электронная
148
18+
Вторая надежда

Бесплатный фрагмент - Вторая надежда

Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9315-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

Наконец-то пошел дождь!

Алексей вышел из машины, предварительно припарковав ее у входа в главное здание своей компании. Дождя так не хватало! Почти весь июнь и июль стояла удушающая жара… И вот, дождались! Проливной летний дождь окутал город прохладой. Молния и гром прибавляли зрелищности происходящему. Алексей посмотрел на небо и решил, не медля, войти внутрь, иначе он рискует испортить дорогой костюм.

Сегодня важный день: совет директоров должен одобрить его проект. Здание должно получиться модным и очень дорогим. А как же иначе? Алексей, будучи человеком талантливым и решительным, ни на секунду не сомневался в собственном успехе. Он был прирожденным архитектором, унаследовав это у своего отца. Когда мальчику исполнилось 17, и он поступил в Институт на архитектурное отделение, отец тут же передал ему бразды правления компанией. Алексей усмехнулся своему отражению в зеркале лифта. Да уж! Таков был его отец! Он всю жизнь был очень строг с сыном, но, Алексей не сомневался, что отец души в нем не чает. Странная все-таки это штука — отцовская любовь!

Добравшись до своего кабинета, Алексей передал несколько поручений секретарше и вошел в дверь. Да, зеркало в лифте не ошиблось, ибо тот же предмет в его кабинете подтверждал эту истину: хозяин дорогого черного костюма умудрился промокнуть! Ну, да ладно. Молодой мужчина резким движением руки убрал назад непослушные густые черные волосы.

Алексею было 35 лет. Он был высоким, стройным и необыкновенно привлекательным мужчиной. Его темно-карие глаза, иногда казавшиеся и вовсе черными, смотрели на окружающих с вызовом и властью. Его взгляд пронзал неугодных ему людей насквозь. Недаром, некоторые его коллеги боялись его.

Но Алексею было плевать на это. Густые черные брови, а также резко очерченные скулы завершали картину настоящего ловеласа. Непослушные черные, точно вороново крыло, волосы мужчина все время убирал назад рукой, что некоторые из его бывших пассий находили необычайно привлекательной привычкой. Губы предавали его облику некоторой меланхоличности, хотя были скорее тонкими, чем пухлыми. Недостатка в женском внимании этот мужчина никогда не испытывал. И пользовался женщинами лишь для развлечения и удовлетворения определенных потребностей, чем невероятно злил своего правильного в вопросах морали и этики отца. Алексей причесался, переодел пиджак, выпил принесенный секретаршей кофе и отправился в зал заседаний.

Сколько работы и усилий за эти годы вложил он в компанию! Иногда, ему казалось, что он сделал уже больше, чем все его предшественники вместе взятые, а это — его отец, дед и прадед, ни много ни мало! Алексей работал дни и ночи напролет, чтобы угодить отцу, особенно в самом начале! Спустя годы, он понимал, что сейчас работа для него — не просто способ зарабатывать большие деньги. Это — его жизнь, по крайней мере, большая ее часть. Он улыбнулся присутствующим в зале и вошел в дверь. Совещание началось.


О, Боже мой, дождь! Я промокну до нитки! Что же делать?!..

Катерина вышла из метро на улицу и в который раз осознала каждой клеточкой своего тела, как же ей все-таки не везет в последнее время! То у Вики в школе сломался замок у туфельки, то Вова потерял ключи, и, так как Оля была не дома, пришлось ей, бедняге, отпрашиваться на полдня с работы и бежать открывать им дверь… А теперь еще она промокнет под этим ливнем без зонта!

Катя забежала под навес небольшого магазинчика и решила переждать там дождь. Ладно, все равно проливной, сейчас уже кончится! Катя взглянула на еще нескольких пассажиров метро, выбежавших из подземки без зонта и устремившихся под козырек за спасением, и невольно улыбнулась. Ну почему мысль о том, что она не одна оказалась в такой ситуации волей-неволей греет душу?!..

Катерине было 30 лет. Дочка Вика — вот все, что осталось от брака, длившегося всего 5 лет. Когда Вике было 4, ее папа попал в автокатастрофу и погиб на месте. Катя невольно вздохнула. Прошло уже 4 года. Целых 4 года! Представить только! Это же так много! Слава Богу, осталась 3-х комнатная квартира, которая принадлежала Славе, ее покойному мужу! Кате и Вике было, где жить. Но Катя об этом поначалу и не думала. Она любила мужа. Очень глубоко и сильно. И в одночасье она лишилась того счастья, которое, как ей казалось, она пронесет через всю свою жизнь. Она потеряла какую-то внутреннюю силу, что жила в ней. Тогда, в тот тяжелейший период ее жизни, Кате на помощь пришла ее младшая сестра Ольга. Если бы не она… Катя вновь вздохнула.

Катя, как могла, старалась не жалеть себя. Лишь иногда, когда ей становилось слишком одиноко, она вспоминала Славу, и ей становилось тепло на душе. Мама и дочка садились на кровать перед сном и листали семейный альбом. Катерина рассказывала о каждой фотографии, где на бумаге был навечно запечатлен ее любимый человек. То, он стоял на вершине холма, чему-то улыбаясь. Катя рассказывала Вике, что в тот день, они пошли в поход. Это был счастливейший период их брака — первый год совместной жизни. То, он держал белый сверток в легком одеяле и кружевной накидке. Это — день выписки Кати из роддома. Рождение Вики Слава всегда сравнивал с рождением надежды. «Ты знаешь, что она есть, и это уже заставляет двигаться дальше», — говорил он Катерине с неизменной доброй улыбкой на лице.

Муж был прекрасным человеком, и, даже сейчас, спустя 4 года, Кате иногда не верилось, что его действительно больше нет. Эта мысль острой болью отдавала в сердце молодой женщины. Ей казалось, что вот сейчас он выйдет из-за угла и, крича ее имя, побежит к ней, обнимет, скажет, что просто уезжал, что скучал. В первый год после его кончины, Катю не покидала это чувство, заставляя даже бояться себя. Сейчас эти мысли приходили все реже, иногда все же вырываясь из глубины ее раненого сердца. Катерина понимала, что должна двигаться дальше, жить дальше. Но видела, что просто плывет по течению, ожидая чего-то.

Дождь еще немного моросил, но это Катю уже не могло остановить, и она твердым шагом почти побежала по мостовой, наклонив голову вниз. Оля подставила плечо, помогла с похоронами, с деньгами, с дочерью… Катя была безмерно ей за все благодарна. Оля на тот период была уже замужней женщиной и ждала ребенка. Они с мужем Владимиром снимали жилье, отдавая половину заработанных денег за квартиру, и Катя предложила им жить вместе. Все равно, убеждала она их, 3 комнаты для них с Викой — это слишком много. Уже 4 года они жили все вместе.

Катерина забежала в главное здание и сунула свою карточку в проходную. Тогда Оля осталась дома с новорожденным Игорем и с Викой, а Катя пошла искать работу. И нашла. В крупнейшей архитектурно-строительной компании. Ее взяли секретарем к одному из лучших архитекторов — Константину Петровичу. Катерина зашла в лифт, и в него сразу же набилось много народу. Кто-то нажал кнопку, и двери закрылись. Да, много воды утекло с тех пор, когда она впервые пришла устраиваться в компанию. Сейчас ее уважают. Константин Петрович хвалит ее за исполнительность и обязательность. Хотя, Катя снова вздохнула, успевать за неуемной энергией ее начальника крайне нелегко! У него всегда куча встреч, тонна звонков и документов. Но Катю он ценит. Значит, она все же это заслужила.

Молодая женщина вышла на своем этаже, прошла за свой стол и села. Как хорошо, что сегодня пятница. Завтра выходной! Зато, ползут слухи, что сегодня совет директоров должен одобрить какой-то новый грандиозный проект хозяина компании. Если это произойдет, то завтра точно состоится корпоративный вечер по этому случаю. Катя вновь вздохнула. Да, тогда нужно опять выкроить из бюджета деньги на новое платье. Ведь то старое уже никуда не годно. А нужно еще купить Вике новые босоножки!

Материальный вопрос стал для женщины в последнее время настоящей проблемой. Девочка растет, пошла в школу, и теперь трат стало вдвое больше. У Оли и Вовы она не берет — у них свой сын и своя семья. Они не должны ее кормить. Но денег не хватает. Надо искать работу и на выходные.

Катерина включила компьютер и, пока он загружался, посмотрела через него в окно. Небо вновь прояснилось и показалось солнце. Оля и Вова так дружны, у них крепкий надежный брак. Это так замечательно! Катерина была искренне счастлива за сестру. И, порой, глупо, конечно, но ей казалось, что она лишняя в этой квартире, что они с Викой должны уйти. Она невольно чувствовала себя в тягость, хотя и понимала, что квартира принадлежит ей. Тем не менее, Катя желала, чтобы сестра жила, не стесняясь и не спрашивая ее о каждой мелочи. Женщина чувствовала, что полноценной хозяйкой стала Оля, а не она.

Компьютер загрузил нужную Кате программу, и молодая женщина погрузилась в работу.

2

Совет директоров одобрил проект Алексея Владиславовича. Все были единодушны. Особенно, друзья Алексея: Константин, Максим и Антон. На самом деле, это были молодые пресыщенные жизнью и женским вниманием мужчины. Каждый из них отличался своей особенностью во внешности и характере. Алексей уважал и ценил профессиональные качества каждого из них. Однако, они прежде всего были близкими друзьями.

Константин был рослым крепко сбитым мужчиной 40-ка лет. Он был одним из самых уважаемых проектировщиков в стране. Его карие глаза и орлиный нос разбили немало женских сердец. Его бесчисленным романам не было конца. Друзья даже до конца не знали, кто же сегодня согреет постель друга, потому что назавтра это могла быть уже другая. Когда-то, именно из-за этой привычки изменять, Костя потерял жену.

Максиму было 35. Он был практически на год младше Леши. Он был однокурсником Алексея и самым близким его другом. После окончания Института, Алексей сразу же пригласил Максима в компанию в качестве архитектора и напарника. Мужчину отличали русые волосы и серые глаза. Конечно, и у Максима была своя тайна, и Алексей знал об этом. В юности, Максим страстно любил, но его сердце оказалось разбитым. Мужчины редко говорили об этом, но Леша знал, чего стоит Максиму каждая поездка в родной город, где и случилась когда-то его любовь.

И, наконец, Антон. Ему было 26 лет, и он был самым младшим из этой «Великой четверки», как они сами себя называли. Он был похож на греческого Бога: блондин с голубыми, словно небо, глазами. Антон специализировался на стройке тех грандиозных проектов, которые разрабатывали ребята. Он был необыкновенно талантлив и артистичен. Антон мог с легкостью исполнить на фортепиано фугу Баха или рассказать монолог Гамлета, произведя при этом на женскую часть аудитории неизгладимое впечатление. Он был уверен, однако, что ни одной зазнобе не затащить его в ЗАГС. Уж слишком он любил свободу, и дорожил ей больше, чем своими бесчисленными красавицами-моделями, с которыми обычно встречался.

После того, как все вышли из кабинета, мужчины сели за стол переговоров, крайне довольные собой. Алексей налил себе кофе.

— Да, дружище, — Константин улыбался во весь свой белозубый рот. — Ты дал всем нам настоящий бой. Если бы мы за тебя не проголосовали, то нам попросту пришел бы конец.

— Это точно. — Максим убрал рукой волосы назад. — Ты был похож на хищника, а мы — на жертв.

— Так с вами и надо. — Сказал довольный собой Алексей. — А то, моя полугодовая работа оказалась бы напрасной.

Антон подошел к Алексею и похлопал его по плечу.

— Нет, ты, Леш, молодец. Офисный центр такого размаха — это редкость. Даже для нашего города.

— Да, согласен. — Максим также налил себе кофе. — Идея действительно заслуживает внимания.

— Ну, что? Поедем праздновать. А то, мы весь день здесь заседали. Теперь надо отдохнуть. — Константин встал во весь свой внушительный рост.

— Ага. — Алексей тоже поднялся. — Правда, я еще должен сделать пару звонков.

— Ну, тогда, — сказал Антон, — мы сейчас заедем за девочками и — в клуб. А ты подкатишь. С Аленой?

— Ну, конечно, он приедет с Аленой! — Максим, выпив свой кофе одним глотком, поставил чашку на поднос. — Она же — сама красота и грация! Какой нормальный мужчина в своем уме от нее откажется?

Друзья посмеялись, бросив понимающие взгляды на Алексея. Он же, уверив их, что прибудет вовремя, забежал в кабинет. Поработав еще с полчаса, он сел в свой черный джип и направился прямиком в центр города, где жила его любовница Алена. Квартиру он подарил ей в прошлом году, в честь годовщины их знакомства. Макс был прав: Алена и впрямь — предел всех мечтаний! Безупречное красивое спортивное тело, блондинистые длинные волосы, спускающиеся по нежной спинке девушки атласным золотым шелком, голубые глаза, обрамленные черными густыми ресницами, чувственные губы, нежная округлость бедер и груди… Боже! Она — все, что мужчина может только пожелать! Вдобавок, она не была пустышкой. С Аленой Алексей обсуждал практически все свои дела, и она всегда проявляла ум и заинтересованность.

Мужчина свернул к нужному подъезду. Отец в последнее время часто говорит о долге сына перед отцом. Он, конечно, имеет в виду брак. Алексей прекрасно понимал, что брак, хочет он того или нет, ему необходим. Ведь ему уже — 35. Время неумолимо идет, и ему необходим наследник, которого он воспитает, как будущего руководителя компании. И, все чаще, Алексей в последнее время рассматривал Алену, как подходящую партию на роль своей жены. Он даже один раз обмолвился об этом с отцом, когда представил ее на праздновании его дня рождения полгода назад. Но отец лишь посмеялся над ним, сказав, что сын, в свои 35, еще ничего не знает о жизни. Что ж, Алексей будет говорить с ним об Алене еще не раз и отцу придется когда-нибудь уступить.

3

Катерина закончила всю работу вовремя, и Константин Петрович, лишь на минутку забежавший в кабинет перед уходом, разрешил ей уйти на час раньше. Катя быстро собралась и через полчаса уже сидела в метро на полпути домой.

Слухи подтвердились. Завтра будет корпоратив в 7 часов вечера. Какой ужас! Может, она могла бы и не ходить, но в таких компаниях это было не принято. Тем более, это не просто вечер встречи, это прием в честь начала большого проекта. Как не хочется туда ходить, ведь там будут все руководители, члены совета директоров… Правда, рядовые сотрудники с ними общаться, конечно, не будут… Да и ее лицо за эти несколько лет уже примелькалось, и не хотелось бы всю следующую неделю объяснять коллегам — секретарям, почему она не пришла. Кате проще было прийти на часок, а затем, затерявшись в толпе, тихонько исчезнуть.

Придя домой, она уже больше не думала обо всем этом. Родные всегда помогали ей преодолевать все жизненные трудности. Она всем сердцем любила их. Оля всегда была частью ее мира: красивая, голубоглазая, темпераментная, она всегда была заводилой в их семье. Одновременно, Катю поражала ее способность всегда оказываться там, где нужно ее плечо и забота.

Вова тоже стал частью их семьи. Он был верным и заботливым супругом, замечательным отцом. Катя часто обращалась к нему за советом в бытовых вещах. Их сын Игорь рос смышленым и спокойным мальчиком, унаследовав голубые глаза мамы и темно-русые волосы отца.

Но смыслом своей жизни Катя считала свою дочь. Вика была всем для нее: ее ночью и днем, закатом и рассветом… Оплотом всех ее мыслей и чувств. Молодая женщина понимала, что, возможно, боготворит свою дочь слишком сильно, тем самым балуя ее, но она не могла с собой ничего поделать. Вика, однако, будучи уже 8-летней девочкой, никогда не пользовалась маминой добротой в плохих целях. Она росла жизнерадостной и сообразительной. Внешне Вика была очень похожа на своего отца.

Помыв руки, Катя зашла к себе в комнату переодеться. Она посмотрела в окно. Во дворе какие-то мальчишки играли в футбол. Да, Вика была не просто похожа на папу, она была его точной копией. Высокая, стройная, с красивыми огромными зелеными глазами и темно-рыжими волосами, ее дочь была похожа на ангела. И Катя просто не могла нарадоваться на нее.

Свою внешность Катерина не любила, и порой, будучи слегка подавленной чем-то, сама не зная чем, она, почему-то, даже радовалась, что дочь не похожа на нее. Катерину нельзя было назвать некрасивой. Просто ее внешность была вполне заурядной. Она была среднего роста; русые волосы женщины доходили до середины спины, однако она всегда носила их в хвосте, потому что так было удобнее. Катя не могла похвастаться женственными изгибами своего тела; грудь женщины была очень маленькой. Единственное, что нравилось Кате в себе — голубые глаза, которыми ее наградила природа. Но их обычно было не видно за очками, которые приходилось носить на работе, а иногда, и дома. Катерина не привыкла себя жалеть. У нее, в общем-то, все хорошо, чего ей еще желать? Что это она о своей внешности стала вдруг сокрушаться?

Женщина прошла на кухню и поставила ужин греться на плиту. Через несколько минут вернутся Оля с Игорем и Викой. Каждый день Вике и Оле приходится ездить несколько остановок… Поблизости школы не было, и дочку они вдвоем решили отдать в приличную школу за несколько кварталов от дома.

Как хорошо, что сестра помогает ей с дочерью! Да, Оля сама захотела стать домохозяйкой и следить за семьей и бытом. Она заботливая мама, хорошая жена, что еще нужно?!.. Да, и, конечно, ее лучшая подруга! Катя улыбнулась своим мыслям. А затем, опять вспомнила про платье, которое надо купить. И про босоножки, которые просто жизненно необходимо приобрести. И решила в пользу последнего.


На следующий день, в 6 часов вечера, вся семья дружно одевала Катю на вечер. Конечно, никакого платья она не купила, съездив в магазин с утра и купив дочери новую пару летней обуви. И теперь Катя выбирала из того, что у нее было в гардеробе. На улице стояла все та же ужасная жара. К такой погоде у Кати было одно единственное платье: черное с короткими рукавами и с юбкой до колен.

— Да, Катюш, — Оля посмотрела на сестру с сочувствующим взглядом. — Видно, что у тебя больше ничего нет. Ты, по-моему, только в нем на все вечера и ходила!

— Да. — Катя, оставшись вполне довольна небольшим макияжем на лице, повернулась от зеркала, чтобы взглянуть на нее. — Но мне все равно. Пусть думают, что хотят.

— Мама, — Вика, сидевшая на маминой кровати, позвала ее. — Ты же знаешь, мама, я могла подождать с босоножками…

— Подождать? — Катя подошла к дочери и погладила ее по волосам. — Доченька, это ждать просто не могло. Тебе не в чем было ходить. Да и о чем это мы? В конце концов, какая разница, в чем мне идти?

Катя взяла сумку со стула.

— Все, я пошла.

— Мам, я тебя провожу до двери. — Вика бодро соскочила с кровати.

— Хорошо, — Катя взяла дочку за руку. — Пошли. Пока, Оль.

— Пока, Катюш. Отдыхай, не волнуйся ни о чем. — Сестры нежно улыбнулись друг другу, и Катя с Викой вышли из комнаты.

Оля сказала сегодня, что снова ждет ребенка. Рассказала, как счастлив Вова. Катя была безмерно рада и горда за сестру. Но, одновременно, снова возникло это чувство третьего лишнего, которое уже возникало в душе Катерины и не раз. Она мешает им здесь. Теперь будет еще ребенок. Возможно, стоит подыскать жилье… Поцеловав дочь на прощанье, Катя спустилась в лифте и вышла на улицу. Решив поспешить, она прямиком отправилась к ближайшей станции метро.

4

Владислав Владимирович ехал на вечер, посвященный новому проекту своего сына. Новый черный смокинг и пальто классического кроя сидели на нем, как влитые, доказывая всем на него взирающим, что портной хозяина компании старается для своего лучшего клиента изо всех сил. Зрелый, но превосходно сложенный мужчина, сидевший прямо в своем черном лимузине, смотрел в окно на прохожих, не замечая ничего перед глазами. Владислав думал о сыне, и мысли охватили его с невероятной силой. Он не понимал, как направить жизнь Алексея в нужное русло, ибо с ним рядом не та спутница жизни, брак с которой Владислав мог бы благословить. Она не сможет стать хорошей матерью для внуков Владислава Владимировича! Это немыслимо!

Отец Алексея считал себя уравновешенным, рациональным человеком. С раннего детства отец готовил его к должности руководителя, воспитывал в нем не только бойцовские качества, но и моральные устои. Владислав считал, что воспитал своего собственного сына должным образом, так, как велело ему сердце, и как он обещал своей жене, которая умерла, когда Алексею было всего 7. Много воды утекло с тех пор, Владислав так и не женился во второй раз, потому что не мог представить рядом с собой больше ни одной женщины.

Шофер подъехал к главному входу в здание компании. Зря он, наверное, решил приехать на прием в честь начала этого грандиозного строительства. Но Владислав должен был признаться себе, что скучает по общению с сыном. Они виделись редко: в праздники или обсуждая дела фирмы. Но отцу хотелось видеть сына каждый день, как было когда-то.

Да, Леша вырос хорошим человеком: ответственным, респектабельным. Единственное, что было ложкой дегтя в бочке меда для отца — образ жизни Алексея. С одной стороны, многие современные мужчины живут так, как он. Но ведь сыну было привито уважение к семье, к браку, стремление дать жизнь своим детям и воспитать лучшее в них. А вместо этого, Алексей представил ему свою любовницу на дне рождения. Он что, не видит, кто она такая и что ей нужно?! Вертихвостка, вытягивающая деньги! Нет, подумал Владислав, пора уже, наконец, вмешаться. Надо попытаться открыть сыну глаза, показать ему возможность настоящей жизни и истинной любви, которую он так желает сыну испытать! То, что было в жизни у него, и обязано было, наконец, появиться в жизни сына. Правда, отец еще не знал, что необходимо было предпринять, но подобные мысли уже не вызывали в душе отторжения. Наоборот, Владислав не видел другого выхода, так как понимал, что сын сам не в состоянии наладить свою жизнь.

Отец Алексея вошел в холл. Сколько старых знакомых и друзей! Он подошел к группе своих бывших коллег, которые что-то живо обсуждали за сервированным столом, и взял с подноса бокал шампанского. Владислав огляделся. Где же сын? А, вон он. В компании «Великой четверки» и женщин. Что ж, не удивительно.

Алексей обнимал за талию ту самую Алену, что заставляла отца ощетиниваться каждый раз, как он вспоминал об этой девице. Каким оскорблением вообще было приводить ее к нему на день рождения! Главное, что беспокоило Владислава, была слепота и глухота Алексея, который не понимал того, что ей нужны лишь деньги. Ну, ничего, он поможет ему понять!

Праздник удался на славу. Все танцевали, угощались, произносили тосты… Руководство общалось отдельно от рядовых сотрудников компании. Владислав, будучи человеком неразговорчивым, отошел от своих друзей, большинство из которых было младше его, чтобы понаблюдать за теми, кто теперь работает на его сына. Что ж, контингент вполне приличный. Он обратил внимание, что начался медленный танец на небольшой площадке для танцев, которую специально установили по этому случаю. Несколько девушек остались без кавалеров, жаль! Владислав тепло улыбнулся своим мыслям.

Однако через несколько мгновений он осознал, что неотрывно смотрит на молодую женщину, едва ли не специально забившуюся в самый дальний уголок у окна и внимательным взглядом следившую за чем-то. Ее руки спокойно лежали на коленях. Немного затертое черное платье выглядело слегка старомодным, но ухоженным. Волосы зачесаны в высокий хвост, на лице практически нет макияжа. На носу — очки. На первый взгляд эта женщина не отличалась от тысяч женщин, что ходят по улицам города, но это было лишь первое обманчивое впечатление. В этом взгляде, в этих глазах отец Алексея увидел ум и глубокое осознание всех превратностей и перипетий жизни. В этом, казалось бы, спокойном взгляде — неутоленную жажду счастья и любви.

Кто же вызвал столько внутренней борьбы в этой хрупкой молодой особе? Владислав обернулся и увидел сына, над чем-то смеявшегося в компании все тех же друзей. И тут отец Алексея почувствовал нечто, сродни обиде. Его сын просто недостоин такого желанного для каждого уважающего себя мужчины взгляда, полного тоски… Внезапно его мысли прервали друзья, пригласившие его за их стол произнести тост в честь сына, и, немного разочарованному, Владиславу пришлось оставить женщину с ее печалью. На этом случай, казалось, развел женщину и отца Алексея.


Как ни пытался Владислав за весь вечер поговорить с сыном, он так и не смог этого сделать. Они лишь обменялись парой фраз — сын обещал заехать на следующей неделе — и затем в компании Максима, Константина, Антона и нескольких молодых привлекательных женщин он попросту покинул праздник. Владислав невольно обернулся в том направлении, где час назад он увидел ту женщину, но не смог ее отыскать. Наверно, она уже ушла. На душе отца лежал груз какой-то родившейся мысли, которую ему еще нужно было осознать, что-то беспокоило его. Ну, конечно, его беспокоил сын! Но тут было еще что-то. Не дожидаясь конца вечера, он покинул здание компании.

5

Катерина ехала домой в метро. На улице начался небольшой ветер. Как это она прослушала в прогнозе погоды упоминание о похолодании! Она была подавлена. Не нужно было ей ходить на этот прием! Не надо… Катерина еще раз вспомнила, как просидела полтора часа за столом у стены… Вроде бы, не о чем ей беспокоиться! Но нет. Что-то было…

Добравшись до дома, она посмотрела на часы. Половина десятого. Домашние уже, наверное, спят. Вика должна уже быть в постели. А Оля засыпает вместе с Игорем в девять. Вова на дежурстве. Она открыла дверь и была очень рада, что ей предоставили шанс побыть одной и подумать. Пройдя в свою комнату, Катя поцеловала дочь, спящую на небольшой кровати у окна, и разделась, положив вещи в шкаф. Стараясь не разбудить ребенка, Катя на цыпочках вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Как хочется принять теплый душ, чтобы вода заструилась по телу!

Катерина зашла в ванную и включила воду. Ах, блаженство! Что же все-таки случилось сегодня? Она вспомнила этого невероятной красоты мужчину, владельца их компании. Конечно, дело было в нем. Она никогда раньше не видела его так близко и так долго, как сегодня. А, может, видела? Просто не замечала этого человека, смотрела не в ту сторону. В эту сторону, в его сторону, ей не стоило смотреть и сегодня! Темноволосый, высокий, стройный, с красивой улыбкой, он казался воплощением женского желания и страсти. Но не только желание возбудил он в Кате, хотя от харизмы этого человека она и вздохнуть-то боялась. Там было еще что-то, чего молодая женщина не могла объяснить. Ей захотелось обнять его, подружиться с ним, поговорить, попить вместе чай… А также родить ему ребенка и жить вместе счастливо до конца дней!

О Боже! Катя закрыла рот руками. Да что это с ней! Надо успокоиться. Он же был блестящим ловеласом, повесой. Она слышала невероятные истории о его любовных победах, которые все обсуждали. А она презирала людей, ведущих такую жизнь.

Слава был не такой. Он был заботливым, работящим. Он никогда не курил, да и пил вино и только по праздникам. Он был прекрасным отцом для Вики, а этот Алексей Владиславович уж точно отцом был бы никудышным! Успокойся! Не плачь!

Катя, как могла, успокаивала себя, приказывая не показывать эмоций, но слезы рекой потекли по щекам. Внезапная щемящая боль в груди вызвала невольный взрыв ее чувств, которые, казалось, все эти годы были спрятаны глубоко внутри. Старая рана открылась и вновь начала кровоточить. Из-за этого мужчины.

Мгновенно, она ощутила себя молодой. Однако желание снова любить и быть любимой, составлять с кем-то пару, обожгло сердце женщины огнем раскаяния. Как она может! Это было бы предательством по отношению к Славе. Ведь она так его любила! Но тут же другая мысль подала голос в сознании Катерины. А может, и не было бы? Ведь его нет уже 4 года. А она имеет право жить дальше и любить дальше?

Катя выключила воду и вытерлась полотенцем. Нет, она не будет больше думать об этом Алексее! Это просто абсурд. Он — человек, живущий в другом мире, в ином измерении. И дело здесь не в желании снова любить. Она просто не будет этого делать, и все. Вряд ли, найдется еще мужчина, который так на нее подействует. А этого, конкретного, она уже нейтрализовала у себя в сердце. Он не для нее. Она смирится и больше не будет о нем вспоминать. Молодая женщина надела сорочку и прошла в их с Викой комнату. Напряженная, словно натянутая струна, Катя легла в свою постель, и закрыла глаза, приказав себе спать.

6

Алексей лежал на кровати в модно обставленной спальне своей любовницы Алены и смотрел в окно. Молодая девушка же мирно спала у него на плече. Всем бы жить так, как он. За последнюю неделю мужчина только и делал, что гулял и развлекался по полной программе. Алексей даже улыбнулся собственным мыслям. Нет, конечно, утром он вскакивал с кровати и мчался на работу. Но, как только часы били 7 вечера, начинался целый хоровод развлечений: клубы, рестораны, казино, карты, женщины, вернее, женщина, Алена… Алексей еще раз чмокнул Алену в темечко. Друзья, дорогие автомобили, выпивка, снова карты… Да, жизнь удалась!

Алексей еще раз поцеловал Алену, но теперь уже он повернул ее на спину и запечатлел на ее губах страстный поцелуй.

— Мне пора идти, — прошептал он.

— Ммм, — Алена потянулась в постели и открыла глаза. — Как же хорошо нам вместе! Дорогой, может, останешься на ночь… Я израсходовала еще не все силы… — Она улыбнулась ему сонной кокетливой улыбкой.

— Нет, малыш, мне пора. — Алексей поднялся с кровати. — Завтра на работу. Ты же знаешь. Я должен поспать, а с тобой, боюсь, — Он посмотрел на нее взглядом, полным желания. — Я этого не сделаю.

Они поцеловались еще раз, долго и глубоко. Алексей пожелал своей женщине спокойной ночи и ушел: довольный и удовлетворенный жизнью.


Прошло две недели со дня приема в компании, а Владислав Владимирович до сих пор был не в силах поймать своего сына, чтобы хоть парой фраз с ним обмолвиться. Он был занят на работе, а потом на гулянках в компании своей любовницы. Отец Алексея нервно ходил из угла в угол в кабинете Алексея. В конце концов, Владислав решил прийти к нему, чтобы поговорить и расставить все точки над «i».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.