электронная
148
18+
Вторая надежда

Бесплатный фрагмент - Вторая надежда

Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9315-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

Наконец-то пошел дождь!

Алексей вышел из машины, предварительно припарковав ее у входа в главное здание своей компании. Дождя так не хватало! Почти весь июнь и июль стояла удушающая жара… И вот, дождались! Проливной летний дождь окутал город прохладой. Молния и гром прибавляли зрелищности происходящему. Алексей посмотрел на небо и решил, не медля, войти внутрь, иначе он рискует испортить дорогой костюм.

Сегодня важный день: совет директоров должен одобрить его проект. Здание должно получиться модным и очень дорогим. А как же иначе? Алексей, будучи человеком талантливым и решительным, ни на секунду не сомневался в собственном успехе. Он был прирожденным архитектором, унаследовав это у своего отца. Когда мальчику исполнилось 17, и он поступил в Институт на архитектурное отделение, отец тут же передал ему бразды правления компанией. Алексей усмехнулся своему отражению в зеркале лифта. Да уж! Таков был его отец! Он всю жизнь был очень строг с сыном, но, Алексей не сомневался, что отец души в нем не чает. Странная все-таки это штука — отцовская любовь!

Добравшись до своего кабинета, Алексей передал несколько поручений секретарше и вошел в дверь. Да, зеркало в лифте не ошиблось, ибо тот же предмет в его кабинете подтверждал эту истину: хозяин дорогого черного костюма умудрился промокнуть! Ну, да ладно. Молодой мужчина резким движением руки убрал назад непослушные густые черные волосы.

Алексею было 35 лет. Он был высоким, стройным и необыкновенно привлекательным мужчиной. Его темно-карие глаза, иногда казавшиеся и вовсе черными, смотрели на окружающих с вызовом и властью. Его взгляд пронзал неугодных ему людей насквозь. Недаром, некоторые его коллеги боялись его.

Но Алексею было плевать на это. Густые черные брови, а также резко очерченные скулы завершали картину настоящего ловеласа. Непослушные черные, точно вороново крыло, волосы мужчина все время убирал назад рукой, что некоторые из его бывших пассий находили необычайно привлекательной привычкой. Губы предавали его облику некоторой меланхоличности, хотя были скорее тонкими, чем пухлыми. Недостатка в женском внимании этот мужчина никогда не испытывал. И пользовался женщинами лишь для развлечения и удовлетворения определенных потребностей, чем невероятно злил своего правильного в вопросах морали и этики отца. Алексей причесался, переодел пиджак, выпил принесенный секретаршей кофе и отправился в зал заседаний.

Сколько работы и усилий за эти годы вложил он в компанию! Иногда, ему казалось, что он сделал уже больше, чем все его предшественники вместе взятые, а это — его отец, дед и прадед, ни много ни мало! Алексей работал дни и ночи напролет, чтобы угодить отцу, особенно в самом начале! Спустя годы, он понимал, что сейчас работа для него — не просто способ зарабатывать большие деньги. Это — его жизнь, по крайней мере, большая ее часть. Он улыбнулся присутствующим в зале и вошел в дверь. Совещание началось.


О, Боже мой, дождь! Я промокну до нитки! Что же делать?!..

Катерина вышла из метро на улицу и в который раз осознала каждой клеточкой своего тела, как же ей все-таки не везет в последнее время! То у Вики в школе сломался замок у туфельки, то Вова потерял ключи, и, так как Оля была не дома, пришлось ей, бедняге, отпрашиваться на полдня с работы и бежать открывать им дверь… А теперь еще она промокнет под этим ливнем без зонта!

Катя забежала под навес небольшого магазинчика и решила переждать там дождь. Ладно, все равно проливной, сейчас уже кончится! Катя взглянула на еще нескольких пассажиров метро, выбежавших из подземки без зонта и устремившихся под козырек за спасением, и невольно улыбнулась. Ну почему мысль о том, что она не одна оказалась в такой ситуации волей-неволей греет душу?!..

Катерине было 30 лет. Дочка Вика — вот все, что осталось от брака, длившегося всего 5 лет. Когда Вике было 4, ее папа попал в автокатастрофу и погиб на месте. Катя невольно вздохнула. Прошло уже 4 года. Целых 4 года! Представить только! Это же так много! Слава Богу, осталась 3-х комнатная квартира, которая принадлежала Славе, ее покойному мужу! Кате и Вике было, где жить. Но Катя об этом поначалу и не думала. Она любила мужа. Очень глубоко и сильно. И в одночасье она лишилась того счастья, которое, как ей казалось, она пронесет через всю свою жизнь. Она потеряла какую-то внутреннюю силу, что жила в ней. Тогда, в тот тяжелейший период ее жизни, Кате на помощь пришла ее младшая сестра Ольга. Если бы не она… Катя вновь вздохнула.

Катя, как могла, старалась не жалеть себя. Лишь иногда, когда ей становилось слишком одиноко, она вспоминала Славу, и ей становилось тепло на душе. Мама и дочка садились на кровать перед сном и листали семейный альбом. Катерина рассказывала о каждой фотографии, где на бумаге был навечно запечатлен ее любимый человек. То, он стоял на вершине холма, чему-то улыбаясь. Катя рассказывала Вике, что в тот день, они пошли в поход. Это был счастливейший период их брака — первый год совместной жизни. То, он держал белый сверток в легком одеяле и кружевной накидке. Это — день выписки Кати из роддома. Рождение Вики Слава всегда сравнивал с рождением надежды. «Ты знаешь, что она есть, и это уже заставляет двигаться дальше», — говорил он Катерине с неизменной доброй улыбкой на лице.

Муж был прекрасным человеком, и, даже сейчас, спустя 4 года, Кате иногда не верилось, что его действительно больше нет. Эта мысль острой болью отдавала в сердце молодой женщины. Ей казалось, что вот сейчас он выйдет из-за угла и, крича ее имя, побежит к ней, обнимет, скажет, что просто уезжал, что скучал. В первый год после его кончины, Катю не покидала это чувство, заставляя даже бояться себя. Сейчас эти мысли приходили все реже, иногда все же вырываясь из глубины ее раненого сердца. Катерина понимала, что должна двигаться дальше, жить дальше. Но видела, что просто плывет по течению, ожидая чего-то.

Дождь еще немного моросил, но это Катю уже не могло остановить, и она твердым шагом почти побежала по мостовой, наклонив голову вниз. Оля подставила плечо, помогла с похоронами, с деньгами, с дочерью… Катя была безмерно ей за все благодарна. Оля на тот период была уже замужней женщиной и ждала ребенка. Они с мужем Владимиром снимали жилье, отдавая половину заработанных денег за квартиру, и Катя предложила им жить вместе. Все равно, убеждала она их, 3 комнаты для них с Викой — это слишком много. Уже 4 года они жили все вместе.

Катерина забежала в главное здание и сунула свою карточку в проходную. Тогда Оля осталась дома с новорожденным Игорем и с Викой, а Катя пошла искать работу. И нашла. В крупнейшей архитектурно-строительной компании. Ее взяли секретарем к одному из лучших архитекторов — Константину Петровичу. Катерина зашла в лифт, и в него сразу же набилось много народу. Кто-то нажал кнопку, и двери закрылись. Да, много воды утекло с тех пор, когда она впервые пришла устраиваться в компанию. Сейчас ее уважают. Константин Петрович хвалит ее за исполнительность и обязательность. Хотя, Катя снова вздохнула, успевать за неуемной энергией ее начальника крайне нелегко! У него всегда куча встреч, тонна звонков и документов. Но Катю он ценит. Значит, она все же это заслужила.

Молодая женщина вышла на своем этаже, прошла за свой стол и села. Как хорошо, что сегодня пятница. Завтра выходной! Зато, ползут слухи, что сегодня совет директоров должен одобрить какой-то новый грандиозный проект хозяина компании. Если это произойдет, то завтра точно состоится корпоративный вечер по этому случаю. Катя вновь вздохнула. Да, тогда нужно опять выкроить из бюджета деньги на новое платье. Ведь то старое уже никуда не годно. А нужно еще купить Вике новые босоножки!

Материальный вопрос стал для женщины в последнее время настоящей проблемой. Девочка растет, пошла в школу, и теперь трат стало вдвое больше. У Оли и Вовы она не берет — у них свой сын и своя семья. Они не должны ее кормить. Но денег не хватает. Надо искать работу и на выходные.

Катерина включила компьютер и, пока он загружался, посмотрела через него в окно. Небо вновь прояснилось и показалось солнце. Оля и Вова так дружны, у них крепкий надежный брак. Это так замечательно! Катерина была искренне счастлива за сестру. И, порой, глупо, конечно, но ей казалось, что она лишняя в этой квартире, что они с Викой должны уйти. Она невольно чувствовала себя в тягость, хотя и понимала, что квартира принадлежит ей. Тем не менее, Катя желала, чтобы сестра жила, не стесняясь и не спрашивая ее о каждой мелочи. Женщина чувствовала, что полноценной хозяйкой стала Оля, а не она.

Компьютер загрузил нужную Кате программу, и молодая женщина погрузилась в работу.

2

Совет директоров одобрил проект Алексея Владиславовича. Все были единодушны. Особенно, друзья Алексея: Константин, Максим и Антон. На самом деле, это были молодые пресыщенные жизнью и женским вниманием мужчины. Каждый из них отличался своей особенностью во внешности и характере. Алексей уважал и ценил профессиональные качества каждого из них. Однако, они прежде всего были близкими друзьями.

Константин был рослым крепко сбитым мужчиной 40-ка лет. Он был одним из самых уважаемых проектировщиков в стране. Его карие глаза и орлиный нос разбили немало женских сердец. Его бесчисленным романам не было конца. Друзья даже до конца не знали, кто же сегодня согреет постель друга, потому что назавтра это могла быть уже другая. Когда-то, именно из-за этой привычки изменять, Костя потерял жену.

Максиму было 35. Он был практически на год младше Леши. Он был однокурсником Алексея и самым близким его другом. После окончания Института, Алексей сразу же пригласил Максима в компанию в качестве архитектора и напарника. Мужчину отличали русые волосы и серые глаза. Конечно, и у Максима была своя тайна, и Алексей знал об этом. В юности, Максим страстно любил, но его сердце оказалось разбитым. Мужчины редко говорили об этом, но Леша знал, чего стоит Максиму каждая поездка в родной город, где и случилась когда-то его любовь.

И, наконец, Антон. Ему было 26 лет, и он был самым младшим из этой «Великой четверки», как они сами себя называли. Он был похож на греческого Бога: блондин с голубыми, словно небо, глазами. Антон специализировался на стройке тех грандиозных проектов, которые разрабатывали ребята. Он был необыкновенно талантлив и артистичен. Антон мог с легкостью исполнить на фортепиано фугу Баха или рассказать монолог Гамлета, произведя при этом на женскую часть аудитории неизгладимое впечатление. Он был уверен, однако, что ни одной зазнобе не затащить его в ЗАГС. Уж слишком он любил свободу, и дорожил ей больше, чем своими бесчисленными красавицами-моделями, с которыми обычно встречался.

После того, как все вышли из кабинета, мужчины сели за стол переговоров, крайне довольные собой. Алексей налил себе кофе.

— Да, дружище, — Константин улыбался во весь свой белозубый рот. — Ты дал всем нам настоящий бой. Если бы мы за тебя не проголосовали, то нам попросту пришел бы конец.

— Это точно. — Максим убрал рукой волосы назад. — Ты был похож на хищника, а мы — на жертв.

— Так с вами и надо. — Сказал довольный собой Алексей. — А то, моя полугодовая работа оказалась бы напрасной.

Антон подошел к Алексею и похлопал его по плечу.

— Нет, ты, Леш, молодец. Офисный центр такого размаха — это редкость. Даже для нашего города.

— Да, согласен. — Максим также налил себе кофе. — Идея действительно заслуживает внимания.

— Ну, что? Поедем праздновать. А то, мы весь день здесь заседали. Теперь надо отдохнуть. — Константин встал во весь свой внушительный рост.

— Ага. — Алексей тоже поднялся. — Правда, я еще должен сделать пару звонков.

— Ну, тогда, — сказал Антон, — мы сейчас заедем за девочками и — в клуб. А ты подкатишь. С Аленой?

— Ну, конечно, он приедет с Аленой! — Максим, выпив свой кофе одним глотком, поставил чашку на поднос. — Она же — сама красота и грация! Какой нормальный мужчина в своем уме от нее откажется?

Друзья посмеялись, бросив понимающие взгляды на Алексея. Он же, уверив их, что прибудет вовремя, забежал в кабинет. Поработав еще с полчаса, он сел в свой черный джип и направился прямиком в центр города, где жила его любовница Алена. Квартиру он подарил ей в прошлом году, в честь годовщины их знакомства. Макс был прав: Алена и впрямь — предел всех мечтаний! Безупречное красивое спортивное тело, блондинистые длинные волосы, спускающиеся по нежной спинке девушки атласным золотым шелком, голубые глаза, обрамленные черными густыми ресницами, чувственные губы, нежная округлость бедер и груди… Боже! Она — все, что мужчина может только пожелать! Вдобавок, она не была пустышкой. С Аленой Алексей обсуждал практически все свои дела, и она всегда проявляла ум и заинтересованность.

Мужчина свернул к нужному подъезду. Отец в последнее время часто говорит о долге сына перед отцом. Он, конечно, имеет в виду брак. Алексей прекрасно понимал, что брак, хочет он того или нет, ему необходим. Ведь ему уже — 35. Время неумолимо идет, и ему необходим наследник, которого он воспитает, как будущего руководителя компании. И, все чаще, Алексей в последнее время рассматривал Алену, как подходящую партию на роль своей жены. Он даже один раз обмолвился об этом с отцом, когда представил ее на праздновании его дня рождения полгода назад. Но отец лишь посмеялся над ним, сказав, что сын, в свои 35, еще ничего не знает о жизни. Что ж, Алексей будет говорить с ним об Алене еще не раз и отцу придется когда-нибудь уступить.

3

Катерина закончила всю работу вовремя, и Константин Петрович, лишь на минутку забежавший в кабинет перед уходом, разрешил ей уйти на час раньше. Катя быстро собралась и через полчаса уже сидела в метро на полпути домой.

Слухи подтвердились. Завтра будет корпоратив в 7 часов вечера. Какой ужас! Может, она могла бы и не ходить, но в таких компаниях это было не принято. Тем более, это не просто вечер встречи, это прием в честь начала большого проекта. Как не хочется туда ходить, ведь там будут все руководители, члены совета директоров… Правда, рядовые сотрудники с ними общаться, конечно, не будут… Да и ее лицо за эти несколько лет уже примелькалось, и не хотелось бы всю следующую неделю объяснять коллегам — секретарям, почему она не пришла. Кате проще было прийти на часок, а затем, затерявшись в толпе, тихонько исчезнуть.

Придя домой, она уже больше не думала обо всем этом. Родные всегда помогали ей преодолевать все жизненные трудности. Она всем сердцем любила их. Оля всегда была частью ее мира: красивая, голубоглазая, темпераментная, она всегда была заводилой в их семье. Одновременно, Катю поражала ее способность всегда оказываться там, где нужно ее плечо и забота.

Вова тоже стал частью их семьи. Он был верным и заботливым супругом, замечательным отцом. Катя часто обращалась к нему за советом в бытовых вещах. Их сын Игорь рос смышленым и спокойным мальчиком, унаследовав голубые глаза мамы и темно-русые волосы отца.

Но смыслом своей жизни Катя считала свою дочь. Вика была всем для нее: ее ночью и днем, закатом и рассветом… Оплотом всех ее мыслей и чувств. Молодая женщина понимала, что, возможно, боготворит свою дочь слишком сильно, тем самым балуя ее, но она не могла с собой ничего поделать. Вика, однако, будучи уже 8-летней девочкой, никогда не пользовалась маминой добротой в плохих целях. Она росла жизнерадостной и сообразительной. Внешне Вика была очень похожа на своего отца.

Помыв руки, Катя зашла к себе в комнату переодеться. Она посмотрела в окно. Во дворе какие-то мальчишки играли в футбол. Да, Вика была не просто похожа на папу, она была его точной копией. Высокая, стройная, с красивыми огромными зелеными глазами и темно-рыжими волосами, ее дочь была похожа на ангела. И Катя просто не могла нарадоваться на нее.

Свою внешность Катерина не любила, и порой, будучи слегка подавленной чем-то, сама не зная чем, она, почему-то, даже радовалась, что дочь не похожа на нее. Катерину нельзя было назвать некрасивой. Просто ее внешность была вполне заурядной. Она была среднего роста; русые волосы женщины доходили до середины спины, однако она всегда носила их в хвосте, потому что так было удобнее. Катя не могла похвастаться женственными изгибами своего тела; грудь женщины была очень маленькой. Единственное, что нравилось Кате в себе — голубые глаза, которыми ее наградила природа. Но их обычно было не видно за очками, которые приходилось носить на работе, а иногда, и дома. Катерина не привыкла себя жалеть. У нее, в общем-то, все хорошо, чего ей еще желать? Что это она о своей внешности стала вдруг сокрушаться?

Женщина прошла на кухню и поставила ужин греться на плиту. Через несколько минут вернутся Оля с Игорем и Викой. Каждый день Вике и Оле приходится ездить несколько остановок… Поблизости школы не было, и дочку они вдвоем решили отдать в приличную школу за несколько кварталов от дома.

Как хорошо, что сестра помогает ей с дочерью! Да, Оля сама захотела стать домохозяйкой и следить за семьей и бытом. Она заботливая мама, хорошая жена, что еще нужно?!.. Да, и, конечно, ее лучшая подруга! Катя улыбнулась своим мыслям. А затем, опять вспомнила про платье, которое надо купить. И про босоножки, которые просто жизненно необходимо приобрести. И решила в пользу последнего.


На следующий день, в 6 часов вечера, вся семья дружно одевала Катю на вечер. Конечно, никакого платья она не купила, съездив в магазин с утра и купив дочери новую пару летней обуви. И теперь Катя выбирала из того, что у нее было в гардеробе. На улице стояла все та же ужасная жара. К такой погоде у Кати было одно единственное платье: черное с короткими рукавами и с юбкой до колен.

— Да, Катюш, — Оля посмотрела на сестру с сочувствующим взглядом. — Видно, что у тебя больше ничего нет. Ты, по-моему, только в нем на все вечера и ходила!

— Да. — Катя, оставшись вполне довольна небольшим макияжем на лице, повернулась от зеркала, чтобы взглянуть на нее. — Но мне все равно. Пусть думают, что хотят.

— Мама, — Вика, сидевшая на маминой кровати, позвала ее. — Ты же знаешь, мама, я могла подождать с босоножками…

— Подождать? — Катя подошла к дочери и погладила ее по волосам. — Доченька, это ждать просто не могло. Тебе не в чем было ходить. Да и о чем это мы? В конце концов, какая разница, в чем мне идти?

Катя взяла сумку со стула.

— Все, я пошла.

— Мам, я тебя провожу до двери. — Вика бодро соскочила с кровати.

— Хорошо, — Катя взяла дочку за руку. — Пошли. Пока, Оль.

— Пока, Катюш. Отдыхай, не волнуйся ни о чем. — Сестры нежно улыбнулись друг другу, и Катя с Викой вышли из комнаты.

Оля сказала сегодня, что снова ждет ребенка. Рассказала, как счастлив Вова. Катя была безмерно рада и горда за сестру. Но, одновременно, снова возникло это чувство третьего лишнего, которое уже возникало в душе Катерины и не раз. Она мешает им здесь. Теперь будет еще ребенок. Возможно, стоит подыскать жилье… Поцеловав дочь на прощанье, Катя спустилась в лифте и вышла на улицу. Решив поспешить, она прямиком отправилась к ближайшей станции метро.

4

Владислав Владимирович ехал на вечер, посвященный новому проекту своего сына. Новый черный смокинг и пальто классического кроя сидели на нем, как влитые, доказывая всем на него взирающим, что портной хозяина компании старается для своего лучшего клиента изо всех сил. Зрелый, но превосходно сложенный мужчина, сидевший прямо в своем черном лимузине, смотрел в окно на прохожих, не замечая ничего перед глазами. Владислав думал о сыне, и мысли охватили его с невероятной силой. Он не понимал, как направить жизнь Алексея в нужное русло, ибо с ним рядом не та спутница жизни, брак с которой Владислав мог бы благословить. Она не сможет стать хорошей матерью для внуков Владислава Владимировича! Это немыслимо!

Отец Алексея считал себя уравновешенным, рациональным человеком. С раннего детства отец готовил его к должности руководителя, воспитывал в нем не только бойцовские качества, но и моральные устои. Владислав считал, что воспитал своего собственного сына должным образом, так, как велело ему сердце, и как он обещал своей жене, которая умерла, когда Алексею было всего 7. Много воды утекло с тех пор, Владислав так и не женился во второй раз, потому что не мог представить рядом с собой больше ни одной женщины.

Шофер подъехал к главному входу в здание компании. Зря он, наверное, решил приехать на прием в честь начала этого грандиозного строительства. Но Владислав должен был признаться себе, что скучает по общению с сыном. Они виделись редко: в праздники или обсуждая дела фирмы. Но отцу хотелось видеть сына каждый день, как было когда-то.

Да, Леша вырос хорошим человеком: ответственным, респектабельным. Единственное, что было ложкой дегтя в бочке меда для отца — образ жизни Алексея. С одной стороны, многие современные мужчины живут так, как он. Но ведь сыну было привито уважение к семье, к браку, стремление дать жизнь своим детям и воспитать лучшее в них. А вместо этого, Алексей представил ему свою любовницу на дне рождения. Он что, не видит, кто она такая и что ей нужно?! Вертихвостка, вытягивающая деньги! Нет, подумал Владислав, пора уже, наконец, вмешаться. Надо попытаться открыть сыну глаза, показать ему возможность настоящей жизни и истинной любви, которую он так желает сыну испытать! То, что было в жизни у него, и обязано было, наконец, появиться в жизни сына. Правда, отец еще не знал, что необходимо было предпринять, но подобные мысли уже не вызывали в душе отторжения. Наоборот, Владислав не видел другого выхода, так как понимал, что сын сам не в состоянии наладить свою жизнь.

Отец Алексея вошел в холл. Сколько старых знакомых и друзей! Он подошел к группе своих бывших коллег, которые что-то живо обсуждали за сервированным столом, и взял с подноса бокал шампанского. Владислав огляделся. Где же сын? А, вон он. В компании «Великой четверки» и женщин. Что ж, не удивительно.

Алексей обнимал за талию ту самую Алену, что заставляла отца ощетиниваться каждый раз, как он вспоминал об этой девице. Каким оскорблением вообще было приводить ее к нему на день рождения! Главное, что беспокоило Владислава, была слепота и глухота Алексея, который не понимал того, что ей нужны лишь деньги. Ну, ничего, он поможет ему понять!

Праздник удался на славу. Все танцевали, угощались, произносили тосты… Руководство общалось отдельно от рядовых сотрудников компании. Владислав, будучи человеком неразговорчивым, отошел от своих друзей, большинство из которых было младше его, чтобы понаблюдать за теми, кто теперь работает на его сына. Что ж, контингент вполне приличный. Он обратил внимание, что начался медленный танец на небольшой площадке для танцев, которую специально установили по этому случаю. Несколько девушек остались без кавалеров, жаль! Владислав тепло улыбнулся своим мыслям.

Однако через несколько мгновений он осознал, что неотрывно смотрит на молодую женщину, едва ли не специально забившуюся в самый дальний уголок у окна и внимательным взглядом следившую за чем-то. Ее руки спокойно лежали на коленях. Немного затертое черное платье выглядело слегка старомодным, но ухоженным. Волосы зачесаны в высокий хвост, на лице практически нет макияжа. На носу — очки. На первый взгляд эта женщина не отличалась от тысяч женщин, что ходят по улицам города, но это было лишь первое обманчивое впечатление. В этом взгляде, в этих глазах отец Алексея увидел ум и глубокое осознание всех превратностей и перипетий жизни. В этом, казалось бы, спокойном взгляде — неутоленную жажду счастья и любви.

Кто же вызвал столько внутренней борьбы в этой хрупкой молодой особе? Владислав обернулся и увидел сына, над чем-то смеявшегося в компании все тех же друзей. И тут отец Алексея почувствовал нечто, сродни обиде. Его сын просто недостоин такого желанного для каждого уважающего себя мужчины взгляда, полного тоски… Внезапно его мысли прервали друзья, пригласившие его за их стол произнести тост в честь сына, и, немного разочарованному, Владиславу пришлось оставить женщину с ее печалью. На этом случай, казалось, развел женщину и отца Алексея.


Как ни пытался Владислав за весь вечер поговорить с сыном, он так и не смог этого сделать. Они лишь обменялись парой фраз — сын обещал заехать на следующей неделе — и затем в компании Максима, Константина, Антона и нескольких молодых привлекательных женщин он попросту покинул праздник. Владислав невольно обернулся в том направлении, где час назад он увидел ту женщину, но не смог ее отыскать. Наверно, она уже ушла. На душе отца лежал груз какой-то родившейся мысли, которую ему еще нужно было осознать, что-то беспокоило его. Ну, конечно, его беспокоил сын! Но тут было еще что-то. Не дожидаясь конца вечера, он покинул здание компании.

5

Катерина ехала домой в метро. На улице начался небольшой ветер. Как это она прослушала в прогнозе погоды упоминание о похолодании! Она была подавлена. Не нужно было ей ходить на этот прием! Не надо… Катерина еще раз вспомнила, как просидела полтора часа за столом у стены… Вроде бы, не о чем ей беспокоиться! Но нет. Что-то было…

Добравшись до дома, она посмотрела на часы. Половина десятого. Домашние уже, наверное, спят. Вика должна уже быть в постели. А Оля засыпает вместе с Игорем в девять. Вова на дежурстве. Она открыла дверь и была очень рада, что ей предоставили шанс побыть одной и подумать. Пройдя в свою комнату, Катя поцеловала дочь, спящую на небольшой кровати у окна, и разделась, положив вещи в шкаф. Стараясь не разбудить ребенка, Катя на цыпочках вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Как хочется принять теплый душ, чтобы вода заструилась по телу!

Катерина зашла в ванную и включила воду. Ах, блаженство! Что же все-таки случилось сегодня? Она вспомнила этого невероятной красоты мужчину, владельца их компании. Конечно, дело было в нем. Она никогда раньше не видела его так близко и так долго, как сегодня. А, может, видела? Просто не замечала этого человека, смотрела не в ту сторону. В эту сторону, в его сторону, ей не стоило смотреть и сегодня! Темноволосый, высокий, стройный, с красивой улыбкой, он казался воплощением женского желания и страсти. Но не только желание возбудил он в Кате, хотя от харизмы этого человека она и вздохнуть-то боялась. Там было еще что-то, чего молодая женщина не могла объяснить. Ей захотелось обнять его, подружиться с ним, поговорить, попить вместе чай… А также родить ему ребенка и жить вместе счастливо до конца дней!

О Боже! Катя закрыла рот руками. Да что это с ней! Надо успокоиться. Он же был блестящим ловеласом, повесой. Она слышала невероятные истории о его любовных победах, которые все обсуждали. А она презирала людей, ведущих такую жизнь.

Слава был не такой. Он был заботливым, работящим. Он никогда не курил, да и пил вино и только по праздникам. Он был прекрасным отцом для Вики, а этот Алексей Владиславович уж точно отцом был бы никудышным! Успокойся! Не плачь!

Катя, как могла, успокаивала себя, приказывая не показывать эмоций, но слезы рекой потекли по щекам. Внезапная щемящая боль в груди вызвала невольный взрыв ее чувств, которые, казалось, все эти годы были спрятаны глубоко внутри. Старая рана открылась и вновь начала кровоточить. Из-за этого мужчины.

Мгновенно, она ощутила себя молодой. Однако желание снова любить и быть любимой, составлять с кем-то пару, обожгло сердце женщины огнем раскаяния. Как она может! Это было бы предательством по отношению к Славе. Ведь она так его любила! Но тут же другая мысль подала голос в сознании Катерины. А может, и не было бы? Ведь его нет уже 4 года. А она имеет право жить дальше и любить дальше?

Катя выключила воду и вытерлась полотенцем. Нет, она не будет больше думать об этом Алексее! Это просто абсурд. Он — человек, живущий в другом мире, в ином измерении. И дело здесь не в желании снова любить. Она просто не будет этого делать, и все. Вряд ли, найдется еще мужчина, который так на нее подействует. А этого, конкретного, она уже нейтрализовала у себя в сердце. Он не для нее. Она смирится и больше не будет о нем вспоминать. Молодая женщина надела сорочку и прошла в их с Викой комнату. Напряженная, словно натянутая струна, Катя легла в свою постель, и закрыла глаза, приказав себе спать.

6

Алексей лежал на кровати в модно обставленной спальне своей любовницы Алены и смотрел в окно. Молодая девушка же мирно спала у него на плече. Всем бы жить так, как он. За последнюю неделю мужчина только и делал, что гулял и развлекался по полной программе. Алексей даже улыбнулся собственным мыслям. Нет, конечно, утром он вскакивал с кровати и мчался на работу. Но, как только часы били 7 вечера, начинался целый хоровод развлечений: клубы, рестораны, казино, карты, женщины, вернее, женщина, Алена… Алексей еще раз чмокнул Алену в темечко. Друзья, дорогие автомобили, выпивка, снова карты… Да, жизнь удалась!

Алексей еще раз поцеловал Алену, но теперь уже он повернул ее на спину и запечатлел на ее губах страстный поцелуй.

— Мне пора идти, — прошептал он.

— Ммм, — Алена потянулась в постели и открыла глаза. — Как же хорошо нам вместе! Дорогой, может, останешься на ночь… Я израсходовала еще не все силы… — Она улыбнулась ему сонной кокетливой улыбкой.

— Нет, малыш, мне пора. — Алексей поднялся с кровати. — Завтра на работу. Ты же знаешь. Я должен поспать, а с тобой, боюсь, — Он посмотрел на нее взглядом, полным желания. — Я этого не сделаю.

Они поцеловались еще раз, долго и глубоко. Алексей пожелал своей женщине спокойной ночи и ушел: довольный и удовлетворенный жизнью.


Прошло две недели со дня приема в компании, а Владислав Владимирович до сих пор был не в силах поймать своего сына, чтобы хоть парой фраз с ним обмолвиться. Он был занят на работе, а потом на гулянках в компании своей любовницы. Отец Алексея нервно ходил из угла в угол в кабинете Алексея. В конце концов, Владислав решил прийти к нему, чтобы поговорить и расставить все точки над «i».

Надо было что-то менять в образе жизни и образе мыслей сына, и, кажется, он знал, как намерен поступить. Эта идея, эта мысль возникла у него еще после праздника в компании. Он долго обдумывал ее и, видя, что сын совсем потерял чувство меры, отец решил вмешаться. Бог свидетель, он никогда этого не делал, и вот сейчас Владислав был полон решительности повлиять на Алексея. Может, в этом и состояла его ошибка? Может, надо было раньше начинать воспитывать сына? Да уж, усмехнулся он своим мыслям, похоже, отец немного опоздал. Но ничего. Он намерен все исправить, и ждать это уже не может. Владислав еще раз посмотрел на часы, стоявшие на каминной полке. Ничего, он дождется сына, когда бы тот ни вернулся.


Алексей в дорогом сером костюме без галстука и с растрепанными волосами вошел в холл своего трехэтажного особняка в половине третьего ночи. Он выглядел уставшим. Внезапно дверь его кабинета слева от входа открылась, и в дверях появился его отец собственной персоной. Алексей решил отвадить его.

— Отец, — сказал он устало, — Давай завтра поговорим.

Владислав, даже поздней ночью выглядевший опрятно и величественно, смотрел на сына непроницаемым взглядом из под полуопущенных век.

— Я жду этого разговора две недели, сын. — Его голос был тверд, как скала. — Ждать это уже не может.

Алексей посмотрел на отца более внимательно. Несмотря на разногласия из-за его образа жизни, ему в его воспитании было привито беспрекословное подчинение отцу в любой его просьбе. Поэтому, уставший и раздраженный, он последовал за ним в библиотеку.


Эта комната в особняке Алексея была выполнена в классической традиции с преобладанием коричневого цвета в мебели и красного в текстуре штор и стен. Сейчас, вместив в себя двух этих высоких и привлекательных мужчин, она стала казаться меньше в размере.

Алексей не стал проходить в комнату, оставшись в дверях. Он не намерен был продолжать этот ночной разговор долго. В конце концов, ему завтра, то есть сегодня, надо было вставать на работу. Владислав же встал у камина, который не работал летом, но тем не менее выглядел очень грозно. Он оперся о каминную полку и взглянул на сына. Тот в свою очередь с нескрываемым раздражением и усталостью взирал на отца.

— Что случилось? — спросил он.

— Лучше присядь. — Отец говорил низким и спокойным голосом, в котором слышалась сталь. — Разговор будет долгим.

— Я постою.

— Как хочешь.

Владислав, не отрываясь, смотрел сыну в глаза.

— Начну я сразу с самого главного. Леша, так больше продолжаться не может. Ты ведешь недостойный нашей семьи образ жизни…

— Стоп, стоп, отец. — Алексей перебил отца с заметным раздражением в голосе. — А я-то думал, ты хочешь похвалить меня. Офис уже строится, ты же об этом знаешь…

Отец поднял руку в ответ, одним этим жестом заставив Алексея замолчать.

— Не помню, чтобы я закончил говорить прежде, чем ты начал перебивать меня.

Глаза Алексея превратились в две льдинки. Он невольно сжал скулы, и на его шее заходили желваки.

— Я понимаю, — продолжал Владислав, — что та жизнь, которой ты сейчас живешь, и та женщина, с которой коротаешь ночи, никоим образом не располагает к хорошим манерам. И все-таки ты — мой сын. Так что потрудись сначала выслушать меня.

— Прости, отец. — Взгляд Алексея, хоть и раздраженный, все же обрел некоторую мягкость.

— Итак, — Владислав подошел к окну и повернулся от него лицом к сыну. — Если ты желаешь, я все же поздравлю тебя с этим проектом. Это — достойная работа, сын.

Алексей слегка наклонил голову в знак благодарности.

— Однако мое отцовское сердце беспокоится о тебе. Как ты живешь? Что это за пьянки, кутежи? Вино, деньги, льющиеся рекой у тебя из карманов… Ты думаешь, это то, что тебе действительно нужно?

Отец и сын смотрели друг другу в глаза.

— Я не узнаю тебя. — Продолжал Владислав. — Ты выполняешь свой долг передо мной в компании, это я должен признать, но я не только бывший руководитель, Леша, я — твой отец. И я не могу смириться с тем, что я вижу. Это кривая дорожка, а она не может вывести тебя в светлое будущее. — Взгляд Владислава стал тяжелее. — И если ты сам не можешь вновь выйти на прямую дорогу, тогда я помогу тебе.

Последовала пауза. Алексей хранил молчание, мечтая, чтобы этот, как ему на тот момент казалось, пустой утомительный разговор, наконец, подошел к концу, и он смог отправиться в постель.

— Сейчас я хочу, чтобы ты отвечал мне. — Сказал Владислав.

— Хорошо, отец.

— Ты намерен жениться, дать жизнь своим детям? Ты хочешь иметь семью?

Этого вопроса Алексей ждал от отца уже давно. Он к нему тщательно подготовился и был готов атаковать его своей решительностью.

— Да, папа. Сейчас я могу утверждать, что намерен расстаться с вольной жизнью, которая тебе так не по душе. Я хочу иметь детей, ты это знаешь.

— И кого же ты избрал на роль своей жены? — Брови Владислава медленно поползли вверх в невольной полуулыбке, в которой, тем не менее, не чувствовалось насмешки. — Не уж то, эту красу невиданную, эту Алену?

Взгляд Алексея против его воли стал тяжелее.

— Да, отец. Именно ее. Я люблю ее, поэтому…

— Любишь? — Владислав перебил сына, одновременно подняв голос на несколько тонов выше. — Ты любишь Алену? Что ж, против любви, как видно, не попрешь. — Отец подошел к дивану, что стоял напротив камина, и, сев на него, обратил на сына внимательный взгляд. — Еще моя бабушка Роза, помню, говаривала это мне, когда я, однажды придя домой поздно вечером, поведал ей в тайне, что люблю свою однокурсницу Ксюшу. Она сказала, что на свете не бывает чувства столь же противоречивого и неоднозначного, чем любовь. Моя бабушка, которая была замужем три раза за свою жизнь, сказала мне, тогда еще совсем молодому мужчине, как она любила своих мужей…

— К чему это сейчас? — Алексей нервно сделал шаг в сторону от двери и поправил рукой волосы назад. — Я помню прабабушку. Она умерла, когда мне было 5. Это была милая старушка с родинкой на щеке… Но я сейчас хочу спать и не намерен…

— Ты пришел тогда, когда посчитал нужным. Моей целью было поговорить с тобой тогда, когда ты соизволишь войти в дверь. Поэтому потрудись слушать меня. — Владислав, на мгновение повысив голос, тут же вновь смягчил тон. Сейчас отец Алексея выглядел властным и гордым родителем, которому сын обязан беспрекословно подчиняться. И, казалось, Алексей хорошо знаком с этим взглядом и этой манерой разговора своего отца. Он снял пиджак и, повесив его на плечо, расстегнул еще две пуговицы серой дорогой рубашки. Отец не ошибся. Разговор действительно обещал затянуться. После небольшой паузы Владислав продолжил.

— Моя обожаемая всем сердцем бабушка была мудрее нас с тобой. И, поверь мне, она понимала жизнь настолько, насколько принимала ее, со всеми ее страданиями и горестями… Помню, она тогда сказала мне, что первый муж ее был военным. Она вышла за него замуж, будучи еще девчонкой, в 18 лет. А через два года он погиб. Роза поведала мне, что посмотрела внутрь себя, и ей стало страшно. Она ничего там не увидела. Она приняла страсть и влечение к мужчине за настоящее глубокое чувство, и когда его не стало, не ощутила ничего, кроме легкой грусти и печали, которые быстро прошли. Уже через год она встретила своего второго мужа, с которым прожила 10 счастливых лет. Он очень сильно любил ее, но она не могла ответить ему взаимностью. Он сразу сказал, что бесплоден, и детей у них не будет. И когда ей был 31 год, он попросту отпустил ее, чтобы Роза нашла свое счастье и стала, наконец, мамой. Он был ей добрым другом, и от союза с ним у нее остались только самые теплые воспоминания. Он заботился о ней, и она отвечала ему тем же. А через 2 года после развода, бабушка повстречала дедушку, которому на тот момент было уже 45. И они дали жизнь трем замечательным детям, старшим из которых был мой отец. Она сказала мне, что только с моим дедом она, наконец, познала то глубокое чувство, которое зовется любовью. Он был частью ее души…

Последовала долгая пауза. Алексей подошел к небольшому бару в углу и, налив себе выпить, сел на кресло рядом с диваном.

— Почему ты никогда не рассказывал мне об этом? Мне было бы интересно послушать о ее жизни. — Сказал он.

— А когда? — Отец взглянул на него более внимательно. — Тебя же никогда нет для меня.

— Я не…

— Ладно. Я не хочу обсуждать это. Я хотел, чтобы ты увидел здесь любовь. Где она, в жизни бабушки Розы? Странная, все-таки, штука — жизнь. После того памятного разговора с ней, я долго думал, что испытала она в своей жизни, что испытываю я к своей воображаемой возлюбленной… И понял, что я просто хочу ее.

Алексей поднял взгляд от камина и посмотрел отцу в глаза.

— Я понял, — продолжал Владислав, — что она и не нужна мне вовсе. Хотя собирался под венец ее вести, представь себе. И после этого, через полгода, я встретил твою мать. И женился на ней. И через полтора года родился ты.

Алексей неотрывно смотрел на отца.

— Ты никогда…

— Да, я знаю. Я никогда не говорил тебе об этом. Может, потому, что сам боялся до конца осознать, как помогла мне бабушка Роза найти любовь всей моей жизни. Но я всегда это знал. И всегда буду благодарен ей. Сын…

Владислав повернулся к Алексею, и тот взглянул отцу в глаза.

— Возможно, нам иногда нужна помощь тех, кто любит нас, чтобы увидеть то самое, сокровенное, чего мы сами, ослепленные красотой жизни, не замечаем или не хотим замечать. Роза помогла мне. А я помогу своему сыну.

— О чем это ты?

— Алексей, я согласен с тобой. Пора уже заканчивать эту разгульную холостяцкую жизнь и завести семью. Ты женишься.

Алексей с радостью в душе ждал окончания отцовского наказа.

— Ты женишься на Катерине Михайловой, которая работает секретарем у Константина. — Владислав встал с дивана.

— Что? — От неожиданности Алексей, почему-то, хотел брызнуть смехом, но вместо этого просто воззрился на отца с раскрытым ртом. Затем он порывистым движением поднялся с кресла.

— Ты все слышал. Ты женишься на ней. Ваш брак продлится 3 месяца. Сейчас у нас конец августа… Значит, до конца ноября. Если через 3 месяца…

— На ком? — Алексей просто не верил своим ушам.

— Я повторюсь. Если через 3 месяца вы не проникнитесь друг к другу теми чувствами, о которых я тебе только что поведал, то тогда вы разведетесь.

Алексей воззрился на отца со злобой и раздражением, невольно сжав кулаки.

— Отец, ты не можешь распоряжаться моей жизнью.

— Сын, ты не дослушал. На самом деле, это — всего лишь сделка. Если через четверть года все же последует развод, я одобрю кандидатуру Алены на роль твоей жены и матери твоих детей. Ты прекрасно знаешь мое мнение о ней. Если ты выполнишь мою просьбу, то я приму ее в нашу семью с распростертыми объятьями.

— Я не согласен, что дальше? — Алексей более не мог сдерживать своего раздражения против эгоцентризма и властности отца. — Я не согласен с тем, что отец должен указывать собственному сыну в 35 лет на ком ему жениться.

— Советую принять мои условия. В случае несогласия, у меня завтра же состоится встреча с моим адвокатом по поводу завещания. Тогда, — голос Владислава стал тише и суровее, если такое вообще было еще возможно, — я не оставлю тебе свою долю акций.

— Ты не можешь так со мной поступить.

— Неужели? — Владислав подошел к камину и обернулся лицом к сыну. — И почему же? Ты знаешь, что контрольный пакет акций обеспечивает тебе моя доля. Да, априори эти акции твои, но в полное владение ими ты вступишь после моей смерти. Сейчас ты лишь выполняешь обязанности руководителя.

Последовала небольшая пауза. Отец и сын неотрывно смотрели друг другу в глаза, что напоминало немую дуэль взглядов. Естественно, победил старший и более опытный игрок.

— Само собой, ты обеспечишь мать и ее ребенка, в случае развода.

— Так у нее уже и ребенок имеется? — Алексей не мог скрыть сарказма в голосе.

— Да, я навел справки. У Катерины есть ребенок от первого брака. Она вдова, ей 30 лет. Тебе она понравится. Итак, к делу. Завтра же ты…

— Ты что, уже говорил с ней? — Алексея неожиданно пронзила догадка. Ведь отец, планировавший всегда все до последней мелочи, должен был сообщить ему «приятную» новость последним. В этом отец был весь! Решить все за сына, поставив его в известность в самый последний момент.

— Конечно, а как же. Она согласна, хотя и была ужасно напугана, увидев мою персону в своем кабинете. Итак, завтра же ты подойдешь к ней и еще раз попросишь выйти за тебя. Затем, взяв все необходимые документы, едешь в ЗАГС. Вы распишетесь завтра же, и Катерина с ее дочерью Викой переедут к тебе. Я сказал Кате, чтобы она сегодня собрала все вещи, так что она, наверное, уже готова.

Это было похоже на какой-то кошмар наяву! Алексей еще раз обеими руками убрал волосы назад. Отец сошел с ума, это определенно! Как мог он решать за него, как ему жить. Но, зная своего отца, он понимал, что Владислав поступит так, как обещал ему в случае отказа. Также Алексей прекрасно осознавал, что и в случае его согласия, отец примет Алену в семью.

Однако это до сих пор просто в голове не укладывалось! Отец, тем не менее, выглядел совершенно спокойным.

— Я понимаю, тебе кажется, что все это неприятный сон, и сейчас ты проснешься. — Сказал Владислав, словно прочитав мысли сына. — Однако могу тебе сказать, что это не так. Я полон решимости помочь тебе наладить личную жизнь.

Алексей стоял напротив него и взирал на отца полным раздражения и злобы взглядом.

— Через несколько дней у меня намечалась командировка. — Алексей говорил тихим, ровным тоном, в котором, тем не менее, сквозил холод. — Во Францию. На международный семинар архитекторов и проектировщиков…

— Отмени свое участие в нем. Или пошли Максима с Константином. Уверен, они прекрасно все поймут и передадут тебе всю необходимую информацию по прибытии.

— Также намечался ряд деловых встреч, обсуждения… — Алексей продолжал, будто не слыша отца.

— Ты должен отправить своих коллег. Я не вижу другого выхода. У тебя сейчас есть дела поважнее… — Владислав подошел к сыну. — Наверное, это моя вина. Я слишком многого хотел от тебя, заставлял слишком много работать… Теперь пришла пора подумать о себе. — Отец направился к двери. — Надеюсь, ты не забудешь до завтра план действий. С утра я улетаю в Рим на деловую встречу с давним знакомым… Так что повторить для тебя еще раз эту тираду не смогу. Думаю, ты все же справишься. Я позволил себе распорядиться, чтобы мне приготовили одну из комнат для гостей на втором этаже, так как боялся, что ты вернешься поздно. К сожалению, мои опасения подтвердились, так что придется ею воспользоваться. Доброй ночи!

С этими словами, Владислав вышел из комнаты. Порывистым движением, Алексей подошел к бару и налил в стакан еще виски. Отпив сразу несколько больших глотков, он подошел к окну. Боже! Что он наделал? Не нужно было так выставлять свою жизнь напоказ, тогда, может быть, отец и не был бы сейчас так воинственен…

Какой кошмар! Что скажут друзья, знакомые? Когда он приведет на очередной прием или деловую встречу в высших кругах свою неизвестную еще ему самому секретаршу-жену? Это же конец света! Все партнеры будут над ним смеяться! И Костик с Максом тоже. А Антон, как обычно, отмажет какую-нибудь шутку по поводу его столь скоропалительной женитьбы. Он должен будет терпеть в своем доме целых 3 месяца совершенно незнакомую женщину, да еще ее ребенка! Естественно, скрывать ее от общества нельзя: сразу поползут слухи и так далее. Уже завтра все будут знать, что он женат.

А Алена? Что подумает его ненаглядная Алена? Естественно, она устроит ему скандал. Однако, успокоил себя мужчина, здесь есть выход. Дорогое кольцо, сережки или еще что-нибудь, и она тут же забудет об этом недоразумении. Тем более, он обязательно расскажет ей об их с отцом договоре. Через три месяца он сможет, наконец, на ней жениться, а отец не будет строить недовольной гримасы или чинить препятствий.

Алексей поставил пустой стакан на подоконник. В конце концов, это всего лишь четверть года. Надо лишь немного потерпеть, и все пойдет на лад в его жизни. С мрачным видом, Алексей вышел из своего кабинета.

7

Катерина тихо лежала на своей кровати среди ночи и смотрела на потолок широко раскрытыми глазами. Как такое вообще могло произойти?

Прошло несколько недель с того злосчастного праздника, на котором она обратила внимание на Алексея Владиславовича и этим, казалось бы, и исчерпались все неприятности в ее жизни. Но нет. Это недоразумение, оказывается, тогда только началось, так как вчера в ее кабинете в дверях появился не кто иной, как Владислав Владимирович, хозяин компании. Он ни разу не приходил к Константину Петровичу лично, и Катя поначалу просто воззрилась на него с трубкой в руках, так как разговаривала с кем-то по телефону. Однако этот элегантно одетый мужчина сразу дал понять, что пришел поговорить именно с ней, с рядовым секретарем.

После знакомства, Владислав (он попросил называть его просто Владиславом) сказал, что у него к ней есть важный разговор, который не терпит отсрочки. Они прошли в кабинет Константина Петровича, который на тот момент отсутствовал, так как лично контролировал свою новую стройку, и Владислав сел на кресло у стола, пригласив Катю сесть на кресло напротив. Ошарашенная, пребывающая в некотором ступоре, Катерина вдруг подумала, что сегодня не накрасилась. И костюм на ней был старый: ткань слегка застиралась… В следующее мгновение, она мысленно пожурила себя за то, что не концентрируется на разговоре, а думает о пустяках, и постаралась вникнуть в суть дела.

— Катерина, — вежливо и с теплотой в голосе начал свою речь Владислав. — Надеюсь, мы договорились, что будем называть друг друга только по первым именам?

— Да-да, конечно. — Катерина старалась сидеть прямо, не касаясь спиной спинки стула, хотя это давалось ей нелегко. Хотелось все время согнуть спину. Женщина была немного сутулой.

— Катерина, у меня к Вам деловое предложение.

Катя сидела неподвижно и внимательно прислушалась к тому, что говорил Владислав.

— Мой сын, — продолжал он, — ведет недостойный нашей семьи образ жизни. Он играет в азартные игры, много курит, пьет, тратит большие суммы денег на дорогие ненужные ему вещи. Я хочу помочь ему наладить свою жизнь.

Владислав встал со стула и, подойдя к окну, из которого открывался вид на город, посмотрел на Катю.

— И, я думаю, именно Вы, моя дорогая, тот человек, который призван помочь мне.

— Я? — Молодая женщина была ошарашена. — Но каким же образом?

— Я предлагаю Вам выйти замуж за моего сына на 3 месяца. Если по прошествии этого срока вы не полюбите друг друга, то тогда разведетесь. Я навел о Вас справки. Не обижайтесь. Просто мне необходимо было узнать, где Вас искать, и я выяснил общие моменты Вашей жизни. Вы — вдова, и у Вас есть восьмилетняя дочь.

— Дда… — Катя ответила утвердительно, хотя это был не вопрос. Большего шока она не испытывала за всю свою жизнь.

— Естественно, после развода мой сын обеспечит и Вас и Вашу дочь материально. Это не обсуждается. Он приобретет Вам обеим квартиры и ежемесячно будет выплачивать неплохие деньги с тем, чтобы вы обе ни в чем не нуждались. Вы сможете обеспечить дочери хорошее образование и все, что пожелаете. Подумайте, дорогая. Для Вас это очень выгодная сделка.

Наступила пауза. Владислав смотрел на Катю очень тепло и по-дружески. Он производил впечатление грозного, но в то же время очень доброго и милого человека. Однако в горле Кати застрял один единственный вопрос, и она не могла больше сдерживать его в себе.

— Скажите, Владислав, почему я? — Она внимательно посмотрела на него.

— Хороший вопрос, Катерина. Я видел Вас тогда, на празднике, две недели назад. И я случайно заметил, как Вы посмотрели на моего сына. Я подумал тогда, что он не заслуживает такого взгляда… Но теперь прошу обладательницу этих мудрых глаз о помощи. — Владислав улыбнулся ей, и Катя невольно улыбнулась ему в ответ.

Однако давать свое согласие или отвергать сделанное предложение нужно было сию же секунду. Владислав явно ожидал ответа. В сознании Кати вертелись разные мысли. Каждая из них превосходила последующую в сенсационности: Моя дочь никогда не будет нуждаться! Не надо копить денег на Университет! Я смогу помочь сестре и перееду в другое место!..

Но вдруг ее ошеломила другая мысль, ставшая для нее невероятным открытием. Он будет принадлежать ей! Алексей будет ее мужем целых 3 месяца! Он будет рядом с ней, хотя, Катя понимала, что будет ему неугодна и неинтересна, как женщина!

Она поколебалась еще несколько мгновений, в течение которых Владислав очень внимательно следил за ней, и приняла решение. Но оставался еще один, очень важный вопрос. Она подняла на него глаза в нерешительности.

— Скажите, моя дочь не будет в тягость Алексею… Владиславовичу?

— Что Вы! Конечно, нет. Мой сын склонен изображать из себя героя-любовника, но в глубине души он хочет иметь семью. Он любит детей.

— Тогда, — Катя еще раз посмотрела Владиславу прямо в глаза, — тогда, я согласна.

— Замечательно! — С выражением восторга на лице, Владислав подошел к Кате и протянул ей руку. Она положила свою руку в его и поднялась.

— Поверьте мне, — сейчас Владислав выглядел добродушным пожилым человеком с дружелюбной милой улыбкой, казалось, едва коснувшейся уголков его губ. Катерина заметила, что у глаз и на лбу мужчины было множество морщинок, делавших его старше и еще более величественным. — Алексей будет хорошим мужем. Он позаботится о Вас.

Просветив Катерину по поводу дальнейшего плана действий, Владислав посоветовал Кате упаковать вещи сегодня вечером после работы. Затем он пожелал ей удачи и откланялся.

Катерина долго не могла прийти в себя после этого разговора, пребывая в некотором замешательстве. Честно говоря, она и сейчас была в том же состоянии, лежа в своей постели. Удивительно, как ей удалось закончить работу и доехать до дома!

Катерина твердо решила собрать семейный совет с тем, чтобы более подробно обсудить случившееся. Оля была полностью огорошена. Она сказала, что не ожидала этого от сестры, и Кате вдруг стало обидно. Сестра даже не подумала о возможности нового брака для сестры.

Главным образом, Катя боялась разговора с дочерью. Это же так резко меняет весь привычный уклад их жизни. Они переезжают. Мама выходит замуж. Завтра. Говоря по правде, Катя только об этом и думала, пока ехала в метро домой. Как отреагирует дочь? Конечно, Вике эта новость не понравилась.

— Что, мамочка? Куда мы едем? — Вика в буквальном смысле вскочила с кухонного табурета, на котором сидела.

— Мы будем жить у Алексея Владиславовича. — Катерина подошла и нежно погладила дочь по голове.

— А какой он? Он не будет меня обижать? — Вика понизила голос и говорила очень тихо.

— Что ты, дочка! — Катя опустилась на колени, чтобы видеть лицо дочери. — Он хороший. Он будет любить и уважать нас.

— А почему мы должны переезжать к нему домой? Почему он не может переехать к нам? Мам, я люблю наш дом. И хочу жить здесь.

— Доченька, но это невозможно. — Катя продолжала нежно гладить Вику по голове. — Мама выходит замуж. Нас будет слишком много для этой квартиры. А у Алексея Владиславовича есть дом, в котором нам будет комфортно.

— Да, мама. — Вика посмотрела на Катерину с печалью. — Наверное, ты права.

— Вот увидишь, — Катя обняла дочку, — нам будет хорошо дома у Алексея Владиславовича. Все наладится. А теперь, пошли спать. Завтра важный день.

Вика поднялась, взяла предложенную мамой руку, и вместе они пошли в свою комнату.


Катерина не могла сомкнуть глаз всю ночь. Что же она наделала? Ведь Вика привыкнет к новому месту, к новым людям за четверть года. Как же потом ей быть, когда все рухнет? Катя закрыла глаза, стараясь прогнать все, что произошло с ней сегодня, будто это — всего лишь страшный сон, но ничего не получалось. Нет, это реальность. А вдруг, дочь полюбит Алексея, как отца? Как она потом сможет возместить дочери потерю родителя во второй раз? На все эти вопросы был лишь один ответ. Сделанного не воротишь. Она уже сказала «да», и путь к отступлению отрезан.

Катерина еще раз вспомнила слова Владислава о том, что он обратил внимание на нее во время праздника в компании. Какой она была глупой: подумала, что никто не заметит! И, улыбнувшись, Катерина перевернулась на бок и постаралась все же заснуть хоть на несколько часов.

Но сон все ж не шел! Представить только: завтра ее жизнь изменится. Так быстро и в корне. Катерина вдруг вспомнила Славу: как он стоял на небольшом холме, когда они ходили в поход. Ветер играл с его волосами, глаза смеялись… Конечно, он обладал не такой экстравагантной красотой, как Алексей. Он был крепко сбитым, коренастым мужчиной. Но в нем все время чувствовалась сила, некая мужская его сторона, которая так кружила голову влюбленной Кате… Его глаза: простые голубые глаза… Катя представила, как он улыбается ей: ее Слава, ее верный надежный друг… И слезы не замедлили появиться на лице молодой женщины. Она пыталась подавить невольные рыдания, но не могла. Сердце вдруг защемила сильная тоска по мужу, которая приходила часто, но сейчас вдруг проникла в сердце неожиданно и против воли. «Прости меня», зашептала она. «Слава, родной, прости меня за то, что я хочу сделать. Прости за это страстное желание снова любить и быть любимой, которое во мне проснулось». Катя вдруг осознала, что идет на это не ради денег. Не нужно обманывать себя. Она влюбилась в Алексея тогда, на празднике. Конечно, она не любит его так, как любила, да и сейчас любит Славу. Нет, это нечто другое, гораздо более чувственное…

Алексей — сексуально привлекательный мужчина.

Она бы хотела, да, это нужно признать, она бы очень хотела переспать с ним. От этой мысли голова молодой женщины начала невольно кружиться, а низ живота заныл. Да, у нее не было секса целых 4 года!

В любом случае, об этом еще рано думать. Катя зажмурила глаза и приказала себе спать.


Как ни пытался Алексей уснуть этой роковой, как он понял, для себя ночью, у него не вышло. Он ворочался с боку на бок, пытаясь прийти в себя и собрать остатки своего, как ему казалось, растоптанного достоинства. ТАКОГО он от своего отца попросту не ожидал. Это был удар в спину! Указывать ему, 35-летнему мужчине, как устраивать свою личную жизнь, да еще с кем ему это делать! Да где это видано! Алексей в десятый раз перевернулся на другой бок.

Отец выбрал ему какую-то секретаршу, да еще с ребенком. Да дело даже не в этом. Он просто мстил Алексею за то, что сын долгие годы отмахивался от семейного долга. Но ведь он не отказывался завести семью! Да, подумал Алексей, он долго откладывал, но в последнее время был уже готов исправить ошибку… Но нет. Его циничному высокомерному отцу, видите ли, был неугоден его выбор. И сын должен принять его кандидатуру! Какая нелепость!

Алексей твердо решил, что завтра непременно зайдет к этой Катерине, но вместо того, чтобы взять у нее паспорт и еще раз удостовериться, согласна ли она, он предложит ей хорошую сумму денег и откупится от нее. Что делать, придется заплатить ей!

Сначала Алексей думал, что эта сделка будет на руку его отношениям с Аленой, ибо после окончания всего этого недоразумения, которое его отец хотел привести в жизнь, данное слово обяжет его принять Алену и благословить его брак с ней. Алексею было неприятно осознать, что ему все же важно мнение и благословение отца. Да, сын любил своего отца, надо это признать. Отец был мудрым и добрым человеком, хоть и строил из себя строгого папашу. Но потом он решил, что не сможет жить 3 месяца с совершенно незнакомым ему человеком. И он не сможет завтра же проститься с удалой холостяцкой жизнью. Алексей, зевнув в сотый раз, перевернулся на спину и закрыл глаза.

8

Несмотря на почти бессонную ночь, Катерина встала рано. Она практически не чувствовала усталости, лишь головная боль напоминала ей о бессонных часах, проведенных за размышлениями и страхами. Она собирала оставшиеся вещи в сумку, когда в дверь заглянула Ольга.

— Ну что, собралась? — Ольга приветливо улыбнулась и села на край кровати.

— Да, почти. Как спал Игорь?

— Да ничего, спасибо. Животик у него, вроде, больше не болит.

— Хорошо.

— Слушай, Кать, ты прости меня за вчерашнее. Я не должна была так говорить. Конечно, я была удивлена, но не должна была говорить с тобой пренебрежительно.

— Оль, перестань. Все нормально. Я все понимаю.

— Катя, дорогая, конечно, ты заслуживаешь счастья. — Катерина подошла к сестре. Та поднялась, и сестры тепло обнялись.

— Спасибо, Оль. Спасибо тебе за все.

— Сегодня день твоей свадьбы… Пусть, и не такой, как нам всем хотелось бы, но все-таки, это — тоже твой день. Я хочу подарить тебе кое-что. — Оля достала из кармана платья сверток и подала сестре. — Только я тебя прошу, прими его.

— О, спасибо. — Катя была не на шутку удивлена.

Она развернула сверток и обнаружила небольшую коробочку. Открыв ее, Катерина увидела маленькие серебряные наручные часы.

— Оля… Не стоило…

— Нет, Катюш, прими. Это мой свадебный подарок. Ты должна взять.

Сестры улыбнулись друг другу.

— Знаешь, — начала Катя через минуту, — вчера ночью я вспоминала Славу… Как бы он на это посмотрел?

— Катя, дорогая, — Оля взяла сестру за руку, — даже не думай об этом. Слава любил и уважал тебя, и, конечно, он бы не захотел, чтобы ты всю жизнь была одна. Ты должна жить, и любить, и быть любимой. Так что не думай ни о чем. Ты поступаешь верно.

— Спасибо тебе, Оленька.

— Так, ну, что, — Оля поднялась с кровати. — Я смотрю, в сборах тебе помощь уже не нужна. Где Вика?

— Вика принимает душ. Потом покорми ее, пожалуйста.

— Хорошо, а потом я отвезу сначала ее в школу, а затем Игорька в садик. Не волнуйся.

— Спасибо. А то мне всего не успеть. Со школы я ее уже заберу в другом качестве.

— Ох, как все это волнительно. — Оля невольно вздохнула. — Ну, ладно. Ты нас хоть в гости зови.

— Конечно, обязательно.

— А вы здесь полностью обустраивайтесь, как мы вчера с тобой договаривались. Алексей по окончании нашего брака купит нам квартиру, а эту я отдаю тебе и твоей семье.

— Сестра, я даже не знаю…

— Все ты знаешь, — Катя подошла к Оле и похлопала ее по плечу. — Скажи просто «Спасибо» и все. Вы этого заслуживаете.

— Что ж, — Оля засмеялась, — тогда спасибо. Кать, — Оля внимательно посмотрела сестре в глаза, — Скажи мне еще раз, что ты не делаешь это из-за меня…

— Ну, что ты! — Катя улыбнулась ей. — Я делаю это прежде всего потому, что хочу замуж. Ну, и, признаться честно, от новой хорошей квартиры я бы тоже не отказалась! — И она заговорщески подмигнула Оле.

— Ну, ладно. Раз так, я тебя поддерживаю! — Сказала сестра Кати с улыбкой на губах. Затем, она вышла из комнаты, еще раз пожелав сестре удачи.

Катерина в сотый раз поняла, что поступает верно. Прошлой ночью к ней пришло осознание того, что она действительно хочет замуж, а квартира — лишь второстепенная причина. Но все-таки ради того, чтобы помочь любимой сестре обустроить личную жизнь, подарить ей жилье, все средства были хороши, а этот, конкретный, способ, в общем-то, был очень даже прост. Она взяла со стула сумку, положила туда паспорт со стола и пошла на работу.

9

Алексей прибыл на работу на два часа раньше. Встать ему помогли не сомкнувшиеся ни на секунду за эту злосчастную ночь глаза и дурное предчувствие. Но он гнал от себя все мысли. Женщина должна согласиться. Наверняка, она и сама понимает нелепость всей этой ситуации.

В лифте, мужчина в который раз за это утро заглянул в зеркало и обнаружил свой дорогой белый летний костюм в идеальном состоянии. Волосы он зачесал назад и гладко побрил лицо. От его грозного вида она должна спасовать. Побояться начальства. Он улыбнулся своему отражению в зеркале и, полный надежд на свое почти свершившееся освобождение, вышел на нужном этаже. Компания начнет работу только через час, но весь обслуживающий персонал был уже на месте. К счастью, никто не выбегал из своих кабинетов с удивлением на лицах, когда Алексей проходил мимо них по коридору. Он частенько заходил к Константину в кабинет. Да, он ведь ни разу даже не обратил внимание на свою будущую жену! А ведь она сидит прямо перед дверью кабинета его лучшего друга. Алексей вновь улыбнулся. Да, эта Катерина явно не в его вкусе.

Добравшись до нужной двери и предварительно постучав, Алексей вошел в кабинет. И понял, что оказался абсолютно прав насчет этой женщины. Ничего особенного. Затертый черный костюм. Голубые невыразительные глаза, спрятанные за очками. Обычные черты лица. Угловатость движений. Плоская неженственная фигура. Все это ценитель женской красоты разглядел буквально за мгновение.

Увидев входящего Алексея, Катерина невольно поднялась со стула в знак приветствия. Конечно, он выглядел безупречно. А это лицо: резко очерченные скулы, темно-карие глаза, густые черные брови, иссиня черные волосы, смуглая кожа… Он был не просто привлекателен, он был по-настоящему красив. Возможно, подумала Катя, он специально оделся так безупречно, зная, что этот вид наводит на людей благоговейный трепет. Скорее всего, он хочет от нее избавиться. Эта мысль, возникнув, словно удар молнии, неприятной тяжестью опустилась на сердце молодой женщины. Алексей не стал тратить время на оконечности и перешел прямо к делу.

— Здравствуйте, — ответил он на приветствие. — Думаю, Вы уже знаете, зачем я здесь.

— Да, конечно. — Произнесла Катерина спокойным и тихим тоном.

— Тогда, — Алексей показал рукой на кабинет Константина. — Не пройдете ли Вы со мной в кабинет для разговора?

Катерина молча встала, прихватив с собой приготовленный на столе паспорт, и зашла в кабинет. Он указал на стул, и она села именно на тот стул, на котором еще вчера говорила с Владиславом. Алексей же отошел к окну и устремил взгляд вдаль.

— Екатерина… — Начал было Алексей, желая, чтобы Катерина помогла ему и произнесла свое отчество.

— Ивановна.

— Екатерина Ивановна, мне очень приятно познакомиться с Вами.

А он умеет вести беседы, подумала Катя. Во всем его поведении виден тонкий расчет. Алексей вежлив, учтив, но от этой вежливости одновременно веет леденящим холодом. Он оделся так, чтобы внушить ей страх, чтобы напуганная серая мышка убежала из под венца. Катя невольно улыбнулась. После этого официального приглашения для приватной беседы, она уже не сомневалась, что он хочет сбежать от нее.

— Я понимаю, — Алексей отвернулся от окна и посмотрел на нее, — что Вы напуганы вследствие всего того, что произошло вчера. Видите ли, мой отец вообразил, будто вправе распоряжаться моей жизнью и моим правом самому выбрать себе невесту. И он, путем шантажа, пытается заставить меня жениться на Вас. Однако Вы не должны слушать его во всем. Ваше право самой устраивать личную жизнь, как и мое, не будет попрано.

Алексей подошел к Катерине, и она невольно встала.

— Мы не подчинимся ему. Вместе. Согласны?

Катерина не могла поверить собственным ушам. Отец шантажирует сына? Конечно, это неприемлемо. Возможно, Алексей прав… Скорее всего, у него уже есть невеста, отвечающая его вкусам… Катерина вдруг начала сомневаться в правильности совершенного выбора. Но следующая брошенная Алексеем фраза разрушила ее сомнения.

— Конечно, я понимаю, что отец уже пообещал Вам золотые горы. Так что я заплачу Вам, сколько скажете.

Катя молча смотрела на него. Какое оскорбление! Прямо в лицо. Конечно, материальный вопрос был для нее не последним, это нужно было признать, однако то, что он в панике пытается откупиться от нее, как от наказания, почему-то, вместо обиды, вызвало в ее душе протест. Почему с ней так можно? Вытирать ноги? Разговаривать, как будто она побирается? Его отец сам пришел к ней с этим предложением. Но сын оскорбляет ее. И вместо ожидаемого ответа она подняла на него решительный взгляд.

— Я прекрасно понимаю Вас. — Начала Катерина спокойным тихим тоном. — Ваш отец, видимо, решил преподать Вам урок. Что ж, как к этому относиться — Ваше личное дело. И меня оно не касается. Я дала свое согласие Вашему отцу, я дала слово. И отказываться от него не буду. — Она подала ему паспорт. — Возьмите.

Ошеломленный Алексей просто не знал, что сказать. Мгновение он был безмолвен, затем просто взял из протянутой руки паспорт и посмотрел на нее спокойным взглядом, в котором сквозило презрение.

— Поверьте мне, — сказал он с полуулыбкой на лице, — это был путь к отступлению. Вы не отказываетесь от данного обещания? А я, представьте себе, никогда не повторяю дважды. Поэтому, дверь в прошлое закрылась. Плотно.

Они посмотрели друг другу в глаза. Катерина увидела в его взгляде сдерживаемый гнев, и ей невольно стало страшно.

— Сейчас я улажу все формальности и приеду за Вами. Часа через полтора. Я полагаю, само собой разумеется, что Вы на время нашего брака приостановите свою работу в компании. Вы сделали бы мне огромное одолжение. Константину я сообщу об этом лично. Так что Вам ничего писать не надо. Всего доброго.

С этими словами он вышел, слегка хлопнув дверью.

Катерина в полной растерянности посмотрела ему вслед. Что она наделала! Она же надеялась наладить с Алексеем хоть какие-то отношения в период их брака, возможно, даже подружиться с ним. А теперь это будет попросту невозможно! Она же бросила ему вызов! Этому высокому статному властному мужчине! Она говорила с ним холодно и с высокомерием, высоко подняв голову и не боясь последствий. Но он оскорбил ее, предложив деньги…

Ничего, подумала Катя. Она попробует загладить вину, поговорить с ним. Ей почему-то казалось, что они сумеют найти общий язык… Может, не сразу, но притрутся друг к другу. Катерина села за свой стол, чтобы уладить пару важных дел до приезда Алексея. Она и не полагала, что ей придется оставить работу. Что ж, если надо, то надо. Катерина углубилась в компьютер, внезапно улыбнувшись чему-то.


Алексей сидел в машине, пребывая в состоянии полной растерянности. Он приказывал себе не падать духом, однако теперь было очевидно, что его судьба на ближайшие 3 месяца определена. Окончательно и бесповоротно. Надо же! Он посмотрел на проходивших коллег и пару раз кивнул в знак приветствия.

А эта Катерина оказалась крепким орешком. Он говорил с ней, как с подчиненной, которая обязана ему повиноваться, но получил отпор. Это ужасно злило. Да кто она такая, черт возьми! Да, ругаться было бесполезно, нужно было ехать в ЗАГС. Нажав на газ, Алексей двинулся в путь.

Заехав в ближайший ЗАГС и уладив все формальности, Алексей позвонил друзьям, пригласив их через полчаса зайти к нему в кабинет. Он должен сам рассказать им обо всем, пока это еще никому не известно. После этого он поедет за своей «суженой», и закабалит себя из-за прихоти папаши. Сворачивая к офисной парковке, Алексей ухмыльнулся своим безрадостным мыслям.

Когда он вошел, все трое его верных друзей уже беседовали в его кабинете, наливая кофе. Константин, похоже, решил не ждать вечера и налил себе двойной виски. Мужчины что-то живо обсуждали, а Антон хохотал и хлопал Максима по плечу. При виде его, они заголосили приветствия. Константин в дорогом синем костюме выглядел особенно грозно и представительно. Он подошел к другу, и они обменялись рукопожатиями.

Веселый Антон был одет в светлые холщовые штаны и тенниску, делавшие его еще более молодым. Он отвесил какую-то шутку, насчет того, почему Алексея полдня не было на работе, все заулыбались, только вот Алексею было не до шуток.

Максим в черном классическом костюме и белой рубашке выглядел очень элегантно. Именно он первым заметил, что у друга что-то случилось.

— Слушай, — Максим обратился к Алексею после обмена приветствиями. — Да ты мрачнее тучи. Что случилось?

— Случилось многое. Даже не знаю с чего начать.

Все заметно притихли.

— В общем, я женюсь.

— О, — Константин, было, протянул другу руку, собираясь его поздравить, но тот молча отклонил ее.

— Я женюсь по приказу своего отца на женщине, которую не знаю. На незнакомке. Я женюсь на твоей секретарше, Кость.

— Что? — Кажется, все трое воскликнули от неожиданности одновременно.

— Как так? — Константин первым обрел дар речи после мгновения молчания. — На Екатерине?

— Ага. — Алексей невесело улыбнулся ему. — Представляете, она приглянулась отцу на приеме в честь моего последнего проекта две недели назад. И у него тут же возник план, как соединить меня с «любимой»…

— Стоп, — Антон попытался все прояснить. — Но твой отец не может распоряжаться твоей личной жизнью…

— Может. — Алексей поднял на него взгляд. — Официально контрольный пакет акций пока принадлежит ему. Он должен завещать мне их. И вчера он пригрозил оставить меня с носом. Если я не повинуюсь.

— И что, навсегда? — спросил Максим обреченно.

— Нет. Он дает нам срок в 3 месяца. Хоть это радует. И еще он обещает после развода, наконец, принять Алену в нашу семью.

— Значит, всего 3 месяца? — Максим широким шагом зашагал по комнате. Он всегда ходил, пытаясь разобраться с проблемой. — И ты потом ее обеспечиваешь, и вы полюбовно говорите друг другу «ариведерчи»?

— Да.

— Да, но, насколько я знаю, у Катерины есть дочь… — Костя попытался вспомнить всю подноготную своей сотрудницы.

— Да, есть. Я обязан после развода обеспечить их обеих.

— Я не об этом. Ты понимаешь, что надо будет и к ней ключик искать, как-то общаться с ней?

— А он прав. — Антон отпил кофе из чашки.

— Да, понимаю. Это, наверное, будет самым сложным…

— А ты с ней самой говорил? Она-то что? — Максим как всегда попытался разобраться во всех тонкостях дела прежде, чем судить о нем.

— Да, говорил. Сегодня утром. И она дала мне понять, что не намерена плясать под чью-либо дудку. Я попытался предложить ей деньги в обмен на отказ, но она сказала мне, что дала слово моему отцу и не намерена нарушать его.

— А она еще и с характером! — Антон улыбнулся своей добродушной улыбкой. — И когда же свадьба?

— Свадьбы никакой не будет, естественно. У отца хватило здравого смысла, чтобы хоть на этом не настаивать. Мы просто распишемся, и она в этот же день с ребенком переедет ко мне. Сегодня.

— Сегодня? — спросил удивленный Антон.

— Если быть точным, я распрощаюсь с холостой жизнью — Алексей посмотрел на золотые наручные часы, — через полтора часа. Осталось зайти за ней, и тут же — в ЗАГС.

Наступила минутная пауза, в течение которой друзья попивали кофе и с сочувствием смотрели друг на друга, но больше всего на Алексея. Молодой мужчина же с грустью смотрел в окно.

— Ну, ты нас огорошил, старина. — Константин, как всегда, первым нашелся, что сказать. — Просто с ума сойти. Я, конечно, уже довольно давно знаю Катерину Ивановну…

— Ну, так расскажи нам о ней. — Максим повернулся к нему.

— Исполнительная, немного медлительная, некоммуникабельная. Очень обязательная. Работает добросовестно… Конечно, ее я рядом с тобой вообще не представляю.

— Да, что ты, Кость! Я и не думаю об этом. После этих злосчастных 3-х месяцев я вновь вдохну полной холостяцкой грудью, но ненадолго. Я тут же сделаю предложение Алене. И она родит мне детей. И мы будем счастливы. Наконец-то!

— А как она вообще отреагировала на все это безумие? — спросил Антон.

— Я еще не сказал ей. Скажу, когда уже все будет кончено. Поделать с этим нечего. Ей придется подождать. Так что сейчас у меня был мальчишник. — Друзья сочувственно переглянулись. — Надеюсь, настоящий мальчишник перед настоящей свадьбой будет куда более радостным. Да, Кость, пока не забыл. Моя женушка не будет работать у тебя на период брака со мной. Надеюсь, и так понятно, почему.

— Конечно, старина.

— Еще бы. Кто-нибудь прознает и будет говорить: «Смотрите, у хозяина жена секретарем работает». Жуть! — Максим невольно поежился.

— Вот именно. — Алексей поднялся. — Ладно, я пошел.

Друзья вновь переглянулись, пожелали ему удачи, и Алексей вышел из кабинета.

— Да, ребят… — Сказал потрясенный Максим, глядя Алексею вслед. — Надо помочь Лехе пережить это нелегкое время.

Друзья вновь переглянулись, согласившись с ним.

10

Катерина сидела с сумкой в руках, ожидая Алексея. Она прождала его в такой позе полчаса. Когда он вошел, она даже не нашлась, что сказать. Но говорить, в общем-то, и не пришлось. Алексей был мрачнее тучи и сам был не намерен вести с ней беседу. Точнее, он вообще не произнес ни слова за всю дорогу до ЗАГСА и во время росписи.

Странно, подумала Катя, расписываясь в документах, как быстро происходит соединение двух людей! Ты просто расписываешься в документе, и вот — ты начала уже новый, пусть и короткий, период своей жизни. Катерина подумала, какие, порой, сюрпризы подносит человеку судьба. Иногда они разрушают его жизнь, иногда — делают ее полнее и гармоничнее.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.