электронная
188
18+
Выбор за тобой

Бесплатный фрагмент - Выбор за тобой


Объем:
314 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2669-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Отодвигаю штору на окне и, улыбаясь, машу ребятам, ожидающим меня у дома. Подхватывая сумку, больше напоминающую холщовый мешок для картошки, выбегаю из своей комнаты, крича на ходу родителям, что я ухожу и буду очень поздно. Ну вот когда ещё родители ответят на такое: «Хорошего улова»? И ни капли не возмутятся тому, что их восемнадцатилетняя девчонка выскакивает за дверь на улицу в игривом и коротком открывающем ноги платье, разорванном и измазанном в крови, с разрисованным лицом, имитирующим оригинальный череп, венком из роз и в белом парике из длинных волос, заплетённых в косу, направляется на встречу со своим парнем, облачённым в римскую тору, да ещё и с торчащими из его живота ножами? Конечно, в Хэллоуин или же, как мы его до сих пор называем Самайн. Ночь, когда нет никаких запретов на время возвращения домой. Ночь, когда можно есть сладости до отвала и ничего не платить за это. Когда на улицах можно встретить и вампиров, и оборотней, и ведьм, и супергероев, и мёртвых невест, и всадника без головы, и даже девушек самой древней профессии? Только сегодня. Весь наш небольшой городок Макрум кипит жизнью, ведь праздник веселья и костров начался.

— Ари, безумный вид! — Присвистывая, меня оглядывает моя самая близкая подруга и одноклассница Калли, сегодня воплотившаяся в роль очень сексуального зомби, как и её парень.

— Взаимно. Привет, — Терло обнимает меня за талию, целуя в волосы, и я вся свечусь от счастья.

— Ну что, пойдём? Заскочим в несколько домов, чтобы утолить голод, и на квест.

Мы все киваем на предложение Уилла и направляемся по оживлённой улице, смеясь и дурачась.

«Сладость или гадость?», — сегодня самый популярный вопрос, как и туалетная бумага, приготовленная парнями на случай, если нам кто-то откажет. Хотя такое бывает редко, на моей памяти только пару раз, и то, только потому, что жители одного из домов нашего маленького городка отсутствовали, но наслаждение обкидать деревья и лужайку бумагой, не прошло мимо нас, как и мимо других ребят. А почему бы и нет, верно? Ведь сегодня особенная, моя любимая ночь. Обожаю переодеваться. Обожаю видеть улыбки окружающих и слышать смех. Обожаю всё это празднество, которое даёт невероятный заряд адреналина.

Доедая батончик «Сникерс», бросаю фантик в свою сумку. Друзья обсуждают новый квест или, иными словами, цепочку заданий в замке, построенном на холме, где каждый год устраиваются подобные мероприятия для жителей и гостей нашего города. На самом деле никакой точной информации о том, как появился этот замок нет. Данные утеряны, да и дела никому нет до этого. Но по слухам, в семнадцатом веке богатый аристократ-англичанин приехал сюда и начал строительство своего поместья, но люди взбунтовались и сожгли всю его семью вместе с замком, от которого остались кирпичи. Потом, уже в девятнадцатом веке, замок пытался выстроить американец, и его тоже не приняли ирландцы, вынудив сбежать к себе на родину. Однако уже в середине двадцатого века появился какой-то неизвестный спонсор и достроил замок для народа и украшения города. Но как по мне, самое необычное это то, что замок очень красив и выделяется своими пиками, мрачным фасадом и расположенным позади кладбищем. И не это необычно. Его почему-то не особо замечают местные и туристы. Как будто совсем не видят всего этого величия, и их совершенно не тянет познакомиться с ним поближе. К нему даже туристы не приезжают, как, к примеру, к каменным кругам или замку Макрум. И только пять лет назад замок начали использовать, как место для развлечений, в котором устраивается квест «Поиск выхода», лишь в ночь Хэллоуина, так как даже свадьбы там не проводят, выбирая более простые места. Туда допускаются только жители и гости города, достигшие восемнадцати лет. В первый раз туда пытались проникнуть ребята из средней школы, чтобы узнать, что же там такого интересного, но их поймали раньше, чем они постучали в дверь. И сегодня наш первый опыт, которого мы ждали с нетерпением. Два года назад квест назывался «Дойди или умри», в прошлом — «Ни одной живой души», в этом — «Дом с привидениями». По флаерам с сайта, на котором купены билеты всего за два евро в помощь поддержания проекта развлекательной программы, нам сообщили, что мы должны быть готовы увидеть самые кровавые и ужасающие преступления в мире, которые, скорее всего, будут обыграны в замке. По словам старших ребят, никто не уходит оттуда недовольным или же не поседевшим, конечно, последнее утрировано. Эта ночь обещает быть уникальной в моей жизни.

Перед замком уже толпятся ребята, ожидая полуночи. Ах да, в это место можно войти только один раз, то есть в следующем году я уже не смогу попасть на новый квест, ведь необходимо освободить место подрастающему поколению. Скорее всего, это сделано, потому что за замком никто не ухаживает, хотя по виду он достаточно презентабелен, но прибирать за толпой напуганных или немного выпивших ребят никому особого счастья не приносит. В общем, я с радостью рассматриваю знакомых и машу им рукой. Здесь практически все из нашего класса и параллели, кого отпустили сюда родители. Сказать, что наш город криминальный, будет абсолютной ложью. Мы даже двери не закрываем на замки, ведь все друг друга знают, и за последние пятьдесят лет не было ни нападений, ни проявлений жестокости, ничего, что вынудило бы нас бояться.

— Ну что, мурашки по коже бегают уже, Ари? — Терло прижимает меня ближе к себе за талию, и я улыбаюсь ему, отрицательно качая головой.

— Ни капли. Всё выглядит немного скучно.

— Насколько я слышала, то организаторы скопировали места знаменитых преступлений и перенесли их сюда. Именно этим они призывают призраков вернуться туда, где их убили, — интригующе шепчет Калли.

— И идею они спёрли у фильма «Абатуар». Мы смотрели его в прошлом году на Хэллоуин с Терло, — добавляет Уилл.

— Ну и что? Главное, чтобы весело было, и я бы хотела увидеть настоящее приведение, — раздражённо передёргивает плечами подруга.

— И что ты будешь с ним делать?

— Вместо тебя заведу, — фыркает Калли, а мы с Терло устало переглядываемся, ведь подобные разборки наши друзья устраивают чуть ли не по десять раз за день. Они спорят обо всём, тогда как в нашей с Терло паре идиллия. Мы понимаем друг друга и даже, вероятно, любим. Мы всю жизнь знали друг друга, живём по соседству, ходили в один садик, затем в одну школу, которую теперь оканчиваем в этом году и собираемся ехать покорять столицу.

Жуткий скрежет и звук органа привлекают внимание всех собравшихся, в том числе и меня. Две огромные дубовые двери распахиваются, пропуская фиолетовое свечение наружу. Разговоры прекращаются, а адреналин в крови подскакивает.

— Начинается, — шепчу я.

— Уважаемые участники, мы рады приветствовать вас в нашем «Доме с привидениями». Просим вас всех пройти в основной зал и показать ваши билеты и документы, — слышится из динамика.

Я переглядываюсь с ребятами, и Терло берёт меня за руку. Мы, не спеша, двигаемся за остальными и входим самыми последними. За нами автоматически, я так думаю, закрываются двери, и несколько проверяющих, которых я раньше никогда не видела, сверяют данные с нашими документами и записью на квест. Когда всё заканчивается, то нас остаётся не больше пятнадцати человек, так как у некоторых или не было подтверждения, или кто-то внёс неверные данные, а некоторые ребята уже были здесь в прошлом году. Их с недовольством вывели из зала. Нужно отметить, что организация мероприятия проведена на высшем уровне, всё очень строго и чётко, чем нельзя не восхититься. И из-за этих мыслей абсолютно не замечаю того, где мы находимся, и что меня окружает, в то время как мои друзья уже вовсю охают и ахают и, потирая руки, предвкушают квест, а я оцениваю качественную организацию.

Вновь откуда-то сверху звучит органная музыка. Вздрагиваю от неожиданности и поднимаю голову, а там под потолком словно висит самый настоящий орган, за которым сидит человек, играющий незнакомую пугающую мелодию. Он, действительно, как будто летит по воздуху, и только когда он опускается вместе с инструментом перед нами, то замечаю прозрачное стекло. Замечательно, просто восхитительно, я даже приоткрываю рот от потрясного начала шоу.

Мужчина, навскидку лет пятидесяти, облачённый в старинный фрак, поднимается и оглядывает нас взглядом тёмных глаз, как мне кажется, задерживаясь им на мне немного дольше, чем на остальных. Но, конечно, мне кажется, ведь каждый здесь хочет быть уникальным, вот и я тоже. И когда он поднимает руку, взмахивая ей и кланяясь нам, то я ощущаю, как мурашки невероятного наслаждения от прекрасного антуража проходят по коже. Да, и только сейчас я осматриваю стены тёмного цвета со множеством куда-то ведущих дверей, как и паутину, свисающую с углов, а на ней пауков, искусственных, разумеется. И всё это мне безумно нравится, словно я оказалась в каком-то фильме, и сегодня произойдёт что-то невероятное.

— Мои друзья, я рад приветствовать вас у нас в гостях и позволить вам самим познакомиться с самым таинственным местом вашего города, — голос мужчины проносится по пространству, и я поворачиваю к нему голову. Красивый акцент и очень приятный тембр, поставленный у актёра, которого, видимо, наняли сегодня, потому что и его я ни разу в жизни не видела, а если считать то, что в городе проживает всего три тысячи триста сорок три человека, то мы все друг друга знаем в лицо.

— Сегодня вас ожидает очень серьёзное испытание. Сегодня вы встретитесь с самыми жестокими убийцами и их жертвами, ожидающими вас за этими дверьми, — мужчина делает театральный жест рукой, поворачиваясь и указывая в пространство вокруг нас.

— Ваша задача — дойти до конца и вернуться на то самое место, откуда вы начнёте своё путешествие. Вам предлагается разделиться на пары или же на команды, но не более чем по пять человек. Вы все войдёте в разные двери и должны будете найти в этих комнатах подсказки, угадав, чьи жертвы перед вами, и это позволит вам перейти к следующему заданию, далее к следующему, и так по цепочке. Она и должна вывести вас сюда. Есть несколько правил и запретов, с которыми вы должны ознакомиться. Не пытаться выйти через окна, это может сказаться на вашем здоровье. Не биться в дверь, если не можете найти ключ. Травмоопасно, а этого мы хотим в последнюю очередь. Кричать бесполезно, комнаты звукоизолированные. Не пить жидкости и не есть пищу, находящиеся в комнатах. Не возвращаться. Если вы сделали шаг вперёд и уже вошли в другую комнату, то категорически запрещается возвращаться обратно, иначе вы застрянете именно в том самом месте. Запрещено ломать и портить имущество. Вы двигаетесь вперёд, используя только вашу смекалку, логику, смелость и поиск ключа. В каждой комнате есть блокнот и ручка, если вам необходимо будет ими воспользоваться. И те, кто первыми выйдут сюда получат очень интересный подарок от нас. Если вы захотите завершить ваше путешествие, понимая, что не в силах пройти весь путь по причине недомогания или же какого-то эксцесса, то каждой паре или группе мы раздадим по одной рации, с помощью которой вы сможете связаться с охраной, и она поможет вам выйти оттуда. На этом всё, мои новые друзья. Сейчас вы оставите все ваши вещи здесь и сообщите организаторам о том, в чьей компании вы начнёте знакомиться с призраками, живущими в этом доме, — мужчина хлопает в ладоши и снова кланяется нам. А в следующий момент под его ногами что-то взрывается, и белый дым наполняет место у органа, слышатся восхищённые вздохи и аплодисменты, когда он исчезает в дыму.

— Вместе пойдём? — Спрашивает подруга.

— Может быть, по парам? — Предлагает Терло.

— Да мы вас сделаем, — самодовольно отвечает Уилл.

— Посмотрим, — цокая, мой парень тянет меня за собой, а я машу Калли, шепча: «До встречи».

— Мы могли бы и вместе пойти, — замечаю я, вставая в очередь за рацией.

— Зачем они нам, Ари? Я хочу остаться с тобой наедине, да и под тору никакого белья не надел, — очень тонкий намёк, от которого я закатываю глаза.

— Ничего не отморозишь?

— Ты же согреешь, — Терло трётся носом о мои волосы и пальцами опускается к ягодицам, крепко сжимая их.

— Не здесь. Это… просто вульгарно и противно, — кривлюсь я, дёргаясь и выпутываясь из его рук.

— Ари…

— Нет, Тер, нет. О камерах не подумал? Я не хочу быть сенсацией номер один в нашем городе и увидеть порно со мной в главной роли на «Ютубе», — отрезаю я и подхожу к организатору. Сама вписываю нас с Терло, так как он делает вид, что задет и обижен моим отказом, и меня это раздражает. Да, он мой первый и, предполагаю, последний мужчина, с кем у меня был и будет секс, но, чёрт возьми, он рехнулся, если думает, что этот квест станет новым витком в наших постельных играх. Если честно, то я вот об этом абсолютно не думаю, и отношусь к сексу, как к… ну, как к приобретению новых колготок. То есть, они есть и в них тепло, но, в принципе, особого значения этому не придаёшь. Вот так и у меня, вроде бы мне нравится заниматься сексом, и меня возбуждают поцелуи, петтинг, но восторга не вызывают. Нормально — лучшее описание нашего секса с Терло. А то, что он задумал заняться этим здесь, вызывает во мне возмущение и даже некое отвращение. Ну как так можно? Мы же пришли поучаствовать в квесте, другого шанса не будет, а он, как обычно, думает только о сексе!

— Удачи вам, друзья мои. Помните о том, что назад дороги нет. Вы должны идти только вперёд! Пусть призраки укажут вам путь! — Громкий и уже знакомый голос из динамика пролетает над головами, и нам указывают на вторую дверь справа. Поворачиваясь, нахожу Калли на противоположной стороне зала и улыбаюсь ей. Надо было не слушать Терло и взять подругу, а не этого надутого осла. Раздаётся звук гонга, и двери перед всеми открываются. Я первой делаю шаг вперёд, а за мной Терло. Темнота. Мой пульс зашкаливает от скрипа двери позади, отрезающей нам путь назад, от неприятного запаха, окутывающего меня. Землёй пахнет… причём мокрой, и с какой-то едкой вонью.

Свет мигает раз, ударяя по глазам, но я не успеваю ничего увидеть. Затем второй раз, и передо мной вырастает человек. Испуганно вскрикиваю и нахожу руку Терло, тихо смеющегося надо мной. Третья вспышка, и никого нет. Комнату наполняют звук ветра и шум листвы деревьев.

— Ты видел его? — Шепчу я.

— Никого не видел.

— Брось, ты должен был его видеть. Мужчина, он… — не успеваю договорить, как жёлтый свет наполняет комнату, и меня передёргивает от того, что вижу.

— Круто, — присвистывает Терло, отбрасывая мою руку и шагая вперёд, а я не могу. Мы стоим на настоящей земле. А из неё торчат головы женщин. Именно женщин, и все они мертвы. Их глаза вытаращены, у кого-то даже кровь из них идёт. Губы посиневшие, у некоторых гематомы на лице, словно их били, а у кое-кого клочьев волос нет. Языки опухшие, и это… боже, меня сейчас вырвет.

Отвожу взгляд и пару раз глубоко вздыхаю, борясь с комом желчи, застрявшим в горле.

— Сорок две, — подаёт голос Терло, вынуждая меня вновь посмотреть на мёртвые тела, закопанные в земле.

— Они… они мертвы? То есть они…

— Это куклы, Ари, восковые куклы, — снисходительно улыбаясь, Терло присаживается среди них на корточки и осматривает.

— Отвратительно. И что это должно означать? — Кривлюсь я, когда смотрю на одну из кукол, но настолько кажущуюся настоящей, что это снова вызывает тошноту. Смотреть фильмы это одно, а оказаться в месте, где повторено убийство, да ещё и массовое, подавляет всю смелость и даже здравый смысл.

— Кто из известных маньяков убийц лишил жизни сорока двух женщин и закопал их в земле? Ещё у них пережаты шеи, и здесь валяется кусок кабеля. Калли была права, они воспроизвели здесь самые знаменитые убийства, и должна быть зацепка, где спрятан ключ к двери в другую комнату, — Терло подхватывает кабель и крутит его в руках.

— Индонезия… хм, Ахмад Сараджи или Сураджи точно не помню, мы с тобой про него документалку смотрели года два назад, — хмурясь, припоминаю я.

— А-а-а, это тот, кого расстреляли в две тысячи восьмом году. Якобы колдун, наставляемый во снах отцом, и считающий, что делает благое дело для себя и своей силы, — задумчиво отвечая, парень крутит в руках шнур.

— Да, он был маньяком, но число жертв неточное, сорок две это только которых нашли. Но были и другие, я так думаю. И он душил их, а потом выпивал появившуюся слюну, забирая себе жизненную энергию своих жертв. Фу, — меня передёргивает.

— И как это должно нам помочь?

— Понятия не имею. Ключ ведь должен быть материальным, а не выдуманным, так что, может быть, он у кого-то из этих… этих женщин. Или у него самого, и он тоже здесь. Я его видела.

— Ари, никого не было, только свет тебя напугал. От такой резкой смены освещения зрение может и обмануть, вызвав галлюцинацию, и только, — Терло отшвыривает от себя кабель и, наклоняясь к одной из жертв, трогает её язык.

— Это же «Дом с привидениями», Терло, значит, они должны быть здесь. И он тоже здесь.

— Ну, тогда позови своего нового любовника и спроси у него, как нам перейти в другую комнату, — фыркает он.

— Ты идиот. Нет, правда, ты просто идиот, зацикленный на сексе. Хорошо, Терло, вот скажи мне, и где ты решил трахаться со мной, между этими головами с выпученными глазами и кровью в них? Это просто… гадость! — Возмущаюсь его поведению и отхожу в сторону, так и не решаясь приблизиться к жертвам.

— Не в этом дело, Ари! А в том, как ты настроена по отношению ко мне, как будто я тебе предложил полакомиться людьми! Это неприятно.

— Ой, всё, Терло. Я сообщу по рации о том, чтобы нас вывели отсюда, потому что дальше мы никуда не сможем идти, если ты будешь и дальше делать эти безобразные намёки. Они к месту только в постели! Ты испортил мне праздник и весь квест, — подношу руку с рацией ко рту, но парень подскакивает и так резко выбивает её у меня из руки, что я едва не падаю и, прижимаясь к стене, с ужасом смотрю на него, озлобленного и готового ударить меня уже намного сильнее.

— Ты рехнулся? — Шепчу я.

— Нет, не делай этого. Хорошо, я вспылил и обиделся на то, как ты некрасиво отказала мне, хотя я и не намеревался иметь тебя здесь. То была шутка, Ари, просто чёртова шутка, и она не стоит того, чтобы мы сейчас ругались, — Терло примирительно берёт мою руку, по которой ударил и подносит к своим губам.

— Ладно? Простишь меня за плоский юмор и попытку немного повеселиться? — Он склоняет голову набок, и на его щеках появляются ямочки.

— Прощу, но больше так не делай. Я не хочу ругаться, ведь это всё должно, наоборот, нас сплотить и доказать, что мы принимаем верные решения, и в будущем у нас не будет сложностей, а если и будут, то мы их переживём, как команда, — тихо отвечаю я.

— Правильно, Ари, команда. Я люблю тебя, детка, очень люблю, — парень приближается ко мне и нежно целует в губы. Улыбаюсь ему и радуюсь тому, что мы не будем развивать эту глупую тему, а займёмся поиском ключа и развлечениями.

— Итак, у нас сорок две жертвы, кабель и ничего больше, — Терло отходит от меня и осматривает женщин.

— Может быть, во ртах у них посмотреть? — Предлагаю я и ловлю его удивлённый взгляд.

— Ну а что, вдруг он там, ведь вряд ли его закопали глубже. И думаю, что это только головы, а тел там нет, раз это куклы, — продолжаю свою мысль, хотя не хочу даже притрагиваться к этому отвратительному ужасу.

— Ладно, попробуем, — Терло кивает и опускается на колени. Он приподнимает язык одной из них и отрицательно качает головой.

— Помогай, Ари, так будет быстрее, — бросает он мне, а я жмурюсь от нежелания это делать. Вот чёрт потянул меня за язык!

Вздыхая и понимая, что выхода у меня нет, опускаюсь на колени и наклоняюсь к жертве, пересиливая отвращение, и дотрагиваюсь до её языка. Он очень похож на настоящий, как и посиневшие, даже почерневшие губы. Надо же, так похож на человеческий, только сухой, а не мокрый и очень упругий. Пока я осматриваю язык, поднимаю и опускаю его, немного привыкая уже к этому занятию, то, клянусь, глаза женщины закрываются и моментально распахиваются. От ужаса и страха кричу и падаю на землю, отползая назад.

— Ари? — Рядом со мной оказывается Терло.

— Она… она посмотрела на меня! Она глаза закрыла! Я не хочу здесь больше быть… не хочу, — переходя с крика на хныканье, указываю пальцем на жертву, вызывая у парня едва сдерживаемую улыбку.

— У них у всех глаза закрываются, Ари. Они механические. Не живые, ну что ты, это же игра. Видимо, организаторы сделали так, чтобы они выглядели как живые, и пугали нас, — успокаивая меня, Терло подползает к одной из голов, торчащих из земли, и сам нажимает на веко, закрывая глаза, а потом вновь открывая их.

— О, господи, я испугалась. У них получилось меня напугать, — прижимая руку к груди, где быстро бьётся до сих пор шокированное сердце, шумно вздыхаю и натягиваю улыбку.

— Всё хорошо, Ари. Правда, если, действительно, было бы что-то, по-настоящему угрожающее тебе, я бы воспользовался рацией. И хорошая новость — ключ я нашёл под языком десятой жертвы, ты была права. Пошли, — Терло подходит ко мне и помогает подняться на ноги.

Хватаюсь за его руку и встаю с земли, отряхивая платье.

— Я такая трусиха, оказывается. Смотреть ужастик на экране это одно, а вот видеть такое, это уже немного иначе, — чувствуя себя глупой дурой, пытаюсь объяснить всё парню, но он уже увлечённо направляется к двери и вставляет в замочную скважину ключ, а я крепко держусь за его руку.

Мы входим в комнату, в которой моментально включается свет, да такой яркий, что я на секунду жмурюсь, немного шатаясь. Меня поддерживает Терло, когда распахиваю глаза и несколько раз моргаю.

— Всё нормально? Новая вспышка.

— Нормально, — киваю ему, поворачиваясь лицом к новой комнате.

Глава 2

Мой рот от удивления и красоты увиденного приоткрывается, и я издаю восхищённый вздох. Перед нами самый настоящий виноградник, аромат плантации и свежего ветра, обдувающего меня, приводит в полный восторг, напрочь стирая неприятные воспоминания о первой комнате. Подхожу к одному из рядов виноградника и дотрагиваюсь до листьев и гроздей

— Они настоящие, Терло. Правда, — оборачиваясь к парню, шепчу я.

— Удивительно, да? Чёрт, да в эту программу вбухано столько денег. Эти куклы стоят немало, как и вырастить такую плантацию стоит достаточного много, да и времени тоже.

— Интересно, кто их спонсирует? Вряд ли по два евро с пятнадцати человек, которые пришли сегодня сюда к полуночи, покроют расходы, — перебирая ягодки винограда, шепчу я.

— Какая разница, Ари, главное, что мы здесь и можем даже угоститься этим…

— Нет, — ударяю Терло по руке, тянущейся к ветке. — Было сказано, что ничего есть и пить нельзя.

— Но ты сама сказала, что это всё настоящее, — припоминает он.

— Не факт, что это тоже не муляж, просто так идеально выполненный, что не отличишь от настоящего. И нас могут дисквалифицировать, уверена, здесь есть камеры, — поднимаю голову на потолок… точнее, туда, где должен быть потолок, а над нами что ни на есть реальное небо с облаками и солнцем.

— Вау, — выдыхаю я.

Мы с Терло смотрим на небо, улыбаясь тому, что, вообще, видим такое, ведь для нас подобное просто невероятно. Очень мало развлечений и аттракционов в нашем городе, а в столицу или же в другие страны мы не ездили, не так богаты. А вот сейчас, наслаждаясь и получая невероятный заряд экстаза, я не могу поверить в то, что это всё происходит на самом деле.

Неожиданно солнце исчезает, и небо меняется, оно темнеет, и на нём появляются звёзды и полная луна, слабо освещающая нас и виноградники.

— Это просто… одуреть, — шепчет Терло.

— Как будто в другом мире, да? Я никогда ничего подобного не наблюдала. Как это они сделали? Боже, я бы всё отдала, чтобы тоже научиться подобному. Это, действительно, магия какая-то и… — мой голос перебивает крик, да такой ужасающий, что я замираю, увидев хмурое лицо парня.

Крик повторяется, а затем мы слышим топот, рычание и вой, закладывающий уши, заставляющий меня закрыть их. Всё любование красотой и этим местом превращается в долгий и мучительный страх. Я боюсь понять то, что крик был детским. Кричала девочка. Очень звонко и панически. Крик продолжается, по виду Терло могу предположить, что теперь и ему невесело. Он бледнеет, когда я убираю руки от ушей и вся сжимаюсь до глубины души от пронзающего визга.

— Пошли, Ари, — Терло резко хватает меня за руку, и мы несёмся мимо виноградников вперёд, там тупик из зарослей. Мы сворачиваем, а крики где-то близко, очень близко, как и рычание, пугающее настолько, что кровь застывает в жилах и вызывает одно желание — свалить к чёрту из этого места.

— Тихо. Вроде бы всё, — мой парень поднимает руку, а я глубоко дышу, только бы снова не показаться трусихой. Ведь это всё шоу. Шоу, где только муляжи и куклы, верно? Никого другого быть не может.

— Надо найти ребёнка.

— Ты тоже думаешь, что это девочка? — Шепчу я, двигаясь за Терло дальше.

— Да, и кто-то на неё напал. Опять убийство. Виноградник, крик и ребёнок. Припоминаешь что-нибудь?

— Пока нет… я… думать не могу, всё настолько реально.

— Вот чёрт, — Терло неожиданно останавливается, и я врезаюсь в него.

Выглядывая из-за его плеча, шумно выдыхаю от ужаса открывшейся мне картинки. Меня снова передёргивает от печали и сожаления о том, насколько чудовищна бывает история, ведь всё, что я сегодня уже увидела и ещё увижу, случилось когда-то в нашем мире. Такие люди… нет… уроды существовали и убивали невинных детей. Перед нами лежит растерзанное тело девочки, совсем маленького создания, с изуродованным лицом, оторванной рукой и обглоданной ногой, а над ней возвышается нечто похожее на безобразного волка с распахнутой пастью, из которой торчит кусок мяса.

— Жиль Гарнье, — шепчу я, отворачиваясь и давая себе несколько секунд, чтобы принять всё это.

— Оборотень?

— Да, вроде того, но, конечно, я считаю это выдумкой, чтобы покрыть свои преступления. Он ловил детей и ел их, приносил жене, и они готовили из мяса людей пищу, так как зарабатывать он не мог нормальным способом. Отшельник и ублюдок, рассказавший на суде о том, что ему встретился призрак и дал мазь, которая будет превращать его в волка. А эта сцена гибели его первой жертвы, которой стала десятилетняя девочка, он поймал её в виноградниках ночью, — снова бросаю взгляд на место убийства.

— Я не помню такого.

— Я читала о нём в интернете давно, когда увлекалась книгами про оборотней, — отвечаю я.

— Хорошо. И что дальше? Он был оборотнем, который ловил детей и жрал их, как и его жена. Где, может быть, ключ? — Терло отпускает мою руку и ближе подходит к чудовищу.

— Наверное, в его мази, но вряд ли он носил её с собой. Может быть, он увидел ребёнка, понял, что она здесь одна, и воспользовался ситуацией? — Предполагаю я.

— Нам надо поискать его сумку или вещи, вероятно, они тоже где-то поблизости, — добавляю.

— Ари, подойди…

— Нет, не собираюсь в его пасти ковыряться, — категорично качаю головой.

— Я не об этом. Посмотри, он дышит, — Терло с восхищением указывает на брюхо, замершего животного, и я, действительно, замечаю, как оно двигается.

— Ничего себе… надеюсь, что он не живой, а то уж очень похож на реального монстра, — сглатывая, обнимаю себя руками, и в который раз, удивляюсь тому, насколько всё продумано и устрашающе.

— Помнишь, тебе запрещали завести собаку? Чем этот хуже? Погладь его, Ари, ну же. Смотри какой ручной пёсик, — смеясь, Терло теребит шерсть оборотня, а я закатываю глаза глядя на его ребячество.

— Нам лучше…

— Нет, да ты представь, вот такой у тебя во дворе живёт. Питается теми, кто тебе перешёл дорогу, и на мясо не надо тратиться. Ути, ты такой душка…

Животное внезапно издаёт жуткое рычание, отчего я подпрыгиваю на месте, а Терло с писком заваливается на спину, теряя один из приклеенных ножей, и отползает ко мне. Когда всё утихает, меня разбирает смех.

— Ну что, заведёшь теперь такого пёсика? — Поддеваю я парня, поднимающегося на ноги с недовольным лицом.

— Не смешно, Арин, абсолютно не смешно, — бурчит он.

— С чего бы это? Очень смешно. Значит, не я одна трусиха, — хохочу я.

— Всё, пойдём дальше. И я не боюсь, это просто… чёрт, да хватит уже, — Терло поправляет свою одежду и поднимает рацию, которую выронил.

А я не могу успокоиться, не только же мне бояться, хоть в чём-то я нашла развлечение. Но вот не все это оценили, Терло, до сих пор дуясь, обходит оборотня и его жертву, направляясь на поиск вещей монстра. Хихикая, двигаюсь за ним. Мы проходим по дорожкам мимо виноградных кустов и под одним из них замечаем вещи, спрятанные в листве.

— Я же говорила, — это, видимо, лишнее. Терло мечет в меня злой взгляд и, опускаясь на колени, достаёт одежду монстра. Копаясь в ней, он находит ключ, и теперь нам остаётся только найти дверь.

— Теперь ты будешь игнорировать меня, потому что я смеялась над тобой? Терло, это же не умаляет твоей мужественности, надо ко всему относиться с юмором, — пытаясь как-то поправить ситуацию, беру его за руку, но он вырывает её, шагая вперёд.

— Я же не смеялся над тобой, когда ты куклу приняла за живую женщину и якобы увидела призрака. Это некрасиво, Арин, я всегда стараюсь войти в твоё положение, даже университет выбрал тот же, что и ты, а вот ты не упускаешь возможности поржать надо мной, — зло отвечает он.

— Ты тоже надо мной смеёшься, Терло. К примеру, когда я наизнанку спросонок кофту надела в школу. Ты, мало того, что смеялся, так ещё и фото сделал. Так что прекращай, а то я здесь останусь, и мы не дойдём до конца квеста, — конечно, моя угроза смешна, но на него она действует. Он вздыхает и кривится, смиряясь с неизбежным. Со мной.

— Давай договоримся, не шутить так друг с другом, ладно? Я тоже обещаю удалить то фото.

— Идёт, и без глупых выходок, как эта, тогда и повода не будет, — кивая, вкладываю свою руку в его, и мы доходим до следующей двери.

— Готова? — Терло оборачивается. Киваю ему, и он открывает замок. Входит первым, а я за ним.

Удушливая вонь огня и палёного мяса сразу же проникает в дыхательные пути, отчего я откашливаюсь, хватаясь за горло. Вокруг нас дым, и он давит на сознание, подавляя все разумные мысли и рождая чудовищную панику. Впереди слышен треск костра, а над головами проносятся крики.

— Кого-то сжигают, — шепчет Терло, закрывая нос рукой.

— Ведьма… колдовство, — единственное, что могу выговорить, задыхаясь от едкой вони.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.