленом об ребро ступени и матерясь по этому поводу.

— Сука ты, Ди, — проговорил он, морщась и держась за ушибленное место.

Снова подойдя к Леону, Дориан помог ему встать и, обняв за талию, повёл в спальню.

— Лёд принести? — спросил он, усадив близнеца на кровать, тот тут же рухнул на спину, раскидывая руки в стороны.

— Нет.

Вздохнув, младший опустил взгляд к ногам Леона.

— А разуться не хочешь?

— Нет, я слишком устал и слишком хорошо лежу. Но буду благодарен, если ты снимешь с меня кроссовки.

Сняв с него обувь и поставив к тумбочке, Дориан язвительно поинтересовался:

— А раздеться не помочь?

— Помогай, я не против.

Забравшись на кровать, младший попытался снять с брата майку, но поскольку он так и продолжал неподвижно лежать, ничего не получалось.

— Может быть, хотя бы привстанешь? — раздражённо спросил Дориан.

Леон промычал в ответ что-то нечленораздельное и отрицательно покачал головой. Дориан ещё пару раз подёргал треклятую майку и, окончательно взбесившись, резко выдохнул, говоря:

— Это уже перебор. Я всё понимаю — веселье, отдых, но нельзя же постоянно напиваться до такого состояния, чтобы не мочь даже самостоятельно раздеться!

Леон снова лишь промычал что-то.

— Ты слышишь меня?! — не думая останавливаться, добавил Дориан, тряся близнеца за плечо. — И не мычи! Я знаю, что слышишь!

— Блять, отвали, — неразборчиво пробормотал Леон, неприязненно морщась. — И не тряси меня, меня и так тошнит…

Поняв, что нормального разговора с ним уже не получится, Дориан от эмоций с силой шлёпнул его по бедру и собрался уйти, но обернулся около порога. Леон так и лежал, раскинув руки в стороны и стремительно проваливаясь в пьяный сон.

— Перевернись на бок, — попросил младший. — Если тебе плохо, нельзя лежать на спине.

Леон никак не отреагировал. Вернувшись к нему, Дориан сам перевернул его на бок и наконец-то снял майку. Открыв окно, чтобы к утру от алкогольных паров здесь не резало глаза, он ещё раз посмотрел на спящего близнеца и ушёл к себе.

Глава 2

— Доброе утро, — произнёс Дориан, когда Леон зашёл на кухню.

— Пока что это звучит скорее, как издёвка, — отозвался старший и тоже сел, откидываясь на спинку стула и вытягивая под столом босые ноги.

— Так плохо?

— И хуже бывало. Но бывало и лучше.

Младший хмыкнул и сделал глоток кофе.

— Заметь, ты сам виноват в том, что сейчас себя так чувствуешь.

— Ди, что у тебя за страсть вечно подмечать, что я в чём-то виноват? Особое удовольствие ты от этого испытываешь?

— А что делать, если это действительно так? Зачем ты напиваешься до такой степени, чтобы утром не просыпаться, а воскресать?

— Не делай из меня запойного алкоголика, — поморщился Леон. — Мы с Кайсей просто весело проводим время, в этом нет ничего такого.

— А без бутылки вы умрёте со скуки? — вскинул бровь Дориан.

— Когда ты успел стать таким занудой?

— Я не зануда, просто ты после каждой встречи со своей Кайсей не приходишь, а приползаешь.

— Не сгущай краски. Просто тебе делать нечего, вот ты и цепляешься ко мне.

Дориан удивлённо поднял брови.

— Мне делать нечего? Да я за тебя, придурок, волнуюсь, чтобы ты не спился!

— Не ори, — вновь поморщился старший. — И так голова болит.

— Ах, извините, — положил руку на сердце Дориан, гневно смотря на близнеца. — Тебе же отдыхать надо, чтобы набраться сил для своей благоверной и нового загула!

Он резко встал, едва не опрокинув стул, и быстрым шагом направился к двери, но Леон схватил его за руку и потянул к себе.

— Отпусти, — поджал губы младший. — Я человек несдержанный, ты знаешь, а головушку твою больную тревожить не хочется.

— Чего ты психуешь? — проигнорировав его слова, спросил Леон, проникновенно смотря в глаза.

Дориан ненавидел, когда близнец так делал. Знает же, что он не может на него долго злиться.

— Я не психую, — отозвался Дориан, слабо пытаясь высвободить запястье. — Просто я переживаю за тебя. А тебе на это плевать с высокой колокольни.

— Это совсем не так, — вздохнул старший. — И ты это прекрасно знаешь. Но ты раздуваешь из мухи слона, я в полном порядке, не волнуйся.

Дориан пару секунд молчал, смотря на брата, затем вздохнул и сел к нему на колени.

— Не могу я за тебя не волноваться, — проговорил он и ткнулся лбом в плечо старшему. — Я тебя в последнее время даже вижу редко.

— А, так вот в чём дело! — заливисто рассмеялся Леон и шикнул от того, что виски прострелило болью. — Тебе внимания просто не хватает?

— Это звучит как-то жалко, — наморщил нос младший. — Я не малолетняя девчонка, а ты не мой парень, чтобы я требовал твоего внимания.

— А ведёшь себя именно так, — вновь хохотнул Леон и щёлкнул его по носу.

Скривившись на это, Дориан пересел обратно на стул напротив.

— Ты ужасен, ты в курсе? — произнёс он. — И в каком это месте я похож на девушку?

— Внешне не похож, но ведёшь себя так, что иногда у меня складывается такое ощущение, будто у меня две девушки: одна — Кайся, а вторая страшненькая, с красными волосами.

Младший шумно выдохнул, поджимая губы и сверля брата взглядом. Леон предусмотрительно добавил:

— И не пытайся снова убежать, всё равно словлю. Кстати, это тоже чисто женская тактика — уходить посреди разговора, хлопнув дверью.

— Да ты задолбал уже! — не выдержав, рявкнул Дориан, подскочив со стула и звучно ударив ладонями по столешнице.

— Слушай, когда я в следующий раз уйду, вызови проститутку, у тебя характер уже реально невыносимый стал от недостатка ласки.

— Обойдусь. Я, в отличие от тебя, могу думать не только тем, что в штанах.

— А этим не думать надо, а пользоваться по назначению, — ухмыльнулся Леон.

— Ты с этим «по назначению» осторожнее будь, не подцепи что-нибудь, — не остался в должниках Дориан.

— А вот уже в этом случае надо думать головой, что я и делаю.

— Хоть это радует, — вздохнул младший.

Помолчав немного, он обернулся к холодильнику и спросил:

— Дать воды?

— Буду благодарен, но лучше пиво.

— В десять утра?

— Сейчас десять? Не думал, что так рано проснусь…

— Я тоже не думал, но почему-то не спалось. Наверное, так даже лучше, на встречу с Фишером не опоздаем.

Леон согласно угукнул и поинтересовался:

— Так, что там с пивом?

— Воду пей, — отрезал Дориан и, достав из холодильника бутылку, поставил её перед близнецом, тот приложил её к голове.

— Чего ты упираешься? — жалобно произнёс старший. — Будь другом, дай пива…

— Сейчас десять утра и у нас не свободный день. Ты собираешься к Фишеру, а потом на интервью пьяным?

— Вот именно, у нас сегодня куча дел и встреч, и Рональд будет не рад, если я буду «мёртвым», значит, мне нужно привести себя в порядок, а пиво с этим отлично справляется. И я в жизни не опьянею от одной бутылки.

— Какие ещё аргументы приведёшь?

— Никакие. Сам возьму. Но, заметь, я нормально тебя попросил.

Леон уже хотел притворить свои слова в действия, но Дориан опередил его. Закатив глаза, он взял из холодильника пиво и передал его брату. Старший всё-таки сделал пару глотков воды, затем открыл бутылку пива и припал к горлышку, жадно глотая «живительный» хмельной напиток. Опустошив её залпом больше, чем на половину, он утёр губы и блажено улыбнулся, говоря:

— Никогда не сомневался в том, что ты всегда придёшь мне на помощь.

— У меня просто нет другого выбора, — ответил младший, подперев голову рукой и смотря на близнеца. — Полегчало?

— Определённо! — Леон вновь улыбнулся. — Да, пить с утра пораньше — это не есть здорово, но иногда без этого никак.

— А тебе не приходила в голову мысль не делать по вечерам так, чтобы по утрам приходилось опохмеляться?

— И снова нотации… Всё, Ди, выходи из роли мамочки, она тебе не к лицу. Потому что, пусть ты красишь волосы и делаешь макияж, на женщину ты всё равно не похож, тем более на нашу маму! — гоготнул старший.

— Зато ты сейчас очень похож на идеального пациента наркологического отделения, — огрызнулся в ответ Дориан.

— О, у кого-то всё-таки проснулось чувство юмора?

— Ну да, не тебе же одному блистать им и острить. Я должен отыграться хотя бы за вчерашнюю «козу».

Леон сначала непонимающе нахмурился, но затем всё-таки припомнил свою вчерашнюю остроту. Усмехнувшись и прихватив бутылочку пива, он обошёл стол и потрепал брата по волосам.

— Вот хотя бы поэтому мне нравится проводить время с Кайсей, а не с тобой. Твоя мстительность пугает.

— Здорово, — хмыкнул Дориан. — Даже когда нам удаётся побыть вдвоём, ты всё равно говоришь о ней.

— А ты всё-таки ревнуешь, — улыбнулся старший и снова попытался потрепать близнеца по волосам, но тот увернулся. — Не дуйся.

Леон всё-таки потрепал младшего, но за щёку, отчего тот скривился.

— Слушай, хватит уже.

— Что, причёску испортил? Так ты, вроде бы, ещё не уложился, — спросил Леон и сел рядом с Дорианом, подперев голову рукой и смотря на него.

— Хватит вести себя со мной, как с маленьким ребёнком. Это раздражает.

— Значит, обиделся… — вздохнул Леон. — Ты реагируешь негативно на мои действия только тогда, когда обижаешься. В чём дело?

— А у тебя есть время, чтобы поговорить со мной? — язвительно отозвался младший.

— Понятно всё с тобой. Обижаешься на то, что я мало времени провожу с тобой?

— И снова у меня такое ощущение, что ты говоришь со мной, как с маленьким. Или с умственно отсталым.

— В последнее время с тобой просто невозможно нормально разговаривать… — покачал головой старший. — Ты к каждому слову цепляешься.

— А, снова скажешь, что я истеричка?! Или баба?! Или кто там ещё?! — выйдя из себя за полсекунды, практически проорал Дориан и снова вскочил со своего места.

Но на этот раз уже не выдержал и Леон.

— Успокойся уже! — рявкнул он и силой усадил младшего на место.

Тот обижено поджал губы и скрестил руки на груди, смотря в сторону, но вскоре, немного остыв, произнёс:

— Извини. Я действительно срываюсь из-за мелочей, нервы ни к чёрту…

— И я даже знаю, почему… — многозначительно покивал Леон.

— Только попробуй, — смотря на него исподлобья, пригрозил Дориан. — Врежу.

— Да ты ещё и агрессивным стал…

Дориан толкнул близнеца в плечо, но не очень сильно. Обняв его одной рукой, Леон притянул его к себе, едва не скинув со стула.

— Какой же ты ласковый стал, — язвительно подметил младший. — Пиво вставило? Или вчерашнее ещё не отпустило?

— Когда ты уже язык прикусишь? — беззлобно поинтересовался Леон.

— Не могу себе такого позволить, Фишер ругаться будет, если я начну шепелявить.

— Я объясню ему, что это необходимая мера.

— Обломись. Я говорил, говорю и буду говорить что, когда и как захочу.

Ухмыльнувшись, Леон накрыл губы близнеца ладонью, закрывая рот. Дориан сперва недовольно свёл брови, а затем в глазах его мелькнули лукавые огоньки, и он провёл языком по ладони старшего. Подействовало, Леон тут же отдёрнул руку.

— Слушай, — обратился он к младшему, — а ты не видел мою майку?

— Которую?

— Ту, в которой я вчера был. Никак не могу вспомнить, куда я её дел.

— Я её в стирку положил.

— А… Хорошо.

— Ничего хорошего, — Дориан подпёр подбородок кулаком. — Знаешь, как сложно было её с тебя снять?

— Но ты же справился? Кстати, а почему и штаны не снял?

— А ты не обнаглел? Сам бы попробовал раздеть тело, которое тебе ни черта не помогает.

— Нет, я предпочитаю раздевать тела, которые активно участвуют в процессе.

Дориан наморщил нос.

— Интересно, сколько нам должно быть лет, чтобы у тебя пропала эта пошлость?

— Встречный вопрос: сколько нам должно быть лет, чтобы она у тебя появилась?

— Уволь, — развёл руками младший. — Это твоё амплуа.

— А я поделюсь, мне не жалко. А как поклонники наши удивятся, увидев тебя в таком образе! Ты же любишь удивлять?

— Я подумаю об этом. И если у меня закончатся собственные идеи, обязательно вернусь к твоему предложению.

— Красиво завуалировал: «Иди ты со своими придумками»…

Леон потянулся к пиву, но Дориан перехватил бутылку.

— Хватит с тебя, — сказал он и сделал глоток.

Допив остатки пива, Дориан отправил бутылку в мусорное ведро и, скрестив руки на груди, сказал:

— Пора уже к завтраку приступать. А то проснулись мы раньше, чем обычно, но если так пойдёт и дальше, то к Фишеру мы всё равно опоздаем.

— Он не удивится, — фыркнул Леон.

— Но надо же хотя бы вид сделать, что мы старались приехать вовремя, — ухмыльнулся младший.

— Правильный подход, — подмигнул ему Леон и, потянувшись, добавил: — И что у нас будет на завтрак?

— А, так я готовить должен? — неподдельно удивился Дориан.

— А кто ещё? Кто изображает из себя мамочку, тот и кормить семью должен.

Взяв кухонное полотенце, Дориан ударил им близнеца; так кстати на кухню зашла только что приехавшая Аннис.

— О, Леон, Дориан, вы уже проснулись? — удивлённо спросила она.

— Аннис! — радостно воскликнул Дориан и, подбежав к домработнице, обнял за плечи. — Ты очень вовремя! Приготовишь завтрак?

Он так проникновенно и умоляюще посмотрел на женщину, будто она не была обязана готовить, а делала им одолжение.

— Конечно, — улыбнулась Аннис. — Чего вы хотите?

Задумавшись ненадолго, Дориан наболтал желаемое меню завтрака и убежал на второй этаж, в ванную.

Глава 3

— Фишер нас убьёт, — заключил Дориан, вытянув шею вперёд и разглядывая пробку, конца которой не было видно.

— Я так и знал, что нужно было ехать на своей машине.

— И что бы это изменило? — вскинул бровь младший, повернувшись к близнецу. — По-моему, без разницы, в такси ли стоять в пробке или в собственном авто.

Леон пожал плечами и отвернулся к окну. Посмотрев на него ещё пару секунд, Дориан обратился к водителю:

— Нам долго ещё стоять? Мы очень торопимся.

— Сами видите, — ответил мужчина за рулём, указав вперёд, на огромный затор из машин, — всё глухо.

— Может быть, как-то можно объехать пробку?

— Я бы с удовольствием, но мы стоим в средней полосе и зажаты со всех сторон.

Дориан посмотрел влево, вправо, затем обернулся назад. Водитель бы прав, шансов сдвинуться с места до того, как поедет весь поток, у них не было, да Дориан и сам это понимал, но попытаться стоило.

— Мы очень опаздываем, — снова заговорил он, будто от того, что он будет ныть и капать водителю на мозг, пробка рассосётся сама собой.

— Уже опоздали, — хмыкнул Леон, взглянув на время.

— Да, уже опоздали. У нас встреча. Работа….

— Извините, но пока я бессилен что-либо изменить.

Водителю уже впору было начинать строить памятник за то, что он не через силу делал вид, что пассажиры не раздражают его, а действительно спокойно выслушивал их.

Вздохнув, Дориан откинулся на спинку сиденья, запрокинув голову, и чуть прикрыл глаза; в его сумке зазвонил мобильный телефон.

— Угадайте с одной попытки, кто это звонит, — сам себе проговорил он и, достав аппарат, ответил на звонок. — Привет, Рональд.

— Привет. Вы где?

— Мы в такси. Едем уже. Вернее, не едем. Мы в пробке стоим.

— Неубедительная версия. Честно бы сказал: «Мы, как всегда, забили на всё и только что проснулись».

— Нет. Мы действительно в такси, а такси в пробке. Не знаю, что там случилось, но конца ей не видно, и мы стоим уже полчаса…

— Через сколько вас ждать? — спросил Фишер, прервав поток оправданий подопечного.

Дориан растеряно посмотрел на впереди стоящие машины, затем на водителя и брата.

— Через полчаса, — наугад ответил он.

— Хорошо, будем ждать. До встречи.

Когда Дориан договорил, Леон произнёс:

— Что-то мне подсказывает, что мы не приедем через полчаса.

— Я тоже так думаю, но так хотя бы в эти тридцать минут Фишер не будет звонить и погонять нас.

Младший вновь огляделся по сторонам и добавил:

— Мы сдвинулись за всё время на полтора метра. Хоть на метро пересаживайся.

— Ага, только в метро нас быстренько опознают и порвут на британский флаг.

До места назначения они всё-таки доехали. И когда они зашли в студию, Рональд даже не попытался скрыть того, что крайне зол из-за их опоздания, в котором он видел вопиющее неуважение в первую очередь к себе.

— Нет, я всегда знал, что вам незнакомо понятие пунктуальности, — проговорил он, — но опоздать на два с половиной часа это перебор даже для вас.

— А что мы могли сделать? — всплеснул руками Дориан. — Мы в пробке стояли, так что мы просто жертвы обстоятельств!

Эван хихикнул от этих слов друга, Рональда же они не растрогали.

— Хоть раз честно признайте, что вы безответственные и бессовестные, — ответил он. — Хорошо ещё, что я назначил встречу за четыре часа до интервью, а не за два, как в воду глядел.

— В следующий раз даже пытаться не будем приехать вовремя, раз ты такой неблагодарный, — фыркнул Дориан и плюхнулся в кресло, скрещивая руки на груди.

— Конечно, у вас уникальный талант переводить стрелки и делать всех вокруг виноватыми, но на меня это не действует. Ещё раз опоздаете, и я сменю охрану, чтобы они слушались только меня, и буду приказывать перед каждым походом куда-то приезжать к вам и силой привозить в нужное место вовремя.

— Попробуй только, — отозвался Дориан. — Мы в таком случае продюсера сменим.

— Я сделаю вид, что не слышал этого, — благоразумно ответил Рональд. — У нас и так немного времени, так что перейдём к делу.

— И что у нас на повестке дня? — поинтересовался Леонард.

— Много чего. Сегодняшнее интервью. Съёмки клипа. Подготовка материла для нового альбома. И поведение Леона.

— Эй, я-то что сделал?! — возмутился старший Ихтирам.

— Чего ты только не сделал, — покачал головой Фишер. — После того, как ты с Кайсей встречаться начал, ты совсем с катушек слетел. Я всё понимаю: новые отношения, влюблённость и так далее, но надо же какие-то границы видеть. Хватит уже папарацци кормить своими выходками.

— А что мы такого делаем?

Рональд достал из портфеля стопку фотографий и по одной начал демонстрировать всем, а в первую очередь самому виновнику торжества. На фото были запечатлены разные моменты вечера Леона и Кайси в клубе. На одном снимке было заснято то, как они вместе пили текилу из декольте полураздетой официантки. На следующем то же самое происходило уже с декольте самой Кайси, естественно, пил уже один Леон. Потом был снимок того, как они в крайне растрёпанном виде выходят из туалета, не сложно было догадаться о том, чем они там занимались. И вдобавок ко всему на этом фото Леон, ничего не стесняясь, на ходу застёгивал ширинку. Остальные фотографии были уже с других встреч, но содержания примерно такого же.

— И это только самые свежие, — произнёс Фишер, закончив показ. — Тебе не кажется, что это перебор?

— Рональд, это моя личная жизнь, тебе-то какое дело до неё?

— А такое, что ты лицо публичное и часть коллектива, который от твоих выходок страдает. Я и так уже, как могу, спасаю вашу репутацию и убеждаю всех, что у тебя нет проблем с алкоголем, и ты не пошёл во все тяжкие, но я не могу всё делать один.

— Какая репутация, Рональд? — усмехнулся Леон. — Мы, вообще-то, рокеры, так что я наш имидж только поддерживаю.

— Ты и всех рокеров, и вас в частности своим поведением дискредитируешь. Возьмись ты уже за ум! Нельзя же себя так вести!

— Мы всегда любили весело проводить время, чего ты сейчас на меня накинулся?! — тоже повысил голос Леон. — Просто теперь я развлекаюсь с Кайсей! Что в этом такого?!

Дориан поджал губы и отвернул голову от близнеца. От его слов сердце кольнуло обидой и ревностью. Кайся, Кайся… Дориан уже ненавидел это имя, которое слишком часто слышал из уст брата, имя той, которая заняла всё его время и практически вытеснила из его жизни всех остальных людей.

И Дориан злился на себя за то, что не мог радоваться за брата, корил себя за это. Но поделать с собой ничего не мог. Ему не хватало Леона: дико, до тянущего ощущения где-то под рёбрами. И он тут же прощал близнецу его отсутствие, когда тот был рядом, но потом, когда в их общение вновь призраком просачивался треклятый «белокурый ангел», сердце заново скручивало от обиды.

И он даже думать запрещал себе об этом. Ведь это так нелепо — ревновать Леона! Он был не обязан посвящать ему каждую минуту своей жизни только потому, что так было всегда. И Дориан понимал, что когда-нибудь всё изменится и в их жизни появится кто-то ещё, тоже очень важный, но не ожидал, что это произойдёт так резко и капитально. Дориан не ожидал, что так внезапно станет в жизни близнеца человеком номер два. Потому иногда так хотелось сесть и поговорить с ним, попросить его не убегать и услышать, что он по-прежнему для него важен.

За этими мыслями Дориан не заметил, как Рональд договорил с Леоном.

— Дориан? — переключился на него продюсер, вырывая из раздумий.

— Что? — недовольно ответил младший Ихтирам, посмотрев на Фишера. — Я тоже в чём-то провинился? Чем же я группу дискредитировал? Тем, что ничего не сделал?

— Чего ты сразу ощетиниваешься?

— А он в последнее время всегда такой, — подметил Эван, Дориан бросил на него гневный взгляд и язвительно ответил:

— Извините, что порчу вам атмосферу радости и непринуждённости.

— Так, успокоились, — твёрдо отрезал Фишер. — Дориан, меня послушай. Как обстоят дела с новыми текстами?

«Никак, — мысленно фыркнул младший Ихтирам. — Я целыми днями сижу и жду Леона, чтобы в очередной раз послушать его пьяный бред».

Но вслух он ответил другое и куда более нейтрально:

— У меня нет вдохновения.

— Нет вдохновения? — переспросил Рональд. — Что-то давно его у тебя нет.

— А что я могу сделать? Сам говорил, что под заказ шедевры не пишутся.

— Не пишутся. Но в таком случае будь готов к тому, что если ты и дальше не сможешь ничего написать, нам придётся купить тексты.

Дориан вскинул брови, смотря на продюсера так, будто тот только что сказал несусветную глупость.

— Не будет этого.

— Будет. Либо выбирай тексты для нового альбома из уже написанных.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 674