электронная
90
печатная A5
470
18+
Возлюбленная гангстера

Бесплатный фрагмент - Возлюбленная гангстера

Книга 2


5
Объем:
386 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6859-6
электронная
от 90
печатная A5
от 470

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дария Влади

Возлюбленная Гангстера

Книга 2

Глава 1

— Давай, давай быстрей. Я знаю ты можешь, — кричал Дамиан, цепляясь за железное ограждение, он всматривался в бегущего чёрной масти коня. Он на долю секунды отставал от чемпиона по кличке «Стрела». — Чёрт, ну быстрее…

— Сеньор, простите, что отвлекаю вас, но звонил ваш отец! Он сердится! — сказал мужчина за спиной юноши. Дамиан оскалился и отмахнулся.

— На кону сто тысяч, а ты отвлекаешь меня по пустякам.

— Но ваш отец, он…

— Нет, нет, нет, — закричал Дамиан, переваливаясь через ограждение. — Твою мать, уже финиш, гони быстрее.

Комментатор не умолкал ни на долю секунды, его рот не закрывался. Он также как и многие болел за Стрелу. Но вот он громко прокричал, что молодой жеребец по кличке «Ворон» стремительно вырывается вперёд, и впервые за пять лет Стрела приходит второй. Дамиан ликовал.

— Да, сегодня мой день. Я знал…

— Дамиан, — окликнул брата Эраст.

Дамиан принял из рук Фабиана бутылку минералки и сделал несколько глотков. К парню подошёл Эраст и впечатал в него глаза.

— Почему ты не в школе? Снова прогуливаешь. Отец тебя ищет.

Дамиан пожал плечами и плюхнулся в кресло.

— Ну и что?

Эраст прищурился и оглядел небрежный вид брата. Белая рубашка с закатанными рукавами, галстук висел на шее так и не повязанный, светлые джинсы и мокасины. Длинные, ниже плеч, волосы, сердили как Эраста, так и его отца. Но Дамиану было всё равно что о нем думают. Его выразительные раскосые глаза, длинные каштановые волнистые волосы и тонкие черты делали его лицо более женственным, но улыбка хищника преображала весь образ. Он смотрел на всех свысока, гордый, самоуверенный, нахальный мальчишка, который не лез за словом в карман.

— Ты спускаешь деньги на скачки, кончай с этим, — серьёзно ответил Эраст.

— Но на этот раз я выиграл сто тысяч.

— Неважно сколько ты выиграл. Это как наркотик, зараза, от которой трудно избавится, — озабоченно говорил молодой мужчина. — И кто тебя допускает сюда, тебе всего пятнадцать.

— При чем здесь мой возраст? — рявкнул Дамиан. — Я не в настроении и хочу расслабиться.

— Поехали домой. Отец тебя требует.

— Зачем? — лениво спросил Дамиан.

— Может потому, что он недоволен тобой, — повысил голос Эраст.

— Вот как, — фыркнул юноша. — Ну хорошо. Фабиан, заберёшь мой выигрыш.

Дамиан встал и перекинул через плечо пиджак. Ленивой походкой он спустился с трибуны и сел в машину. Следом за ним Эраст. Автомобиль медленно тронулся в путь. Сидя рядом с братом, Эраст с интересом долго изучал профиль Дамиана, прежде чем спросить:

— Что случилось? Я хорошо тебя знаю. Есть причина твоего плохого настроения, иначе тебя бы здесь не было.

— Я не хочу это обсуждать.

— Тебя не было дома всю ночь…, ты неуверен в себе?

Дамиан метнул яростный взгляд на брата.

— Как ты смеешь мне такое говорить? — громогласно вскричал юноша.

— Тогда в чём дело? Скажи мне.

— Ничего, — прошипел Дамиан, подперев рукой голову.

— Это из-за девушки, я прав?

Дамиан с шумом выпустил воздух из груди.

— Кто она? Изабелла, Валентина, Агнесс?

— Кэролин, — буркнул Дамиан.

Эраст бросил хмурый взгляд в окно и, потирая свой подбородок, пытался вспомнить образ Кэролин.

— Это не та блондинка, которая старше тебя на три года?

— Она самая.

— И что случилось? Она тебя не удовлетворила? — усмехнулся Эраст.

— У меня с ней ничего не было, я её и пальцем не тронул. Эта дерзкая шлюха меня обидела.

— Тебя? Тебя можно обидеть? Я не знал. И что?

— Ты ещё спрашиваешь? Оказалось, ей нравятся чёрные…

Эраст не сдержал весёлого смеха.

— Тебе смешно, а для меня это было как оскорбление. Эта развратная сука предлагала мне покурить марихуану, это было последней каплей, — прорычал юноша.

— И что ты сделал? — приглушённо спросил Эраст. Дамиан бросил короткий взгляд на брата и улыбнулся уголками губ.

— Всё ясно. Твоей охране повезло с таким боссом как ты, — усмехнулся Эраст. — Она хоть жива осталась?

— Да что ей сделается? — отмахнулся Дамиан.

— Не понимаю я тебя. Почему бы тебе не обратить внимание на скромную воспитанную девушку из хорошей семьи.

— И где мне её искать? Отец таскает меня по банкетам, где собираются развратные, прожжённые, заносчивые сучки, которых интересуют только деньги.

Эраст промолчал, соглашаясь с братом. Сам он никогда не бывал на этих приёмах, отец его попусту не брал с собой. Да и сам Эраст не горел желанием бывать на них, он был рад остаться дома рядом с Тонией.

— Он берёт тебя с собой, потому что ты его наследник.

— Пф, да, конечно. Только для этого я ему и нужен, продолжатель рода. А если я не хочу жить по его правилам? Я хочу другой жизни, спокойной, чтобы от меня не зависела судьба компании.

— Ты должен понять, чей ты сын. Родители возлагают на тебя большие надежды.

— Родители, — уныло повторил Дамиан. — Мне иногда думается, что я не сын своего отца.

— Что ты такое говоришь? Откуда такие мысли? Они тебя любят.

— Любят? Они друг друга с трудом терпят.

— Да с чего ты взял?

— А ты разве не видишь? Недавно я слышал их ссору, отец считает мою мать шалавой. Разве это нормально? Дело скоро дойдёт дело до развода. Отец снова найдёт молодую жену, она родит ему сына, и я стану ему не нужен, — с горечью в голосе отозвался Дамиан.

Эраст нервно сглотнул. Слова брата больно кольнули его в сердце. Он не знал любовь отца, и иногда ему так не хватало слов поддержки.

— Мне плевать что он недоволен мной.

— Но мать, она тебя любит и всегда защищает.

— Да что такое любовь? Чувство привязанности?

— Не только. Любовь ощущаем всем телом, сердцем и разумом.

— Мне это чувство чуждо, — скривил губы Дамиан. Эраст тяжело вздохнул.

— Давай ты больше не будешь прогуливать школу.

Дамиан запустил пальцы в волосы и устало посмотрел в окно, за которым моросил дождь.

— Да конечно, чуть не забыл. У меня же назначена встреча с Альфонсо в четыре часа. Едем в школу. Я уже давно хотел расквитаться с этим придурком.

— О боже, опять драки, сколько можно? Дамиан давай поедем домой.

— Нет, я обещал, что приду. Если нет, то подумают, что я струсил.

— Видимо, мне тебя уже не переубедить, — со вздохом ответил Эраст.

Удар, ещё удар, третий, четвёртый. Они сыпались с трёх сторон, яростные, и адски болезненные. Грэм как мог, защищал своё лицо и голову руками. Но удары по рёбрам и под дых было не избежать. Юноша застонал, ему было тяжело дышать, но он не просил пощады, а стоически всё выносил. Грэм не мог понять одного, почему над ним постоянно измываются, оскорбляют, дразнят, избивают, за что ему это всё? Его точно все презирали и ненавидели. За последний год он сменил четыре школы, последний раз он учился в Париже, а теперь в Риме. И всё по вине матери, которая из-за своих гастролей таскала сына по миру. Грэм был бы рад, если мать остановилась и позволила ему окончить школу, но та ради славы совершенно не думала о сыне. Но именно в этом и заключалась проблема нападок одноклассников? Его мать была популярной европейской актрисой, кто-то её презирал, а кто до безумия обожал.

Ощутив привкус крови во рту, Грэм попытался приподняться, но удары с удвоенной силой обрушились на него. «Как я ненавижу их всех и свою жизнь. Когда это прекратится?»

— Альфонсо, — окликнул парня Дамиан.

Тот поднял голову и, прищурившись, посмотрел на высокого стройного юношу с длинными волосами. Дамиан широкой походкой приблизился к нему и бросил короткий взгляд на лежавшего на асфальте юношу.

— Ты думал, что я уже не приду и решил вынести свою злость на парнишке? — усмехнулся Дамиан.

— Я думал, что ты струсил…

Трое парней рассмеялись. Дамиан окинул их презрительным взглядом и в ту же секунду его кулак с яростью врезался в челюсть Альфонсо. Парень пошатнулся, но не упал. Он потёр ушибленное место и с криком, размахивая кулаками, бросился на Дамиана. Посмеиваясь, Дамиан уворачивался от каждого удара, и когда тот в очередной раз замахнулся, Дамиан резко повернулся спиной к неприятелю, поймал его за руку и перекинул через себя. Дамиан выкрутил ему руку и, стоявший все это время в стороне Эраст, вдруг с тихим ужасом увидел, как брат вытащил из-за пояса пистолет и нацелился на Альфонсо.

— Ну что, кажется, ты мне не соперник, — с вызовом ответил Дамиан.

Альфонсо побледнел, нервно сглотнул и с шумом задышал.

— Дамиан я не понимаю, это же просто игра. Я…, я не хотел тебя оскорбить, прости…

— А теперь ты просишь у меня прощения.

— Если директор узнает, что ты носишь оружие…

Дамиан оскалился, схватил парня за грудки и, оторвав от земли, толкнул его к стене.

— Что? Что он сделает? — зарычал Дамиан, приставив ствол серебристого пистолета к горлу напуганного до смерти Альфонсо. Двое парней переглянулись и бросились бежать. Альфонсо прорыдал:

— Прости, я никому ничего не скажу, прости, я был неправ…

— Дамиан опусти пистолет, — потребовал Эраст. Никогда раньше он не видел таким устрашающим Дамиана. Да он часто срывался, влезал в драки, бывало прямо во время уроков, насмехался над учителями, дерзил и оскорблял. В общем, был трудным человеком. От него было много проблем и никто не мог с ним совладать. Но только брата Дамиан мог послушать и то в редких случаях.

— Ты снова вмешиваешься? Стой в стороне.

Его ответ заставил Эраста надавить на брата:

— Зачем эти запугивания? Думаешь он скажет тебе спасибо?

Дамиан пустым взглядом оглядел бледное перекошенное от страха лицо Альфонсо и опустил оружие. Юноша задрожал, прочитав в улыбке Дамиана что-то зловещее. Он метнул умоляющий взгляд на Эраста, тот положил руку на плечо брата.

— Ещё раз увижу, что ты кого-то избиваешь, будешь иметь дело со мной, — обратился Эраст к Альфонсо. — Понял?!

— Да, да, конечно. Обещаю, — дрожавшим голосом, ответил парень и кинулся убегать. Дамиан сбросил руку брата и поправил на себе пиджак.

— Где ты взял пистолет? — зашипел Эраст, вырвав оружия из его рук. — И ты с ним приехал в школу? Ты в своём уме? А если они пойдут в полицию, у отца опять будут проблемы.

— Да что ты как нянька, возмущаешься тут. Мне не пять лет. Я вполне сам могу за себя постоять и держать ответ за свои действия, — прикрикнул Дамиан, всплеснув руками.

— Да, конечно, — закивал Эраст. — Только почему-то отец именно мне всё высказывает, не тебе, а мне. Точно не ты вляпался в неприятности, а я.

— Ну понятно, ты защищаешь себя. Вот и защищай…

— Конечно, так и сделаю. Как я слышал тебе не пять лет, ты взрослый парень. Ну так вот, теперь ты выслушивай от отца, я пас.

Дамиан нахмурился и метнул дикий взгляд на юношу у стены. Его злость отступила, и он опустился на корточки перед ним.

— Эй, ты как?

Дамиан поднял с мокрого асфальта очки и коснулся плеча юноши. Тот застонал и, с трудом приподнявшись, сел.

— Тебе надо показаться врачу, — прибавил Дамиан, протягивая ему очки.

— Не стоит, — хрипло ответил Грэм. — Меня не первый раз избивают.

— Вот как. Интересно за что?

— Сам не знаю.

Юноша поднял голову, Дамиан улыбнулся, встретив озадаченный взгляд серых глаз. Юноша был красив. Прямой нос, чётко очерченные скулы и губы, темно-орехового цвета короткие волосы, миндальной формы выразительные глаза цвета стали, овальное лицо, светлая кожа. Он нацепил очки и с интересом оглядел Дамиана и Эраста.

— У тебя длинные волосы, как…, — Грэм прервался. Дамиан выдавил смешок.

— Это я назло всем их отращиваю, — звонко отозвался парень.

— Я тебя видел однажды в школе. Все говорят ты проблемный…

— Так и есть. Я просто не подчиняюсь школьным правилам.

Грэм улыбнулся.

— Меня зовут Дамиан Дойл, а это мой старший брат Эраст.

— Ты не итальянец?! — спросил Грэм.

— В моём роду много кто перемешан. Ирландцы, испанцы, итальянцы. А ты?

— Я ирландец, Грэм Хэйс.

— Ты очень похож на одну актрису…, эм кажется, Маргарет, да точно Маргарет. Я её часто вижу на банкетах, мой отец однажды сел с ней в машину и укатил, видимо, она была его любовницей.

— Мда, точно, — кивнул Грэм. — Она моя мать…

Дамиан незаметно вздрогнул и открыл рот от удивления. Эраст с трудом сдержал смех.

— Прости, я не хотел оскорбить твою мать и тебя…

— Ничего мне известно о её похождениях, — буркнул Грэм.

— Чёрт. Ты сын знаменитой актрисы и позволяешь себя избивать?

Грэм в ответ мотнул головой и утёр с губ кровь. Эраст достал из кармана платок и протянул юноши.

— Благодарю.

Грэм бросил короткий взгляд на Эраста, его искрящиеся глаза были как расплавленный изумруд, в глубине которых таится лёгкая насмешка. Он был высок, выше всех, кого Грэм мог знать. Смуглый, внешне похож на испанца или корсиканца. Густые чёрные волосы, прямоугольное лицо и чувственный рот. Он с Дамианом были совершенно разные. Грэм опустил глаза на пистолет и перевёл взгляд на Дамиана.

— Разве в школу разрешено носить оружие?

— Думаешь я буду спрашивать? — усмехнулся парень.

— Ты мне так и не сказал, где его взял? — спросил Эраст. Дамиан встал и улыбнулся.

— Дядя Энцо подарил.

— Что? Как он может дарить тебе такие подарки?

— Да что ты завёлся? Что здесь такого? Я не собирался убивать Альфонсо, а только напугать. Теперь этот придурок подумает прежде, чем мне угрожать. И я сделал большую услугу Грэму, теперь его и пальцем не тронут.

Эраст махнул рукой, не соглашаясь с братом. Дамиан пожал плечами и взглянул на Грэма. Тот мучительно улыбнулся и склонил набок голову. Дамиан шагнул к нему и протянул руку помощи.

— Готов стать твоим другом, если ты не расскажешь, что здесь видел! — сказал парень.

Грэм согласно кивнул и принял руку своего нового друга.

***

Закованный в наручники, точно преступник, Феликс Лонг чертыхнулся и повёл затёкшими плечами. От боли в руках он поморщился и бросил взгляд исподлобья на мужчину перед собой. Двое других стояли в стороне и курили. Он уже второй час сидел в комнате допросов в Берлине и отвечал на каверзные вопросы американской спецслужбы ФБР.

— Вы умышленно тянете время Лонг. Мы уверены, вы знаете больше, чем пытаетесь нам рассказать! — сказал Айзек, пристально глядя на мужчину.

— Я же сказал, что не знаю…

— Не прикидывайтесь дураком. Вы работали на Джейсона Стоуна и выполняли одно из его заданий. Помните?! Девушка, её имя…, — Айзек опустил голову и перебрал несколько бумаг, прежде чем огласить: — Ева Кришан. Вы доставили девчонку ему, но после её побега или лучше сказать, похищения, был убит сам Стоун, а вы бежали.

Феликс облизал свои пересохшие губы и смело посмотрел на агента.

— Мы только хотим получить доказательства, что Дамиан Дойл убил Джейсона.

— Какие к чёрту доказательства? Неужели мне надо тысячу раз ответить, что не в курсе, кто убил Джейсона? — прорычал Феликс.

Он не был дураком, и когда его схватили, Феликс понял, что от него хотят. Он сам делал то же самое и никогда не думал, что займёт место подозреваемого. В ту ночь, когда пришли за Евой, Феликс бежал. Он убил Тони, когда тот зазевался, он выстрелил ему в спину несколько раз. В ту же ночь он купил билет на самолёт и вернулся в Германию. Но не прошло и полугода, как его выловили и теперь требуют от него чистосердечного признания.

— И почему вдруг Дойл? — прибавил Феликс.

— Потому что он главный подозреваемый, это подтверждают свидетели.

Феликс посмеялся.

— Ну конечно. Дайте-ка подумать. Это видимо, Алан Эдисон и Дэниэл Робертсон, на которых вы работаете.

Айзек сохранял на лице невозмутимость.

— Почему бы вам во всём не признаться?

— Да потому что я не знаю, кто убил Стоуна, — повысил голос Феликс.

— Хм, вы были в плену у Дойла, может, вы тайно работаете на него?

— Что? Что за тупые вопросы? Вы сами поняли, что спрашиваете? Да я был у него в плену, сутки, которые показались мне вечностью.

Айзек закурил, выпустил клубы дыма и, ядовито ухмыляясь, оглядел напряжённое лицо австрийца.

— И что он хотел от вас?

Феликс усмехнулся.

— Так я тебе и рассказал. Мне плевать, чего вы добиваетесь. Больше я вам ничего не скажу.

— Тогда я могу вас смело посадить в тюрьму как соучастника преступления.

Феликс фыркнул.

— Я свои права знаю.

— А может нам начать с девушки, которую вы так благородно пытались спасти? — прибавил Айзек. Феликс нахмурился и, прищурившись, долго вглядывался в лицо американца. — Она наверняка знает правду. Как вы не можете понять Лонг. Я такой же, как и вы, добиваюсь справедливости. Вы ведь тоже собирали неопровержимые доказательства против Дойла?!

— Да собирал, когда-то, но я ошибался. Знаете, у меня выдался чертовски отвратительный год. Я лишился работы, от меня ушла жена, на меня объявили охоту, повесили то, чего я не совершал. Но сколько бы вы меня ни спрашивали и ни пытали, я повторяю, что не имею понятия кто убил Стоуна. Да и мне плевать, тот, кто его прикончил, сделал услугу обществу. И если это действительно был Дойл, то вы ничего не сможете сделать против него. Вы даже не знаете, кто он на самом деле. Это ходячая бомба замедленного действия. Если он узнает, что вы работаете на Робертсона или Эдисона и строите против него заговор, то смертельно пожалеете.

— Значит, вы подтверждаете, что Дойл убил Стоуна.

— Ты придурок, я так не сказал, я лишь предположил. Не надо коверкать мои слова, — закричал Феликс.

Айзек улыбнулся и дал добро освободить мужчину от наручников. Феликс напрягся, в этом освобождении наверняка таился подвох.

— Мы вас отпустим Лонг. Но ответьте на наш последний вопрос.

Феликс в ожидании, подумал о Дойле. Он больше не хотел идти против него. Из-за Дамиана он потерял всё, осталась только жизнь, которой он дорожил. Так какой он сделает выбор?

— Как вы думаете? Если мои ребята сейчас поймают эту Еву Кришан, Дойл придёт её спасать? — с издевкой спросил Айзек. Феликс нервно сглотнул, «Кажется, выбор уже сделали за меня».

Глава 2

— Останови здесь! — сказал Дамиан. Водитель исполнил приказ парня и съехал на обочину дороги. Дамиан поправил галстук и оттянул рукава пиджака. Он прерывисто выдохнул и посмотрел в окно на скопление людей в чёрных одеждах. — Чёрт, как же такое могло произойти?

Дамиан открыл дверь и вышел. На нём был чёрный костюм, волосы он оставил распушенными, они свободно струились по его плечам и спине. Дамиан надел солнцезащитные очки и выпустил воздух их груди. Полуденное солнце нещадно жгло, стояла сухая безветренная жара. Парень остановился у края дороги и нашел в толпе Грэма. Он стоял у гроба матери, понурив голову, бледный и потерянный. В том, как умерла его мать, было много загадок.

Неожиданно Грэм поднял голову и увидел Дамиана, он был у машины и держал руки в карманах. Он не думал его здесь увидеть. Священник закончил молитву, Грэм сглотнул, его голова пошла кругом, он пошатнулся, но его удержал за плечи дядя.

Дамиан услышал звук мотора и, обернувшись, увидел брата. Он подъехал на чёрном мерседесе и, захлопнув дверь, подошёл к нему. Эраст протянул папку с бумагами брату и сунул в зубы сигарету.

— Это не было самоубийством, как считает полиция! — сказал Эраст. — Его мать убили.

— Кто это сделал?

— Мне не известно кто, но это был мужчина. Свидетели мне рассказали, что она поднялась в номер с мужчиной. Но никто не видел, как он ушёл. Когда пришла горничная, то нашла женщину на кровати. Видимо, он задушил её подушкой. Следов насилия не нашли, но в крови обнаружили небольшую дозу наркотиков.

— А мотив убийства?

— Наследство. Маргарет была богатой женщиной. И нашлись многие кто претендует на её деньги.

— Глупости. Грэм её сын, и наследник.

— Ну значит, твоему другу грозит смертельная опасность, — заключил Эраст.

Дамиан закрыл папку и посмотрел на Грэма. Этого и можно сказать, единственного друга, Дамиан не хотел терять.

— Мы должны ему помочь.

— И как ты собираешься это сделать?

— Начнём с круглосуточного наблюдения, — отозвался Дамиан.

***

Сил оставалось всё меньше, как и идей спастись от преследования. Маневрируя в толпе, Ева бросила короткий взгляд назад и с ужасом увидела, что её вот-вот настигнут трое полицейских. Задыхаясь от недостатка воздуха, Ева схватилась за шею. Кто-то начал кричать: «Держи её, остановите, не дайте ей уйти». Девушка запаниковала, ей преградил путь мужчина, она толкнула его в грудь и бросилась в узкий переулок. Сердце отбивало барабанную дробь. Больше всего она боялась быть пойманной, ведь в этом случае ей уже никто не поможет. Она скрывалась от преследования уже третий день.

Не прошло и пяти месяцев после событий в Нью-Йорке. Поначалу всё было хорошо и ничто не предвещало беды. Но всего неделю назад она заметила, что за ней следят. Несколько раз ей звонили и задавали столь каверзные вопросы, что доказывало –– это не люди Дамиана, которых она подозревала. Ева бросилась в бега, когда была на работе. Ей позвонила мама и сказала, что к их дому подкатили полицейские машины. Она лишилась дара речи, когда увидела, что и к ней на работу приехала полиция. Девушка бросила все дела и кинулась к служебному выходу. Она сумела поймать такси, а позже пересечь границу Сербии. Ева могла избавиться от преследования, но её ошибкой был звонок матери. Она не подумала, что телефон прослушивается и чуть не попалась в Хорватии. Ева сама не понимала куда бежать и где скрываться, ноги несли её вперёд. И вот в Словении её уже ждали. Полиция была на каждом шагу, и только удача была на её стороне. Ева поражалась, как ей удаётся так долго скрываться, убегать и не дать себя поймать. Но видимо, сегодня не её день.

Ева свернула направо и побежала между домов. Она устала, была настолько истощена, что уже готова была сдаться. Но мысли о жестоких пытках подстрекали её бежать вперёд несмотря ни на что.

— Остановись, не то буду стрелять, — прокричал ей вслед мужчина. Ева задрожала от страха, но не остановилась. Она вырвалась из узкого переулка и угодила прямо в руки полицейских, её окружили и сковали руки наручниками.

— Нет, отпустите меня, — закричала Ева. Она вырывалась пока её пытались усадить в полицейскую машину.

Феликс набросил на голову капюшон и двинулся вниз по улице. Он всё видел и сожалел, что не смог помочь девушке. Мужчина был поражён, сколько полицейских было подключено для поимки одной девушки. Айзек был уверен, что её поймают, а Дойл придёт её спасать. Но у неё есть шанс и в этом Феликс ей поможет. Он зашёл в телефонную будку и набрал номер, через несколько гудков ему ответили.

— У меня есть сообщение для Дамиана Дойла.

— Кто вы такой? — спросил мужчина.

— Феликс Лонг.

— Ждите с вами свяжутся.

Феликс повесил трубку и закурил. Его руки тряслись от волнения. Возможно, он совершает ошибку, но это в интересах самого Дойла. Если девушку поймают, то уже сегодня все будут знать, что Дамиан убил Стоуна.

***

В этот час на окраине Милана в роскошной, богато обставленной гостиной, по приглашению Отто Фрейна, Дамиан сидел в кресле, и лениво помешивая в чашке сахар, слушал хозяина дома и его предложение о взаимосвязи. Отто Фрейн был мужчиной пятидесяти пяти лет, седоволосый, плотного телосложения, с сухим взглядом серых глаз. Дамиан не имел с ним бизнес-связей, и раньше не встречался, хотя и был наслышан. Дамиан принял его приглашение только потому, что Волкер был племянником Отто, а того он давно мечтал убрать со своего пути и расширить свою власть в Германии и Австрии.

— Что вы хотите? — напрямик спросил Дамиан. Он устал слушать восхваления Отто о своей дочери и решил перейти к сути дела.

— Я хочу с вами сотрудничать. У меня большие связи, я мог бы вам помочь в любом деле. Но у меня будет предложение, над которым я хочу, чтобы вы подумали, прежде чем давать ответ.

— И…

— Я хочу, чтобы вы стали моим зятем.

Дамиан, поднёс к губам чашку, скрывая свою усмешку, и сделал глоток.

— А вы слышали, что стало с моей покойной женой? Как она умерла?

— Нет, — солгал Отто, пряча глаза.

— Моя жизнь полна риска. У меня достаточно много врагов, и жена будет только обузой. Я уже соглашался на брак по расчёту и ничем хорошим это не закончилось. Не подумайте неправильно, я больше беспокоюсь за жизнь женщины. Брак со мной — это игра в рулетку. Сегодня она жива, а завтра попала в аварию или застрелена.

— Прошу вас Дамиан, просто подумайте. Я предлагаю вам большие связи, свою помощь в обмен на брак. Моя дочь молода и прекрасна, она знаменитая актриса и певица, её жизнь также как и ваша полна риска.

— Хм, актриса, певица. Это не моё.

Отто хотел было ответить, но в эту секунду в гостиную вошёл Эраст. Он приблизился к Дамиану и, склонившись, шепнул ему на ухо:

— Ты должен сам это слышать.

Дамиан поднял глаза на брата. Его заметное напряжение и твердый взгляд, заставили Дамиана встать.

— Извините меня Отто, мне было приятно с вами побеседовать но, к сожалению, я должен срочно вас покинуть. В ближайшие сутки я дам вам исчерпывающий ответ на ваше предложение.

— Хорошо, я буду ждать, — ответил мужчина и пожал крепкую, сухую руку Дамиана.

— Что случилось? — сидя в машине, спросил Дамиан.

Эраст набрал номер и протянул телефон брату.

— Это Феликс Лонг, — ответил Эраст.

— Даже так, — насмешливо отозвался мужчина, и приложил телефон к уху.

— Я должен вас предупредить, — услышал он голос Феликса.

— Предупредить? Даже после всего что я тебе сделал? Странно. Что ты хочешь?

— Жизнь, прежнюю, какая у меня была до встречи с тобой.

— Ну уж извини, не я навязался тебе. Что у тебя? Это должно быть важно, иначе ты самоубийца.

— Алан Эдисон и Дэниэл Робертсон объединились, тебя разыскивает ФБР и собирает доказательства твоей вины в смерти Стоуна. Они меня допрашивали несколько часов. Я сказал, что не знаю кто убийца. Они ответили, что возьмутся за девушку. Минуту назад её поймали, заковали в наручники и усадили в полицейскую машину.

— Где ты?

— В Словении недалеко от границы с Хорватией.

— Кто вёл допрос?

— Агент, он американец, зовут Айзек, неприятный тип.

— Интересно почему ты в этот раз ей не помог?

— Их слишком много, они бы меня убили.

— Хорошо, мои люди выйдут на тебя, а потом мы с тобой встретимся.

Дамиан оборвал связь и вернул телефон Эрасту.

— Что будем делать?

— Ничего.

— Как? А девушка? Ты позволишь им пытать её? — спросил Эраст, не веря своим ушам. Дамиан сжал кулаки и потянулся к сигарам.

— Не такой я представляю нашу с ней встречу. Ты знаешь зачем мы вернули её домой?

— Чтобы узнать имя очередного врага. Но не жесток ли ты к ней после всего что случилось и было между вами? Пожалей её. Обеспечь ей наконец, спокойную жизнь, нельзя же постоянно так рисковать.

— Пока я жив, у неё не будет спокойной жизни. За ней будут постоянно охотиться, — ответил Дамиан, раскуривая сигару.

— Но, если она будет рядом с тобой, ей уже никто не будет угрожать. Но ладно. Ты узнал, кого мне стоит найти?

— Да. Его имя Айзек.

— Мне его убить?

— Нет, нужно допросить.

— Хорошо. Но что же делать с девушкой? Вернуть домой? — спросил Эраст. Он посмотрел в гордый профиль брата. Дамиан задумчиво смотрел в окно и, выпустив струю белого дыма, растянул губы в дьявольской улыбке.

***

«Ну вот я попалась. Но была до последней минуты уверена, что уйду от преследования. Что они со мной сделают?» Закованная в наручники на заднем сиденье полицейской машины, Ева смотрела в окно на прохожих и проезжавшие мимо автомобили. Но вот в машину сели двое полицейских, и под вой сирены они тронулись в путь. Девушка готова была кричать караул. Ева не могла и не хотела верить в свою неудачу. Судьба снова играет с ней злую шутку и сценарий повторяется. Но на этот раз неизвестно помогут ли ей? Если подключилась полиция значит, всё намного хуже, чем она подозревала.

«Прошло почти полгода. Дамиан наверняка про меня забыл и даже не в курсе, что меня поймала полиция. Но зачем я полиции? Что им нужно от меня? Но может быть не я вовсе, а Дамиан?!Скорее всего, а я в очередной раз приманка. Хм, сплошная неудача, чёрная полоса, которой нет конца и края. Но ведь когда-нибудь наступит просвет в моей жизни. Только бы не тронули мою маму и брата. Чёрт, я ужасная трусиха. Мне бы хоть немного смелости и сил. Я совершенно не знаю своих человеческих прав, когда меня одолевает страх, я точно немая. Я так боюсь, что с трудом сдерживаю рыдания». Ощущая боль в запястьях, Ева прикусила губу и заёрзала на сиденье. «Чёрт возьми, почти полгода. Всё было хорошо, даже слишком. Я почти забыла Дамиана, не совсем, но старалась выбросить его из головы. Хотя такого мужчину очень сложно забыть, как и всё, что я пережила. Мне кажется, что эти пять месяцев я не жила, а существовала. Удивительно нашла работу, даже познакомилась с весьма симпатичным парнем, думала, что моя жизнь налаживается и всё будет хорошо и вот снова очередные приключения, которые я не искала. Посидеть можно от таких приключений. Если всему виной Дамиан, то я им всё выложу про него. Пусть потом попробует мне что-нибудь сделать. Не прощу его. Из-за него моя жизнь полетела к чертям собачьим. Я живу в постоянном страхе. Ненавижу тебя Дамиан». Ева склонилась вперёд и уронила голову на грудь, боль в запястьях становилась невыносимой, вдруг послышался скрежет тормозов и машину повело в сторону. Ева не удержалась на месте и ударилась головой о стекло. Автомобиль остановился, полицейские вышли из машины и замерли на месте. Девушка с трудом подняла голову и в недоумении уставилась на окружившие их чёрные джипы и вооружённых мужчин. Ева сглотнула ком в горле. К машине подошёл высокий мужчина, он открыл дверь и рывком выдернул Еву из автомобиля.

— Кто ты такой? — завопила Ева, упираясь ногами в землю.

— Тот, кто пытается вас спасти, а вы упрямитесь.

— Не нужна мне ваша помощь, пусть меня лучше заберёт полиция.

Мужчина ничего не ответил. Он подхватил её под мышку, и почти как мешок забросил на заднее сиденье джипа. Ева забилась ногами, заёрзала и соскользнула с сиденья. Боль пронзила её ребра и грудь. Ева застонала и замерла, её подняли и усадили. Джип сорвался с места, оставляя полицейских глотать проклятия. Руки девушки освободили от наручников. Ева, кусая губы и потирая запястья, не сдержала слёз. Она отвернулась к окну, чтобы никто из мужчин не увидел, как она плачет от радости, боли, тревоги и безысходности. Больше всего сейчас она боялась увидеть его. «А вдруг это не его люди? Хотя в этом нет ошибки. Хорошо, тогда он узнает, что я о нем думаю. Всё выскажу, потом посмотрим, что он сделает».

Глава 3

Грэм с трудом отполз к стене и закрывая рукой глубокую рану, изнывал от острой боли в боку. Он был до смерти перепуган и уже не надеялся, что останется в живых.

— Я вам доверял, — тихо сказал Грэм. Затуманенными глазами он взглянул на мужчину, которого считал своим дядей. Тот держал в руке окровавленный нож и медленно наступал на юношу. — Если вам нужны деньги моей матери, забирайте их. Я откажусь от наследства.

— Ты же понимаешь, я не могу оставить тебя в живых, как свидетеля. Наступит день, когда ты захочешь мне отомстить, я не хочу всем рисковать.

— Значит, это не было самоубийством. Вы убили мою мать, и ради чего?

Мужчина усмехнулся.

— Ты думаешь я твой настоящий дядя? Я был её любовником долгие годы, но твоя мать была ещё той стервой.

— Вы маньяк…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 470