электронная
54
печатная A5
414
18+
Вспоминая будущее

Бесплатный фрагмент - Вспоминая будущее

Объем:
302 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1202-0
электронная
от 54
печатная A5
от 414

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вспоминая будущее…

Мы не знаем, что с нами произойдет завтра. Может мы даже окажемся в другом времени, что невозможно по законам науки. А любовь — вечна ли она? Или она также быстротечна, как сегодняшний день?

Глава 1. Настоящее

Солнечный лучик пробежался по комнате и застыл на лице Ани, прогоняя приятные сны. Но на самом деле жизнь была ещё лучше. Аня вздохнула запах мужчины, лежащего рядом. На его лице сразу же появилась улыбка.

— Привет, — одними губами прошептал он, держа глаза все ещё закрытыми.

— Привет, — также тихо ответила Аня.

Сильная мужская рука прижала девушку ещё ближе.

— Какие планы на сегодня? — тёплые губы прошептали Ане в ухо.

И Аня вспомнила, что сегодня у них в химической лаборатории, где она работала, должны были проводить интересный эксперимент. Даже какой-то профессор иностранный приехал, чтобы показать его.

— Я думаю, что будет интересно.

Мысли Ани переключились на наступающий день и понеслись вприпрыжку. «Всё-таки хорошо, когда в жизни ты занимаешься тем, что тебе нравится», — подумала Аня. «Тогда по утрам тебе хочется вскочить и бежать на работу, а вечером не хочется возвращаться оттуда. И чего только некоторые подруги ворчат, что им скучно ходить на работу и что они предпочли бы там никогда не появляться?»

Аня работала уже примерно семь лет в научно-исследовательской лаборатории. Пришла туда ещё семнадцатилетней девчонкой и была вначале просто помощником. Но параллельно поступила на биолого-химический факультет. Поэтому все знания, которые она там получила, она сразу же применяла на практике. Как помощник она прошла через различные отделы в лаборатории, но примерно три года назад после окончания института руководитель лаборатории настоял, чтобы она выбрала какую-то специализацию и уже двигалась по ней.

Ане это не то чтобы очень понравилось. «Зачем выбирать, если можно заниматься столькими интересными вещами одновременно». Но делать было нечего, пришлось ей выбирать. И она выбрала отдел, который занимался разработкой косметики для сохранения молодости кожи и её восстановления.

Ведь тогда можно достичь несколько целей сразу. С одной стороны, дарить женщинам молодость. Хотя Аня, будучи ещё совсем молодой, не очень понимала это. С её точки зрения, зрелые женщины были более красивые, чем молодые девушки, похожие друг на друга как капли воды. Но если женщинам молодая, кожа даёт уверенность в собственной привлекательности, то пусть будет так. Также работа в этой отрасли могла приносить стабильный доход или даже большой доход, если Аня в будущем решится освоить собственное предприятие. И в-третьих, эта работа была близка к медицине, которую Аня так любила.

В свободное от основной работы время девушка бегала в местную городскую больницу и помогала врачам как медсестра при сложнейших операциях. Там у неё был один особо нравившийся ей врач Аркадий Анатольевич, профессор, проработавший более 40 лет в хирургии. Он брал Аню как помощницу на операции, объяснял, помогал, учил.

«Эх, Анюта», — любил повторять он. — «Надо было тебе идти на медицинский факультет. Врач пропадает.» «Так мы же проходили медицинскую науку в институте», — оправдывалась Аня. «Хватит ерундой заниматься», — отвечал ей Аркадий Анатольевич, — «получи высшее медицинское образование, и будем мы с тобой операции все вместе делать. А то от этих выпускников никакого толка. А ты врач от бога».

Но Анна пока не была готова полностью сменить профессию. Ведь в жизни хотелось успеть всё сделать, а времени катастрофически не хватало ни на что.

Мужская рука шевельнулась, и мягкие губы прижались к впадинке у основания шеи Анны, а потом поцелуи проложили дорожку обратно до уха.

Анна счастливо улыбнулась.

— Я люблю тебя, — прошептал мужской голос.

— Я тоже, — прошелестел в ответ Анин голос. Она прижалась к мужчине ещё ближе.

Закончилось это как обычно.

Но последствием как обычно было то, что они сильно опаздывали, поэтому завтракать и натягивать одежду пришлось на ходу.

— До вечера, — и уверенный мужской поцелуй закрыл Анины губы.

— До вечера, — весело махнула она рукой и поспешила в лабораторию.

А там уже кипела оживлённая жизнь. Люди в белых халатах как привидения носились из одного кабинета в другой, сталкивались, говорили, переносили предметы.

Аня с удовольствием включилась в эту суматоху и закрутилась практически до обеда.

Зазвонил телефон:

— Аня, — послышался из трубки мамин голос. — Вы приедете с Максимом в выходные?

— Не знаю. Я ещё не спрашивала, свободен ли он.

— Твой Максим слишком серьёзный молодой человек, — немного подтрунила мама. — Слишком ответственен. Но ведь в жизни должно быть и время для себя, а не только для работы.

Аня усмехнулась. Действительно Максим, наверное, был занят ещё больше, чем она сама.

— Я спрошу его, мама, — поспешила она ответить в трубку. — И перезвоню.

— Удачного дня, — и мама повесила трубку.

Аня помчалась в кафетерий, чтобы быстро что-то перекусить, так как как раз после обеда должны были показывать тот самый интересный эксперимент.

А в это время Максим вышел из кабинета начальника с блокнотом, исписанным новыми заданиями, и направился на своё рабочее место.

Максим работал в Министерстве иностранных дел. Он блестяще закончил дипломатическую академию и продолжил работать по этой же специальности. Хотя Максим был ещё достаточно молодой, 26 лет, какой уж тут возраст, однако, начальство ему доверяло, и карьера резко шла вверх. В то время как его ровесники всё ещё корпели над бумагами, Максим активно привлекался непосредственно к встречам с иностранными делегациями, особенно из Великобритании. В своё время он вырос в этой стране, когда родители работали в российском посольстве в Лондоне, поэтому английский язык у Максима был как родной.

Начальник ему только что сообщил о том, что освободилось место в посольстве Великобритании, и что Максима серьёзно рассматривают на это место.

Максим задумчиво посмотрел в окно и набрал мобильный Анны:

— Привет, — выдохнул он, когда она ответила. — Скучаю по тебе.

— Я тоже.

Максим довольно потянулся и представил её в своих объятиях, от чего на душе стало светло, а тело приятно напряглось.

Это было безумием каким-то. Они познакомились всего полгода назад, а кажется, что знают друг друга целую вечность. Это была любовь с первого взгляда, когда видишь человека первый раз и сразу же понимаешь, что это твой человек. Когда дышишь с ним одним воздухом. Когда кажется, что все, что было до этого человека было неправдой, и что без этого человека тебе больше не жить

— Ты бы поехала в Великобританию? — внезапно спросил он Аню.

— Ты что! У меня здесь дел полно, — потом Аня вдруг резко остановилась. — А ты что едешь в Великобританию?

— Без тебя я никуда не еду, — рассмеялся Максим. Великобритания была ещё очень далеко. И он был уверен, что они с Аней смогут договориться: или они поедут, или они останутся, но только вместе. — Давай в эти выходные дома побудем?

— Не знаю, как насчёт дома. Мама звонила и приглашала к ним заехать. Но ладно потом решим, я бегу на эксперимент. Целую, — и в телефоне раздались гудки.

Максим нехотя опустил трубку. Затем полез рукой в карман брюк и вытащил небольшую коробочку. Слегка нажал на неё, и она открылась, показывая изящное кольцо. Уголки его губ непроизвольно раздвинулись в привлекательной улыбке. Предложение он сделает в эти выходные. Он был полностью уверен в себе и надеялся, что Аня хочет того же, что и он сам.

А в актовом зале лаборатории собрались уже все сотрудники. Профессор Меллинг суетился на трибуне вокруг странного вида аппарата.

Постепенно гул утих. Профессор Меллинг на родном английском представился и подробно описал свои исследования и цели, которых хочет достичь. Потом профессор Меллинг надел белый халат и приступил к опыту. Завороженные учёные с восторгом наблюдали за тем, что показывал профессор.

«Вот это да», — подумала Аня, неотрывно наблюдая за действиями профессора. — «И почему никто из нас об этом не догадался? Мы бы давно сделали такой шаг вперёд! Ведь способность получить это вещество означает огромнейшие возможности в науке». И в голове Ани замелькали картинки будущего одна с другой.

После эксперимента профессора окружили и задавали множество вопросов. Но разговаривать было не очень легко. Ведь профессор говорил на английском языке, а местные светила и начинающие учёные не совсем в совершенстве владели этим языком. Профессор надолго не задержался и уехал.

Аня сидела на своём рабочем месте, прокручивая в голове эксперимент профессора, и всё не могла понять, как же у него это получилось.

— Вася, вот как ты думаешь, почему, имея возможность получить соответствующее вещество, профессор Меллинг не двинулся дальше? — обратилась Аня к своему коллеге.

— Может его целью было достичь именно этой стадии, а дальше ему неинтересно двигаться? — предположил Василий.

— А почему он давал такую лекцию в нашей лаборатории? Мы же не очень известны.

— Может и не очень известны, но по части открытий мы впереди многих других институтов. Более того, как я слышал, Меллинг может станет у нас работать профессором.

— Правда? — ещё больше оживилась Аня и размечталась. — Вот это будет прорыв!

— Подожди. Он слишком большую зарплату хочет и предлагает «драконовские» условия договора, по которому мы не сможем его уволить ни по каким основаниям в течение пяти лет. Поэтому пока наша администрация и профессор не договорились.

— Да за такой ум любой зарплаты не жалко, — возмутилась Аня. — А условия в пять лет — это же нам выгодно, чтобы не потерять такое светило. Надо подписать договор вообще пожизненно, чтобы этот профессор работал только у нас.

Василий только пожал плечами.

— Мне пора, Анют до завтра.

— Пока, пока.

Аня опять задумалась: «И как всё ловко получилось у этого профессора». По затихшим вечерним коридорам она отправилась в зал. Сейчас там было пусто. Аня немного постояла у возвышения, вспоминая сегодняшний день. Перевела глаза на пол и внезапно увидела капсулу, оставленную профессором Меллингом.

От такой удачи у Ани аж глаза загорелись от восторга. «А ведь я сама могу поставить такой эксперимент», — внезапно подумала она. Её что-то смущало и немного возмущало, что до некоторых вещей, которые теперь казались такими простыми, она не додумалась сама.

Она решительно взяла капсулу и направилась на своё рабочее место. Через двадцать минут всё было готово к опыту. Аня достала свободную колбу, перелила в неё содержимое капсулы, и начала добавлять иные необходимые растворы и ингредиенты.

Аня с удивлением заметила, что все химические процессы пошли не так, как сегодня у профессора Меллинга. Реакция от смешения растворов была совсем иная. Цвет внезапно поменялся с зелёного на красный. Аня широко раскрыла глаза, и тут до неё дошло, что профессор то был обманщиком прямо как шарлатан из девятнадцатого века, про который Аня недавно читала. В голове быстро мелькнула мысль, что надо спасаться из этой комнаты, так как раствор выкинул столб ядовитого газа, но эта мысль быстро погасла, и Аня без чувств упала на пол.

Глава 2. Знакомство с братом

Ане было плохо. Не просто плохо, а очень плохо. Мысли метались, не останавливаясь ни на чём определённом. Попытка повернуть голову закончилась сильнейшей болью.

Аня не двигалась. Постепенно сознание прояснилось. Ужасно болела голова и подташнивало. Аня с трудом немного приоткрыла глаза. Она лежала на какой-то кровати. Глаза закрылись сами собой.

— Врача, — попыталась позвать она, с удивлением отмечая, что слабый голос всё же исторгся из её горла.

— Врач уже был, милая, — услышала Аня чей-то успокаивающий мягкий голос. Поискала в воспоминаниях и не нашла никого, с кем бы ассоциировался этот голос. Пришлось опять заставлять себя открывать глаза.

Рядом сидела женщина лет сорока с добрыми глазами и внимательно с заботой наблюдала за ней.

— Где я? — с трудом произнесла Аня.

— В поместье Дэнверов.

— Кто это такие? — не поняла Аня, сквозь полусомкнутые веки продолжая рассматривать женщину.

— Это ваша семья леди.

Аня закрыла глаза опять. «Хорошенькие шутки у этих медицинских работников пошли», — подумала Аня. «Здесь еле дышишь, а они думают, что ты поймёшь их чувство юмора».

— Это городская больница? — попыталась Аня спросить вопрос прямо.

— Это дом вашего брата, — так же спокойно прозвучал голос женщины.

«Ну вот начались галлюцинации», — продолжала размышлять Аня. — Наверное, это фантазия, порождённая ядовитым газом и прочитанными романами про Англию».

— Как вас зовут? — спросила она следующий вопрос.

— Я экономка в доме вашего брата. Он попросил меня позвать его, как только вы очнётесь.

Аня слегка кивнула головой. Больно. «Видно всё-таки хорошо я надышалась этим газом», — подумала про себя девушка. — «Уже какие-то фантазии начинаются. Вот только выздоровею, найду этого профессора и разоблачу его, чтобы он не мог больше причинять вреда другим людям, тем, кто верит ему. Не зря руководство нашей лаборатории не хотело подписывать договор с ним».

Вслух она произнесла:

— Не надо никакого брата. Я хочу просто полежать, — и она закрыла глаза, тут же провалившись в сон.

Когда она открыла глаза в следующий раз, рядом на стуле с её кроватью сидел взъерошенный молодой человек.

Увидев, что её ресницы дрогнули, он схватил её руку и поднёс к губам для поцелуя.

— Сестрёнка, ты как?

Аня смотрела на него, молча. «Похоже, мои фантазии продолжается. Вон какой оборот приняли».

Молодой человек ещё больше занервничал:

— Ты помнишь меня? Я твой брат — Энтони.

Аня продолжала молчать. «Интересно, если я скажу ему что-нибудь, он исчезнет?»

Молодой человек в это время отчаянно сжал её руку:

— Не волнуйся, я с тобой. Мне доктор сказал, что ты ударилась головой, поэтому возможна потеря памяти. Но будь уверена, я больше не отдам тебя ему.

Странно, но это пожатие руки было как настоящее, как в реальной жизни.

Аня с трудом рассматривала молодого человека, ей всё ещё было очень нехорошо.

«Кто он?» — думала она. — «Если я ударилась головой, то понятно, что я ничего этого не помню. А я и не могу помнить», — тут же мысленно подправила она себя. — «Это же галлюцинации, вызванные ядовитым газом. Странно, что только в этих галлюцинациях присутствует не Максим и даже никто другой, кого она знала, а совершенно незнакомый человек. Помнится, что они проходили по психологии, что в снах и галлюцинациях отражается то, что мы уже видели. Это так мозг обрабатывает события. И там не может быть что-то из того, что мы не видели». Но Аня была уверена, что этого человека она видит первый раз.

Молодой человек ещё долго сокрушался возле её постели. Он что-то говорил, периодически брал её за руку, вглядываясь в её лицо.

«Где же Максим?» — продолжала думать Аня. Потом она не выдержала, пускай видение или отвечает, или исчезает:

— Где Максим? — спросила она молодого человека.

Молодой человек тут же пришёл в себя, голос его стал как сталь:

— Ты имеешь в виду Макса? Не волнуйся, ты его не скоро увидишь, если вообще увидишь. Он отправился воевать с Наполеоном.

Наполеона Аня знала. Ну кто же не знает такого французского императора, который хотел захватить Европу и Россию. «Это хорошо», — с некоторым оптимизмом отметила Аня про себя. «Память начинает постепенно возвращаться».

— Ты шутишь что ли? — устало переспросила Аня.

— Туда ему и место, — проскрежетал зубами Энтони.

«Может у них здесь такая поговорка: пойти к Наполеону? Что она значит интересно?»

— Голова болит, — отозвалась Аня.

— Этот ненормальный тебя столкнул с лестницы. У тебя была огромная шишка на голове и многочисленные синяки на теле. Но сейчас вроде уже проходит.

— Кто меня столкнул с лестницы? — не поняла девушка.

— Макс. Опять напился с друзьями и пришёл домой пьяный. Там ты ему попалась на пути. Как я слышал от слуг, ты на него начала сильно кричать. А он просто толкнул тебя и рассмеялся.

— Чего-то не похоже на него, — неуверенно произнесла Аня.

— Аня, посмотри реально на жизнь. Ты влюбилась в любителя женщин, пьянчужку и просто никчемного человека. Его отец и тот не общается и с ним. Если бы не наш папаша, который так настаивал на браке, и твои любовные бредни, я бы никогда не допустил этого брака. Но не волнуйся, теперь я тебя больше ему не дам, даже если ты сама будешь просить. Хватит, пора тебе начинать взрослеть, а то у нас и так много взрослых с детским мышлением в семье: папа, мама, ты. Не могут же я за всех вас отвечать!

Аня смотрела на него, непонимающе:

— Это что розыгрыш? — не поняла она, осматривая комнату. Кто-то видно решил поразвлекаться и сделал помещение действительно в духе 19 века в английских традициях. Ане казалось, что сейчас этот фарс закончиться, и войдёт довольный Максим, который поинтересуется, попалась ли она на этот розыгрыш или нет.

— Никакой это не розыгрыш, — жестко ответил Энтони. — Ты остаёшься жить здесь и заново будешь строить свою жизнь, а я узнаю, можно ли расторгнуть ваш брак, — Энтони уже метался по комнате. — Начну прямо завтра.

— Энтони, не так быстро. У меня всё-таки голова болит.

А про себя подумала: «Что за ерунду я говорю? Как связана боль в голове с расторжением брака? Да никак. Веду себя прямо как в рассказах про блондинок».

— Извини, — молодой человек смутился и присел рядом с Аней.

— Ты помнишь что-то из того, что случилось?

— Нет, — сказала Аня, и это была чистая правда.

— Тебя нашёл дворецкий в доме, где вы жили, и направил мне письмо. Я приехал через два дня, а твоего мужа уже и след простыл, а ты была в ужасном состоянии. Я так обозлился и забрал тебя с собой.

— Спасибо, — не удержалась Аня.

— Забудь про это. То, что тебе надо сейчас знать, это то, что ты Анна Дэнвер, что твой отец Кони Дэнвер, граф, а твоя мать Стефания Дэнвер, графиня, что я твой брат, и что нас двое было детей в семье.

«Занимательно моя фантазия разбушевалась», — внимательно следила за молодым человеком Аня.

— Сколько мне лет? — решила она подыграть своим фантазиям.

— Тебе двадцать и ты уже два года замужем за Максом.

Аня задумалась:

— Дети, у нас есть дети?

— Нет, детей у вас нет. И, наверное, и не могут быть, так как Макс проводил всё время в будуарах других женщин, которых он сменял одну за другой, или на скачках, или где-то пьянствовал со своими друзьями.

Тут Энтони себя одёрнул:

— Извини, сестрёнка, что я так прямолинейно.

— Ничего, — отвела взгляд Аня. — Не понимаю, почему я вышла за него замуж.

— Я тоже это не понимаю и говорил тебе много раз об этом до замужества.

— А ты женат?

— Я? — Энтони аж поёжился. — Нет конечно.

— А почему ты не женат, хотя и старше меня. Сколько тебе лет?

— Мне 24. И как мужчине ещё рано жениться. Вот будет 35, тогда и подумаю.

— Значит если девушка, то в 18, а если мужчина, то хоть в 35?

— Ведь так устроен свет? — удивился Энтони. — Вы девушки хотите, как можно раньше выйти замуж, а мы мужчины совсем не спешим. Нам надо вначале состояться, заработать состояние и сделать что-то более важное.

— Несправедливо как-то.

— Сестрёнка, ты всё-таки хорошо головой ударилась. Отдыхай, я попозже зайду.

И Энтони тихо покинул комнату.

«Ничего не понимаю», — подумала девушка. — «Сон какой-то. Интересно, если в него опять погрузиться, он закончится?» — Аня откинулась на подушку, закрыла глаза и тут же заснула.

Утро встретило Аню переливами соловья.

«Где я?» — подумала девушка и открыла глаза.

Как это ни странно, она была всё в той же комнате, что и вчера. Это вызвало недоумение у Ани.

Дверь через какое-то время открылась, и вошёл бодрый Энтони.

— Как ты сегодня? — сосредоточенно спросил он.

— Лучше. Голова болит, но уже меньше.

— Хорошо. Вот увидишь, — приободрил девушку Энтони. — Ещё несколько дней и ты полностью выздоровеешь. Тогда поможешь мне объезжать моих лошадей.

Аня недоуменно смотрела на молодого человека:

— Я? Объезжать коней?

— Да, ладно, — рассмеялся Энтони. — Не могла же ты за пару лет забыть, как объезжать лошадей. Ты их всегда любила и проводила в конюшне всё своё время. Поэтому тебе и казалось сначала, — погрустнел Энтони, — что у вас с Максом общие интересы.

Аня занервничала. Она никогда за свою жизнь не садилась на лошадей, и ей даже никогда это не хотелось.

— Энтони, я не уверена, — неуверенно произнесла Аня.

И Энтони в это время уже мечтал:

— У меня сейчас такие кони, каких у меня ещё два года назад не было!

— А что ты с ними делаешь?

— Как что? Развожу и продаю.

— И что прибыльный бизнес?

— А то? Мне все говорят, что у меня талант от бога. Во всяком случае состояние себе я скоро сколочу.

— А разве тебе от отца не полагается?

— Ха! Наш отец — великий мот. Он уже промотал всё, что только можно. И, выдав тебя замуж, хотел разбогатеть, получая отчисления от отца Макса, но не учёл, что они вообще не общаются. Так что хотя у Макса отец уважаемый и очень обеспеченный, Максу он выдаёт только определенную сумму на жизнь и не собирался что-то выделять тебе или твоему отцу.

— Понятно, — Аня перевела взгляд на окно, за которым скользили солнечные лучи.

— Подожди, завтра может быть уже сможешь выйти, — проследил за взглядом Ани Энтони.

— Хорошо бы, — вздохнула девушка, а про себя после ухода Энтони продолжала складывать факты.

«Итак, что мы имеем? Профессор оказался жуликом. В результате я отравилась ядовитым газом. Отравление газом может закончиться обмороком, комой или смертью. У меня уже точно не обморок, так как пару дней я не очнулась. Я также жива, значит это не смерть. Получается, что у меня кома. Кома может продолжаться от нескольких часов до нескольких лет. В моём случае, похоже, что я нахожусь в коме уже пару дней, так как фантазии подменяют реальность. Максим, наверное, там переживает. Сидит у моей постели нервничает. Надо как-то выбираться из этой комы. А то я здесь действительно уже скоро подружусь с местными жителями и Энтони», — Аня невольно усмехнулась про себя, вот будет интересно это всё рассказать Максиму, если она вспомнит что-то, когда очнётся.

Девушка продолжала раздумывать дальше:

«Кома в течение двух дней — это уже достаточно серьёзно, и могут быть необратимые последствия для организма и головного мозга. Как же выбраться из неё?»

Она тихонько подвигала рукой, пытаясь почувствовать руку Максима на своей руке, если он держит её в больничной палате. Ничего. Тогда девушка закрыла глаза и начала думать о Максиме, заставляя своё тело сконцентрироваться и выйти из комы. Через какое-то время она заснула.

Глава 3. Один

Максим был как бы в оцепенении, как бы в летаргическом сне. Ему казалось, что всё, что происходило последние дни, происходило не с ним. Вроде бы и знаешь, что такие вещи как смерть близких случаются в жизни, но они кажутся какими-то далёкими, которые никогда не произойдут с тобой. Но они вдруг происходят именно с тобой, и всё кажется нереальным и просто дурным сном. Вот-вот ты должен проснуться, а ты не просыпаешься.

Ещё сегодня утром они занимались любовью, и она таяла в его объятиях. Они смеялись, и он волновался, как сделает ей предложение. И тут случилось это, которое перечеркнуло всё, и их обе жизни.

Это он поднял на ноги весь институт, когда Аня вовремя не пришла домой. А потом страшно вспоминать, как они нашли её бездыханную недалеко от её рабочего стола. Как кричал её начальник, что нельзя входить в комнату без противогаза. Как его держали несколько мужских рук, когда он пытался прорваться в ту комнату, где лежала его любовь.

Её пульс уже не бился, но он обнял её, притянул к себе и говорил, что все будет хорошо. Он шептал ей, что любит её, и чтобы она оставалась с ним. Он надеялся до последнего, даже когда врачи констатировали смерть, которая случилась от острого отравления ядовитыми газами.

Максим не верил в это. Она не могла умереть. Нет! Когда у них было столько планов, когда жизнь только начиналась.

«Глупая смерть. Бессмысленная»

На следующий день он нашёл профессора и несмотря на всю свою интеллигентность просто избил его. Его глаза застилала красная пелена.

Его забрали в полицию, где он просидел несколько дней, пропустив похороны любимой. А он бы и не смог заставить себя на них прийти. Она для него до сих пор была жива.

Полиция завела дело против профессора за мошенничество и смерть по неосторожности. Против Максима об избиении человека.

Когда Максима выпустили под залог, он вначале устремился домой в надежде, что она ждёт его там. Но её там не было, и, не пробыв в квартире и пятнадцати минут, Максим понял, что больше не может находиться в этой квартире, которая была олицетворением счастья и его надежд. Везде лежали её вещи, стоял её запах.

Максим взял сумку, забросил в неё несколько вещей, повернулся и ушёл из квартиры. Снял небольшую квартиру рядом с работой.

На работе его встретили осторожно. Многие пытались подбодрить, но ничего не помогало.

Улыбка ушла с лица всегда бодрого и весёлого человека и казалось навсегда. Максим проводил на работе всё время.

— Ну так что? — поинтересовался его руководитель через пару недель. — Как насчёт места в посольстве в Великобритании?

Максим кивнул головой, согласен мол.

Перевод оформили быстро, и уже через несколько дней Максим летел в Лондон. В России его больше ничего не держало.

И потекли будни в незнакомой стране. Работа, работа, ещё раз работа. Вечерами Максим поздно приходил домой в свою небольшую квартирку и практически сразу же ложился спать, чтобы утром опять засветло отправиться на работу.

Лондон — его давнишняя мечта, не принёс ему удовольствие или хотя бы облегчение боли. Она была всё такая же резкая и ноющая.

Было ли это одиночеством? Да это было одиночество среди множества людей вокруг. Это было не то одиночество, которое может кончиться в будущем. Это было то одиночество, когда ты понимаешь, что всё уже позади. И Максим не пытался разрушить это одиночество. Особенно тяжелыми были ночи, так как в них часто было всё по-старому. Аня была рядом с ним. Они смеялись и смотрели друг на друга влюблёнными глазами.

А вокруг девушки смотрели на Максима влюблёнными глазами: красавец, умный, успешный. Оттенок угрюмости придавал ещё больше привлекательности. Но все их намёки не воспринимались.

— Ты видел требования этих странных людей? — начальник бросил на стол Максима напечатанный текст. — Они готовы выпустить захваченных мирных жителей с детьми, если в обмен кто-то из дипломатов согласится находиться у них в плену во время переговоров.

Максим взял бумагу и внимательно её прочитал. Потом осторожно отложил.

— Сколько там человек?

— Шестеро взрослых и двое детей.

— Почему они хотят поменяться?

— Я думаю, что их нервируют дети и истерики женщин. Но вместе с тем они хотят иметь кого-то стоящего, чтобы торговаться с теми, кто выполнит их требование. Ну все же понимают, что никто не пойдёт у них на поводу. Придётся идти на штурм и неизвестно, сможем ли мы спасти кого-то из захваченных.

Начальник забрал бумагу и направился к себе в кабинет, а Максим застыл на месте, его взгляд был устремлён в никуда. «Может это знак свыше?»

А через два дня произошёл обмен — террористы высвободили местных жителей с детьми в обмен на дипломата.

Помещение, в которое бросили Максима, было совсем маленьким. Зловония разносились по нему. Было очень душно и жарко. Максим сел на пол, прислонил голову к стене и закрыл глаза.

Впервые за несколько месяцев у него на душе стало спокойней. Он видел тех людей, которых освободили, видел страх в их глазах и дрожащие руки, когда они прижимали к себе испуганных детей. Теперь с ними должно быть всё нормально. Начальник обещал, что он сделает всё возможное, чтобы этим людям было предоставлено убежище в другой стране. И Максим знал, что если его начальник обещает, своё слово он сдержит.

Снаружи донеслась непонятная речь, шаги, а потом они затихли. В течение суток к Максиму никто не приходил.

А ночью началась стрельба. Дверь резко открылась, и Максима схватила чья-то рука, его выволокли наружу, приставили пистолет к голове. На что Максим только усмехнулся. Его куда-то повели, грубо толкая, и через какое-то время осветили прожектором.

Стрельба на какое-то время остановилась.

Державшие Максима люди требовали, чтобы противоположная сторона выполнила их требования, иначе они убьют этого дипломата. Они ещё раз грубо толкнули Максима и прикрикнули на него:

— Говори!

Ухмылка опять появилась на губах Максима, и он громко выкрикнул:

— Не дайте им уйти!

В это время раздался выстрел, и Максим понял, что это конец, и это значит, что он последует за ней. И обязательно найдёт её там.

Он уже не видел, как были уничтожены те, которые захватили его.

Глава 4. Тётя Элин

Следующее утро Аня опять встретила не в больничной палате, а всё в той же комнате в поместье Дэнверов. К сожалению, за ночь она не смогла вернуться в своё время.

Как и обещал Энтони, Аня смогла выбраться в этот день на двор.

Аня с интересом рассматривала себя в зеркале. Там она видела милую симпатичную блондинку, совсем молодую, с хорошей фигурой. Её роскошные кудри спадали по плечам и шли дальше талии.

Аня вздохнула. У них многие девчонки в институте хотели стать вот такими же блондинками, иметь такие же роскошные кудри и светлый цвет волос. Многие красили волосы в такой цвет. А тут ей дали всё это на зависть, а ей это и не нужно было. Аня предпочла бы оставаться, как и ранее, шатенкой и быть рядом с Максимом.

В комнату вошёл Энтони и предложил ей руку:

— Давай прогуляемся. Будешь держаться за меня, вдруг тебе плохо станет.

Аня кивнула и пошла с Энтони.

Они шли по каким-то широким коридорам, увешанными портретами каких-то людей, видно предками семейства Дэнверов, спустились по лестнице. Какой-то человек бросился к двери и почтительно открыл дверь перед ними. И они вышли на улицу.

Завернули за угол, и перед Аней раскинулся красивый сад.

— Ничего себе! — не смогла удержаться от удивлённого вскрика Аня.

Сад был великолепный. Множество разноцветных ярких цветов, искусно подстриженные деревья, журчащий ручей, который шёл между растениями и кустами.

— Да, — с гордостью отметил Энтони. — Я нанял садовника и результат сразу на лицо.

— Какой ты хозяйственный, — только и смогла сказать Аня.

— Теперь, когда ты здесь, мы будем всё делать вместе. Если хочешь что-то переделать в парке, или в саду, или в доме, только скажи.

— А разве мужчины девятнадцатого века не все тираны, которые не ставят женщину ни во что? — скорей саму себя спросила Аня.

Энтони задорно рассмеялся:

— Ты моя любимая сестра.

— А что насчёт других женщин?

— Другие женщины меня не интересуют. Они глупы, навязчивы, шумны.

— Но ведь ты когда-то всё-таки женишься.

— Как я тебе сказал, у меня есть ещё лет десять свободы. А потом ты, может быть, мне найдёшь кого-то подходящего: молчаливого и кто не будет меня докучать. Лучше вообще невидимку.

— А как же любовь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 414