электронная
108
печатная A5
339
18+
Выбор

Бесплатный фрагмент - Выбор


Объем:
140 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4287-5
электронная
от 108
печатная A5
от 339

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1 Глава

5 лет назад

Кристина

— Тебе не надоело перечить во всем мне? Дочь, я же хочу для тебя лучшего будущего.

— Ты хочешь для меня лучшего? Поэтому избавляешься от моего присутствия в доме? Да?

— Кристина, многие бы радовались, имея возможность учиться за границей. Тем более, Адам тоже поддержал эту идею.

— Адам? Вот с этого и стоило начинать! Он просто не знает, как избавиться от меня! Твой знаменитый на всю Европу художник, богатенький любовник!

— Крис, хватит этих капризов! Будет все, как я скажу!

— Что опять случилось, любимая? — самый мерзкий тип неожиданно появился в дверях моей комнаты.

— Проваливай, это моя комната! — сразу решила его прогнать.

— Крис, как ты себя ведёшь? Сейчас же извинись перед Адамом!

Мамочка всегда на его стороне, всегда. Он уже полгода отравляет мне жизнь в этом доме.

Но нет, я не проиграю, я не позволю ему наслаждаться жизнью с маменькой, я не допущу этой свадьбы!

— Виточка, позволь мне самому поговорить с твоей дочерью? — Адам решил сам взять на себя такую миссию? Что же, поговорим, ублюдок! Я не боюсь тебя!

— Конечно любимый, я подожду вас внизу, — согласилась мамочка сразу же.

— Крис, хватит перечить матери! Ты знаешь, что и у меня скоро лопнет терпение! — зарычал он, как только закрыл дверь в мою комнату на ключ.

— Мне плевать на вас всех вместе взятых. Ты думаешь, что умнее меня, да? Моей матери ты запудрил мозги, но я, в отличии от неё, нахожусь в здравом уме! Ты изменяешь ей, и я это знаю!

— Хм, и откуда у тебя такие сведения, малолетняя сучка? — Адам схватил меня за волосы и потянул мою голову вверх, заставив тем самым смотреть в его пылающие ненавистью глаза.

— А почему ты так реагируешь? Значит, все же тебе есть, чего бояться?

— Кристина, запомни раз и навсегда, твоя мать предпочла меня тебе. Любит она меня безбожно, а ты лишь мешаешь нам быть счастливыми. Но ничего, скоро ты отправишься в Англию, и хоть тогда мы сможем сыграть свадьбу и быть уверенными, что ты не испортишь нам ее.

— Ты любишь не маму, а наши деньги. Вот и вся твоя любовь. Моей матери пятьдесят лет, а тебе только тридцать.

— И что ты хочешь сказать этим? Что я предпочел бы ей малолетку вроде тебя? Брось, я хочу нормальную семью, с женщиной, которую полюбил. Но жаль, что в довесок ко всему идёт такая мерзкая, эгоистичная дочь!

— Отпусти меня! — потребовала я, когда он ещё сильнее сжал мои кучерявые волосы в кулак.

— Закрыла свой рот, малолетняя дрянь! Тощая уродина! Да на тебя смотреть смешно! Думаю, что в глазах парней ты выглядишь так же жалко, как и в моих. И в одном я уверен на сто процентов, им от тебя нужны только деньги. Ведь вряд ли они бы тебя захотели, как женщину, — с пренебрежением произнес он.

— И запомни, когда я женюсь на твоей матери, ты окажешься без всего. Уж я об этом позабочусь, поверь, — после этих слов Адам резко оттолкнул меня от себя. — А если будешь донимать меня и совать свой любопытный носик, куда не стоит, я засуну в твой ротик кое-что более внушительного размера.

Адам

Я с детства был мечтателем. Мечтал о многом. Когда мне исполнилось десять лет, хотел, чтобы мама купила мне велосипед, но этого не произошло, так как нам едва хватало денег на продукты.

Была ли наша семья бедной? Отнюдь.

Просто, когда мой отец не вернулся после работы домой вечером, на утро к нам пришла полиция и сообщила, что его нашли мертвым в мусорном контейнере с дюжиной огнестрельных ран. Его какая-то сволочь убила, просто так! И этого гада так и не нашли.

Отец был светлым и отзывчивым человеком. Был!

Да, вспоминать то время я не могу без слез: страдания матери, которые она пыталась заглушить в алкоголе, и маленький я, который уже в десять лет был предоставлен сам себе.

Когда я стал старше, понял, что надо как-то зарабатывать на жизнь. Но как? Что мог делать четырнадцатилетний мальчик? Я был очень замкнутым, но делился своей жизнью с миром в рисунках и картинах. Да, я не ходил в художественную школу, я просто сам учился рисовать. И у меня не плохо выходило. Я был творцом своих картин, своего выдуманного на холсте мира. В котором все было идеально, в отличие от реальной жизни.

Когда мне исполнилось пятнадцать, лет мама умерла от цирроза печени, она так и не смогла победить в себе эту пагубную привычку употреблять алкоголь. После ее похорон меня, конечно же, определили в интернат, ведь бабушка по линии отца хоть и была жива, но никогда не любила ни мою мать, ни меня. Винила всех в смерти своего сына. Но это ее право, и не мне осуждать ее действия.

В интернате меня полюбили, с ребятами мы жили одной дружной семьей. А Михаил Петрович Карпов — наш спонсор, позже меня вообще забрал к себе, став при этом мне настоящим отцом.

И вот тогда все в моей жизни изменилось. Заметив мой талант, он сразу же отдал меня в лучшую художественную школу.

Я сразу освоил несколько направлений: сюрреализм — метод для получения фантазийных изображений, в которых переплетаются реальность и вымысел, галлюцинация и сон; модерн, характерными чертами которого являются декоративность, плавность линий и округлость форм, их гибкость и текучесть; и конечно же, портрет — изображение на холсте реального человека, в котором можно отразить его особенность и индивидуальность.

Вот так круто изменилась моя жизнь в шестнадцать лет. Я уже не был одет в заношенные до дыр вещи, а имел возможность менять одежду на новую, когда захочу и на какую захочу. Я перешел в нормальную, можно сказать, даже элитную школу с отличным знанием французского и английского языка. У меня появилось много друзей, и конечно же, девушек, которые мечтали, чтобы я нарисовал их портрет.

Карпов продвигал меня в разных художественных конкурсах, ведь в то время мне действительно не было равных.

Карпова я послал «далеко-далеко», еще когда уехал учиться во Францию, в 18 лет. Он нашел себе молоденькую женушку, которая и родила ему наследника.

И вот мне уже тридцать лет. Множество художественных премий, собственная галерея и выставки по всей Европе. В арсенале двести картин разной тематики и направлений.

Не женат, но состою в отношениях полгода с женщиной в возрасте, Виталиной Некрасовой, владелицей крупной сети салонов красоты, фитнес-центров и даже сети кафе. Выгодная партия! Если бы не эта мерзкая девчонка. Уверен, это она подстроила мне свидание с той шлюхой, пытаясь скомпрометировать меня. Но нет, деточка, ты не на того напала. Я тебе не мальчик.

Откровенно — уже достала со своими капризами и проделками. Конечно, я не хотел быть с ней слишком грубым, но ведь она не может нормально себя вести. Совершенно не может!

Конечно, в моих планах была женитьба на Вите, а эту паршивку отправить учится в Европу. Я сам предложил Вите этот вариант. Тем более, эта тощая уродина уж слишком мечтает стать актрисой. Ей исполнять только роль жалкого Доби из Гарри Поттера, не более, — подумал я и сам улыбнулся своим мыслям, вспомнив, что до сих пор нахожусь в ее комнате.

— Ты поедешь в Англию, Кристина и точка. И да, твоя подстава с Милой не прокатила. Не стоит играть со мной, Кристина, не стоит! — предупредил я девчонку, чем наверняка огорошил ее и вышел из комнаты.

Да, не стоило связываться со мной. С Адамом Лебедевым! Ни мамаше, ни дочке!

2 Глава

Кристина

«Дорогой дневник, сегодня 18 апреля 201_ года. И я вернулась домой.

А это значит, что прошло уже почти пять лет, как я отправилась учиться в Лондонскую киношколу, в которой обучалась два года. Это было очень интересно и увлекательно. Как оказалось, общежития при школе не было и моей мамочке пришлось выложить ещё кругленькую сумму, чтобы снять квартиру. Но для неё это никогда не было проблемой, особенно когда она мечтала поскорее избавиться от моего присутствия, чтобы скрепить себя узами брака с Адамом.

Что же, я предоставила такую возможность и ей, и ему. Ведь отчётливо помнила каждое его слово, каждую угрозу.

Ненавижу ее! Ненавижу Адама! А знаешь почему, дорогой дневник? Потому что влюбилась в него. Влюбилась с первого взгляда. Своим идиотским поведением пыталась обратить на себя внимание, но видимо, его это злило еще больше».

— Дорогая, спускайся ужинать, — позвала меня мама, и я мигом прекратила делиться своими переживаниями с дневником.

— Иду, — крикнула я, вскочила с кровати и спрятала дневник в потайном шкафчике.

Сейчас начнутся расспросы о моей жизни, о моих пробах в кино, и наконец-то, я встречусь лицом к лицу с ним. Уже со своим отчимом. Ведь он не соизволил меня даже встретить с самолёта в аэропорту. А мама, как всегда, проводила все своё свободное время в фитнес–центре. Ведь чтобы нравиться в пятьдесят пять Адаму, надо хорошо стараться. Уверена, что и к услугам косметолога она обращается чаще, чем звонила мне в Лондон.

— Кристина, Адам уже приехал, мы ждём только тебя, — снова позвала мама. Отлично, все дружное семейство в сборе.

«Надо все же одеться поприличнее» — подумала я и стала перебирать платья, висящие на вешалке. Да, в последние два года я уделяю своему внешнему виду достаточно внимания, мне важно, как я выгляжу. Да и внешность моя заметно изменилась, не то, чтобы я стала красоткой, но уже похожа на девушку, а не 17-летнего подростка.

— Пожалуй, надену это, — подумала я, когда сняла с вешалки нежно голубое платье. Именно в нем я играла первую роль в постановочном эпизоде фильма «Верджиния».

Но неожиданный стук в дверь вырвал меня из воспоминаний. Я поспешно надела на себя платье, застегнула молнию и подошла, чтобы открыть. Я ожидала увидеть перед собой маму, но передо мной стоял Адам, одетый в рубашку бордового цвета, верхние пуговицы которой были расстегнуты, и темно–синие брюки. А его руки были спрятаны в передние карманы.

— Привет, — единственное, что произнёс он, пока его взгляд блуждал по моему лицу, скользя вниз по шее, груди, и остановился на моих ногах. Нахальная улыбка появилась на его лице, когда он посмотрел прямо мне в глаза, ожидая, что я тоже буду с ним вежливой и поздороваюсь.

— Здравствуйте, — я хотела держать субординацию.

— А ты изменилась, все же решила вернуться домой? Надоело быть отшельницей? — поинтересовался он с явным упреком.

— Что Вы! Просто контракт закончился, а новый я буду уже заключать с другой киностудией.

— Даже так! Ну что же, ты… — но Адам не успел договорить, как уже более отчётливо послышался голос мамы.

— Родные, вы идете?

— Да, любимая, мы уже спускаемся, — ответил он, а сам резко схватил меня за руку и вытащил из комнаты, не сказав ни слова.

— Мне больно, — заскулила я, когда он крепко стиснул мою ладонь в своей руке.

— Нас ждут, не проявляй неуважение к матери снова, — единственное, что он произнёс, когда уже стал тащить меня за собой по ступенькам вниз.

Адам

— Дорогой, что с тобой? — поинтересовалась Вита, когда Кристина встала из–за стола, чтобы ответить на очень важный звонок. Интересно, с кем она сейчас говорила по телефону? Подруга или все же парень? У нее явно выстроилась огромная очередь из парней, ведь она сейчас не только немного известна, но и безумно привлекательна.

Чёрт! Нет, я ни в коем случае не должен видеть в ней девушку, которая мне нравится. Она изменилась, и это все делает намного хуже для меня. Когда она была ещё подростком, я мечтал просто наказать её, немного поиздеваться. Но сейчас я просто хочу этот запретный плод в свою постель.

Когда Вита меня отправила, чтобы я поторопил ее, я не мог отвести от неё взгляд: она открыла дверь, и я просто застыл на месте. Моя бунтарка превратилась в настоящую леди. Нежный макияж, розоватый блеск на губах, идеальные изгибы фигуры и да — ее грудь стала намного больше.

Когда я отодвигал стул для того, чтобы Кристина присела, коснулся ее кожи и меня как будто ударило током.

Чёрт! Надо же ответить на вопрос Виты.

— Да, все в порядке, — соизволил все же ответить моей жене, моей не любимой женщине. Она превратила мою жизнь за пять лет в настоящий ад. Постоянные обвинения в изменах, угрозы уничтожить мою карьеру. Все это наложило огромный отпечаток. Нет, раньше я даже был влюблен в неё, а сейчас просто ненавижу.

Развестись с ней? Да? Я много раз задумывался об этом, но, честно говоря, боюсь я за Виту. Не известно, как она все это переживёт.

— Извините, был важный звонок от одного московского режиссёра. Предложил мне роль в кино, правда, второго плана, — оповестила нас Кристина, когда вернулась.

— И ты согласилась, дорогая? — поинтересовалась Вита.

— Я обещала подумать. Мама, я так устала от съёмок, хотелось просто немного отдохнуть.

— И это правильно. Правда, Адам?

— Ага, ты большая умница. Не думал, что из тебя выйдет что-то путное. Но ты доказала обратное, — подтвердил я слова женушки.

— Я рада от Вас слышать такие слова.

— Любимый, она стала настоящей леди, правда? Я же говорила, все дело было в ее возрасте.

— Да, изменилась до неузнаваемости. Что внешне, что внутренне, — добавил я.

— Хватит меня нахваливать, — видно, Кристине не слишком нравилось такое внимание.

— Ой, я забыла, у меня же для тебя подарок, доченька. Я сейчас приду, — Вита поднялась из-за стола и куда-то пошла. А мы с Кристиной остались одни.

Я молча разглядывал её, не произнеся ни слова. Ее волосы стали более прямыми и приобрели шоколадный оттенок, губы выглядели пухлыми. У нее очень красивые глаза, как два изумруда. Почему я не замечал этого раньше?

Да потому, что она не была такой милой и красивой.

— Адам, что с Вами? Вы смотрите на меня так, как будто что-то Вам не нравится?

— Напротив. Мне в тебе все нравится, Кристина. Я надеюсь, ты не сердишься на меня?

— Если Вы о прошлых обидах, то нет, я не держу на Вас зла. Вы доказали мне обратное, Вы действительно любите мою мать. И я рада, что ей повезло хоть с одним мужчиной.

Да, детка. Повезло! Это мне не повезло с тобой — совершенно иной. Мне сейчас снесет крышу, если ты не перестанешь так мило со мной беседовать. Интересно в свои 22 у тебя уже была близость с мужчиной? Чёрт! Я не о том думаю, совсем не о том!

— Я вернулась, дорогие. Крис, вот мой тебе подарок, — Вита вручила своей дочери бархатную чёрную коробочку.

— Открывай, не стесняйся, — поторапливала она Кристину.

Кристина открыла ее и замерла:

— Какая красота. Боже, эти серьги великолепны!

— Настоящие изумруды, дорогая.

— Спасибо, мамочка.

— Ты примеришь их сейчас или позже? — поинтересовалась Вита.

— Позже, после нашего ужина, — ответила Кристина.

— Ты могла бы сказать мне, что приготовила дочери сюрприз, — я был зол, что Вита не поставила меня в известность.

— У тебя тоже есть для неё подарок. Но пока не готовый. Кристина, Адам хотел предложить нарисовать твой портрет, как ты на это смотришь? Никакая фотография не сравнится с его талантом.

Что?! Рисовать портрет Кристины? Находиться с ней достаточно долгое время наедине? Это очень плохая идея, очень!

— Я бы не отказалась от своего портрета. Я буду рада отдаться в руки такому мастеру, — согласилась Крис.

Что ты несешь, Крис! Отдаться? Нет, нет, нет!

— Тогда все решено, на днях и приступишь, дорогой, — поставила меня Вита перед фактом.

3 Глава

Кристина

Наконец-то, — сказала я сама себе, когда плюхнулась на свою кровать. Вспоминала сегодняшний ужин, который оказался очень продуктивным. Мама не переставала меня удивлять, а Адам, наоборот, пугал. Очень сильно пугал меня своим взглядом и своими недвусмысленными словами.

Мама не остановилась на одном подарке, потом она пошла еще за одним.

— Почему ты ничего не ешь? — поинтересовался Адам, когда увидел, что моя тарелка была полной.

— Я не ем свинину в любом виде.

— Диета? — спросил он, а сам снова стал пялиться на меня.

— Вы угадали.

— Ты теперь постоянно будешь «выкать» мне?

— Но я же леди, Вы сами так сказали.

— Да, а острить ты не разучилась, Кристина.

— Что-то мамы долго нет, — заметила я.

— Ты боишься находиться со мной наедине? — неожиданным оказался вопрос.

— С чего бы? Мы все-таки уже одна семья. Я рада, что Вы за пять лет так и не разорили маму. Любите её, — сама не пойму, я сейчас задала вопрос или же констатировала правду.

— Люблю, очень сильно люблю, — ответил он, не на миг не задумываясь, а затем отпил несколько глотков шампанского из своего бокала.

— Я рада за вас, правда, — я выдавила через силу эти слова из себя, ведь было слишком больно слышать правду.

— Тебе не стоит бояться меня, Крис. Я не такой уж плохой. Если ты будешь хорошей, я тоже никогда тебя не обижу. Нам с тобой предстоит встретиться завтра в моей мастерской. И мы будем довольно часто видеться без присутствия твоей матери.

«Я и так знаю это, придурок!» — благо, я не произнесла этих слов вслух.

— Я вернулась, Крис, вот, — мама протянула мне ещё одну коробку, но уже более внушительного размера.

— Что там?

— Новое дизайнерское платье. Думала подарить его тебе на день рождение, но не удержалась. Оденешь его как раз, когда пойдешь к Адаму. Хочу, чтобы именно в нем был запечатлен твой образ.

— Спасибо мамочка, — поблагодарила её, даже обняла, хоть и не хотела.

— Когда примеришь, скажешь, понравилось или нет, — добавила она, когда присела обратно за стол.

— Детка, ты так ничего не поела?

— Твоя дочь на диете, — вместо меня любезно ответил Адам.

— Я за последние годы стала немного поправляться.

— Да в каких местах, Крис, ты поправилась? Адам, ну скажи, какая ещё диета?

— Ну кое в каких прибавила немного, — ответил он, когда его взгляд скользнул к вырезу моего платья. — Немного спереди, немного сзади. А вообще мать права, Крис. Не надо никаких тебе диет, — добавил он.

— Я, пожалуй, пойду, перелет был тяжёлым, и я не спала полночи. Спасибо за прекрасный ужин и тёплый приём и за подарки. Отдельное спасибо, — сказала я, когда вышла из-за стола и направилась к себе, мечтая избежать дальнейшего оценивания своей фигуры похотливым взглядом Адама.

Адам

— Вита, тебе не кажется, что ты ее слишком балуешь, — спросил женушку, когда мы уже были в спальне.

— Я не видела дочь три года, и ты прекрасно это знаешь. Только вначале ее обучения летала к ней несколько раз. Как бы там ни было, я люблю ее.

— Ладно, отлично. Но почему ты решила вмешивать меня в свои дела? На фига этот портрет ей нужен? — наконец-то я мог не сдерживаться и высказать Вите, что об этом думаю.

— Своих шлюх ты с огромной радостью рисуешь, а тут моя дочь! Неужели так сложно исполнить мою просьбу?

— Умоляю, не начинай! Я устал от постоянных скандалов.

— А я устала от твоих похождений! Ты же на том благотворительном вечере даже не упустил возможность трахнуть официантку!

— Ты свечку держала? Вита, мне порядком все это надоело! — я поспешно стал раздеваться и ложиться в кровать.

— Нет, Адам. Сегодня ты будешь спать не со мной! — огорошила она меня своим заявлением.

— Ты серьёзно?

— Сегодня ты спишь в гостевой комнате, я все сказала!

— Ты пьяна? — я подошёл к ней ближе, чтобы понять наверняка, но от неё не несло алкоголем.

— Нет, дорогой, любимый муж. Просто сегодня ты спишь в гостевой комнате.

— Ладно, если тебе станет от этого легче! Хотя могла хоть бы сегодня не устраивать этот цирк.

— Боишься, что Кристина поймёт, что на самом деле я для тебя ничего не значу?!

— Спокойной ночи, любимая, — я вышел из комнаты, чтобы избежать дальнейшего скандала.

Я пошёл на кухню, чтобы немного успокоиться, посидеть в тишине, да и немного выпить. Достал из шкафчика ещё не распитую бутылку коньяка и налил себе немного в стакан.

Хорошо, что Кристина уже спит. Надеюсь, что она все же предпочитает по ночам слушать музыку в наушниках, иначе уже по любому прибежала бы защищать свою ненормальную мамашу.

Отпил несколько глотков, достал из спортивных штанов пачку сигарет и закурил одну. Неожиданно дверь в кухню открылась, и вошла моя падчерица. Она не включала свет, только подошла к холодильнику, чтобы взять минеральной воды. Мою девочку замучила жажда?

— Не спится? — решил все же дать ей знать, что тоже нахожусь здесь.

— Адам, Вы меня сильно напугали, — судя по всему, она отскочила немного.

— Ты все упрямо гнешь свою линию, Кристи, — я щелкнул зажигалкой, чтобы увидеть ее. И да, результат мне понравился. На ней была нежно розовая полупрозрачная ночнушка, чуть ниже ягодиц. Мой член дернулся в штанах от представления ее обнаженной и распластанной подо мной фигуры.

— Доброй ночи, Адам, — она снова решила сбежать.

— Снова сбегаешь от меня, а говорила не боишься?

— Вы.. ты тоже говорил, что любишь мою мать, но видимо, как всегда, это было ложью!

— Ты все слышала? — догадался я.

— Слышала!

— И ты поверила в ее бред?

— Бред? Нет, Адам, к сожалению, я Вас слишком хорошо знаю, чтобы наверняка предполагать, что это была настоящая правда, — Кристина хотела уже уходить, но я резко схватил ее за руку, дернув на себя. Сам не осознал, как резко зажал ее волосы в кулак, притянув ее лицу к своему.

— Пусти меня, — жалобно начала просить она.

— Я же такой плохой и ужасный? Почему тебе не убедиться в этом на собственном опыте? — я не знал, что руководило мной в эту минуту — то ли алкоголь в крови, то ли дикое желание доказать Кристи на самом деле, каким подонком я являюсь, то ли просто получить желаемое от неё.

Я слышу, как тяжело она начинает дышать, как быстро стучит ее сердце. Но это все больше распаляет мою дьявольскую сущность. Хочу обладать ею полностью. Но сейчас для меня будет достаточно просто попробовать на вкус ее губы.

«Одумайся, Адам. Пока не поздно! У тебя будет ещё возможность, но не сейчас. Не в доме, где находится твоя разъяренная жена!» — Эти мысли заставляют меня отпустить падчерицу и отойти от неё.

— Не зли меня больше, — кричу на Кристину, пытаясь найти оправдание своему поступку. Чтобы она не надумала ничего лишнего.

Она ничего мне не отвечает, просто разворачивается и, молча, покидает кухню.

4 Глава

Кристина

Что вчера произошло, я так и не поняла. Адам хотел меня действительно поцеловать? Или это все мои предположения?

Как всегда, я делюсь своими переживаниями с личным дневником. Возможно, я немного инфантильна, только немножечко. Но я никому не могу доверять свои тайны и секреты.

«Ладно, хватит» — подумала, когда отложила ручку с блокнотом на кровать и пошла переодеваться. Стрелка часов показывала уже 11:30, еще немного и будет ровно двенадцать, а я еще не завтракала, да и мама не звала. Да, после вчерашней ссоры собираться вместе на завтрак всей дружной семейкой было глупо.

— Вита, ну хватит уже! Хоть утро в этом доме может быть добрым! — услышала я кричащего Адама за своей дверью.

— Нет, нельзя! Мы не закончили с тобой, Адам! Вернись! — она шла следом за ним, но он ничего не ответил, видимо, закрылся в своем кабинете. Да, у него уже и свой кабинет имелся в нашем доме. Мама еще хотела и сделать в одной из комнат ему мастерскую, но Адам был против. Конечно, как это так, он будет водить в дом, где находится его жена и ее дочь, своих любовниц? Естественно нет!

Он не любит ее! Не любит маму! И меня это нисколько не огорчает. Конечно же, мне это не дает никакого шанса поселиться надолго в его холодном сердце.

— Дорогая, — голос мамы и стук в дверь дали мне понять, что она хочет, чтобы я вышла к ней.

— Иду, мамочка, — ответила я, поспешно натягивая на себя первое попавшееся платье, которое сняла с вешалки — персикового цвета с ажурной вышивкой черного цвета. И только сейчас вспомнила, что так и не посмотрела на подаренное мамой платье, которое, по ее мнению, я должна надеть, когда пойду к Адаму.

— С тобой все в порядке? — поинтересовалась она.

— Да, сейчас застегиваю молнию и иду, — оповестила ее, когда уже полностью оделась, привела свои волосы в порядок, собрав их в аккуратный пучок и закрепив парой шпилек. Нанесла бесцветный блеск на губы и больше ничего. Затем открыла маме дверь.

— Крис, я думаю, на сегодня все отменяется! Прошу тебя, проведи этот день со мной. Давай побудем вместе? Устроим шоппинг, посетим фитнес-клуб, можно даже SPA. Я прошу тебя, не отказывай мне!

Она выглядела такой жалкой! И знаете — мне не было ее жаль абсолютно. Но согласилась на ее предложение.

— Конечно? мамочка, — согласилась я? понимая, что день будет очень насыщенным.

— Спускайся, детка, пока перекуси что-нибудь. А я пока соберусь. Надеюсь, Адам уже уехал по своим очень» важным делам».

Я спустилась на первый этаж, ведь реально была голодна, надеялась, что наша домработница Таня (она и кухарка в одном лице) успела приготовить завтрак.

Зашла на кухню, но никого не застала. Сама полезла в холодильник, но и там ничего съедобного не было.

— Таня, — стала я звать ее.

— Твоя мать дала ей выходной день, — совсем рядом с собой я увидела Адама, одетого с иголочки — костюм-тройка синего цвета и светло-серая рубашка. Волосы Адама были уложены гелем, а на глаза были надеты очки Carl Zeiss.

У Адама начались проблемы со зрением? Странно, раньше я не замечала этого.

«Кристина, прекрати его так разглядывать!» — пыталась образумить сама себя.

— Я так понимаю, сегодня твоя мать также не пустит меня в свою постель?

И почему Адам задает этот вопрос сейчас мне, а не ей?

— Вы взрослые люди, и это ваши проблемы. Мы сегодня с ней будем весь день вместе.

— О, она решила прихватить тебя с собой в качестве клоуна, чтобы развлекала ее высочество? -Да, такого вопроса от Адама я не ожидала совершенно.

Но я ничего не нашла лучше, как в очередной раз съязвить:

— Ну тебя же она тоже берет с собой — в качестве очень красивого аксессуара. Чтобы все завидовали ей. Посмотрите, кто мой муж. Талантливый художник, красивый, обворожительный, сексуальный и презентабельный мужчина, — на удивление Адам даже не думал перебивать меня, слушая с явной улыбкой на лице мою пламенную речь.

— Мне так льстит, что ты считаешь меня сексуальным, красивым, обворожительным и презентабельным мужчиной, — Адам сделал шаг ко мне, заставив тем самым упереться своей пятой точкой в стоящий позади меня кухонный стол. Поставил свои руки по обе стороны стола, тем самым наклонившись ко мне и заключив в ловушку.

У него великолепный парфюм от Dior, поняла я, узнав этот известный аромат.

— Знаешь, я безгранично рад, что мы с тобой, наконец-то, перешли на «ты», — проговорил он в мои губы, едва задевая их своими, и обдавая меня горячим дыханием. Затем резко отошёл, когда услышал доносящийся крик мамы.

— Кристи, я готова.

— Уже иду, — крикнула ей в ответ, хотела уже выйти из кухни, как Адам преградил рукой выход, склонился надо мной и прошептал на ушко:

— Проведите хорошенько этот день, и сделай так, чтобы все же этой ночью она была очень ласковой, доброй и впустила меня в нашу постель, — после этих слов он убрал руку, а я мигом вылетела из кухни.

Наглец! Какой же он все-таки наглец! Нет, Адам, моя мать ещё не скоро подпустит тебя к себе, уж я об этом позабочусь.

— Поехали, доченька, — она крайне редко меня так называла. А мне хотелось слышать почаще от неё такие слова.

— Конечно, мамочка, поехали, — согласилась я, и мы вышли с ней из дома по направлению к автомобилю — красному Range Rover.

Адам

Я надеялся, что, когда приеду домой, никого не будет. И надежды мои оправдались. Хорошо, что Вита не слишком сильно переживала за свою безопасность и не наняла кучу охраны. Или же плохо?

«Черт!» — выругался я, вспомнив, как сегодня снова чуть не поцеловал Кристину, даже не думая о том, что в любую секунду может зайти Вита и все увидеть.

Хорошо, что Стелла, мой непосредственный помощник в продвижении картин, помогла мне немного снять сексуальное напряжение. Ключевое слово — немного. Я трахал ее два часа с короткими передышками, но ни черта не выходило. Как бы она не старалась. Ведь на ее месте я представлял свою падчерицу! Мечтал о ее губах, которые с жадностью будут обхватывать мой член, о ее теле, которое будет извиваться подо мной так же, как это делает Стелла.

«Все, хватит думать об этом», — я пытался остановить сам себя. Поднялся на верхний этаж, и заметил, что дверь в комнату Кристины была не заперта.

Конечно же, мне хотелось узнать, чем же живет моя падчерица. Нет, я не хотел из шкафчика воровать ее трусики или же другой предмет белья. Никогда не считал себя фетишистом и не занимался подобными вещами. Но все же любопытство победило во мне.

Я вошел в комнату, не забыв при этом закрыть за собой дверь. Не хотел бы оказаться застигнутым врасплох.

Первым делом начал проверять ее шкафчики, но ничего криминального в них не обнаружил.

В первом лежало несколько фотоальбомов, во втором разные электронные приборы — смарт-часы, зарядка от телефона, планшет. А третий оказался пустым.

Затем открыл ее огромный шкаф-купе и обалдел. В гардеробе моей падчерицы было множество красивых и сексуальных платьев. Разного цвета и фасона. Почему же постоянно она надевает что-то, полностью скрывающее достоинства ее фигуры? Что-то длинное, бесформенное и скромное.

Внизу было сложено несколько десятков коробок с обувью, а на самом верху лежала коробка с платьем, которое Вита вчера ей подарила. Она даже не раскрыла ее.

Я оставил ее на месте и отодвинул нижнюю полку, в которой и был представлен весь ассортимент нижнего белья Кристины. Я взял один ее бюстгальтер персикового цвета в руки и осознал, что девочка давно выросла — судя по нему, ее размер груди действительно «тройка». И это уже не моя фантазия.

Я положил его на место, мельком прошелся глазами по ассортименту трусиков, тяжело вздохнул и вообще закрыл дверцу шкафа.

Я чувствовал усталость во всем теле от занятий со Стеллой, поэтому решил прилечь на кровать Кристины. Но когда уже лег, понял — мне что-то мешает. Упирается прямо в спину. Что-то жесткое, но не сильно твердое. Я поднялся с кровати, стянув с постели покрывало и увидел предмет, который мне мешал. Обычный кожаный блокнот.

Интересно, она в нем прописывала сценарии к своим фильмам, записывала статусы из сети или же делилась, как маленькая девочка, своими переживаниями? И когда я открыл его, понял, что, скорее всего, третий вариант верен.

Она ведет его с четырнадцати лет. Я считаю это глупо — делиться своими чувствами и переживаниями с обычным предметом для заметок.

Ладно, мне все это не интересно, я пролистал почти половину блокнота остановившись на дате, когда в ее жизни и в жизни ее матери появился я.

5 Глава

Кристина

— Детка, я так счастлива, что ты согласилась, — опять, в сотый раз меня благодарит мамочка, когда после трехчасового похода по торговому центру мы все же останавливаемся в одном из кафе.

— Да, продуктивно мы его провели. Зачем мне столько вещей, мама? — указываю я рукой на множество пакетов, стоящих на полу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 339