электронная
252
печатная A5
463
16+
Все великие финансовые пирамиды

Бесплатный фрагмент - Все великие финансовые пирамиды

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8180-3
электронная
от 252
печатная A5
от 463

Введение

«Жирные годы»

По данным одного авторитетного отечественного информагентства, в 1990-е годы на территории России действовало 1800 финансовых пирамид. Имена их главных зодчих хорошо известны. Эксперты, словно дотошные археологи, давно подсчитали, кто из этих «ударников-стахановцев» сумел всего за несколько урожайных лет выстроить для себя гигантскую «Пирамиду Хеопса» из чистого золота, а кто сколотил состояние немного поскромнее. Впрочем, для всех антигероев этой книги названные годы стали поистине «жирными».

Но если личности преступных звезд эпохи прочно вписаны в отечественную новейшую историю, то вот гем обезличенным миллионам людей, чьи карманы они так ловко обчищали буквально в промышленных масштабах, в пору воздвигать памятник «неизвестному вкладчику финансовых пирамид».

Дело в том, что общее количество рядовых «строителей», которые, словно кирпичики, закладывали свои скромные семейные сбережения в основание того, что средствами массовой информации того смутного времени преподносилось населению страны почти как девятое чудо света, только экономическое, известно лишь очень приблизительно. Кто, например, теперь знает, какими точно тиражами расходились на волне ажиотажного спроса акции АО «МММ» — знаменитые «мавродики»? Ведь эти «филькины грамоты» с портретами отца-основателя «лохотрона» нигде не регистрировались и даже не были именными. Их выпуск ограничивался только мощностями круглосуточно работавших типографских станков.

По разным данным, господин Мавроди и ему подобные в общей сложности обманули от трех до пяти миллионов своих вкладчиков! Но не исключено, что эти цифры еще будут корректироваться последующими поколениями исследователей в сторону увеличения. Разве такой размах обворовывания доверчивых соотечественников снился фараонам?!

Наверняка среди ваших родственников, друзей или знакомых тоже кто-то поплатился за свою безоглядную веру в миф о возможности быстрого сказочного обогащения. Хотя стоит ли зачислять всех пострадавших в знаменитых финансовых аферах в число наивных простаков, поплатившихся за свою жадность и глупость.

Чтобы понять этих людей, надо вспомнить жуткую инфляцию 1990-х годов, которая стремительно пожирала сбережения и зарплаты россиян. Относительно надежные государственные банки предлагали слишком мизерные процентные ставки по вкладам, которые не могли компенсировать потери от стремительного обесценивания рубля. А вот отданные в пирамиду деньги начинали реально работать и приносить своим владельцам прибыль. Ну а то, что привычка к риску, к игре ради того самого «бокала шампанского» является нашей национальной чертой характера, так это правда жизни, с которой не поспоришь.

Объективности ради стоит также признать, что многие из организаторов пирамид являются очень умными и талантливыми людьми. Специалистам еще предстоит создать психологический портрет человека, обладающего такой бешеной энергетикой, даром убеждения, умением очаровывать слушателей, чтобы заставить миллионы обычных нормальных людей поверить в красивую сказку про то, что отныне деньги больше не нужно тяжело зарабатывать. Теперь, мол, благодаря гениальному экономическому изобретению всякий может получать «бабки» буквально из воздуха и в любом количестве — на халяву.

Нет, тысячу раз не правы те, кто называет основателей известных пирамид вроде «Чары», «Властелины», «Русского Дома Селенга» обычными удачливыми жуликами. Изучая биографии некоторых этих господ и дам, невольно ловишь себя на мысли, что живи они в иное время, и заложенные природой способности непременно реализовались бы в гениальных научных открытиях, организаторских нововведениях, грандиозных успехах на ниве народного хозяйства.

Но, с другой стороны, сколькими «славными именами» пополнилась бы галерея крупнокалиберных аферистов федерального уровня, живи некоторые крупные деятели времен СССР в уникальные с точки зрения открывшихся возможностей для крупномасштабных денежных махинаций лихие 1990-е годы?!

Из этой книги вы узнаете о таких уникальных персонажах и созданных ими схемах быстрого накопления многомиллионных капиталов, что даже сегодня, изучая архивные материалы, невольно попадаешь под преступное обаяние некоторых главных действующих лиц тех событий.

Любопытно, что из более чем семисот заведенных уголовных дел всего несколько закончились серьезными приговорами, по которым подсудимые получили реальные сроки заключения. Этот штрих тоже свидетельствует об исключительных интеллектуальных возможностях супермахинаторов, умеющих вытянуть в свою пользу даже самую безнадежную партию.

Впрочем, стоит ли говорить о теме этой книги в исключительно прошедшем времени? Нет, тема финансовых пирамид и сегодня время от времени попадает на первые новостные страницы. В большинстве случаев так и остался без ответа главный вопрос: куда исчезли фантастические деньги, взятые с их помощью у населения? Да, часть финансовых средств была изъята сотрудниками милиции, прокуратуры, налоговой полиции со счетов структур, занимавшихся организацией подобных мошеннических предприятий. Представители правоохранительных органов не раз гордо рапортовали в прессе о проведенных выемках денежной наличности в офисах мошеннических компаний, их арестованном имуществе, найденных банковских счетах.

При этом многие журналисты и авторитетные аналитики не раз озадаченно констатировали, что по итогам закрытия очередной пирамиды вернуть их вкладчикам удается сущие копейки. А главные капиталы бесследно растворяются где-то в пространстве, порождая у многих ассоциации с бесследно исчезнувшим «золотом КПСС» и пропавшими сокровищами Третьего рейха. Впрочем, еще во времена древности пирамиды и все, что с ними связано, окружала плотная пелена таинственности.

А может, дело не в бессилии следователей и ловкости аферистов, а в том, что в эпоху первоначального накопления капиталов финансовые пирамиды работали не только на своих организаторов, но и на кого-то из тех, кто в то время входил в главный властный круг? Кто знает, кто знает…

К примеру, по итогам судебного разбирательства по делу «Властелины» официально были признаны пострадавшими 26 тысяч вкладчиков, а компенсацию сразу получили только 558 человек из них! Причем выплачиваемые обманутым людям суммы были просто мизерные. Да и то, для того, чтобы без долгих судебных разбирательств получить от чиновников визу на свою просьбу вернуть часть потерянных денег, желательно было быть инвалидом первой или второй групп, участником ВОВ, пенсионером или многодетной матерью. Налицо было явное желание власть имущих создать видимость торжества правосудия и размазать скромный конфискат по огромной тарелке жаждущих вернуть свои потерянные деньги. Кстати, для справки: значительная часть подобных выплат производилась не из арестованных капиталов закрытых по судебным постановлениям фирм, а за счет бюджета. То есть на это шли налоговые отчисления граждан, не участвовавших в пирамидном строительстве, что, на мой взгляд, не совсем справедливо.

Итак, большинство рядовых вкладчиков уже не верят в то, что те, кому это положено по службе, когда-нибудь смогут найти главные сокровища строителей золотых пирамид, некоторые из которых уже успели отсидеть свои лагерные сроки и с чистой совестью вышли на свободу. Другие «герои дней вчерашних» пытаются сменить подпорченный имидж на более респектабельный. Кто-то из бывших супераферистов ныне играет гордую роль изгнанного из пределов родного отечества мученика за идею демократии и диссидента…

Но попробуем отмотать время назад и вспомним, как начинали строиться посреди экономического хаоса и политической неразберихи смутных 1990-х годов финансовые конструкции, которые многим в то время казались чудесными изобретениями добрых гениев. А заодно сделаем экскурс в историю «пирамидостроительства».

Глава 1

«ЦВЕТОЧНЫЕ ПИРАМИДЫ»

До конца эпохи Средневековья человечество не было знакомо с примерами масштабных финансовых спекуляций, когда бы население целых стран поражала эпидемия странного помешательства, сравнимого разве что с массовыми заражениями пляской святого Витта. Хотя, конечно, и во времена славных рыцарей и романтичных трубадуров тоже существовали аферисты, торгующие на рынках всей Европы щепками от креста, на котором якобы был распят Спаситель. А на городских площадях того времени нередко можно было увидеть позолоченные виселицы (шестьсот лет назад люди знали толк в черном юморе), на которых покачивались трупы бородатых алхимиков, продававших богатым заказчикам «липовые» рецепты превращения свинца в золото.

И все же бизнес на индульгенциях и охоте на ведьм не сопоставим по размаху с грандиозными биржевыми

спекуляциями, искусственным раздуванием ажиотажных цен эпохи раннего европейского капитализма. Самой первой и удивительной по своей нелепости аферой такого рода стала знаменитая голландская «тюльпанная лихорадка» XVII века. Кстати, очень похожая история приключилась не так давно и у нас в России…

Жертвы вируса

Как и многие другие сорта декоративных растений, тюльпан попал в Старый Свет с Ближнего Востока. Этот заморский цветок был завезен купцами в Англию из Турции в середине XVI века. В отличие от других экзотических растений тюльпан обладал важной особенностью, которая предрешила его будущий грандиозный коммерческий успех. Дело в том, что вырастающие из луковиц «турецкого чуда» красивые цветки через некоторое время неожиданно меняли свою окраску: на их лепестках появлялись полосы, каждый раз новых оттенков.

Сейчас уже известно, что такая игра цвета является следствием особого вирусного заболевания тюльпанов. Но в эпоху Ренессанса это выглядело божественным чудом. Если торговцу бриллиантами, для того чтобы удивить привередливого клиента, приходилось заказывать оригинальную огранку нового алмаза, то каждая луковица тюльпана гарантировала своему владельцу радующий глаз рисунок.

Представители класса «новых» богатых голландцев, поднявшиеся в высшее общество отнюдь не благодаря своим изысканным аристократическим манерам, хорошему воспитанию и тонкому вкусу, а на волне промышленной революции, любили все яркое и необычное. Они готовы были щедро платить звонкой монетой таким мастерам, как Рембрандт и Халс за удовольствие лицезреть себя на входивших в моду парадных портретах. Любили окружать свои добротные дома пышной растительностью барочных садов, для которых была свойственна показная театрализованная парадность — чтоб было не хуже, чем у английских лордов и испанских грандов.

Местные торговцы быстро смекнули свою выгоду и постепенно создали целую тюльпановую индустрию роскоши. Даже редкие колониальные товары и специи не ценились так в стране профессиональных мореплавателей, как нежные цветы с тонким ароматом.

Подобное растение в гостиной дома служило верным доказательством того, что дела его хозяина идут просто великолепно, и он может себе позволить купаться в роскоши. Приусадебная оранжерея с восточными цветочками была для голландца XVII века примерно тем же самым, что «роллс-ройс» перед особняком для англичанина двадцатых годов XX века. Полосатый тюльпан превратился в символ высокого статуса, без которого невозможно было войти в общество зажиточных негоциантов, крупных политиков, высших военных.

Со временем и менее состоятельные жители страны ветряных мельниц тоже стали позволять себе толику красивой жизни в виде горшочка с прекрасным цветком. Обычные — «неполосатые» розовые или желтые тюльпаны вполне были по средствам, как бы сегодня сказали — представителям среднего класса, хотя, впрочем, тоже стоили недешево. Кстати, тюльпаны считались изысканным подарком. На картине Герарда Терборха (1617–1681) «Галантный военный» бравый кавалерист преподносит своей возлюбленной именно такой презент.

Тем же, кто не мог себе позволить украсить свой дом или сад настоящими тюльпанами, приходилось довольствоваться картинками с их изображениями, которые продавались на любом рынке.

Мода на цветки определенных сортов привела к тому, что луковицы тюльпанов частично заменили золотые монеты и драгоценности, в которых состоятельные люди прежде предпочитали держать свой капитал.

В 1612 году в Амстердаме был опубликован каталог с рисунками 100 разновидностей тюльпанов. По дипломатической почте это издание попало во многие столицы Европы. А в итоге новым символом роскоши заинтересовались многие европейские королевские дворы. Вскоре громадная коллекция разных сортов тюльпанов появилась у Великого курфюрста Бранденбургского Фридриха-Вильгельма. Страстными почитателями турецкого цветка были также знаменитый кардинал Ришелье, Вольтер, всесильный фаворит российской императрицы Анны Иоанновны курляндский герцог Бирон, французский король Людовик XIV и многие другие персоны, оставившие заметный след в истории. Впрочем, нигде в Европе, кроме Голландии, любовь к тюльпанам не стала поводом для грандиозной спекуляции государственного масштаба.

Экономическое чудо XVII века

После сокрушительного разгрома нидерландским флотом испанского в Битве при Гибралтаре в 1607 году Голландская республика окончательно избавилась от испанского владычества. Вскоре бывшая фламандская провинция Мадрида благодаря своему мощному военному, торговому и рыболовецкому флоту стала одной из значимых сил на международной арене и вступила в период бурного экономического и культурного подъема. Только один Амстердам, без учета Антверпена и Брюгге, имел принадлежащих его негоциантам и городскому совету добротных торговых кораблей больше, чем вся Англия, Франция и Испания вместе взятые! Всего же Голландия имела 15 000 кораблей, что в три раза превосходило общее количество принадлежащих европейским странам купеческих судов. В то время иностранцы говорили, что «в Голландии больше строят кораблей, чем домов». Вдобавок к этому капитаны голландских судов располагали лучшими на тот момент картами и глобусами (обычно строго засекреченными).

Причем нидерландские корабелы строили парусники особой конструкции — флайты. Это были суда с удлиненным изящным корпусом, оснащенные штурвалом и совершенным парусным вооружением. Флайты позволили голландцам осуществлять массовые перевозки на огромные расстояния.

Данное изобретение имело далеко идущие последствия. Испанская «Непобедимая армада» потерпела поражение от английского флота потому, что эпоха тяжелых, неповоротливых галеонов подходила к концу.

Голландским повстанцам тоже удалось поставить победную точку в жестоком противостоянии с Испанией в решающем морском сражении при Гибралтаре именно благодаря своему превосходству в хорошо вооруженных маневренных судах над плохо ходящими против ветра, тихоходными каравеллами противника.

Помимо обладания кораблями лучшей в мире конструкции, стремительному возвышению бывшей испанской провинции способствовал ряд счастливых предпосылок. Например, больше нигде в Европе не было такой плотности населения, значительная часть которого приходилась на городских жителей.

Также не в последнюю очередь стремительный экономический подъем голландского общества объясняется протестантской этикой, с точки зрения которой финансовый успех, материальный достаток переставали быть чем-то греховным, как это было характерно для католичества, а, напротив, рассматривались как признаки усердности и добросовестности человека. Поэтому можно сказать, что голландцы одержали победу над ортодоксальными католиками-испанцами не только благодаря превосходству в корабельной артиллерии, но и более прогрессивной идеологии.

Кроме того, нидерландские порты имели идеальное географическое положение. Благодаря этому голландцы, потеснив знаменитую Ганзу и англичан, захватили контроль над торговлей в регионе Северного и Балтийского морей. Самые стратегически важные товары того времени — хлеб, лес, железная руда — отныне шли через голландские порты. Огромные склады в Амстердаме были забиты украинским зерном, норвежским корабельным лесом, балтийскими пенькой и дегтем, английскими и индийскими шерстяными тканями, американскими табаком и кофе, китайским и японским фарфором, восточными специями и т. д.

Голландская Ост-Индская компания решительно теснила английских и испанских конкурентов. Капитаны нидерландских флайтов хозяйничали у берегов Южной и Юго-Восточной Азии, Африки, Америки и не брезговали пиратскими нападениями на иностранные корабли. Очень быстро голландцы захватили контроль над пространством от берегов Америки до Японии. Индийский океан амстердамские и антверпенские негоцианты вообще считали чуть ли не внутренним морем своей республики. Наглость голландских торговцев, которые не признавали никаких государственных договоров и вели дела лишь там, где им было угодно, вошла в Европе в поговорку.

Новые центры мировой торговли привели к упадку некогда могущественной и процветающей Венеции. Точно так же много веков ранее финикийские купцы благодаря строительству кораблей нового типа, способных брать на борт большие грузы и совершать путешествия на дальние расстояния, сумели разорить афинских конкурентов.

Еще недавно купающиеся в роскоши итальянские города стремительно беднели, а на рейдах крупнейших голландских портов каждый день толпились тысячи судов. Ни одна гавань Европы не могла соперничать с амстердамской по количеству ежедневно приходящих сюда из Испании, Англии, Индии, Америки для разгрузки судов. Огромные флотилии регулярно выходили из бухты Амстердама на промысел сельди. Согласно местной поговорке, этот город «вырос на селедочных костях».

Расцвету торговли в немалой степени способствовала амстердамская и антверпенская биржи. После того как самая крупная в Европе Лионская биржа разорилась вследствие неразумной политики французских королей, голландские биржи стали крупнейшими в Европе. При биржах имелись огромные склады, куда помещались доставляемые в город товары. За чашечкой привозного аравийского кофе, цейлонского чая или горячего мексиканского шоколада торговцы заключали выгодные сделки. Причем если вначале голландские биржи были исключительно товарными, то со временем они стали и фондовыми. То есть началась торговля различными ценными бумагами — акциями крупных и мелких предприятий, гособлигациями, закладными, векселями.

Здесь были в ходу самые передовые на тот исторический момент методы торговли ценными бумагами — маржевые сделки с использованием заемных средств, операции с премией и т. д. С биржей сотрудничали банки, которые обеспечивали быстроту и надежность расчетов. Никогда и нигде еще торговля не была такой простой и надежной. Правда, одновременно с большими возможностями для ведения бизнеса создалась благодатная почва для расцвета грандиозной финансовой аферы…

«Цветочники в законе»

А теперь на время перенесемся из XVII века в начало XXI столетия. Место действия — Россия, Саратов. Жители этого по-провинциальному спокойного волжского городка были готовы буквально молиться на заезжих бизнесменов, которые предлагали им чрезвычайно простую и выгодную подработку. Судите сами: фирмачи гарантировали своим поставщикам цветов получение стопроцентной прибыли уже через месяц.

А началось все со странного объявления в местной газете: частный предприниматель по фамилии Одинцов приглашал к сотрудничеству всех желающих для разведения гладиолусов. Первые посетители скромной конторы на окраине города были очень недоверчивы. Еще бы! Им предлагалось за 60 рублей (это называлось залоговой суммой) приобрести комплект из десяти цветочных луковиц для проращивания на своих балконах и подоконниках. И это при том, что на рынках области подобному товару красная цена была десятка.

Но служащие «филиала известной парфюмерной фирмы» терпеливо разъясняли недоверчивым пенсионерам и безработным, которые в основном и откликнулись на их призыв, что речь идет о промышленных поставках качественного растительного сырья на завод компании — в Воронеж, где из ростков гладиолусов особого сорта будут выпускать ценнейший концентрат для медицины и парфюмерии; и что готовая продукция сразу же за валюту будет продаваться в Западную Европу. Именно поэтому, спустя месяц, слегка проросший растительный материал фирма была готова выкупать у своих партнеров уже по цене 110 рублей.

Для пущей убедительности клиентам выдавали подробную инструкцию по выращиванию цветов данного особо ценного сорта. Например, поливать луковицы необходимо было только водой, настоянной на яичной скорлупе. Кроме того, чтобы продукция частных огородников имела цивилизованный вид, каждому покупателю набора луковиц было предложено за отдельную плату приобрести специальные пластиковые стаканчики для рассады.

Когда же первые саратовские гладиолусоводы стали сдавать подрощенный материал обратно заказчикам, строгие приемщики очень тщательно измеряли линейкой длину листьев и корней каждого цветка, чтобы не дай бог не подвести иностранных партнеров фирмы поставкой некондиционного материала.

Неудивительно, что в сети к аферистам попались даже дипломированные биологи и цветоводы со стажем. Вскоре рисковые первопроходцы выгодного бизнеса стали рассказывать друзьям и знакомым, как с ними расплатились точно в срок, да еще демонстрировать скептикам выданную квитанцию с подписями и печатями. После такой народной рекламы в офис фирмы началось настоящее паломничество желающих приобщиться к цивилизованному цветоводству…

«Полосатая чума»

Как ни странно это может показаться, но одной из причин возникновения массового спроса на турецкий цветок стала поразившая Голландию эпидемия чумы, унесшая в период с 1633 по 1635 год сотни тысяч жизней. Скорее всего, это заболевание принесли серые крысы, прибывшие из Азии в трюмах торговых кораблей.

Высокая смертность привела к дефициту рабочей силы, и, соответственно, серьезно выросли зарплаты. Не только у преуспевающих торговцев, но и у простых людей появились лишние деньги, которые они с истинно протестантской бережливостью искали, куда бы вложить.

По мнению некоторых историков, спекулятивная тюльпановая пирамида никогда бы не возникла, если бы в гонку не включилась большая часть населения страны. Ведь как свидетельствуют хроники того времени, в биржевой игре участвовали не только профессиональные маклеры и состоятельные купцы, но и простые моряки, портовые грузчики, трубочисты, ткачи, крестьяне и даже батраки.

Но как же такой специфический сезонный товар смог превратиться в объект круглогодичной купли-продажи?

Первое время торговля тюльпанами действительно шла только с мая по октябрь. Но ажиотажный спрос на цветы элитных сортов был всегда! Естественно, что деловые люди не могли мириться с потерей потенциальной прибыли в «мертвый сезон». В конце концов «тюльпановые брокеры» начали заключать с садоводами и посредниками контракты на урожай следующего года. Не правда ли, очень напоминает современные фьючерсные сделки. В городах появились целые улицы, состоящие из тюльпановых магазинов (выставочные дома) и контор нотариусов, специализирующихся на обслуживании данного рынка.

Со временем торговля контрактами на пока еще не существующие в природе цветы отодвинула на второй план собственно сами растения. Все вдруг страшно увлеклись спекуляциями на «бумажных» тюльпанах, втридорога перепродавая друг другу постоянно дорожающие расписки. Современник описывал про и сходящее та к: «Богатый купец покупает у водовоза тюльпаны на 1000 гульденов, чтобы тут же перепродать их за полторы тысячи врачу. При этом ни купец, ни водовоз, ни доктор не имеют реальных цветочных луковиц, да и не хотят их иметь. Всех интересует лишь навар со сделки».

В 1636 году на голландских биржах крутились долговые обязательства на продажу такого количества тюльпанов, сколько не смогли бы за десятилетия вырастить все цветоводы Европы! В «виртуальном» виде существовали, то есть продавались и покупались обязательства садовников вырастить для заказчиков эксклюзивные сорта, которые и по сей день еще не выведены специалистами.

«Цветочная лихорадка» охватила не только крупные города, но и провинцию. Заезжему иностранцу могло показаться, что в этой странной стране вообще никто не работает. Тысячи людей целыми днями сидели в тавернах и пивных, превратившихся в местные «тюльпановые биржи», или, как их называли, — «коллегии».

Был даже разработан специальный ритуал заключения сделок на коллегиях. Так, заинтересованному в покупке человеку запрещалось прилюдно называть свою цену. Он мог только намекнуть продавцу о своем интересе. Торг должен был происходить в отдельном кабинете трактира. После того как дельцы ударяли по рукам, они возвращались в общий зал для того, чтобы всей большой компанией «обмыть» заключенную сделку.

Если же договориться о приемлемой для сторон цене не удавалось, то несостоявшийся покупатель должен был уплатить остальным участникам коллегии небольшую компенсацию за доставленное им неудобство. А в это время в переговорную комнату уже направлялась новая пара участников торгов…

На пике тюльпаномании цены на этот товар поднялись настолько высоко, что никакой другой вид промысла не мог конкурировать с бизнесом на цветочных контрактах.

Даже прежде считавшаяся сверхприбыльной торговля восточными пряностями и опиумом не шла ни в какое сравнение с коммерцией на тюльпанах. К примеру, зачем промышленнику был о строить новую шерстяную мануфактуру, если уже через месяц он мог без особых хлопот заработать на нескольких крошечных луковицах столько же денег, сколько фабрика должна была принести ему за целый год работы.

Или к чему негоцианту было снаряжать корабль в далекую Индию и рисковать грузом и собственной головой в море, грозящем штормами и встречами с пиратами (по статистике того времени, из каждых трех кораблей, посланных в далекие моря, назад возвращалось только одно судно), если он мог получить фантастическую прибыль, не покидая родной гавани.

Судите сами: луковицы тюльпана сорта Admiral de Маan, стоившие вначале 15 гульденов за штуку, спустя два месяца продавались уже по 175 гульденов. Сорт Semper Augustus («Вечный август»), пользующийся наибольшим спросом и стоивший на первых порах 500 гульденов, за короткое время подорожал в десять раз! То есть прибыль держателей столь ценного актива составила 1000%! А в конце 1637 года Semper Augustus стоил уже 10 000 монет — столько зарабатывал крупный судовладелец примерно за год.

Необходимо отметить, что в описываемое время голландский гульден считался одной из самых стойких европейских валют. Многие состоятельные жители других стран предпочитали держать свои капиталы в гульденах.

А чтобы вам было более понятно, о каких суммах идет речь, приведу несколько цен. Итак, хорошо откормленная свинья стоила в описываемое время 30 гульденов, тысячелитровая бочка пива — 8 гульденов, а корова — сотню.

Любопытно, что в Амстердаме на одной из улиц вплоть до 70-х годов прошлого века прохожие могли прочесть любопытную надпись на старинной настенной плите. Данный текст гласил, что на этой улице в 1634 году за три тюльпанных луковицы были куплены два каменных дома. Теперь кусок старинной кладки хранится в частном музее.

Впрочем, это была далеко не единственная необычная сделка. К примеру, в городском архиве Амстердама сохранилась купчая, в которой зафиксирован факт обмена четырех гектаров отличной городской земли за одну луковицу сорта Semper Augustus.

За точно такую же луковицу некий покупатель в 1636 году заплатил 4600 гульденов и плюс к этому добавил новую карету с полным комплектом упряжи и парой лошадей.

Другой землевладелец не пожалел за одну луковицу элитного сорта две с половиной тысячи полновесных золотых монет, 500 шеффелей отборной пшеницы, четыре тонны масла, почти тонну сыра, крепкие сапоги, трех тучных быков и еще целое стадо овец и коз.

А обычная стоимость одного тюльпана сорта Viceroy составляла: воз отборной пшеницы, воз ржи, 4 коровы, 8 откормленных свиней, 12 жирных овец, 2 меха вина, кровать с постельными принадлежностями, набор сельскохозяйственного инвентаря, 3 бочки масла, 2 бочки пива, шкаф с одеждой и серебряный винный кубок. То есть одну цветочную луковицу можно было обменять на целое зажиточное фермерское хозяйство и гардероб с домашней обстановкой в придачу! Вот уж поистине умеют люди создавать искусственные фетиши. И кто знает, не будут ли современные бриллианты и прочие символы роскошной жизни вызывать недоумение и иронию у наших далеких потомков.

Но в XVII веке многие голландцы, не задумываясь, продавали все свое имущество, а деньги вкладывали в турецкие Цветы. Ведь переведя накопления в тюльпаны, они в скором времени рассчитывали выгодно продать их, а на вырученные капиталы удвоить или даже утроить прежнюю собственность. Мало кто понимал, что участвует в рискованной игре. Напротив, всем казалось, что в их праведной стране изобретен чудесный способ легкого и безопасного обогащения.

А между тем крупные землевладельцы, занимающиеся разведением тюльпанов, и заинтересованные в раздувании котировок биржевые «кукловоды», специально распускали слухи о том, что на уникальные сорта, которых в природе очень мало, еще очень долго во всем мире будет существовать бешеный спрос. Это лишь подстегивало рост цен. Но на самом деле в Лондоне, Париже и в других европейских столицах экзотические цветы продавались по вполне умеренным ценам и никогда не были предметом биржевого ажиотажа.

В Голландии же порой происходили просто трагикомичные случаи. Например, однажды голодный бродяга стащил из дома богатого амстердамского судовладельца краюху хлеба и луковицу тюльпана (приняв ее за обычный репчатый лук). Воришку вскоре поймали и судили за кражу в особо крупном размере, ибо съеденный им цветок являлся очень редким и ценным видом тюльпана Semper Augustus, за который купец заплатил 3000 гульденов, что было сопоставимо со стоимостью трехмачтового торгового корабля.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 463