электронная
108
печатная A5
376
18+
Я объявляю тебе войну

Бесплатный фрагмент - Я объявляю тебе войну

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7161-5
электронная
от 108
печатная A5
от 376

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Постучавшись в дверь, я услышала мужской голос психолога:

— Войдите! Открыто! — Крикнул он.

Открыв ее, я вошла в просторный и светлый кабинет. В нем, кроме стеклянного шкафа, заполненного папками в разноцветных картонных обложках, письменного стола, двух кресел и маленького диванчика, больше ни чего не было.

Психолог стоял у шкафа и перебирал папки. Я внимательно пригляделась к нему. Он был хорош собой и выглядел моложаво, хотя на вид, ему было больше тридцати пяти лет. Представляю, сколько девиц, которые встречались на его жизненном пути, пересохло от любви к нему! И главное, что бросилось мне в глаза, психолог много внимания уделял своей внешности и был очень ухоженный.

— Присаживайтесь на кресло.- Пригласил он, не отрывая взгляда от папки, которую держал в руках и попросил.- Подождите, пожалуйста, одну минуточку, я сейчас освобожусь!

Я прошла к стоящим, напротив друг друга, двух кресел и сев в одно из них, стала наблюдать за психологом.

— Вот она! Наконец-то нашел! Отлично! — Воскликнул он, закрывая открытую папку.

Психолог положил ее на письменный стол и, подойдя ближе к креслу, на котором я сидела, стал внимательно разглядывать меня, а потом спросил:

— Что привело ко мне такую милую девушку?

Потом сел на свободное кресло, закинул ногу на ногу и сказал:

— Сначала давайте познакомимся. Ко мне можете обращаться просто Нестор. А какое ваше имя, милое создание?

— Валерия.- Ответила я.

— Итак, будем обращаться друг к другу только по имени, это более располагает к доверительным отношениям! — По — приятельски улыбнулся он мне и поинтересовался.- Вам удобно сидеть в этом кресле?

— Более, чем.- Подтвердила я.

— А теперь ответьте, Валерия, что побудило вас обратиться ко мне? — Нестор, посмотрел на меня пристальным взглядом.

Не выдержав его, я опустила глаза.

— Сон.- Сказала я.- Один и тот же сон. Дуло автомата направлено в мою сторону. И я с ужасом осознаю, что сейчас из него вылетят пули, которые убьют меня. Автомат держит Родион. Его оскал действует мне на нервы, раздражая. Ночью просыпаюсь с сильно бьющемся сердцем в груди. Меня просто колотит в пастели! Я замучилась сама и замучила мужа, который из-за меня тоже не спит по ночам. Помогите мне, если можете! — Я подняла глаза на Нестора.

Наверное, в моем взгляде он увидел мольбу и отчаяние, потому, что взял мою ладонь в свою руку и прикрыл ее второй рукой. Блуждающая улыбка исчезла с его лица. Нестор стал серьезным.

— Валерия, вы военнослужащая? — Поинтересовался он.- Вы были на войне?

— Нет.- Покачала я головой и объяснила, чтобы ему было понятливее. — Просто охотилась за главарем бандитской группы.

— Вы снайпер? — Снова спросил меня психолог, не выпуская из своих ладоней мою руку.

— Можно и так сказать.- Согласилась я с ним.

— На войне не были, не военнослужащая, значит, точно не снайпер! Так, кто же вы, Валерия?

— Моя семья открыла конный клуб. Мы имеем достаточно просторную конюшню и держим несколько лошадей.- Заговорила я.- Родители привозят своих детишек к нам для реабилитации. У одних, психологическая травма, у других церебральный паралич, третьи, хотят получить положительные эмоции. Если бы вы только видели, сколько радости и восторга получают малыши, катаясь на лошадях!

— Ни чего не понимаю! — Нестор аккуратно положил мою ладонь на мое колено и попросил.- Валерия, расскажите мне все с самого начала. Времени у нас достаточно для того, чтобы я выслушал вас.

— Хорошо, — согласилась я с ним, — расскажу. Моя история произошла три года назад. Но я даже мысли не допускала, что мне придется столкнуться с бандитами. Все началось с того дня, когда я решила зайти к дяде Коле, родному брату моей мамы. Он выкупил тир в парке отдыха и с удовольствием проводил в нем все дни напролет. Это был его маленький бизнес, к которому дядя Коля относился с душой и любовью. До этого, я гостила у него несколько дней, ухаживая за больной тетей, и перед отъездом решила зайти в тир и попрощаться с ним. До сих пор я не могу дать объяснение тому, почему я взяла в руки воздушную винтовку и стала стрелять из нее по мишеням…

*

— Ты локоток то прямее поставь! — Учил меня дядя Коля.- Затаи дыхание, да хорошенько смотри в прицел. Во-он, «мушку» видишь, на черточку похоже? Вот, чтобы эта самая черточка в середине цели была! Да не забудь прикрыть один глаз! Не дыши! — Прикрикнул он на меня.- Видишь, у тебя в руках винтовка ходит? — И спросил.- Лера, я понятно тебе все объясняю?

Я молчала, приглядываясь к маячившей впереди черточке. В это время, я с сожалением думала о том, что в моей школе не преподавали военное дело. А зря! Вот, сейчас бы не стояла, как глупышка и мне не было бы так стыдно перед дядей Колей за свою бестолковость! А ведь он мне же уже мне минут пятнадцать объяснял, как произвести выстрел в цель! Стоит только подивиться его терпению!

Не выдержав, дядя Коля взял воздушную винтовку из моих рук и навел ее на щит, на котором были развешаны различные зверушки.

— Вот, смотри, как надо стрелять! — Поучал он меня, производя несколько выстрелов по ярко раскрашенным игрушечным животным.

— Тебе все понятно? — Снова переспросил он меня, передавая оружие. — На, пробуй!

Я старательно поставила локоть на прилавок, как учил дядя Коля и, прицелилась в рыжую белку, сидевшую в колесе.

— Не дыши! Не дыши! Затаи дыхание! — Продолжал поучать меня мой дядя.

Я сделала все в точности, как он меня учил, и нажала на курок. Бац! И белка побежала в колесе и колесо быстро закрутилось.

— Ай, молодец! — Не сдержал своего восхищения дядя Коля.- Молодчина ты, Лера! С первого раза попала прямо в цель! А ну-ка еще пробуй!

Я прицелилась в лошадку, которая находилась в верхнем углу щита. Бац! И лошадка встала на дыбы.

— Ну, Лера, просто слов у меня нет! — Дядя Коля снял со своей головы картуз и хлопнул им об прилавок.- Ну, девка, если честно, то я от тебя такого, просто не ожидал! Теперь я точно уверен, что ты пошла в нашего прадеда, Панкрата Никаноровича! Он когда в Сибири жил, самым метким охотником прославился! Пушнины государству сдавал больше всех! Его за это медалью наградили, и премии самые большие выдавали! Каждый месяц добавочка была к зарплате, триста рублей! — И уловив мой удивленный взгляд, пояснил.- Ну, чего улыбаешься! В те годы триста рублей были большими деньгами, можно было жить безбедно два месяца, это сейчас за них ни чего нельзя купить! Понятно? А медальку твоего прапрадеда я тебе обязательно покажу! — Пообещал мне дядя Коля.- Вроде, она золотая! Точно не помню. Но мы ее бережем как реликвию, в память о метком охотнике в нашем роду! Медальку эту я обязательно разыщу или тетке Вале скажу, чтобы она поискала. Да и нам, старикам, не грех лишний раз на нее посмотреть! За одно и прадеда вспомним Панкрата Никаноровича! Царство ему небесное! — Перекрестился дядя Коля и обратился ко мне.- Вот, если, еще в трех зверей попадешь без промаха, слово даю, твоя медаль будет, как оберег от чертовщины всякой, а то ее сейчас больно много развелось!

Я снова взяла в руки отложенную в сторону воздушную винтовку. Прицелилась в медведя и произвела выстрел. Медведь стал черпать ложкой мед из бочки. На мушку взяла зайца, произвела выстрел второй раз. Ушастый забил по барабану барабанными палочками. Прицелилась в слона. Выстрел! Слон закивал головой, словно одобряя меня.

Я ни когда не видела таким своего дядю. Радость просто излучалась из него! Со всего маха он сел на стул, не обращая внимания на то, что тот, под ним, угрожающе заскрипел, готовый в любую минуту развалиться!

— Ну, отродясь, такого не видывал, чтобы девка с первого раза так научилась стрелять! — Произнес он довольным тоном. — Тетке Вале обязательно скажу, чтобы она медальку то эту поискала и самолично, я тебе ее привешу!

— Дядя Коля, может не нужно? — Попробовала я остудить его пыл.

— Нет, нужно! — Возразил он мне.- В нашей семье, после деда Панкрата, ни кто так метко не стреляет! Честно тебе признаюсь, я даже в армии иногда мазал! Это к старости годам я только смог руку набить здесь, в тире. И то, бывает, иногда мажу! Ванюшка, твой непутевый двоюродный брат, с женой разошелся, дитя бросил, а теперь только и знает, что по бабам бегать! — Дядя Коля, в сердцах сплюнул.- Тьфу, пакостник! — И снова перекрестился, приговаривая.- Прости Господи! — Потом опять посмотрел на меня.- Вот, приедешь домой и обрадуешь родных, медалькой то этой! Представляю, как мамка твоя будет гордиться, что ее дочь любого пацана за пояс заткнет! А бабушка то, как тебе будет благодарна, что дедова традиция не пропала, а ты ее подхватила!

Мне стало неудобно, и я ему возразила:

— Да, ладно, вам нахваливать меня! А может это случайно вышло?

Дядя Коля потряс перед моим носом пальцем и возразил:

— Нет, девка, ты и есть зоркий глаз прапрадеда твоего Панкрата Никаноровича! И больше слушать ни чего не хочу! Уедешь завтра! Медаль хочу тебе отдать, поэтому и прошу тебя задержаться. Я, конечно, понимаю, что тебе не терпится своих лошадок побыстрее увидеть, но думаю, медалька стоит того, чтобы ты осталась у нас еще на один день! Думаешь, я не понимаю, как тебе надоело ухаживать за теткой, но благодаря тебе, она встала на ноги. Поэтому возражений с ее стороны, чтобы вручить тебе медаль нашего прадеда, думаю, не будет! Только одного в голову не возьму, — поглядел на меня дядя Коля с нескрываемым удивлением, — почему ты в мой тир до сегодняшнего дня не заглядывала? Могла бы, когда и заскочить! Ведь время то у тебя, племянница, было предостаточно!

— Не тянуло меня в тир.- Призналась я дяде.- А сегодня сама не пойму, так захотелось научиться в цель попадать из оружия, что я не выдержала и пришла к тебе.

— Ладно, скажи честно, понравилось тебе стрелять то? — Дядя Коля с любовью погладил лежащую на прилавке винтовку.

— Не буду скрывать.- Улыбнулась я. — Понравилось!

— То- то же! — Удовлетворенно отозвался он и спросил.- Есть еще желание поучиться меткому попаданию? А то, стреляй, сколько твоя душа пожелает! Все равно народу нет, так, что я только рад буду понаблюдать за тобой!

— Ну, тогда, давай пули! — Протянула я руку с открытой ладонью дяде.

— Подожди маленько! — Отозвался он.- Вот, только, зверят на место поставлю!

Поправив на щите зверушек, дядя Коля высыпал около меня на прилавок, больше десятка пуль.

Я вложила патрон в патронник и, затаив дыхание, прицелилась. Бац! Желтокрылая птичка зачирикала.

— Был бы живой твой батька, — дядя вытер картузом накатившиеся на глаза слезы, — радости его бы не было придела! Он все мальчонку хотел. И имя ему уже придумали, Валера, а родилась девка. Поэтому стала ты Валерией. А, выходит, получилась, ты, Лера, лучше любого пацана! — Заключил дядя Коля.

— Это кто же сейчас сказал, что вот эта пигалица, лучше нас? — Поинтересовался один из вошедших в тир парней, которым я бы дала лет по двадцать или, может, чуть больше.

— Ну, я сказал! — Отозвался дядя Коля.

Не стесняясь, я стала разглядывать рослых крепких молодых мужчин. Один был на редкость красив. Его красота была не земной! Так отметила я про себя. И сразу было видно, что этот парень прекрасно знает себе цену. На окружающих он смотрел с высока. Было заметно, как он красуется собой, словно девка на выданье! Я уловила себя на мысли, что этот красавчик, почему то не вызвал у меня сильного восхищения, а наоборот, необъяснимое мне отвращение, не смотря на его неотразимую внешность.

Второй парень был по скромнее. Кареглазый, темноволосый. Его смуглая кожа говорила о том, что он южных кровей. Он был не так красив как его друг, но достаточно хорош собой. Только глубокий шрам на его лице портил его внешность.

Я опустила глаза, сообразив, что с моей стороны не скромно так нагло, в упор, разглядывать пристальным взглядом посетителей тира. Особенно я не хотела смущать парня со шрамом. Он, наоборот, произвел на меня хорошее впечатление, даже не знаю почему.

Немного смутившись, кареглазый незнакомец, первый протянул мне руку и представился:

— Тимур.

— Лера.- Тут же я назвала свое имя, пожимая ему руку.

Тимур вопросительно посмотрел на меня и уточнил:

— Ваше полное имя Валерия?

Я утвердительно кивнула головой.

— Красивое имя.- Произнес он и улыбнулся.

— А я Родион.- Представился красавчик, и обратился к дяде Коле.- А ну, старик, дай-ка нам побольше патронов! Мы у тебя немного постреляем!

Дядя Коля отсчитал им по двадцать штук и положил на прилавок.

Родион кинул на кучку из патронов смятую сторублевую бумажку.

— Этого мало.- Тихо сказал дядя Коля, расправляя сотенную и попросил.- Надо бы еще добавить.

— Тимур! — Обратился Родион к своему другу.- Кинь деньжат этому старику, сколько он скажет!

Сам же прицелился и выстрелил в щит. Наблюдая за красавчиком, я не без удовольствия отметила, что его первый выстрел был в «молоко».

Тимур отдал дяде Коле не достающие деньги и тоже взял в руки винтовку. Он прицелился и произвел выстрел. Его пуля попала в сову. Она захлопала крыльями.

А я сразу же подумала, что Тимур на много собранней, чем Родион.

После первых выстрелов, парни стали палить в щит, не прицеливаясь. Я видела, что попадания в цель у Тимура были более точными, чем его друга.

Когда Родион отстрелялся, дядя Коля поинтересовался у него:

— Парень, ты в армии то был или нет?

— Ну, был! А тебе, старик, какое до меня дело? — Зло отозвался Родион.

— Да, вижу, плохой из тебя защитник страны вышел! И людей не спасешь и сам пропадешь! Вот эта девчонка, — дядя Коля кивнул в мою сторону, — ей всего шестнадцать лет, переплюнет тебя в два счета!

Я удивленно посмотрела на дядю и увидела, как он мне незаметно мигнул одним глазом, как бы говоря: « А ну ка, племяшка, уделай этого зазнайку! Остуди его пыл!

Увидев поддержку дяди Коли, мне вдруг самой захотелось заткнуть «самовлюбленного Нарцисса» за «пояс». Почувствовав, как внезапно меня охватило волнение, которое могло помешать, производить точные выстрелы по мишеням, я изо всех сил постаралась взять себя в руки.

Беря в руки воздушную винтовку, я подумала: «Представляю, вот будет смеху, если я промахнусь!» Я могла бы отказаться от поединка, но не хотелось подводить дядю, потому что в нашей семье принято, что каждый из нас друг за друга! Поэтому я пересилила неуверенность и успокоилась.

Первый выстрел мы произвели одновременно. Одна пуля попала в собачку, и она завиляла хвостиком, а вторая пробила фанерный щит.

— Нет! Так дело не пойдет! — Возмутился дядя Коля.- Стреляйте по очереди! А то не поймешь, кто попал в цель, а кто промахнулся! — И обратился ко мне и Родиону.- Кто из вас будет стрелять первым?

— Уступаю первый выстрел даме! — Произнес «самовлюбленный Нарцисс».

— Ты же знаешь, что первому стрелять труднее! — Недовольным голосом упрекнул Родиона дядя Коля.

— Вот и увидим, какой стрелок Валерия! — Скривил губы в ехидной улыбке Родион.

Тимур молча наблюдал за поединком, стоя за нашими спинами.

Я выдохнула, стараясь сохранить спокойствие. Наведя прицел на одну из игрушек, выстрелила в нее. С удовольствием отметила, что попала в цель. Не останавливаясь, сразу навела «мушку» на вторую игрушку. И снова меткий выстрел! Я целилась в них по очереди и стреляла, стреляла, пока не закончились патроны. В тире стоял уже сильный грохот, когда я положила воздушную винтовку на прилавок. Игрушки стучали, чирикали и подпрыгивали. От крутящихся зеркальных шаров, блики разливались по всему вагончику, который был оборудован дядей Колей под тир.

Родион молчал. Было видно, что он был поражен моими точными попаданиями в цель, и наверно по этому, стрелять после меня не стал. Положив свою винтовку на прилавок, Родион со злостью произнес:

— Меня еще ни кто не ставил в такое дурацкое положение! Мне в данный момент приходится признать свое поражение! Но хочу сразу предупредить, что я ни кому не прощаю то, что кто то, хоть в чем- то, сильнее меня! Лучше, Лера, тебе не попадаться на моем пути! Иначе ты сильно пожалеешь об этом! — Пригрозил он мне, выходя из тира.

Тимур молча последовал за ним.

— Вы угрожаете моей племяннице, молодой человек?! — Дядя Коля догнал Родиона и схватил его за руку.

— Родион немного пьян.- Спокойным голосом объяснил такое поведение друга Тимур.- Не слушайте его бред! Он ни кому не сделает, ни чего плохого, я вам обещаю это! Только, пожалуйста, не вызывайте полицию! Мы сейчас же уйдем!

— Да! Мы уйдем! — Родион повернулся и посмотрел мне в глаза.- Но ты, — он ткнул пальцем в мою сторону, — теперь мне кровный враг! Зря ты пошла на поводу у дяди! Нужно было отказаться участвовать в поединке! — Последние слова Родиона перешли в крик.

Мы видели, как Тимур с силой вытащил Родиона из тира.

Я недоуменно посмотрела на дядю Колю и спросила:

— За что он так на меня?

— Прости меня, племяшка! — Дядя Коля подошел ко мне и обнял.- Даже не думал, что такое может произойти! Кто же знал, что этот красавчик, такой псих?! Я сильно виноват, что втянул тебя в поединок с ним!

— Успокойся, дядя Коля! — Улыбнулась я.- Возможно, я больше ни когда в жизни не встречу Родиона!

— Ты, девочка, задела самолюбие этого парня.- Стал объяснять мне поведение Родиона дядя Коля.- Он, видно, привык быть везде первым, а ты посадила его, как говорится в «галошу»! Хорошо, что ты завтра уезжаешь, а то этот ненормальный, неизвестно, что бы мог с тобой сделать, попадись ты ему на пути!

— А с тобой Родион ни чего не сделает? — С тревогой посмотрела я на дядю.

— А зачем я ему нужен? Если только узнать, где ты живешь? Так лучше я под их пытками сдохну, но адреса, где мои родители живут, они от меня не дождутся! — И дядя Коля поцеловал меня в лоб.- Знай наших! — Придал он своему голосу веселость.- Моряки ни когда не сдаются! Но ты одна домой не ходи! — Предупредил он меня.- Неизвестно еще, может эти двое недалеко от тира крутятся. Придется брать по воздушной винтовке и патронов побольше, на случай, если нам придется отбиваться! — Дядя Коля подбадривающе мне подмигнул.

На душе стало легче, потому, что я поняла, что у меня надежный защитник!

В тир зашли несколько ребятишек.

— Дядь, тир работает? — Поинтересовался один из них.

— Работает, ребятушки, работает! — Отозвался дядя Коля.

— Ну, тогда, дай нам патронов на все деньги! — И мальчуган высыпал мелочь на прилавок.

*

— Ну, что сидишь? Медаль свою разглядываешь? — Спросила бабушка, заходя в комнату.

— Ноги устали.- Ответила я ей.- Сегодня много детей было.- И поинтересовалась.- Как там Искорка?

— Чувствует мое сердце, что она вот-вот должна ожеребиться! Сегодня на ночь я здесь останусь, — предупредила меня бабушка, — присмотрю за ней. А ты долго со своим женихом не засиживайся! Завтра будет много работы! Лишних людей взять в помощь, себе позволить пока мы не можем, потому, что им не чем будет платить, так как сами еле концы с концами сводим!

На улице послышался звук клаксона

— Вон, иди, твой Филиппок приехал! — Кивнула бабушка в сторону окна.

— Бабушка, — обратилась я к ней недовольным голосом, — почему ты так предвзято относишься к моему парню? Он ведь тебе ни чего плохого не сделал!

— Уж, больно он норовистый! — Ответила она.- Грубый, даже, можно сказать! Иногда хочется, как дать ему по лбу, чтобы с него спесь спала!

— Сейчас вся молодежь такая.- Отозвалась я.

— Нет, Лера, не правда! Если мужчина любит женщину, то он ни взглядом, ни словом ее не обидит! Вот, взять, например, твоего дедушку. Знаешь, как он меня любил?! Мы с ним сорок годков прожили, а он только «лапушкой» и называл меня всегда. Мы без слов друг друга понимали. Иногда сидим-сидим, молчим, а потом, в один голос, одну и ту же фразу, как скажем! Да как потом засмеемся! Можешь себе представить, что мы за сорок лет одним целым стали? Даже думали одинаково!

— Бабушка, — обратилась я к ней, — а за что нашего дедушку убили, как ты думаешь?

— Я сама в догадках! Даже представить себе не могу, кому мой Ваня мог плохое что- то сделать? — Пожала она плечами.- Как ты помнишь, это произошло, почти год назад. Он поехал к Коле и решил сходить в лес на охоту. Уж больно много зайцев развелось в тот год! Взял он с собой соседа твоего дяди, Захара. Потом, со слов Захара, они встретили в лесу небольшую группу людей. В ней было, по его словам, человек пять, не больше. В руках оружие несли.

Ваня сразу понял, что эти парни не здешними были. Чужаки! Твой дедушка приказал дяди Захару в засаде сидеть, а сам пошел им на встречу, спросить, кто такие и откуда они? В общем, ни стали они вести разговоры с твоим дедушкой. Взяли, да и застрелили его, прямо на месте. А Захар отсиделся в укрытии, дождался, когда группа бандитов скроется из вида, и подошел к Ване. Но дедушка твой уже был мертвый. Тогда Захар побежал напрямки, прямо в полицию и рассказал о пришлых людях, которые ходят группой по лесу. Приехала следственная группа и установила, что дедушку твоего из пистолета убили. Захар сказал, что стрелял в Ванюшу молодой красивый мужчина. Все его Менделем называли. А что это такое, имя, фамилия или кличка, ни кто не знает. Имя то, их главного, не русское, но все говорили по-русски.

Полиция походила, походила по лесу, но так ни кого и не нашла.

Я встала с кровати и, подойдя к бабушке, обняла ее.

— Ты знаешь, — сказала я, — я хорошо запомнила, как рыдал дядя Коля на похоронах у дедушки. Но почему то о том, как его убили, мне тогда ни кто не рассказал.

— Об этом нас очень просил Коля. Зная твой взрывной характер, он думал, что ты бросишься на поиски этих бандитов.- Поцеловав меня, ответила бабушка.

Мы услышали, как нетерпеливо, снова несколько раз Филипп нажал на сигнал.

— Ну, иди, уже! — Легонько оттолкнула меня бабушка от себя.- Видишь, как твоему жениху невтерпеж! Без конца гудит!

— Я только попрощаюсь с Пирогом.- Ответила я.- Он меня всегда ждет.

*

Войдя в конюшню, я сразу же направилась к деннику коня. Увидев меня, он тихо заржал. Я открыла дверь и, зайдя в него, подошла к Пирогу и обняла его за шею. Постояв так с минуту, я взяла Пирога за морду и поцеловала его в мягкую губу между ноздрей. Он положил голову мне на плечо. Я любила Пирога за его ум. Он был цирковым конем. Бабушка сразу приметила его на мясокомбинате. Его привезли туда, потому, что он сильно хромал на заднюю ногу. Бабушка осмотрела ее и увидела запущенную гноившуюся рану. Договорившись с хозяином мясокомбината, она приехала в город и, взяв в банке кредит, выкупила Пирога. Долго лечила ему ногу, но, все же, добилась своего. Вскоре Пирог стал работать. Посетители нашего маленького конного клуба восхищались им. Пирог не забыл своих выступлений на арене и показывал всем свои навыки. Делал он это с удовольствием. Когда ему аплодировали, Пирог старательно раскланивался, выставив вперед переднюю ногу и кивая головой. Благодаря этому коню, в наш конный клуб стало приезжать все больше и больше горожан с детьми.

— Ну, Пирог, я пошла! — Потрепала я его за холку.- Завтра увидимся. Ну, иди уже! А то, Филипп, весь на псих изойдет! — Пробурчала я, поглаживая коня по шее.

Закрыв за собой денник, зашла в комнату и, переодевшись, вышла во двор и направилась в сторону машины своего жениха.

*

— А, по быстрее, ни как нельзя?! — Встретил меня вопросом Филипп, открывая мне дверцу своего автомобиля.

— Я сегодня очень устала.- Стала оправдываться я, усаживаясь на переднее сиденье, рядом с ним и пояснила, чтобы ему было понятливее.- Детей было много, а рабочих лошади только три.

— У тебя, только, одни лошади на уме! А обо мне ты, когда ни — будь, думаешь? — Пристал ко мне Филипп.- Ну, признайся, хотя бы чуть- чуть, думаешь?!

— Конечно! — Заверила я его.- В свободное от работы время все мои мысли только о тебе!

— А мне кажется, ни хрена ты обо мне не думаешь! — Со злостью в голосе произнес мой парень.- Вот, например, хочу с тобой в ресторан сходить или в кино посидеть, так, нет, ты всегда уставшая! — Заворчал Филипп, заводя мотор машины.

— Поехали уже! — Поторопила я его. — Не видишь, темнеть начинает!

— Ну, и куда мы пойдем сегодня? — Обратился он ко мне.- Да, кстати, — Филипп повернулся и, взяв на заднем сиденье букет цветов, протянул его мне, со словами.- На, это тебе!

Включив фары, он тронул машину с места и, развернув ее, направил к старой асфальтированной дороге.

— Спасибо! — Я благодарно посмотрела на своего будущего жениха и нюхая цветы, поинтересовалась.- Это, по какому такому случаю ты мне их преподнес?

— А ты, что, забыла? Сегодня исполнилось три месяца, как мы встречаемся! — Напомнил он мне.

— Ой, правда! — Виновато посмотрела я на своего парня.- Совсем вымоталась и забыла! Ты прости, пожалуйста, меня Филипп!

Я пододвинулась к нему и благодарно поцеловала в щеку.

— Знаешь, как приятно получить девушке от парня букет?! Но, к сожалению, ты сильно этим меня не балуешь!

— Накладно будет постоянно цветы тебе дарить! Они тоже не малых денег стоят! — Отозвался Филипп, выезжая на асфальтированную дорогу.

— Вот, ты, мне, специально, сейчас, напомнил о цене? Да?! — Вспылила я. — Чтобы больше не раскатывала губы на букеты?!

— Ну, завелась! Не остановить! — Недовольно посмотрел на меня Филипп.- Мы, что, сегодня встретились, чтобы поругаться?! Я тебя русским языком спрашиваю, куда мы сегодня пойдем?!

— Мне завтра рано вставать. Бабушка сказала, что будет много работы. — Стала оправдываться я и решила еще раз напомнить ему.- Мы ведь только двое с детьми занимаемся. Мама только иногда заезжает в клуб, когда выкрадывает свободное время.

— Твоей бабке все денег мало! — Продолжал злиться на меня Филипп.- Устроила платную школу для езды! Лучше сидела бы дома, да носки вязала!

— Не говори так о моей бабушке! — Заступилась я за нее.- Наш клуб детям в радость! Ты бы только посмотрел, как они смеются и как у них горят глазенки, когда верхом на лошади сидят! Смотря на них, и у родителей поднимается настроение! А деньги мы берем, чтобы кормить и лечить лошадей! И бабушка моя еще не совсем такая старая, чтобы сидеть дома и носки вязать!

— Значит, мы сегодня, ни куда не идем? — Решил уточнить мой Филипп.

— Нет! Отвези меня домой! Я хочу по раньше лечь спать! Я же тебе уже говорила, что завтра мне нужно рано встать!

— Как мне все надоело! — Филипп, со злости, ударил по рулю двумя руками.- Я до сих пор не могу понять, кто мы? Жених и невеста, или ты вместо извозчика меня держишь?! Мол, Филипп дурачок, пусть возит! Поглядит десять минут на меня и хватит, на этом и успокоится! Так?!

— Филипп, — возразила я, — ты же знаешь, что ты не прав! Я очень хорошо к тебе отношусь!

В это время мой будущий жених прибавил скорость, и его новый автомобиль плавно повез нас по старой асфальтированной дороге, которая была вся в выбоинах.

— И надо же было засадить поля, по обе стороны дороги, кукурузой! — Посетовала я, чтобы хоть как то разрядить гнетущую обстановку и посмотрела в окно на густые заросли.- Я когда рано утром иду на работу, страх не покидает меня, пока не пройду этот участок посева! Так и, кажется, что кто-то из посадки выскочит!

— Смотри, Лерка, сума не сойди! — Нервно засмеялся Филипп.- А то будешь думать постоянно об этом! Так и рехнуться можно легко!

— Да, пошел ты … — Не договорив, я отвернулась от своего жениха и стала снова смотреть в окно. У меня пропало желание продолжать с ним разговор.

Не обращая на мои слова, Филипп притормозил автомобиль и недоуменно произнес:

— А это еще что такое?

Я уловила в его голосе страх, и сразу же посмотрев в лобовое стекло, увидев, как фары машины, на которой мы ехали, выхватили из темноты автомобиль красного цвета. Его сторона, обращенная к нам, была вся изрешечена круглыми дырочками. Я сразу догадалась, что это были следы от пуль.

— Когда я к тебе ехал, здесь ни кого не было.- С дрожью в голосе, озадаченно произнес Филипп.

— Нужно посмотреть, — предложила я, — может в ней есть кто живой.

— Ты, что, ненормальная? — Филипп нажал на газ.- А если у того типа, который в машине находится, оружие есть? Ты хоть немного подумала об этом? Ты видела, как автомобиль из рикошетили? Явно, что здесь были разборки, какой то группировки! Нет! Я в нее не сунусь! — На отрез, отказался он, прибавляя скорость.

— Останови машину, Филипп! — Потребовала я.- Может «скорую» для раненых нужно вызвать?!

Мой парень резко нажал на тормоза, так, что они завизжали и, повернувшись ко мне, произнес:

— Значит, для меня у тебя времени нет, а для какого- то бандита, пожалуйста, сколько угодно! Так, Лера? А ну, вылась с машины! Быстро! — Скомандовал он мне.

— Ты, что, Филипп, хочешь бросить меня на дороге одну? — Не поняв его, переспросила я своего жениха.

— Ну, ты же жаждешь помочь находившимся в машине! — Отозвался он.- Вот, я и предоставляю тебе такую возможность! Вперед! Действуй! — И протянул руку, точно также, как памятник Ленина.

— Но, уже, стемнело.- Попробовала я разжалобить своего парня.- И мне страшно оставаться здесь одной.

— Тогда, не морочь мне голову! — Повысил на меня голос Филипп, снова трогая машину с места.- Поехали!

— Остановись! — Воскликнула я. — Сейчас по этой окружной дороге не проедет не один автомобиль! Те, кто находятся в салоне обстрелянной машины, могут умереть, если мы не окажем им помощь!

Филипп снова остановился и, положив руку на спинку моего сиденья, спокойным голосом произнес:

— Если уже не умерли. Ну, так как? Ты идешь или нет?

Я задумалась, колеблясь, и со страхом посмотрела в окно. На улице уже было совсем темно. Черные кукурузные заросли, обступившие сплошной стеной асфальтную дорогу, пугали меня. Но я считала своим долгом помочь людям, находившихся в салоне красного автомобиля. И я, мотнув головой, сообщила о своем решении:

— Не, я все- таки пойду и посмотрю. Может, остался кто ни-будь живой.

Он тут же, боком, лег на мои ноги и открыл дверцу.

— Иди, действуй, мать Тереза! — И подтолкнул меня руками так, что я чуть не выпала из салона.

Не успела я выйти из машины, как Филипп сразу же захлопнул за мной дверцу и, газанув, поехал в сторону города. На дороге я осталась одна, глядя в след, горевшим оранжевым светом поворотникам нового автомобиля Филиппа. Чем дальше удалялась машина, тем страшнее мне становилось.

— Гадина! Сволочь! Как я тебя ненавижу! — Прошептала я, вытирая моментально нахлынувшие на глаза слезы и, подобрав с обочины камень, размахнулась и бросила в след все дальше и дальше уезжающей машины. Меня душила обида. Я ни когда бы, ни подумала, что Филипп так может со мной поступить! Подняв голову, я посмотрела на небо. Звезды усыпали черное небо. Луны не было. О чем я сильно пожалела. Идти в кромешной темноте к обстрелянному автомобилю было страшно. Меня пугало еще то, что я точно не знала, живы или мертвы люди в салоне. И еще, эта проклятая кукуруза, обступившая меня со всех сторон! Жуть!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 376