электронная
19
16+
Восточный ветер

Бесплатный фрагмент - Восточный ветер

Объем:
22 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6242-1

Сыщик прищурился и сунул левую руку в пасть дракона.

— Не боитесь? А вдруг цапнет?

В голосе звучала насмешка, впрочем, вполне дружелюбная.

— Нет, не боюсь. Он же каменный.

— Не судите по внешнему виду, господин Мармеладов. Здесь, на Востоке подобная доверчивость может стоить вам жизни! — сухощавый брюнет высунулся по пояс из окна второго этажа. — Китайцы, те еще хитрецы, им ничего не стоит намазать зубы статуи ядом или поместить в пасти дракона пресс для раздавливание пальцев. Вам повезло, что эти истуканы у входа отпугивают не людей, а злых духов… О, Господи! Что же я вас на пороге держу. Проходите, проходите скорее. Мы уже заждались!

Ворота, покрытые красным лаком, отворялись с высокомерной медлительностью. Тягучий медный звон раскатился по пустому двору, возвещая о прибытии дорогого гостя. Давешний брюнет ждал на крыльце, чтобы троекратно облобызать сыщика.

— А я издалека приметил эту диковинку, — он кивнул на высокий головной убор из черного фетра.

— Десятигаллонный стэтсон, — Мармеладов снял шляпу, поля которой загибались кверху, и картинно поклонился. — Последний писк моды в Техасе. Уже больше года ношу только его, поскольку ни в Америке, ни тем более в этой вашей Азии, приличного цилиндра днем с огнем не отыщешь.

— Хотите, одолжу вам один из своих?

— Что вы, Максим Антонович, потерплю до Москвы. А за опоздание извините. Честно признаться, вы застали меня врасплох. Я в Мукдене проездом и уже намеревался следовать дальше, но тут принесли ваше приглашение…

— Конечно, конечно! Никаких упреков. Я ведь о вашем прибытии тоже узнал случайно. Только потому, что в городе нет русского консула или других чиновников, и все проезжие грамоты путешественников приходится заверять мне. Я давно привык куковать тут в одиночестве. Мои драгоценные земляки проезжают мимо, даже не подозревая, что в этой манчьжурской глуши за всю Российскую империю отдувается посланник железнодорожного ведомства с неблагозвучной для русского уха фамилией — Клейнмихель. Кстати сказать, китайцев такое созвучие и вовсе в ступор вгоняет. Но тут уж ничего не могу поделать, фамилия мне от деда досталось.

— Как и склонность к строительству железных дорог, — улыбнулся сыщик.

— Ох, вы прямо соль на рану! Два года переговоров, взяток, скандалов, подделки подписей… А дорога существует только на бумаге, и похоже, при моей жизни этот воз с места не сдвинется… Но к чему говорить о грустном? Прошу к столу!

Внутренние покои напоминали деревенскую горницу — иконы в красном углу, стол и широкие лавки с резными спинками, сундук и прялка, даже всамделишная русская печь, из которой дородная баба доставала пирожки.

— Один мудрый человек говорил: «Чтобы стоять, я должен держаться корней». Вот и держимся, помаленьку, — хихикнул Клейнмихель, как показалось сыщику — нервно.

Гости чиновника сидели неподвижно, словно поспорили: кто первый шелохнется, тот и проиграл. Может, так оно и было.

Эти двое являли полную противоположность друг друга. Генерал Си Хайпэн, суровый маньчжур с кожей цвета промасленной бумаги, все время хмурился. Во всяком случае, такое впечатление производили кустистые седые брови. Они напоминали птичьи гнезда, прилепившиеся к его большой лысой голове, и если бы оттуда выпорхнул воробей, пожалуй, никто бы не удивился. Брови эти военачальник отрастил нарочно, чтобы отвлекать внимание собеседников от своих хищных и колючих глаз. Он кутался в длиннополый халат, расшитый красными и золотыми нитями, из наплечников торчали острые рога яка — отгонять проклятия, порчу и иную ворожбу. Для этой же цели на шее висела дюжина золотых и серебряных амулетов. На левом предплечье генерал носил три кисета: в самом маленьком — душистый табак, в среднем — важные бумаги, а в длинном, судя по очертаниям, спрятан кинжал.

— Рад знакомству! — пролаял маньчжур и нахмурился еще сильнее. — Очень рад!

Советник губернатора провинции, китаец Чэнь Вэньюй — низкорослый толстячок с лоснящимися щеками, — мелко закивал, выражая ту же мысль. Возраст его невозможно определить даже приблизительно. Лицо гладкое, без единой морщины. Пухлые пальцы украшены перстнями с дорогими каменьями. Волосы собраны в пучок. Халат совсем другого покроя, с широкими рукавами, весь белый с зеленым кушаком. На воротнике нефритовая брошь с драконьей головой.

— А это Родион Мармеладов, знаменитый путешественник, объехавший весь мир, — представил хозяин. — В России он не менее известен своими подвигами на поприще уголовного сыска. И я безмерно счастлив, что столь выдающийся сын Отечества составит нам сегодня компанию в большой игре. Не желаете, для начала, рюмочку? За встречу, так сказать…

Клейнмихель попытался силой увлечь сыщика, однако не преуспел в этом и, ничуть не смутившись, радушным жестом пригласил к столику, на котором стояли тарелки с закусками. Помимо привычных соленых огурцов, квашеной капусты и вареников в сметане, здесь были копченые свиные уши, фиолетовая мякоть какой-то диковинной рыбы, салат из водорослей со жгучим перцем, креветки и, конечно, пирожки с разной начинкой, все еще дышащие печным жаром. Посреди натюрморта высился запотевший графин

— Саки? — спросил Мармеладов. — Или байцзю?

— Ни в коем случае, — возмутился чиновник. — Наша, русская водочка. Чистая, как слеза, пролитая от тоски по Родине. Иных напитков в этих краях я не употребляю и вам не советую.

Он налил две рюмки. Выпил свою залпом, шумно выдохнул и улыбнулся.

— Для маджонга нам нужен четвертый партнер, а граф Уваров, который обычно составляет мне компанию против этих азиатских ловкачей… Сегодня отсутствует… Я вам невероятно благодарен. Вы спасли мою честь, а вместе с ней честь империи, от имени которой я веду здесь дела. Эти два яичных желтка никогда не упустят повода изобразить оскорбленное достоинство. Пока вас не было, подняли вой: мы столько ехали, бу-бу-бу, а ты нас не уважаешь, бу-бу-бу… Должен предупредить, господин Мармеладов, эти черти прекрасно говорят по-русски. Так что воздержитесь от неосторожных замечаний.

От столика с закусками прошли к большому столу, на котором китаец и маньчжур возводили крепость из костяных фишек. Три стены выстроились строго по линейке, четвертую еще собирали. Клейнмихель зачерпнул горсть костяшек из общей кучки и показал сыщику.

— В маджонге есть три вида мастей — бамбуки, монеты и числа. Числа, правда, изображаются иероглифами, но вы быстро запомните. Их не так много — от одного до девяти. А еще есть драконы, вот смотрите, — красные, белые и зеленые.

Он показал закорючки, в которых Мармеладов никогда не угадал бы драконов. На его взгляд это были факел, открытое окно и раздавленная жаба.

— А вот эти синие иероглифы, — видите? — обозначают четыре разных ветра. Их собирать выгоднее всего, потому что ветра и драконы умножают вашу комбинацию.

— То есть игроки шаг за шагом собирают парные фишки? — уточнил сыщик.

— В самую точку! Только не пары, а тройки. Вы можете взять кость со стены или ту, что скинул другой игрок, и если собрали тройку, выкладываете на стол перед собой. Собственно, четыре такие комбинации и пара близнецов в придачу — это и есть маджонг.

Мармеладов задумчиво провел пальцем по стертым граням миниатюрных кирпичиков в крепостной стене.

— А если собрать последовательность? — спросил он. — Например, единицу, двойку и тройку в числах?

— Допустимо! Это вполне допустимо, — снова закивал китаец.

— Но подобная ерунда ничего не стоит, — возразил маньчжур.

Максим Антонович снял бархатный сюртук и остался в крапчатом жилете. Уселся на лавку, подложив подушку-валик под поясницу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.