электронная
18
печатная A5
275
16+
Полутень

Бесплатный фрагмент - Полутень

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-3827-2
электронная
от 18
печатная A5
от 275

Эта книга — продолжение романа «Разметка». Теперь вы узнаете все нераскрытые секреты…

Глава 1

Лето, 2007

Катер доплыл до середины реки и остановился. Лунный свет задрожал на чернильной поверхности воды, словно коснулась его шершавая глубинная жуть.

— Ну что, — спросил невысокий мужчина, доставая из сумки какой-то предмет. — Приехали, Дима?

— В смысле? Мы ж…

— Ты расскажи, чего у тебя с Машкой-то?

— Не понял… На что намекаешь?

— Давай, рассказывай, — мужчина направил на него пистолет. — Мне терять уже нечего.

— Толь, ты что творишь-то? — дрогнул голос у Дмитрия. Взглянул на оружие и в панике прыгнул в чёрную страшную воду.

Апрель, 2013

За столиком в кафе ужинала пара: молоденькая блондинка с красивым лицом и грубоватый мужчина солидного возраста. Ели молча, как будто знали друг друга давно, и сказать им уже было нечего. Мужчина поглядывал на картину на стене. Подозрительно, озадаченно. Вот, опять: нарисованная девушка кивнула ему.

— Пойдём, — шепнула в ухо. — Покажу, где…

Он замотал головой.

— Толь, ты чего? — спросила блондинка.

— А? — очнулся мужчина. Посмотрел на неё, как на чужую. Узнал. — Не, ничего, Янк.

Покосился на картину. Тот самый лес! Его место! И девка эта… Лицо её исказилось до омерзительного. Деревья зашевелились, зашуршали. «Ш-ш-шли… со мной!» И выдохнули разом. Как в страшном фильме.

Анатолий встал, в упор присмотрелся к изображению.

У столика возник официант.

— Могу чем-то помочь?

— Это, молодой человек, — посетитель указал на лес. — Картина чья?

— В каком смысле? — официант учтиво к нему наклонился.

— Ну, рисовал кто?

— Я сейчас уточню.

Через несколько минут подошёл администратор.

— Могу чем-то помочь?

— Опять едрит-Мадрид, — Анатолий с недоумением ухмыльнулся. — Кто рисовал, говорю, картину вон энту?

(Блондинка настороженно наблюдала за происходящим.)

— Это дизайнер покупал, — отчитался администратор.

— Да я не спрашиваю, кто покупал, — с нарастающим раздражением рявкнул Анатолий. — Рисовал кто? Как звать художника? Кто вот эту девку намалевал? — он растопырил толстые пальцы. — Понятно?

Администратор снял картину со стены и заглянул за рамку.

— Здесь только инициалы — «М. А.». Я могу поискать телефон дизайнера, но это было почти год назад.

— Ясно, — отрезал Анатолий. — За сколько продашь?

— Но… она же для интерьера, вы понимаете…

— Сколько? — посетитель достал из кармана пачку денег. — За пятёрку отдашь?

— Только как для клиента…

Анатолий отсчитал купюры, всучил администратору и бесцеремонно забрал у него изображение девушки в лесу.


***

Облака клубились на горизонте, меняя оттенки в угасающем свете. Казалось, что вот-вот лента асфальта доведёт до точки, где они коснутся тебя рыхлой пеной. Но за изломом дороги начинается лес.

Красный «Лансер» затормозил и остановился на обочине. Симпатичный брюнет вышел, озадаченно осмотрел фары. Левая не горела. Открыл капот. Пока возился с лампочкой, не заметил, как подкралась старая бабуля.

— Сынок!

Вздрогнул. Отшатнулся, едва скрыв испуг.

— Не видел вас…

— Мелочи не будет у тебя?

— Сейчас, — заглянул в салон, достал что-то из сумки. Отдал бабушке пятьдесят рублей.

— Дай бог тебе здоровья, — перекрестилась та. — Как звать тебя?

— Костя, — он продолжил возиться с фарой; на секунду отвлёкся: — Может, подвезти?

— Не, сынок, я вон там, недалеко, — бабушка подошла чуть ближе и тихо сказала: — Зря ты тут остановился.

Карие глаза его подозрительно прищурились. Спросил:

— Почему?

— Нехорошее место. Езжай лучше, Костенька.

Он осмотрелся.

— А что здесь нехорошего?

— Стемнеет скоро. Есть тут нечисть, сынок, — бабушка снова перекрестилась. — Езжай. Дай бог тебе здоровья.

С этими словами она пошла по обочине и свернула на какую-то хорошо известную ей тропинку.

Костя извлёк, наконец, перегоревшую лампочку. По спине пробежал холодок. Ещё не май месяц! Днём пригревает, а солнце спрячется, и… Выскочил из машины в футболке, сразу и не почувствовал, что зябко. Огляделся. Место, как место. Сколько их на российских дорогах?

Мурашки по коже. Фу, ты! Было бы из-за чего! А темнеет, кстати, быстро. Костя торопливо поменял лампочку, ещё раз всмотрелся в лес. Что же там такое?

Опять дохнуло холодком.

Костя закрыл капот, запрыгнул в машину и быстро уехал.


***

Поздно вечером Анатолий сидел в своём офисе и курил. Рассмотрел картину на столе, ту, что забрал из кафе. Девушка больше ничего не говорила и не шевелилась. Просто рисунок. Незнакомка в белом сарафане идёт по лесу и оглядывается. Светлые волосы, симпатичная мордашка.

Кашлянул. Пепел от сигареты упал на стол. То самое место… Что-то смутное… Есть какое-то замшелое воспоминание об этой девахе. Сейчас. Надо подумать. Сделал затяжку. Старый он стал, память ни к чёрту. Помнится только то, что следует забыть. Съездить бы туда, поискать именную вещицу. Хотя… Уже бесполезно, шесть лет прошло. Погасил окурок, грузно поднялся. Ещё раз бросил взгляд на картину. Спросил:

— Что молчишь, ведьма?

Незнакомка не ответила.

— Кто тебя рисовал? Ты там была, что ль?

Отмахнулся, забрал сумку и вышел.


***

Зеленоглазая девушка с идеально ровным каре, озираясь, вошла в офисное здание. Лицо её выражало шок.

— А мне… — замялась она у стойки. — В «Южный альянс».

Ей выдали карту-ключ.

— Семнадцатый этаж.

— А…

— Карту приложите и проходите.

— Спасибо.


Лифт с зеркалами подхватил девушку и помчал на фантастическую высоту. Меняются цифры на табло, как в кино. Пять. Шесть. Семь… Может, не надо? Вернуться? Найти работу попроще, пониже. Не в таком пафосном месте. Нет, поздно! Встреча уже назначена и двери открываются…


— Здравствуйте, я на собеседование, — девушка с каре осторожно заглянула в офис. — Анастасия, на двенадцать часов.

Светловолосая дама неохотно оторвала взгляд от компьютера. Жестом указала на стул.

— Директор будет позже, заполните анкету, — и подала бланк с вопросами.

Первое впечатление… Уютно. Лаконично и стильно. И не удивительно: это же строительная компания. Если повезёт, Настя будет работать здесь офис-менеджером. А если не повезёт…

Только она засомневалась, как в комнату ворвались двое сотрудников.

— Да ты что? — изумлялся взъерошенный молодой человек. — Быть такого не может.

— Мих, — возразил симпатичный небритый брюнет. — Может или не может — но ну его на фиг.

— Всё, Костя, я там больше не езжу.

— Ой, — скептически поморщился тот, — оно, говорят, по ночам появляется. Не парься.

Оба на секунду остановились и посмотрели на новенькую.

— Здрасьте.

Настя смущённо ответила:

— Дбрд… — и продолжила заполнять анкету.

— Димы не было? — спросил парень с метлой на голове и бросился к факсу. Высыпал из сумки ворох бумаг, набрал чей-то номер.

— День добрый, это Михаил. Да-да, сейчас отправлю, — уронил лист под стол, кинулся за ним, оторвал шнур от трубки. — Алло? — говорил он кому-то. — Алло? Слышите меня? Слышите?

Брюнет тихо рассмеялся.

— Мих, шнурок воткни.

— А? — повернулся тот ошарашено. — Алло, стартуем? Стартуем?

Костя безнадёжно махнул рукой:

— Да жми уже…

С интересом оглядел потенциальную сотрудницу.

— А вы на собеседование?

— Да, — засмущалась она.

Брюнет был очень привлекательным. Намного старше, далеко за тридцать, но… Засмотришься. Его карие глаза, оценивая, прищурились.

— На какую должность претендуете?

— Офис-менеджер.

На лице Кости появилась обаятельная улыбка.

— Отлично. Я замолвлю словечко, — ещё раз многозначительно осмотрел кандидатку и, довольный впечатлением, ушёл в отдельный кабинет.


Светловолосая дама за компьютером озадаченно оторвалась от монитора и проводила его укоризненным взглядом.

Глава 2

Чёрный «Мерседес-ML» медленно подползал к светофору. На приборке мигал поворотник и уже действовал на нервы. Стёкло опущено. Музыка в стиле лёгкий house ненавязчиво мотивировала проснуться. Время — двенадцать ноль семь. Мужчина в тёмных очках лениво привалился к сиденью, ожидая своей очереди для поворота налево. Бесконечной очереди.

Засветился экран смартфона. Брюнет с любопытством взглянул на него. Сделал музыку тише. Небрежно ответил:

— Н-да… — выслушал чью-то речь. — Еду, пусть ждёт… В пробке на седьмой. К обеду буду, — губы заулыбались с озорным шармом. — Шучу: через пять минут и тридцать шесть секунд.

Только закончил разговор, как на экране появился ещё один абонент.

— Да, Костя!

— Дим, а ты скоро подъедешь?

Брюнет развлекался:

— Что, очередь на собеседование?.. Симпатичная?.. Тебе оставить? Я подумаю, — рассмеялся. — А если должности соответствовать не будет? Что делать?… Внешне соответствует? Ладно, до встречи.

Отложил телефон, чему-то усмехнулся и уже на красный нагло повернул налево.


Дима вошёл в лифт, нажал семнадцатый этаж. Оценил своё отражение в зеркальной стене. Ничего, пойдёт. Тёмные очки придавали ему отвязный вид. Когда он их снимет, у кандидатки на должность будет шок. Губы его снова озорно улыбнулись. Что ж: сейчас он увидит, кто пришёлся по вкусу директору коммерческому.

Ну вот… Шатенка с каре. Минус балл: не любит короткие волосы. Но ей идёт. Идеально-ровно-аккуратная. В правильной юбке до колена, белой блузе, офисном жакете. Скукотища! И огромные запуганные зелёные глаза. Дима скептически скривился в подобии улыбки:

— Здравствуйте.

— Дмитрий Владимирович, — официально доложила светловолосая дама за компьютером, — к вам на собеседование.

Дима подхватил протянутую анкету и на ходу пригласил:

— Пойдёмте в мой кабинет.


Настя проследовала за директором и неуверенно остановилась у двери. Ей хотелось только одного: сбежать. Зачем она сюда пришла? Почему не искала работу попроще? Может… извиниться и сразу уйти, не мучить себя предстоящим допросом?

— Присаживайтесь, Анастасия, — предложил директор, и надежды на отступление не осталось.

Настя забилась на стул напротив и напряжённо стиснула пальцы. Директор снял тёмные очки. Ужас! Глаза у него — светло-синие, холодные. Недобрые. Бесцеремонно прожгли ей мозг, просканировали, скопировали информацию и опять отвлеклись на анкету. Для проверки правдивости.

— Анастасия, — обратился директор, откладывая листок. — Чем вы можете быть полезны для нашей компании?

Настя растерялась. От ультрафиолетового взгляда защемило в солнечном сплетении.

— Я… могу отвечать на звонки. Консультировать клиентов…

— И всё?

Уточнение прозвучало как издёвка. Щёки у неё загорелись, закололись от неловкости. Но она без запинки пообещала:

— Готова к любой работе, которую мне поручите.

— Замужем? — нелогично сменил тему директор. Снова просветил рентгеновским взглядом. Зрачки — чёрные, ресницы — чёрные… Жуть! Настя опустила глаза, прячась от нескромного, агрессивного внимания.

— Мне только двадцать семь. Сначала карьера.

— Кем вы планируете стать?

— Руководителем отдела продаж, — наобум ответила она.

— А если нет такого отдела? — не унимался в провокациях директор.

— Значит, буду стремиться много зарабатывать.

— Хорошо, — заключил Дмитрий с аномально-светлыми глазами. — В ближайшее время мы с вами свяжемся.


Настя вышла из офиса на семнадцатом этаже и решила больше никогда сюда не возвращаться.


***

Анатолий направлялся в кафе рядом с Торгушкой, когда обратил внимание на очень интересную особу. У неё были мягкие, красивые черты лица, длинные тёмные волосы, бежевый плащ — лаконичный, по фигуре и синяя модная сумка. Присмотрелся… Окликнул:

— Девушка!

Догнал.

— Девушка, а мы с вами не знакомы?

— Нет, — отрицала она. Вгляделась настороженно.

— Точно? — настаивал Анатолий. — Лицо ваше… Видел где-то.

— Нет, вы меня с кем-то путаете, — возразила та с вежливой улыбкой.

— Ну, извините. Ошибся.


Он перекусил наспех, отвечая на звонки, и поехал в свой офис в неприметном здании советских времён. Тяжело поднялся по лестнице на второй этаж, открыл кабинет, бросил сумку и ключ от машины на стол. Поискал что-то в неровной стопке бумаг, вытащил нужный листок. Читая, прошёл к чёрному креслу, грузно шлёпнулся в него. Озадаченно крякнул, отложил документ. И вдруг… Глянул на картину и остолбенел. Это — она! Та самая девка! Одно лицо! Наклонился к рисунку. Только волосы на картинке светлые, а вживую — тёмные. Всё! Вспомнил! Всплыло, озарило: в прошлом году две особы бегали с фотоаппаратом по лесу. Их рук дело?

Раздосадовано хлопнул мясистой ладонью по столу. Упустил! Догадался бы раньше… Ведь есть у него память на лица! Где теперь её искать? Чует: нечисто здесь. Нехорошо. Ох, как нехорошо!


***

Конец рабочего дня. В кабинете директора задержался Костя. Выглянул в окно, отметил, что на мосту «машин полно» и попутно спросил:

— Дим, ну что, Настю берём на работу?

Тот скептически поморщился:

— Что ты в ней нашёл? И вообще: знаешь, что служебные романы плохо заканчиваются?

— Зачем же так пессимистично? — возразил Костя. Улыбнулся с природным обаянием: — Дружба, не более. И омоложение нашего древнего коллектива.

Дима насмешливо фыркнул:

— И самый древний у нас ты, — отыскал анкету на столе, подвинул Косте. — Поэтому доверяю тебе позвонить новой сотруднице. Пусть выходит. Хоть завтра. Или с понедельника. В общем, решай сам.

— Телефончик есть? — оживился тот. Забрал листок и, довольный, попрощался до завтра.


Дима выключил компьютер, посмотрел в окно. Волшебная панорама. На горизонте — ватные облака; дороги расчерчены как на спутниковой карте в большом приближении. Мост через Волгу. Дима оценил интенсивность движения. Ничего, сойдёт. Может, проехать, развеяться?

Воздух ещё не жаркий, но пахнет весной. Дурманит. Дима приоткрыл окно в своём «Мерседесе-ML», повернул на мост. Придавил педаль газа, взлетел наверх по виражу. Дорога — манит. Дальше, за город, к природе. К тишине, запаху земли; магическому умиротворению. Вот и пойма. Недолго думая, Дима свернул в лесок. Светло-синие глаза вспыхнули от тайного азарта. Давненько не наведывался сюда! Говорят, нечисть тут по ночам шалит? Ну-ну! Остановился неподалёку от поляны. Тишина. Ещё никто не приезжает на отдых, не жжёт костры, не суетится, не бегает. Только кричат довольные птицы и шипит набегающий ветерок. Дима вышел из авто. Осмотрелся. Цвет неба сгущался, как будто добавили к смеси белил и нежно-голубого насыщенную синеву. Сумерки уже скоро. Деревья затаились, замерли, словно спрятали какой-то секрет. Дохнуло прохладой. Дима прогулялся по поляне, ничего подозрительного не обнаружил. В темноте приехать надо, в темноте… Усмехнулся, вспоминая рассказ Кости. Задумался. Природа гипнотизировала. Обволакивала покоем, убаюкивала звуками. И вот уже нет ни посторонних мыслей, ни прагматичных расчётов. Только течение бытия. Медленная река времени.

«Пусти!» — вдруг закричал кто-то. Истошно, страшно. Но не в реальности. В сознании. Картинка: двое дерутся, мужчина и женщина. Он роняет её на землю, зверски сжимает горло… Дима очнулся. Зрачки светлых глаз — огромные, чёрные. На губах оттенок отвращения.

Никого.

Сердце сдавило холодом. Исчез покой. Словно плавное течение наткнулись на мутный омут и закрутилось водоворотом, поднимая тину и грязь. Нехорошо. Необъяснимо, нелогично. Как животное чует опасность, так и его организм осязал нечто дикое, недоброе. Любопытство подначивало остаться. Найти разгадку, развеять мистику. Но… Инстинкты гнали прочь.

Дима заторопился к машине. Обернулся. А не так здесь всё просто, как он надеялся! И то, что опять происходит с ним…

Уезжая, вслух усмехнулся:

— Я думал, прошло, — и добавил, проваливаясь в секундный транс: — Выходит, что нет.


Краски неба насыщались неразбавленной акварелью заката.

Глава 3

Дизайн-студия «Графика».

— Танюш, пойдём домой, — предложила Мила шатенке с классическим каре. — У меня творческий кризис.

Та смеялась. Мила спрятала в сумку мобильный телефон, надела бежевый плащ. Расправила пряди длинных волос.

— Тебя подвезти?

— Нет, спасибо, я в магазин забегу, — ответила Таня.

Вместе вышли из офиса. Подшучивая над вариантами дизайна и реакцией заказчика, попрощались до завтра.

— Будут идеи — звони!

Мила нажала на брелок сигнализации, открыла большую дверь чёрного «Мерседеса-CLK». Полюбовалась пару секунд. Обожает эти стёкла без рамок! Забросила сумку на пассажирское сиденье. Вот она, зона комфорта! Каждый раз купе дарит ей положительные эмоции. Уже больше полугода ездит на нём, а восприятие свежее, влюблённое; непресыщенное. Мила опустила стекло, остужая прогретый солнцем салон, выбрала музыку на магнитоле. Что-то лёгкое, мечтательное в стиле транс. Аккуратно вырулила с парковки.

На мосту через Царицу образовалась пробка. Мила бегло взглянула на небо. Оно потихоньку закрывалось причудливыми тучами. Вдалеке к горизонту уже тянутся тёмные росчерки дождя. Облака снизу лиловые, сверху — светло-серые, холодные; не похожие на натуральные. Как будто создали их в графической программе с 3D эффектом. Волшебство! Природа оживала. Ещё неделя — и в городской пейзаж добавятся яркие зелёные краски — насыщенные, сочные, как акрил, вспыхнут разноцветные огоньки тюльпанов. А пока проснувшуюся после зимы пыльную землю умоет ливневый дождь.

Кто-то посигналил из соседнего ряда. По делу или нервничает? Вот, опять! Мила повернула голову.

— Мил, привет! — крикнули из красного «Матиза».

Ох! Да это же музыкант Саша! Смеясь, она помахала ему рукой.

— Видишь, я теперь тоже рулю! — похвастался тот.

— Молодец! — одобрила Мила.

Его белые длинные волосы были собраны в тугой хвост. Он сосредоточенно нагнулся вперёд, высматривая дорогу. Отвлёкся:

— Машина твоя?

— Почти, — пошутила Мила.

— В кредит? — вытянул шею к пассажирскому окну Саша.

— Вроде того, только у друга.

Выражение лица у него поменялось на неприязненное, и скрыть это плохо получилось.

— Димана, что ль?

— Да, — кивнула Мила невозмутимо.

— Понял. Замуж вышла?

— Тоже вроде этого, — забавлялась ситуацией она.

— Так не считается!

Оба рассмеялись, и Мила в своем ряду уехала на пару корпусов вперёд.


Музыкант Саша перемещался на красном «Матизе», и все от него шарахались. Он в полной мере не представлял, насколько боится водить машину, пока юная подруга Юля не отдала ему эту букашку.

— Какая тебе разница, на чём первое время кататься?

И, оказываясь зажатым в плотном потоке, Сашка бледнел, потел и кричал от страха:

— Сам иди! Ага, и на себя посмотри!

Юля спонсировала запись альбома его рок-группы, съёмки видеоклипа. Предложила слетать на отдых в Италию. Но так как при мысли о самолётах у Саши и вовсе начинался тремор, он отказался.

— Дурак ты, Саня, — прагматично подытожила Юля. — А я поеду.


Сашка повернул на тихую улочку, обиженный владельцем «Лэнд Ровера», и вдруг… О, боже! Какая чудесная девушка! Шелковистые волосы молочного цвета, модельная походка… Его бывшая жена — узнаваемо прекрасна.

Сашка опустил стекло и окликнул:

— Яна!

Та остановилась. Вопросительно взглянула поверх тёмных очков. Уголки пухлых губ дрогнули в презрительной гримасе.

— Привет, — проговорил Саша, смущаясь. — Тебя подвезти?

Яна подняла очки. Осмотрелась, чтобы никто не заметил, что она разговаривает вот с этим… Вот в этом… И, выражая лицом крайнее недоумение, иронично спросила:

— Ты хочешь, чтобы тебя тесть убил? Береги себя, зятёк. Он — может.

И гордо пошла прочь.


— Как деньги меняют людей! — возмущался Саша, возвращаясь домой.

Бывшая жена Яна теперь жила с отцом его нынешней подруги Юли. И приходилась Саше вроде как тёщей. Ох, и поменялась же она за этот год! И откуда только взялась в ней высокомерная сущность? Оперилась! Нашла кормушку. Ну-ну, надолго ли?

Взъерошенный, Сашка зашёл в квартиру на Грушевской.

— Ты что такой? — подметила недовольство Юля.

— Да, ничего, — отмахнулся тот. Прозвучало неправдоподобно. Исправляя фальшивую отговорку, быстро нашёл тему:

— Представляешь, что я узнал? — отломил кусок хлеба, с жадностью проглотил. — Сейчас встретил знакомую. Нормальная девчонка была, играла в рок-группе, лет десять назад. Или больше? И неплохо играла.

— Ну? — Юлька поставила в микроволновку суп. Едко посмотрела жёлтыми кошачьими глазами. Её коротко стриженые рыжие волосы нелепо торчали на затылке.

— На бас-гитаре, — продолжил Саша и опять отщипнул хлеб. — Помню, у нас совместный концерт был, автографы раздавали…

— И что? — вернула его к теме Юля. — Сейчас она ненормальной стала?

— Сейчас увидел её на «Мерседесе». И знаешь, чьём?

— Ну?

— Димы Адамовского.

Юля на секунду растерялась. Как будто обожглась. Спросила с усмешкой:

— Откуда он у неё?

— Живут они вместе. В смысле, с этим… С ним… твоим…

Юля недобро ухмыльнулась:

— Понятно. А ты по сторонам не глазей, Саш. А то врежешься.


***

Костя вышел из «Парк Хауса» с бутылкой воды, прищуренным от солнца взглядом окинул парковку. Отыскал свой грязный красный «Лансер», подумал о мойке. С хрустом открутил пластиковую пробку, отпил воды. И вдруг… поперхнулся и парализовано замер: к торговому центру шла яркая брюнетка. Туфельки на шпильке, синее платье, длинные волосы… Костя неотрывно наблюдал за её приближением. Наконец, окликнул:

— Девушка, а что вы делаете сегодня вечером?

Она запнулась на полушаге:

— Костя!

— Привет, Мил! Выглядишь потрясающе!

— Спасибо.

Они молча разглядывали друг друга несколько секунд; Костя лёгким жестом смахнул с неё соринку.

— Так ты не ответила на вопрос.

— А это был вопрос? — Мила лукаво приподняла бровь.

— Это было предложение. Сто лет тебя не видел, — он залюбовался на каштановые волосы, к которым только что прикоснулся; поймал наивный, испуганный взгляд. — Как поживаешь, Милк? Рассказывай.

— Хорошо, — лицо её украсила дружелюбная улыбка. — А ты?

— Нормально, — указал на свою грязную машину: — Видишь, на чём теперь езжу?

(Мила повернулась по направлению жеста)

— «Лансер» десятый. Пойдёт?

— Конечно, — согласилась она.

— Привезли на продажу. Надо? — смеялся Костя.

— Спасибо, — Мила отрицательно покачала головой, — ты же знаешь, я поклонница купе.

— Может, кофе попьём, поболтаем? — предложил он. Скользнул по ней заинтересованным взглядом. Она заметила. Возразила:

— Извини, не могу, Кость.

— Понял, — согласился тот. — Но ты подумай.

Попрощался:

— Рад был увидеть. Звони!

— Взаимно, — ответила Мила и, улыбнувшись, пошла в торговый центр.

Костя обернулся ей вслед. Какая-то она стала другая. Необычная. Заворожено полюбовался. Шагнул, споткнулся… Пролил воду на джинсы.

— Тьфу, ёпт!

Нет: всё-таки есть в Милке магия. Просто она сама ещё об этом не знает.


***

Анатолий разглядывал картину, держа сигарету в зубах. Пробормотал:

— Во, блин…

Задумался. Вспомнилось…

«Мань, где была?» — спрашивал он рыжеволосую женщину.

«Кофе пила с Инкой».

«Почему мне не сказала?»

«Толь, ну, мне же можно поболтать с подругой? Или надо отпрашиваться?»

«Ой ли? Точно?» — подозрительно щурился он. Мария обиженно прошла на кухню…

Кстати: где Янка? Анатолий отодвинул телефон на расстояние вытянутой руки, нашёл нужный номер. Дождался ответа.

— Ты где есть?

— Я с Наташей, — раздался в трубке звонкий голос.

— Жду дома через тридцать шесть минут, — скомандовал Анатолий и отключился. Пробурчал: — Развели Наташ, ети их…

Непохоже, что врёт.

Снова изучил картину. Кто же эта девка? Как её найти? Перевернул изображение. «М. А.» Хоть бы фамилию художника написали полностью! Выдумали: буквы! Может, Андрюху послать на Аллею, где вот этим искусством торгуют, подскажут, кто автор? Но на самом деле больше интересует дама на рисунке. Точнее та, которую он видел в реальности. Вдруг ей известно что-то, о чём никто знать не должен?


***

… — Не ожидала, что вы приедете, — сказала гадалка, встречая очередного посетителя.

— Я сам не думал, что придётся обратиться, — тот сел за стол напротив; с любопытством оценил обстановку, словно сверяя старые впечатления. Синие прохладные глаза чуть прищурились. В глубине их читалась затаённая грусть. — Я хочу просто спросить. Можно?

В уголке губ появилась сдержанная усмешка.

— Кать, ты действительно что-то видишь?

Гадалка помолчала. Рассмотрела гостя внимательно.

— Вы сомневаетесь, что есть люди с такими способностями?

Необычные, завораживающие глаза посетителя блеснули.

— Не сомневаюсь, — попутно добавил: — Можно на «ты». Я хочу узнать, каково это. Нет ощущения, что сходишь с ума? Что это — просто галлюцинации?

— Давно у тебя такое, Дим? — Катя настроилась на дружескую волну.

— Давно. Началось со снов…

Он делился мыслями, а гадалка внимательно слушала, изредка вставляя ремарки.

— Да, так и происходит. Озарением. Просто видишь и всё.

— То есть, не думаешь постоянно? — рассудил Дима. Помолчал. — Это — как мысли из воздуха. Общее информационное поле.

— Как-то так.

Он заулыбался:

— Подключаешься к нему через интуицию…

— Совершенно верно.

— Но я же прагматик, — Дима усмехнулся.

Пауза.

Жгучая брюнетка Катя украдкой глянула на него с явным интересом. Продолжила философскую тему:

— Мысли — материализуются. Кто понял, как оно происходит — пользуется этим легко.

— И как же тогда судьбу предсказываешь? Где логика? — горчинка скептицизма тронула его губы.

— Судьба… — Катя невольно полюбовалась. — Я вижу события — прошлые, и могу предсказать последствия в будущем.

— Проекция «среза жизни»? — Дима улыбнулся. — Да, свои проколы мы не замечаем. Со стороны всегда как-то лучше видно.

Оживился. Во взгляде промелькнуло озорство.

— Хорошо: что скажешь о моей личной жизни?

— А есть какие-то проблемы? — Катя пристально всмотрелась ему в глаза. Светлые, мистические. — Ты всё-таки с ней…

Чёрные ресницы его опустились в знак согласия.

— Из-за прошлого беспокоишься?

— Бывает.

Катя серьёзно сдвинула брови, оценивая ситуацию. Предложила:

— Можно сделать, чтобы она была только с тобой.

Дима помолчал. Гадалка спросила:

— Тебе это надо?


В неярко освещённой комнате пахло магическим ароматом трав и лёгким оттенком расплавленного воска.

Глава 4

Вечером в пятницу Мила и Дима приехали в гости к своим друзьям в коттеджный посёлок.

Пока не стало холодно, они сидели во дворе. Было тихо. Доносился лёгкий запах костров; он смешивался с ароматом земли и затрагивал глубинные тёплые ассоциации.

Дима засмотрелся на Милу. Изящная, в потёртых джинсах, в чёрной водолазке и куртке, небрежно накинутой на плечи, она думала о чём-то своём. Погладил ей прядь шоколадных волос.

— Что, любимая? Взгрустнулось?

— Нет, — она повернулась, отвечая нежным взглядом.

— Примолкла… — Дима взял Милу за руку, сплёл пальцы со своими. — Не холодно?

Она отрицательно покачала головой.

Губы его тронула улыбка:

— Замёрзнешь — скажи. Я тебя обниму.

Мила доверчиво согласилась:

— Хорошо. Можешь и просто обнять.

Дима ласково притянул её к себе, собрал длинные волосы…

Так они сидели в тишине, осязая, как холод выбирается из потаённых укрытий и леденящими вздохами остужает нагретую землю.

— Пойдёмте в дом, — позвала Ольга с террасы. — Чай пить.

Дима откликнулся с озорной улыбкой:

— С пирожками?

— Конечно.


Евгений уже разжёг самый настоящий камин, и друзья вчетвером устроились в гостиной.

Ароматный чай с клюквой. Слоёные пирожки со сладкой начинкой. Домашний уют. Хороший вечер перешёл в идеальный. Женя что-то рассказывал, а Дима лениво прильнул к плечу Милы и неотрывно смотрел на огонь. Пламя играло оттенками, уводя вовнутрь от реальности, так глубоко, что голоса становились неразличимым фоном. Огни… Дорога… Шкалы приборки авто… Костя… Чёрная темень… Вдруг из неё выпрыгнуло нечто — или животное, или человек, сверкнуло глазами в свете фар… Дима вздрогнул, глотнул воздух и очнулся.

— Ты что? — испугалась Мила.

— Задремал, — ответил тот и, встряхнувшись, взял со стола телефон. — Никто не звонил?

И, озадаченный, набрал чей-то номер.


…Костя и Ник ехали по загородной дороге через густую чернильную тьму. Дальний свет вычерчивал траекторию пути, и уже никто не попадался навстречу. Вот и пойма реки. Силуэты деревьев — выше, гуще. Словно нависло нечто над трассой.

— Не гони, Кость, — проговорил Ник. — Тут люди шальные выскакивают.

Тот, улыбаясь, отпустил педаль газа.

— Привидения, что ль?

— Фу ты! — испугом ощетинился Ник.

Костя, смеясь, развлекался:

— Это Диман у нас спец по аномалиям. Он бы тебе рассказал… — мельком взглянул на телефон на консоли. — О, звонит! Вспомни чёрта…

И тут на дорогу выскочило нечто. То ли человек, то ли животное. На бегу обернулось, сверкнуло фосфором в глазах…

Костя вдавил тормоз в пол, отрулил до обочины…

— Гони, Кот, гони! — заорал Ник.

— Куда? — ошеломлённо остановился тот. — Дай гляну, не сбили?

— Костя, поехали!

Тот молча достал фонарик, открыл дверь «Лансера». Вспомнил про телефон. Выковырнул из углубления, ткнул пальцем в пропущенный вызов. Дожидаясь ответа, посветил на дорогу. Никого.

— Что там? — спросил Ник, торопливо обходя машину. Костя отрицательно помотал головой.

— Убежало. Алло? Дим, здорово, звонил?.. Мы? В пойме, с Ахтубы едем.

— К вам на дорогу никто не выскакивал? — донеслось из трубки.

У Ника, похоже, волосы встали дыбом.

— Что он говорит?

— …А должен? — Костя оцепенел на мгновение. — Когда видел? …Какое? Какое существо с глазами? Дим, иди к чёрту! У меня инфаркт! Всё, перезвоню.

Оба, не сговариваясь, кинулись к машине, запрыгнули, заблокировали двери и с пробуксовкой рванули с обочины.


Впереди, по ту сторону Волги, мерцал вечерними огнями большой город.


***

Музыкант Саша возвращался с репетиции в час ночи. Сегодня они придумали новую песню. Для работы над аранжировкой всей командой хорошенько заправились пивом, и теперь Саша вёл свой красный «Матиз» очень аккуратно, как ему казалось, не привлекая к себе внимания. Напел мелодию. Да: это — круто! Вот только… Не хватает свежей идеи, колоритного хода, чтобы его рок-группа обрела популярность в масштабах страны. Задумался. Валера — отменный вокалист, визитная карточка «Александрии». Саша… без ложной скромности — талантливый гитарист, композитор, аранжировщик. Но в чём же дело? Даже Юлька пробовала с ними петь, только это не повлияло на успех. Наоборот: не приняли всерьёз. Может, вместо бас-гитариста пригласить девушку? А такие ещё остались? Как Милка, например. Надо было в те годы переманить её к себе. И они стали бы знаменитыми. Теперь Мила Алексеева сие занятие бросила. Уж сколько лет назад? Десять? Двенадцать? И дружит с Димой Адамовским. Вот это — вообще в голове не укладывается.

Возмущаясь, что деньги портят нормальных людей, Сашка отвлёкся и вдруг… обнаружил свой перекрёсток.

— Тьфу, ты ёпта!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 275