электронная
180
печатная A5
428
18+
ВЫСШЕЕ ОБЩЕСТВО СЕЛА ШАНСКОЕ

Бесплатный фрагмент - ВЫСШЕЕ ОБЩЕСТВО СЕЛА ШАНСКОЕ

ТАРО-ДЕТЕКТИВ

Объем:
176 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6520-5
электронная
от 180
печатная A5
от 428

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

— А скажите мне, Марта, Вы и в самом деле уверены, что все есть предопределение, рок…?

Молодая женщина с длинными черными волосами нахмурила брови и что-то наподобие улыбки проскользило на ее пышных губах. Она слегка дернула плечами, от чего сложилось впечатление, что она услышала вопрос, но было неясно, что именно собирается сказать в ответ.

По помещению приятно разлился звонкий шелест массивных украшений, мужчина старался не смотреть на грудь женщины, но это было невозможно — глубокое декольте приковывало взгляд, привораживая лепестками металла, красиво расположившегося в несколько ярусов вокруг шеи и спускаясь к чувственной ложбинке.

Он потряс головой, чтобы избавиться от наваждения, не для этого он здесь… По крайней мере, сегодня.

Марта приложила ко рту изрядно потертую колоду и сделала глубокий вдох, затем закрыла глаза и словно впала в транс. Мужчина наблюдал за ней с большим интересом, едва сдерживаясь от едких комментариев.

Как вдруг, женщина выпрямилась, словно струна прекрасной скрипки, и резким движением бросила колоду на стол, одна из карт со свистом отлетела в сторону, несколько раз перевернулась в воздухе и мягко легла у ног мужчины. Он отчего-то вздрогнул, но нагнулся и поднял карту. Не поворачивая ее, протянул женщине.

Марта посмотрела на карту и тяжело вздохнула, ее губы нервно задрожали, а глаза стали такими черными, словно она увидела что-то страшное.

— Рядом… — прошептала она.

Мужчина снова вздрогнул и неуверенно пожал плечами в знак протеста, он сам до конца не понимал, с чем именно не согласен, но ему больше не нравилась эта затея — посетить гадалку.

Марта внимательно посмотрела мужчине прямо в глаза, и не отрывая взгляда, вытянула из колоды еще две карты, ее движения были легкими и непринуждёнными, словно она и не собиралась изменить судьбу человека через несколько секунд, а лишь думала провести ничем непримечательное утро в его компании…

— Есть два варианта… — с облегчением выдохнула она и посмотрела в окно. Мужчина повернулся следом, как застыл…

Мимо окон в это самое мгновение прошла красивая — молодая женщина с бумажным пакетом ягод в руках. Она с большим удовольствием щурилась от вкуса вишни и задорно выплевывала косточки, совсем не обращая внимания на реакцию прохожих и неодобрение в их глазах. Ей было так весело, что, казалось, она вот-вот пустится в пляс и закружится в легком вальсе, обнимаемая за стан легким весенним ветерком.

Она была очень хорошенькой: светлые кудри, едва достающие до плеч, были прикрыты кокетливой соломенной шляпкой с крупным синим цветком, а нежные розовые губы без следов помады привлекали внимание своей природной красотой и сочностью.

На девушке было надето совсем простое, но очень элегантное белое платье, которое собиралось ровными складками в пол, но прозрачность материала позволяла разглядеть очертания длинных ровных ножек. Запястья были украшены массивными браслетами, выполненными из металла, и на мгновение мужчине показалось, что он слышит, как они звучно прикасаются друг другу и от этой мысли страшно заболела голова.

Он повернулся к Марте, покачал головой, словно отгоняя остатки сна и вернулся было снова к окну, как с разочарованием осознал, что женщины за ним больше не было… Туда-сюда сновали занятые мыслями и насущными проблемами люди, внешний вид которых совсем не доставлял схожего эстетического наслаждения с тем, какое возникло при разглядывании девушки.

Гадалка усмехнулась и в больших блестящих глазах заплясали безумные искорки. Карты никогда не лгут. Она собралась было продолжить сеанс, как мужчина остановил ее жестом и положил холодную руку поверх тонких худощавых пальчиков. Но тепло рук Марты словно обожгло, и он торопливо одернул руку.

— Не надо… Достаточно, — произнес он с недовольной гримасой. Ему казалось, что все пройдет куда веселее, а чувство тревоги где-то посредине груди лишь усиливалось, так что, он решил прекратить и вернуться к более интересным занятиям. Гольф, к примеру…

Он положил деньги на стол, и поднялся, чтобы уйти, как услышал ледяное:

— Нет.

Мужчина решил, что ослышался.

— Нет?

— Нет, — покачала головой Марта и сурово сжала губы. — Я не приму денег, пока не услышу истории.

— Какой истории? — он совсем запутался.

Марта покачала головой в знак неодобрения. Люди только делают вид, что хотят знать будущее, когда дело доходит до самого главного, бегут, как трусливые псы, поджав хвост. А это очень опасно…

— Та женщина, которую Вы видели на улице. Я хочу услышать о ней.

Мужчина улыбнулся.

— Спасибо, но…

Он собирался ответить, что понятия не имеет, о чем она говорит, как его сердце быстро застучало, а все тело окатило таким количеством мурашек, что он едва сдержался от стона. Кровь с силой прилила к вискам, и голова заболела еще сильнее.

— Виски джентльмену! — покричала Марта и звонко щелкнула в воздухе пальцами.

— Два виски! — перебил ее мужчина и снял шляпу, но немного подумал и добавил — Нет, четыре!

Ему самому стало интересно, что же будет дальше, по крайней мере, обстоятельства уже складывались таким образом, что теперь скучать ему точно не придется…

Мужчину можно было назвать вполне приятным, если бы не его усталый вид, который все портил. Худые впалые щеки и мутные от постоянного недосыпания и злоупотребления алкоголем глаза, несвежая щетина едва угадывали в нем некогда роскошного мужчину. На внешний вид ему было далеко за пятьдесят, на самом же деле, на десяток лет меньше. Он облизал полные губы и устало протер глаза.

— А знаете, Марта, я ведь пришел к вам за совсем другим… И уже решил, что ошибся, как понял, что нет. Именно Вы мне и нужны… Как тонко Вы все почувствовали, это удивительно!

Марта лишь покачала головой. Они никогда не спорила с клиентами и сейчас все шло именно так, как и должно было идти. Так что, она натянула на плечи легкую кружевную шаль и уютно расположилась в кресле.

Этот мужчина настоял на встрече в кафе, ему было проще услышать историю своего будущего посреди ароматов кофе и суеты города, чем в ее тесной комнатке, полной магических предметов, которые он бы со смаком комментировал и насмехался… Он сразу показался ей каким-то странным, а со странным и клиентами всегда все выходит непредсказуемо.

Марта обняла руками бокал, принесенный официантом и растворилась глазами в янтарной жидкости, приятно разливающейся теплым светом посреди прохладного утра.

Мужчина разом осушил стакан, затем второй и сделал жест, чтобы принесли еще. Ему надо было заставить мысли успокоится и убрать тревожное ощущение, которое тисками захватило сердце. Он смотрел на Марту несколько секунд, как спросил:

— О каких двух вариантах Вы говорили?

— Сначала Ваша история, — женщина ответила не раздумывая, вопрос ее ни капли не удивил.

Мужчина покачал головой… То ли от безысходности, то ли смирившись с тем, что придется снова окунуться в давно забытое и отпущенное на все четыре стороны прошлое.

— Хорошо, — он устало протер лицо сухими ладонями и о чем-то на мгновение задумался, от того его глаза стали казаться еще более впалыми. На мгновение он улыбнулся так легко и естественно, совсем без присущей ему иронии и некоторого садизма, к которому Марта уже успела привыкнуть, что показалось, словно он помолодел. Он потряс головой, пытаясь придать мыслям четкое построение и весело посмотрел на Марту.

— Она появилась в моей жизни как снег посреди летнего дня, именно так я себя почувствовал, когда увидел Анну впервые… Ее внезапное появление в Шанском нарушило все планы и со временем без остатка разрушило и меня. До самого основания… Да Вы и сами видите, во что я превратился теперь…

— Пока не вижу, но увижу… — Марта кивнула и сделала глоток терпкой жидкости. Тепло приятно разлилось по груди и перенесло ее на пару десятков лет назад…

Глава 1

Молодая девушка смотрела в окно автомобиля и хмурилась. Ей совсем не нравилось, путешествие, на котором настояли родители, и она всеми силами пыталась не взорваться от их веселых обсуждений предстоящего летнего отдыха. На днях Анне исполнилось восемнадцать и в подарок она ждала путевки в Европу, или на местное побережье, на худой конец, но никак не думала, что окажется в каком-то забытом Богом селе…

Название у деревни, правда, было интересное — «Шанское». Девушка скривила свои хорошенькие губки — вот уж точно, шанс на великолепное будущее…

— Анечка, ты совсем без лица сидишь, я же спрашивал, все ли собрала в дорогу? — громко рассмеялся Константин Валерьевич. Он с большой нежностью погладил дочь по плечу и озорно подмигнул жене, — Эти современные дети совсем не ценят то, что в наше время считалось недозволительной роскошью, правда, любовь моя?

Он был очень приятным мужчиной с холеной внешностью, каждый волосок его седой короткой щетины лежал так приятно и естественно, что лицом невольно можно было залюбоваться. Ясные голубые глаза смотрели с некоторой хитринкой, он был насмешлив от природы и не упускал возможности для хорошей шутки, но все сказанное было полным добра и положительных эмоций, так что поводов для обид при общении с ним ни у кого не водилось.

Анна почувствовала, как подбородок гневно дернулся, но больше притворяться она была не в силах, так что, отдернув руку отца, довольно резко воскликнула:

— Тоже мне роскошь, ничего не скажешь! Можно подумать, копаться в сухом сене и вставать поутру, чтобы плавать в холодной речке то, чего вас и правда лишали, могли бы и без меня наслаждаться природой, я вот постарею, может тоже, куплю себе домик в лесу… И буду наслаждаться видом коровьих лепешек!

Мать Анны Ольга Федоровна звонко рассмеялась и покачала головой.

— Ладно тебе, Костя, не приставай к Анечке, видишь, она пока не в духе, как увидит дом и гардеробную, что отвели ей, может и перестанет быть такой сердитой.

Она подмигнула и что есть сил обняла дочь, Анна затрясла головой, и заколка свалилась, отпустив по плечам песочные кудри. И отчего ей не позволили сделать так, как хотела она, столько времени потеряет зря… Гардеробная, нашли чем завлечь!

Внешне девушка больше напоминала отца, от матери она не унаследовала ни черт внешности, ни характера. Ольга была роскошной брюнеткой, несколько в теле, однако, пышность форм ее ни капли не портила. Она во всем выглядела очень мягкой: в манерах, голосе в том числе, всегда говорила тихо, но так приятно и протяжно, что хотелось слушать.

Ее темные глаза с большой радостью скользили по пейзажам за окном, и она искренне жалела, что Анна пока не в силах осознать, как это все красиво. Но это обязательно придет с возрастом. Ко всем приходит…

Вокруг были бескрайние поля, высаженные то золотистой пшеницей, то зеленым овсом, то горохом, между ними встречались островки высоких пушистых сосен и среди можно было заметить грибников с соломенными лукошками. Наверное, маслята…

Ольга сжалась от предвкушения — ей обещали край, богатый грибами ягодами, она так любила собирать сочную землянику! И чернику, и голубику, а тугие яркие лисички на пнях и вовсе были самыми яркими воспоминаниями ее молодости…

— Приехали…

Послышался радостный голос Константина Валерьевича, и машина остановилась. Анна неистово дернула ручку двери, чтобы быстрее освободиться и высказать все, что накопилось, сполна, как наступила туфелькой на траву и почувствовала, что каблучок проваливается в рыхлую землю…

Она уже открыла рот, чтобы пробурчать о своих впечатлениях, как застыла. Воздух вокруг был таким сочным и свежим, что совсем не хотелось никаких слов, хотелось дышать и дышать… Растворяясь в ненавязчивых нотках ароматов свежих цветов и прохлады. В городе так пахнет только после дождя, и то лишь весной, либо поздней осенью, когда солнце не сушит атмосферу своими теплыми лучами.

Девушка огляделась: за высоким двухэтажным домом расстилалось поле, местами синеющее от васильков, местами белеющее от ромашек… а поодаль виднелся сосновый бор, она даже поймала себя на мысли, что хочется сбросить туфли и броситься бегом к этим огромным деревьям, чтобы накричаться всласть и избавиться от этого неприятного ощущения невысказанного раздражения. Они ее точно поймут и ничего не ответят в ответ…

— Все хорошо?

Ольга Федоровна погладила дочь по спине и обняла. Это было ее идеей провести лето в загородном домике, сослуживец супруга рассказал, что прежние хозяева перебрались в город, но решили сдавать дом в аренду. В нем было все, приспособленное для современной жизни — удобства, красивая мебель, ремонт, а еще пара горничных, которые наводили чистоту и следили за хозяйством. В Москве у них никогда не было горничных, так что, предстоящее «мещанство» манило чем-то новым и непременно интересным в ощущениях!

— Это что… Тут куры?! — закричала Анна, услышав клокотание. Она совсем забыла про образ опечаленной городской девицы и вертелась из стороны в сторону, с искренним удивлением разглядывая все, что попадалось на глаза.

— И не только они, еще и поросята, и козы, и даже корова! — мужчина появился так внезапно, что Анна вскрикнула и прижалась к матери. Она уже видела его и не раз, отец работал вместе с Алексеем Викторовичем Ключевским. Он владел соседним домом и когда услышал о новостях соседей, в первую очередь решил известить об этом отца Анны, это стало бы отличным началом для продолжения их доброй дружбы и перерастания ее в более крепкие отношения.

— Не пугайся, дорогая, ты будто черта увидела! — рассмеялся мужчина и дружелюбно подмигнул. Он был невысокого роста и полного телосложения, с открытой и очень доброй улыбкой, от того нравился всем без исключения. Кроме Анны… Она видела в нем что-то неестественное и лживое, но никак не могла разгадать, отчего именно возникают такие неприятные чувства.

— Оля, дорогая, как же ты красива! — Алексей Викторович расцеловал женщину, и Анна почувствовала, как сильно забилось сердце матери. Ольга завертела головой и приложила руки к пышной груди, она говорила протяжно и еще тише привычного:

— Что-то мне нехорошо… — прошептала она и побледнела, как парное молоко.

Константин Валерьевич подхватил супругу и с большой тревогой принялся осматривать ее лицо.

— Да вот точно городская неженка, — рассмеялся Алексей Викторович, — не переживай так, это у нее с непривычки, еще и носом кровь может пойти, так что, если что, не пугайтесь…

Мужчина с большим удовольствием протянул руки:

— Ты все-таки приехал, как же я рад!

Константин Валерьевич похлопал друга по спине и с не меньшим удовольствием пожал руку.

— Спасибо тебе, правда, Анна у нас…

Он обернулся в поисках дочери, но никак не мог ее найти.

— А что Анна, вон она резвится… — Алексей Викторович указал рукой на поле, и Ольга Фёдоровна ахнула, ее Анечка бегала босиком и что-то радостно кричала посреди высокой травы.

— Это точно наша дочь? — пошутила она.

— Да вроде она… Платье-то на заказ сшито, а я за него столько денег отдал, что в жизни ни с чем не спутаю! — рассмеялся Константин Валерьевич. — Ладно, хочу увидеть дом, пошли уже, не томи!

Алексей Викторович торопливо протянул ключи и закивал:

— Вот что, мне надо уехать по делам, надо племянницу мою Ульяну с Есенией встретить еще, я обещал… Так что, до вечера, и без опозданий и отговорок! Вера ужин сготовила на дюжину персон, заодно всех Вам и представим и о делах твоих поговорим с кем следует! — он весело подмигнул.

Ольга радостно рассмеялась от предвкушения, она уже пришла в себя и не выглядела столь бледной. Ее красивая ровная кожа залилась нежным привычным румянцем, приятно сочетающимся с цветом свежих розовых губ. Она поправила волосы и обняла супруга.

— Как же тут хорошо!

— Не то слово… — прошептал в ответ с большим чувством Константин

Валерьевич. — Не то слово, любовь моя!

— Алексей! — Ольга окликнула мужчину, он обернулся и заблестел глазами, любуясь ее платьем и волосами.

От нее это не ускользнуло, и она смутилась.

— А Вере помочь чем надо? Ты скажи, я может что приготовлю и…

Мужчина потряс головой:

— Костя, ты супругу то свою угомони, пусть лучше цвет лица в норму приводит, у Веры такой стол будет, что в городе только в лучших ресторанах сервируют, и шашлыки, и пироги, и рыбные всякие деликатесы… А про наряд я вообще молчу, готовится так, словно мера принимать собралась!

Ольга прикоснулась ладонями к щекам и потрясла головой, и то правда, надо иногда позволять себе отдыхать, она задорно поцеловала в щеку супругу и прошептала:

— Угомонилась я, угомонилась…

Но, Константин Валерьевич не слышал супруги, он с большим удовольствием разглядывал дом и ему не терпелось распаковать вещи и осмотреть окрестности.

— Да, любовь моя, верно все говоришь… — прошептал он и бросился к дверям.

Ольга улыбнулась и собиралась пройти следом как остановилась, Алексей Викторович так и стоял на том же месте и смотрел на нее во все глаза, откровенно и с большим обожанием. Как когда-то очень давно… Она нахмурила лоб и тихонько потрясла головой. Вот этого сейчас совсем не надо.

Глава 2

Анна кружилась среди высоких сосен и несколько робела от их величия — они пышными кистями свисали, казалось, с самого неба и так изумительно пахли, что у нее кружилась голова. Вокруг росли полевые цветы, некоторых из них они в жизни не видела, такие яркие и чудные своей формой, что хотелось все забрать с собой, она едва сдержалась, чтобы не нарвать пышный букет.

Но не позволила себе, пусть лучше радуют глаза как им дано от природы, мама точно нарвет в дом целую охапку! Анна нагнулась и оторвала стебелек «пастушьей сумки».

В детстве они часто с ребятами надламывали лепесточки и трясли по ветру, словно погремушками… Она рассмеялась, а может и правда, родители правы и здесь очень хорошо…

Но не на все же лето! Злые мысли вновь окутали сердце, и Анна гневно сжала плечи, нет, совсем это все не ее, пару дней достаточно, а потом она обязательно уговорит маму вернуть ее в город.

Она собиралась обратно к дому, как услышала чей-то шепот. На секунду она испугалась и собралась убежать, но любопытство взяло верх, и Анна сделала несколько шагов к пушистой ели, отодвинула руками колючие ветви.

За ними она увидела молодого мужчину, который сидел в светлых льняных брюках, закатанных на голени, босой и весело улыбался. Его красивый торс даже заставил Анну покраснеть, она видела уже загорелые мужские тела, но не настолько близко и те мужчины не были такими живыми и счастливыми.

Он словно был не из этого пространства, как будто все вокруг него нарисовали, каждый мускул и каждое движение содержало в себе столько жизни и восторга, что у Анны на мгновение перехватило дыхание.

Мужчина шевелил в зубах цветок ромашки и шептал, сияя своими большими серыми глазами. У него были светлые волосы, беспорядочной копной облепившие щеки и лоб, от того он был похож на молодого страстного поэта.

— Да! Теперь решено. Без возврата я покинул родные поля. Уж не будут листвою крылатой надо мною звенеть тополя. Низкий дом без меня ссутулится, старый пёс мой давно издох. На московских изогнутых улицах умереть, знать, сулил мне Бог…

Анна удивилась, что сельский парень знает так любимого ею Есенина и уже расплылась было в волнах приятной нежности и собиралась обозначить свое присутствие, как увидела женскую руку. Рука выдернула цветок из его губ и цепко обхватила за шею. Мужчина нагнулся, и Анна сделала шаг вперед, чтобы поближе рассмотреть женщину, как споткнулась о пенек и покатилась кубарем вперед.

Она впопыхах вскочила, отряхивая платье и пытаясь привести волосы в порядок, но еще больше, привести в порядок мысли, которые сгорали от стыда.

Мужчина поднял голову, оторвавшись от сочного поцелуя и в его глазах заплясали такие шальные искорки, что у Анны закружилась голова и она опустилась на землю, почувствовала на ладонях приятное покалывание верхушек молодой травы.

Женщина вскочила и удивлённо замахала руками. Она оказалась вполне себе приятной внешности, и совсем ненамного старше Анны, правда, с таким крупным носом и щеками, что Анна скривилась, конечно, этот местный ловелас, наверняка всех местных девок собой увлек. Никем не брезгует…

Но вслух произнесла другое, гордо поняв головку:

— Добрый день!

Мужчина отер ладонь о штанину и дружелюбно протянул руку.

— И Вам добрый день, прекрасная незнакомка!

Женщина фыркнула и затянула оборки на пышной груди, сарафан почти съехал на плечи, и Анна с некоторой завистью успела отметить, какая упругая и красивая у нее грудь. Кожа на плечах и шее была обожжена солнцем и неприятно топорщилась красной корочкой, совсем тут местные не умеют следить за собой!

— Ну так… — ее мысли прервал приятный мужской голос, он все еще протягивал руку.

Анна не знала, как быть, этот мужчина ее сильно смущал, поэтому, ничего лучше, как презрительно надуть губы и выдавить из себя едкую улыбку, не придумала.

— Я не жму руки мужчинам, — гордо произнесла она.

Мужчина расхохотался в голос.

— Ну, прелесть же, правда, Аленка? — он подмигнул женщине и подвинулся к Анне ближе. — Я, знаете ли, женщинам руки и не жму, их руки созданы для того, чтобы их целовать!

Анна сама не поняла, как ее рука оказалась в его теплых ладонях и почувствовала прикосновение влажных губ. Она с ужасом отдернула руку и вскочила, в голове кружилось столько слов, но никак не удавалось подобрать нужных, чтобы достойно выйти из сложившейся ситуации.

Так что, девушка поднялась, одернула платье и развернулась к соснам, чтобы вернуться к родителям. Вот уж точно прекрасное начало дня! Выставить себя посмешищем перед местными, еще и платье испортила…

— Дикая она какая-то… — протянула Аленка и показала свои крупные зубы, переплетая длинную русую косу.

— Не дикая, а городская, там все такие. — насмешливо прошептал ей в ответ мужчина. — Придут, суеты наведут, а потом сбегают…

Анна повернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Куда Вам, это понять…

Он словно ждал этого и расхохотался.

— А мы подружимся, я уверен, да, Аленка?

Женщина тяжело вздохнула и неприятным взглядом оглядела Анну с головы до ног.

— Мне пора, — произнесла она, сжав полные губы, — а то взбучка будет.

Анна чувствовала ее взгляд, который скользил по всему телу, когда Аленка проходила мимо, ее словно раздели и выставили перед толпой народа одинокую и беспомощную.

— Да не обращай внимания, — подмигнул мужчина и поднялся. Он казался таким высоким, что Анна ахнула, точно Аполлон явился перед ней! Он нагнулся и поднял майку.

— Я и не обращаю, — она отметила, как дрожит голос, как ей не хватало мамы рядом, самое время кому-то прийти и разрушить это неудобное молчание, как обычно происходит в книгах или кино. Но никто не пришел и в течение нескольких минут молодые люди оказались предоставлены самим себе, жадно разглядывая друг друга.

— Я — Иван, — наконец нарушил тишину мужчина и натянул на себя майку.

Анна покраснела, но выдавила из себя тихое:

— Анна.

Он скривил губы и покачал головой.

— Ну, что за невезуха такая!

— Простите? — удивилась Анна, она решила, что ослышалась.

— Я жду Марью, чтобы знаете, как Иван да Марья, так что, вы мне не походите, а жаль… Вы хорошенькая.

Он снова громко рассмеялся, его забавляла молодая девушка, которая не знала куда себя деть от волнения. Такая редкость для городских, обычно они ведут себя хищно и безо всяких манер в общении.

Анне это надоело и лицо залилось густым румянцем от негодования, да как он смеет над ней насмехаться!

— Аленка ваша вам подходит, предел мечтаний для такого как Вы! — закричала она и топнула ногой.

Мужчина покачал головой и нахмурился.

— Аленка хорошая и не надо ее обижать, у нее пятеро сестер на шее, и бабушка старая, что бабе яге подобна по характеру, так что, зря Вы так…

— Такая как есть, уж извините! — Анна отвернула лицо и почувствовала, что сейчас заплачет, отчего то ей стало так грустно и гадко, что захотелось разреветься, как маленькой девочке.

— Ладно, мне пора идти, а вы тут особо не загуливайтесь в таком платье… — мужчина острым взглядом прошелся по ободранному подолу. — А то мало ли на кого наткнуться можете…

— А вы мне не нянька, чтобы жизни учить, без вас разберусь.

Анна отодвинула еловые ветви и шагнула вперед, воздух за ними показался сказочным, его так не хватало все прошедшее время, что девушка с удовольствием растворилась в нем, словно нырнула в глубокую прохладную реку.

— Увидимся! — послышался задорный голос Ивана, и Анна покачала головой. Ни за что! Ей совсем не нравилось то, что она почувствовала.

Запрется лучше в доме и почитает книгу… Стихи Есенина. Анне вдруг стало весело, что она удивилась самой себе, и что такое произошло, чтобы так странно себя в итоге чувствовать, а Алексей Викторович оказался очень прав, местный воздух странно влияет на умение думать четко и правильно! Пройдет к вечеру.

Глава 3

Ольга варила кофе и с удовольствием щурилась, какая же все вокруг и правда прелесть! Горничные подготовили дом так восхитительно, что она не смогла найти ни пылинки… Большая светлая гостиная была объединена с кухней, собранной из дуба и ароматы свежего дерева кружили голову. Она была выкрашена в белый цвет, и небольшая печка «голландка» гордо красовалась между многочисленными шкафчиками.

Пожалуй, она бы решила, что находится в столице, если бы не атрибуты, которые можно было назвать «чисто деревенскими» — повсюду полевые цветы и вышитые вручную полотенчики. Окна были изумительно чистыми и легкий ветерок колыхал полупрозрачные занавеси, мягко рассеивая по комнате аромат васильков и ромашек. А на столе стояла пышная стопка блинов и варенье из черники.

Сейчас сварит кофе и растворится в семейном полднике. В доме было шесть комнат и пара ванных, с водопроводом и канализацией, это место оказалось просто находкой! Гораздо лучше любого курорта и турбазы — неподалёку располагалась река, прямо за домом большое чистое озеро и лес… Как же сильно все эти годы ей не хватало леса…

— Мама! — Анна вбежала в комнату такая испуганная, что Ольга едва не выронила кофейник из рук.

— Что такое? — она увидела распоротый подол платья и перепачканное лицо дочери, стало трудно дышать от волнения и она едва не лишилась чувств.

— Нет, все хорошо, — Анна не хотела, чтобы мама переживала — просто, просто… Я … — она не знала, что именно сказать, с матерью у нее не было особой близости, больше все важные моменты Анна обсуждала с отцом, так что, уставившись на блины, девушка придумала как закончить разговор.

— Я упала там в соснах, когда бегала и есть хочу. Вот.

Ольга с облегчением рассмеялась, слава Богу! В голове уже на придумывалось не Бог весть что. На секунду показалось, что все это придется оставить и вернуться в город…

— Ну и чудесно, садись, сейчас Костя…

— Нет, я не с вами — послушался голос Константина Валерьевича.

Он появился в коридоре в высоких сапогах и куртке. В руках было удилище и чемоданчик, который гордо красовала собой наклейка «для рыбалки». Последние годы этот чемоданчик пылился в кладовой, и теперь пришло время его вернуть к жизни. Константин Валерьевич улыбался так, словно нашел свою некогда самую любимую игрушку, ему не терпелось накопать червей и забросить удочку… А потом, с большим удовольствием находиться в ожидании самого яркого момента.

— Я озеро пойду исследовать, что за рыба там водится, к ужину успею.

— Но, как же так… — вздохнула Ольга и грустно покачала головой, — А я всей семьей думала соберемся…

Константин Валерьевич подошел к супруге и обнял, что есть сил.

— Все еще будет, любовь моя, все мы успеем, вон лучше… — он обернулся в дочери, как увидел, во что превратилось платье и закатил глаза от ужаса. У него затряслись губы и побелело лицо.

— Я просто упала, вы что все, не понимаете! — всплеснула руками Анна и выскочила из гостиной, совсем все вокруг с ума посходили, подумаешь, платье испортила. Их у нее еще целый гардероб, на всю деревню хватит.

— Что это с ней? — аккуратно спросил мужчина, Константин Валерьевич пришел в себя от резкого тона дочери, раз Анечка злится, значит, ничего такого страшного не произошло… Ольга пожала плечами и выдохнула:

— Говорит упала, но я думаю, она…

— Она что? — с опаской переспросил Константин Валерьевич и снова почувствовал, как сердце начало неприятно колотиться.

— Да ничего особенного, не волнуйся так, я думаю она просто все еще злится, что мы решили запереть ее в деревне, а не отправить отдыхать к океану. — улыбнулась Ольга и нежно провела руками по его лицу.

— Ладно иди, а я пока в тишине буду наслаждаться блинами.

Она попыталась мягко высвободиться от объятий, но Константин Валерьевич привлек ее к себе еще ближе и поцеловал.

— Спасибо тебе, — прошептал он с большим восторгом, оторвавшись от губ любимой супруги.

— За что? — удивилась она.

— За то, что ты такая у меня хорошая…

Ольга тяжело вздохнула и кивнула на прощанье. Когда дверь хлопнула, ее рука вздрогнула, и кофе пролился черной кляксой на паркет. Женщина едва не заплакала от отчаяния, из лужицы на нее смотрело черное глубокое пятно, которое, казалось, собралось утащить в бесконечную бездну… И как теперь жить?

— Блины давай, — послышался голос Анны, она вернулась, переодевшись в шорты и майку, а волосы заплела в косы. Они были такими коротенькими, что делали лицо Анны еще более юным и смешным. Ольга не удержалась от улыбки.

— Что это ты сделала? — она прикоснулась пальчиками к тугим косичкам.

— Прическа местная модная, — рассмеялась Анна и вспомнила взгляд мужчины из леса. Она покраснела и руки сами потянулись к косам, «какие глупости» — фыркнула она и расплела их, пышно взбив кудри по плечам. И зачем эта Аленка прицепилась к мыслям…

— На ужин надень что-то поприличнее — вздохнула Ольга — там будут молодые люди и…

— И что, они шорты и майки не видели? — огрызнулась Анна.

— Солнышко, здесь все из города, не только мы! Я имею в виду те, кто будет на ужине, все из приличного общества и это просто совет… Не хочешь, не надевай, но более серьезный наряд был бы уместнее

— А ты сама говорила, что мы здесь, чтобы отдыхать, вот я и буду отдыхать! — рассмеялась Анна и впилась зубами в сочный блин. Такой ароматный и пропитанный маслом, что застонала от удовольствия.

— Это вкусно… — удивилась она.

— Ты еще молоко с ягодами не пробовала… — мечтательно прошептала Ольга, представляя терпкий аромат лесной земляники, перемешанный со сливочным облаком на сон грядущий.

— Фу! Вот это точно мне даже на глаза пускай не показывается, молоко из-под коровы — это извращение и даже не думай, — Анна грозно посмотрела на мать, давая понять, что не шутит.

Ольга взяла личико девушки в ладони и расцеловала. Нежно провела по щекам. На секунду Анне показалось, что у нее в глазах показались слезы.

— Мам, ты странная какая-то последнее время, все хорошо?

— Да детка, все хорошо… — Ольга вздохнула и словно опомнилась:

— Я же кофе пролила, надо бы убрать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 428