электронная
108
печатная A5
349
18+
Восстань и сияй

Бесплатный фрагмент - Восстань и сияй

Выдохни

Объем:
152 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-3432-8
электронная
от 108
печатная A5
от 349

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В Африке каждое утро просыпается газель. Она должна бежать быстрее льва, иначе погибнет.
Каждое утро в Африке просыпается и лев.
Он должен бежать быстрее газели, иначе умрёт от голода. Не важно, кто ты — газель или лев. когда встаёт Солнце, надо бежать.

(Томас Фридман)

Глава 1

— Элина, — услышала я чей-то туманный голос, — Все хорошо?

Что происходит? Где я? Почему так больно?

Я смогла лишь слабо кивнуть, пытаясь сохранить содержимое своей головы в черепушке.

— Я не думал, что ты так неспокойно перенесешь портал, — я узнала его голос. Джексон. Он подхватил меня на руки.

— С ней все хорошо? — я приглушенно услышала голоса ребят.

— Отвезем ее ко мне домой, — скомандовал Джексон и начал куда-то идти вместе со мной на руках.

И в этот момент тьма поглотила меня.

Снова.


***

Я повернулась и ударилась головой обо что-то.

Ауч!

Я простонала, а в ответ услышала успокаивающее «Тш-ш-ш».

— Ты как? — спросил меня Джекс, сидевший рядом с кроватью на кресле.

— Уже лучше, — ответила я и схватилась за голову.

— Странно это как-то, — нахмурился он и нагнулся вперед, ко мне, — У тебя такая реакция, будто ты вспомнила свою прошлую жизнь.

— И такое возможно? — щурилась я, так как солнечный свет с окон слепил меня прямо в глаза.

— Нет, если ты самородок. Самородки — чистые души. У них нет реинкарнации. Поэтому, нет, это невозможно, — парень, заметив мой дискомфорт, встал с места и зашторил окна.

Такой милый.

Я смолчала и подумала, что мое мимолетное видение было лишь каким-то нервным расстройством.

Не могла же я когда-то щеголять по коридору и войти в кабинет, где бы он сидел в костюме. Я бы точно это запомнила.

— Что случилось? — простонала я.

— Ты вырубилась на пару дней, — он снова сел на место, закатывая рукава своей толстовки.

Боже, его руки…

— Что?! — я резко встала, что было ошибочным решением, ведь мое состояние было не из лучших.

— Тише, — он встал со своего места пытаясь меня успокоить, — Ты ничего не пропустила. Можешь быть спокойна.

— Да уж… — вздохнула я, сев, — Не самое удачное начало для знакомства с новым миром.

— Все путём. Как ты сейчас?

— Ну, голова побаливает, а так… вполне нормально, — пожала плечами я.

— Тогда, давай завтракать, а потом, когда ты полностью восстановишь силы, мы пойдем в больницу.

— В больницу? — нахмурилась я, — А почему мы сразу туда не пошли?

— Я пригласил в дом Эйду — она моя знакомая целительница. Она сказала, что все в порядке, и, возможно, твое состояние связано с тем, что ты пересекла портал еще даже не обратившись толком ни разу, — он выглядел виновато.

— А зачем тогда нам в больницу? — не унималась я.

— Таковы правила, — он приподнял бровь, — Каждый новенький должен пойти в больницу, там у него спрашивают его недуги и выписывают лекарства. В Сигнум таун не должно быть больных.

— Совсем-совсем? — подняла брови я.

— Совсем-совсем.

— А что потом? — с каждым его словом моя душа наполнялась радостью от того, что сегодня меня ждет что-то новое и удивительное.

— Ты же ведь уже определилась с профилем? — он встал с места.

— Буду на общей основе, — уверенно ответила я.

Насколько я помню из рассказов Джекса, общий профиль занятий могли брать лишь те, кто уверен в своих силах и готов учиться. Что ж… С этим проблем не должно возникнуть. Я хочу изучить каждую частичку этого мира.

— Так что мы пойдем в библиотеку и возьмём тебе книги, которые пригодятся в учёбе. Потом нам придется расстаться, — когда он сказал эти слова, мой живот скрутило, но я не подала виду, — Ты новенькая, — а значит пойдёшь заниматься вместе с новичками.

— То есть с толпой напуганных новым миром подростков? — саркастично подметила я.

— Нет, — отмахнулся он, — Новичками мы зовет тех, кто в школу ходит меньше трёх лет. Вас объединяют в общую группу. Как правило, занятия повторяются, так что только прибывшие узнают что-то новое, а другие сидят и повторяют. Система, — пожал плечами он.

— А что делают старики? — намекнула я на него.

— У нас больше практической части. Драки, симуляции, стратегии видения боя и все такое.

— А зелья? Вы варите зелья? — вспомнила я сцену из «Гарри Поттера».

— Это больше женская забава, чем мужская. Она, конечно, тоже преподается, но лично я туда не хожу. Но ты всегда можешь туда записаться. Насколько я знаю, Пел туда ходит. Можете договориться с ней. Занятия по вечерам. День недели точно не помню, — он приподнял голову, думая.

— Классно, — улыбнулась я, — А что еще есть? — я чуть ли не прыгала от радости из-за потока новой информации.

Я в волшебном мире. Ну разве не мечта?

— Давай ты поднимешь свою задницу с кровати, и мы пойдем завтракать. Я ужасно голоден, — улыбнулся он.

Стоило ему это сделать, как у меня сразу же потеплело в груди.

Сказав это, он развернулся и вышел из комнаты.

Я оглянулась по сторонам. Это была небольшая спальня с огромной двуспальной кроватью в центре. Думаю, такое соотношение было выбрано неслучайно, если учитывать, что Джекс был почти под два метра. Обои были чёрного цвета. Мой любимый цвет. Люстры не было, только абажур в форме уличного фонаря на прикроватной тумбе. В комнате лишь одно окно, которое было завешано чёрной шторой.

В целом, вполне неплохо. Особенно для парня.

— Зу-зу! — послышался крик издалека, — Тащись сюда быстрее!

Я закатила глаза. Надеюсь, он не будет называть меня так перед моими новыми друзьями.

Серьезно, это позор какой-то!

При этой мысли у меня сразу же скрутило живот. То ли от волнения, то ли от страха. Как меня воспримет новое общество? Найду ли я здесь единомышленников? Не прекратится ли мое общение с ребятами? А что Джекс? Он сразу же забудет обо мне, стоит ему вернуться к обычной жизни?

— Тебе плохо? — прервал мои мысли Джексон, облокотившейся на косяк двери.

— Нет, а что? — нахмурилась я, не понимая, к чему он ведет.

— Потому что только больные могут отказаться от сэндвичей, которые я делаю, — самодовольно усмехнулся он, — Хотя, — он сделала вид, будто усердно что-то обдумывал, — Мои кулинарные шедевры даже больных готовы поставить на ноги. Так что только мертвые остаются обделёнными.

— А ты у нас довольно скромный, — закатила я глаза.

Боже, такой самовлюбленный!

Хотя, я бы тоже любила себя, сели бы у меня было такой тело и лицо.

Еще пять минут наедине с ним, и мой план под названием «держись подальше от этого красавчика» пойдет вниз по горе.

— Я просто знаю себе цену. Так что, вставай и пошли кушать. Сегодня будет трудный день.

— Даже для тебя?

Я встала с кровати и поняла, что на мне футболка и большие спортивные штаны. Явно не мои.

— Ты… — начала я с подозрением.

— Ага, еще чего! — воскликнул он, улыбаясь, — Чтобы ты мне все глаза выцарапала, когда проснулась? Пел и Вал тебя переодели в мои вещи. Я ждал снаружи.

Чего-чего, а таких действий я от него уж точно не ожидала.

— Ничего себе, — выдохнула я, — Я думала, что ты только и ищешь повод, чтобы залезть ко мне в трусики.

— Ну я же не какой-нибудь кретин, который воспользуется бессознательным состоянием девушки.

— Очень рада, — сказала я и прощеголяла мимо него.

Выйдя в коридор я поняла, что спальня Джекса — это исключительно его территория.

Коридор был покрашен в бледно-фиолетовый цвет, который был почти белым. Ни картин, ни постеров на стенах.

— Где здесь ванная? — крикнула я ему, попутно поворачиваясь, — О мой Бог! — крикнула я, когда врезалась в него, — Какого черта? Ты меня напугал!

Хотя, признаться, ощутить ему мышцы было тем еще счастьем.

Он лишь улыбнулся мне одной из своих дьявольских улыбок.

— Ты не ожидала встретить меня в моем же собственном доме? — он поднял свою темную бровь так, будто забавлялся моей пугливостью.

— Ты в курсе, что ты бесшумно ходишь? Конечно я не ожидала тебя у себя за спиной.

— Я охотник. Меня учат быть бесшумным. Скоро тебя тоже научат.

— Надеюсь, это будет до того, как у меня будет инфаркт, — я схватилась за грудь, все еще чувствуя осадок от испуга.

Его взгляд устремился к моей руке на груди.

— Или у меня, — выдохнул он.

Вот же ж…

— Джексон Девенпорт, — строго начала я, — Где твоя ванная?

— Ты ее уже миновала, она была в моей спальной. Пошли.

Я проследовала за ним и попала в темную ванную комнату. Она тоже была в черных тонах. Если выключить свет, то будет ощущение, будто ты в пещере.

Я умыла лицо и прополоскала рот. Надо бы купить себе предметы личной гигиены.

У меня не было резинки, чтобы собрать волосы, так что я просто расчесала их руками и сделала вид, будто причёска «а-ля гнездо сороки» сейчас в тренде.

Выйдя из спальни, я сразу почувствовала запах бекона. Не знаю, где у него тут кухня, но буду ориентироваться по аромату, как в рекламе кофе.

Когда я, наконец, добралась до кухни, то меня встретил Джекс с кислой миной.

— Мой желудок уже начал переваривать сам себя, — фыркнул он.

— Мог бы начать без меня, — сказала я, усаживаясь на стул.

— И начать трапезу без дамы? Меня учили дворцовым манерам не просто так, — он взял вилку и нож и принялся кушать.

— А ты у нас прямо-таки король, — закатила глаза я.

Он прожевал, а потом ответил:

— Я не король, а принц. А вот мой дед — король, — гордо произнес он.

— Да иди ты, — я положила в рот кусочек бекона.

— Честное слово, — продолжал уверять меня он.

— Поверю лишь только тогда, когда лично увижу это, — вскинула я бровь.

— В это воскресенье, — казалось, он не шутил.

— Заметано.

В следующие пять минут было слышно лишь то, как вилки скребут по тарелкам.

Глава 2

— Так, просто не волнуйся и отвечай на вопросы предельно честно, — Джекс вытянул свои руки на моих плечах и посмотрел прямо мне в глаза, — Они не хотят тебе навредить и не будут трепать о твоих недугах всему городу. Хорошо?

Я лишь покорно кивнула.

Мы повернулись и вошли в здание. Снаружи оно выглядело как современная хорошо оборудованная больница. Так оказалось и внутри.

Запах хлорки и стерильности сразу ударил мне в нос.

Ой-ой…

Мы прошли в регистратуру и нас там встретила медсестра.

— Привет, Джексон, — она ему коварно улыбнулась.

Отлично.

Он с ней спал.

— Привет, ты не могла бы записать ее на первый осмотр? — Джекс показал на меня.

Девушка бросила на меня взгляд из серии «если твой рост не метр двадцать, то я не понимаю, почему смотрю на тебя с высока».

Вот же чертовка.

— Ваше имя и фамилия? — ее тон с игривого сменился на деловой.

— Елена Ибрагимова, — сразу же ответила я.

Она что-то набрала у себя в компьютере и снова посмотрела на нас. Точнее, на Джекса.

— Ожидайте. Врач подойдёт меньше, чем через пять минут.

Мы ей благодарно кивнули (я еще успела послать ей убийственный взгляд) и присели на кресла для ожидания.

Я нервно перебирала пальцами рукава своей толстовки, боясь, что в кабинете меня попросят проглотить какой-нибудь зонт или же вколют мне укол размером с руку Джекса. А она у него огромная!

— Не волнуйся, — Джексон утешительно пожал мою руку, — Это стандартная процедура. Я тоже через нее проходил. Ничего больного в этом нет.

— А там ставят уколы?

Господи, я была похожа на трехлетнюю…

— Да, если это необходимо.

— Отлично, — фыркнула я.

— Нахимова Елена? — позвала меня девушка, вышедшая из кабинета.

Браво!

Та девушка на регистратуре и фамилию мою неправильно записала.

А более взрослого способа мести не нашла, дура?

— Ибрагимова, — поправила ее я, вставая, — Это я.

— Здравствуйте, — она мне улыбнулась, — Будьте добры в кабинет.

Я бросила последний взгляд на Джекса, а он поднял кулаки в воздух, в знак утешения.

Ну, если я тут умру, то хотя бы кто-то будет знать, где мой труп.

— И так, — она уселась за свой стол, — Беспокоит что-нибудь?

— Нет, — мотнула я головой.

— А теперь честно.

— Все правда в порядке.

— Если ты не будешь откровенна, то не сможешь приспособиться.

— Почему? — нахмурилась я.

— Здесь очень большая нагрузка на все. Как на мозг, так и на организм в целом. Требуется очень много сил. А где ты будешь их брать, если у тебя будут головные боли, или боли в мышцах, а возможно и психические расстройства?

Я подумала над ее словами.

— Ну, у меня часто болит голова.

— Где именно? — в ее глазах заиграл огонь профессионализма.

— По-разному, — пожала плечами я, — Иногда тут, — я указала на висок, — Иногда здесь, — я указала на затылок, — А иногда тут, — теперь я повела пальцем вокруг головы.

— Хм, — нахмурилась она, — Сколько у тебя специальностей?

— Кого? — удивилась я.

— Ой, забыла, что ты новенькая. Ты ведьма? Или охотница?

— Ну, давайте посчитаем. Я темная ведьма, — от меня не ускользнуло, что она слегка отстранилась от меня, — Охотница. Духи считаются?

— Она кивнула.

— Тогда четыре.

— Четыре? Почему?

— Мне сказали, что во мне дух тигра и волка.

Она открыла рот от удивления.

— Не может быть…

— Да, вы не первая. Я какое-то исключение из общего правила.

— Ты самородок?

— Да.

— Родители люди?

— Да.

— Тогда пять.

— Почему?

— У самородков, чьи родители являются людьми есть еще человеческая сторона.

— И что она даёт?

— Много всего. Тебе об этом расскажут потом на уроках. Не удивительно, почему у тебя болит голова.

— И почему же?

— Все твои пять сторон воюют внутри тебя за право лидерства. И когда внутри тебя идет бой, это отдаёт в голову.

— А вы точно врач? — скептически спросила я.

— Это сказала сейчас тёмная ведьма. Грубость, недоверие, сарказм. Все это ее черты.

Я лишь закатила глаза.

— А это внутри тебя сделал человек. Лишь закатил глаза, когда понял, что вести беседу бессмысленно.

— Вы всю меня будете растолковывать?

— Нет. Я лишь хотела спросить, бывают ли у тебя приступы гнева?

— У всех они бывают.

— Я имею другие. Когда выходишь из себя настолько, что все границы размываются.

«Говори лишь правду» — вспомнила я слова Джексона.

— Да.

— Все понятно, — она выдвинула ящик своего стола и достала оттуда упаковку таблеток, — Держи, — она протянула мне таблетки, — Это должно помочь. Кроме них ничего не пей.

— А я не буду зависима о них?

— То есть?

— Ну, у меня есть друг… — я не стала афишировать имя Джекса.

— Ты имеешь ввиду Девенпорта? Нет. Я выписала их Джексону, так как без них он просто Халк. Не может нормально существовать. Ты же должна принимать свои, когда почувствуешь головную боль или злость.

— Это поможет?

— Обязательно.

— Что-то еще?

— Нет, если это все.

— Это все.

Я встала и вышла из кабинета. На пороге меня уже ждал Джексон с рюкзаком, набитым учебниками.

— А вот и ты, Зу-зу, — радостно улыбнулся он.

Было удивительно, как такой красивый и обаятельный парень может совершенно не контролировать себя без таблеток.

— Что там? — спросила я, увидев рюкзак.

— Ты опаздываешь на занятия, так что я сам лично взял тебе учебники.

— Здесь все? — я удивилась лёгкости рюкзака.

— Только те, что нужны на сегодня. Остальные в машине.

***

Я вышла из машины и онемела.

Школа была шикарной.

Она была похожа на готический замок с огромным количеством окон и выступов. Она была в форме буквы «П» и выглядела просто фантастически.

— Нравится? — спросил Джекс со спины.

— Спрашиваешь? Это же просто вау… — с восхищением выдохнула я.

— Успеешь еще полюбоваться, — парень подтолкнул меня слегка вперед, — Занятия через пять минут.

— Что? — удивилась я.

— Да. Поэтому поспеши.

Я прошла за Джексом и вошла внутрь здания. Оно было не менее шикарным внутри. Рядом с каждым огромным окном висели громадные плакаты с портретами людей, которые, как мне показалось, были в стадии обращения, так как их глаза светились и во взгляде не было ничего святого. Всего было шесть плакатов, которые я не успела разглядеть, так как опаздывала.

— Ну, Зу-зу, — Джекс привел меня к двери какого-то класса, — Это твой первый урок и ты должна проявить себя с лучшей стороны. Так что спрячь свой острый язычок и коготки и слейся с толпой. Профессор Колтон не любит выскочек.

— Ты считаешь меня выскочкой? — с вызовом спросила я.

— Я считаю тебя самой прекрасной девушкой на свете.

— Ты невыносим, — я закатила глаза и вошла в кабинет.

Глава 3

Я вошла в кабинет и обомлела. Это был огромный зал с высоким потолком, огромными длинными окнами с витражами на них и амфитеатром. Не все места были заполнены, и я решила сесть на предпоследний ряд. Не хотелось сидеть впереди и быть у всех на виду.

В зале стоял гул: ребята явно что-то обсуждали. Я выбрала место, рядом с которым никого не было. Я, конечно, хотела познакомится с новыми людьми, но не сейчас.

Дверь в кабинет открылась и все сразу же затихли. В помещение вошел мужчина. На вид ему было не больше сорока. Темные, коротко подстриженные волосы, худощавое тело, темно-синие брюки, белая рубашка и красный галстук. Он был красивым мужчиной в расцвете сил. Хотя, ему с таким же успехом могло быть и сто пятьдесят лет. Я не могла посмотреть ему в глаза, чтобы сказать, был он магом или же колдуном, так как сидела я достаточно далеко.

— Всем здравствуйте, — мужчина положил на стол, который стоял напротив амфитеатра, свой чёрный портфель, — Для вновь прибывших я представлюсь. Меня зовут Джейсон Колтон. Но для вас я профессор Колтон. Я буду преподавать вам теорию. Мой предмет называется «Теория всего сверхъестественного». Практику у вас будут вести уже другие преподаватели. Если у вас есть вопросы, то смело задавайте. И не забывайте: здесь вы будете учиться не для оценок, а для того, чтобы не умереть и не стать чьей-то добычей. Все понятно?

По залу прошлось общее «да».

— Ну, тогда доставайте свои книги. На них так и написано: «Теория всего сверхъестественного».

Я нырнула рукой и начала искать. Так, что тут такое?

Красный учебник «Все о зельях и их рецепты».

Не то.

Синий учебник «Теория всего сверхъестественного. Пятый том».

Их что, пять???

Не думаю, что мы будем начинать с него.

Какие-то еще тетради и все.

У Джексона что, проблемы с математикой?

Того, что мне нужно, нет.

Класс, в первый же день так облажаться.

— Потеряла чего? — спросил меня кто-то.

Я повернула голову и посмотрела на источник вопроса.

Им был парень, лет восемнадцати, с большими карими глазами и русыми волосами.

А он красивый…

— Учебник, — я мило улыбнулась.

Надо быть дружелюбной, чтобы тебя не съели в этом мире. Это я еще поняла, будучи человеком.

— Поделиться? — он вскинул свои широкие темные брови.

— Если тебе не трудно.

— Сейчас, — он скользнул на свое место, взял рюкзак и подсел ко мне, — Вот, — он положил между нами учебник.

— Ох, ты спас меня, — поблагодарила я.

— Оборотень Кайл, — он протянул руку для знакомства.

Оборотень?

Кажется, Джексон сказал, чтобы я держалась от таких подальше.

Но когда я его вообще слушала?

— Тёмная ведьма Елена.

— Оу, — кажется, он тоже смутился, услышав кто я.

— Не бойся, я даже воду вскипятить не могу.

— А я ни разу никого не кусал, — поддержал с улыбкой он.

— Тогда, думаю, мы подружился.

— Уверена? Никто кроме оборотней не дружит с оборотнями.

— Я разрушительница стереотипов.

Он лишь улыбнулся в ответ.

— А почему такие правила?

— В общении?

Я кивнула.

— Никто не хочет попробовать начать.

— Но почему? — удивилась я.

— Оборотни опасны тем, что если они укусят тёмного или светлого, то обратят его в оборотня или вообще могут убить. А если ты не общаешься с таким, то и риск его выбесить и спровоцировать укусить уменьшается.

— Хм-м-м, — протянула я.

— С другой стороны, и темные и светлые могут вынести нам мозги лишь движением пальцев. Если они, конечно, хорошо обучены. А даже если и нет, то вас Совет защищает лучше, чем нас.

— Почему?

— Потому что вы не нежить.

Он оглянулась по сторонам, а потом низко склонился, будто бы собрался раскрыть тайну.

— Совет говорит, что в Сигнум все равны. Но это не так. Единственные, кто действительно господствует так это светлые. Даже темных ущемляют.

— Предпоследний ряд, — услышали мы возглас преподавателя, — Что такого интересного вы там обсуждаете? — он с вызовом поднял бровь.

Мы с Кайлом хором ответили:

— Ничего.

— Нет уж. Вы поделитесь.

По поведению профессора я поняла, что он недолюбливает парня.

— Это просто детские бредни, — вступился Кайл.

— Ты на все так говоришь, Кайл, — сказал какой-то парень с передних рядов.

— Ага, — ответила какая-то девушка с пятым размером, — И на то, когда его брат убил члена Совета и главной команды.

По залу прошелся смех.

Что?

Кайл рядом со мной нервно заскрежетал зубами.

Профессор смотрел на нас с каким-то забавным огоньком в глазах. Казалось, будто данное представление его забавляло.

Мне стало обидно за него.

Даже если это и так, то он не виноват в ошибках своего брата.

— А тебе твой парень не говорил, что твоя грудь тоже детские бредни? — вступилась я.

По залу разошлись удивленные «О-о-о».

— Как ваше имя? — спросил учитель. А вот в этот раз он медлить не стал.

— Елена, — я встала.

— Елена, не смейте нарушать дисциплину на занятии, — строго посмотрел он на меня.

— Извините за то, что я разговаривала, но то, что они начали переходить на личности тоже недопустимо.

— У вас есть дух? — он присел на свой стол и скрестил руки на груди.

— Да.

Это что, что-то объясняет.

— И кто же?

— Тигр и волк.

— Что за черт? Два? — удивился рядом Кайл.

Профессор Колтон сразу же встал.

— Ты та девчонка.

Я даже не знала, как на это ответить.

— Э-э-э, да? Это как-то меняет дело?

— Не особо, — кажется, он пришел в себя, — Ты здесь ненадолго.

Чего…

— Почему?

— Ты единственный волк в Сигнум.

— Почему? — ей Богу, меня будто заело.

Их что, убивают или ссылают куда-то?

— Все волки уходят отсюда, поджав хвост.

— Ни разу не слышала, чтобы волков считали трусами.

Ух, я тебе сейчас покажу, какие волки трусы.

Я понимаю, что глупо считать, что волки-животные и носители духа волка имели общие черты характера, но сдаваться я тоже не была намерена.

— О, они те еще трусы. Сбегают отсюда, поняв, что здешние правила им не по зубам.

— Расизм и дискриминацию вы считаете правилом? — не сдавалась я, вспоминая слова Кайла.

— Кто вам сказал об этом? — скривился учитель.

Я не могла выдать Кайла, с учётом того, что его тут и так не особо любили, насколько я смогла понять.

— Вы считаете волков трусами, пусть так. Но на ряду с этим они очень наблюдательны. За пять минут этой беседы я успела понять, что вы, будучи светлым магом (это я поняла тогда, как смотрела ему в глаза при нашей беседе), защищаете шайку избалованных детишек, сидящих спереди, и не намерены были прекращать перепалку, в которой обвинили Кайла за поступки его брата. Хотя стоило мне выступить от имени Кайла, так вы сразу же заткнули мне рот. Это ли не дискриминация? — я склонила голову в бок.

Он сузил глаза.

Все затаили дыхание.

— Если вас что-то не устраивает, вы можете уйти.

— И позволить вам закрепить за волками звание беглецов? Я не из тех, кто исполняет чужие желания.

У него заходили желваки от злости.

Бесить людей явно мое призвание.

— Тогда будьте добры сидеть на месте и не высовываться.

— А то что? — Я посмотрела ему прямо в глаза, вложив в вопрос весь свой гнев. Ненавижу, когда мне приказывают, что нужно делать.

Он минуту обдумывал ответ.

— Вы правы, — он резко выдохнул, — Ровным счётом ничего. Я ничего не смогу вам сделать.

— И это все?

— Я прежде всего учитель, а не ваш друг, с которым вы можете говорить на равных. А значит, я должен всего лишь преподавать и наблюдать за дисциплиной. Извините, что не остановил этого раньше. Теперь вы довольны? — спросил он приторно сладким голосом.

Воу.

Это было слишком легко.

— Думаю, да.

— Тогда, я надеюсь, мы погасили конфликт. Мне можно продолжать?

— Вполне.

Я села на место, а он повернулся к доске и продолжил свой разговор о вампирах.

Я кинула взгляд на присутствующих. Они все уставились на меня.

— Проблемы? — спросила я случайно выбранную мною девушку. Они все сразу же развернулись.

Да я чертова королева тут!

— Воу, не стоило, — восторженно выдохнул Кайл, — Но это было эпично.

— Не хотела, чтобы все думали, будто я стерва в первый же день, — промямлила я, придя в себя.

— Пусть знают, с кем имеют дело.

— Ладно, давай слушать, пока профессор Колтон не передумал.

Пять минут спустя я уже знала, что лучше добавлять в чай пару листьев вербены, чтобы быть неуязвимой к вампирскому внушению или же носить с собой это растение.

Хотите убить вампира?

Кол в сердце — способ номер один.

Второй способ: вынести ему мозги или сердце при помощи ружья.

Третий: сжечь его на солнце сняв с него защитный атрибут или же стерев татуировку-оберег. Сомневаюсь, что кто-то пользовался последним, так как, вы серьезно думаете, что вампир даст вам соскребать с него тату?

Остановить или же ослабить вампира можно тоже несколькими способами.

Первый: дать ему отвар вербены, или же кинуть на него порошком этой травы. В общем, делать различные махинации с вербеной.

Второе — святая вода. Ею можно ослабить любую нечисть.

Третье — заклинание. В нашем учебнике было заклинание, которые мы должны были выучить, чтобы защитить себя. Но тут была загвоздка. Колдовать могли лишь темные или светлые маги, колдуны, ведьмы и феи. Другая нечисть или же такие темные и светлые, как телепаты, телекенезисты и прочие не обладали даром колдовства.

Четвёртый способ — церковь. Стоит вам ступить ногой на святую землю, как ни одна нечисть или же темный не смогут до вас добраться.

Оказывается, что даже темные не могут находится в церквях, мечетях или же синагогах. Это было для меня открытием.

И у меня возник вопрос.

Я подняла руку.

— Да, Елена, — я видела, как профессор нехотя обратил на меня внимание.

— А разве дом Божий не для всех тех, кто ищет утешения? Ведь мы все были созданы Им и…

— Он создал лишь людей, светлых, животных и природу. Все остальное дело рук Дьявола. Такие как темные или нечисть ему не нужны.

Он сказал это нейтрально.

Он сказал правду.

Но почему мне казалось, что ему нравится, когда он говорит, что темные и нечисть, по сути дела, никому не нужны.

— К кому же обращаться в таком случае, когда на сердце камень?

— В вашем положении пора бы уже перестать на что-то надеяться и полагаться лишь на себя.

Он сказал это мне, как темной.

Но почему-то мне показалось, что моя сущность здесь была ни при чем. Он будто пытался лично что-то донести до меня.

— Еще вопросы?

— Нет, спасибо.

— Он придурок, — буркнул Кайл.

— Почему?

— Он один из преданных фанатов Совета. Честно сказать, он не в восторге от того, что вынужден сидеть в одном кабинете с нежитью и темными. А особенно с волками.

— А волки-то чем ему не понравились?

— У него дух лисы. А эти двое что в мире животных не ладят, что тут. Плюс ко всему этому, насколько я знаю, он несколько лет назад был женат. Но его жена развелась с ним и покинула Сигнум, сбежав с волком.

— Ого…

— Так что у него целых три причины для неприязни.

— А какая третья?

— Он кретин.

Я рассмеялась.

— Эй, вы, голубки, — к нам повернулся парень, сидящий впереди нас, — Вы бы заткнулись, наконец.

У него была смуглая кожа, трёхдневная щетина и очень-очень тяжелый взгляд черных глаз. Клянусь, они были настолько темными, что зрачков почти не было видно.

Он был темным.

И одет был тоже во все тёмное.

Да он фанат своей силы.

— Твою мать, я думал ты немой! — шепотом крикнул Кайл.

— Ты совсем придурок? — парень поднял свою темную левую бровь.

— А что я еще мог подумать, когда за весь этот год, что ты здесь, я не видел и не слышал, как ты говоришь?

— Это потому, что я здесь всех ненавижу, — фыркнул парень.

— А теперь что? Ненависть ушла?

— Теперь из-за вашего гула я не могу сконцентрироваться.

— Но ты же ведь никогда ничего не пишешь. Только рисуешь.

— А ты думаешь это так легко?

— Вообще-то… — начал Кайл.

Так, это никогда не закончится.

— Привет, — помахала парню я, — Елена.

— А я Адам.

— Приятно познакомится.

— А мне нет. Так что заткнись или пересядь.

Ах!

Нахал!

— Какой грубиян! — поддержал мои мысли Кайл.

— Разве мама тебя не учила, что невежливо так разговаривать с людьми? — я саркастично сузила глаза.

— Я убил свою маму два года назад. Нет, не сожалею. Еще вопросы?

Что?!

— Если не заткнётесь, вас ждет та же участь.

С сим он повернулся и продолжил дальше выводить круги в своей тетради.

— Лучше бы он все-таки был немым, — выдохнул Кайл.

До конца занятия мы молчали, так и не сказав ни слова.

Глава 4

— Ну, куда теперь? — спросил Кайл, запихивая книгу в рюкзак.

Я буквально слышала, как мой желудок просил, нет, умолял меня о еде.

— Тут есть столовая?

— Конечно. Я тоже проголодался.

Мы вышли из кабинета и свернули к тому месту с огромными плакатами.

— Кто эти люди? — я отстранилась от парня и подошла к изображениям.

— А-а-а, это, — протянул он, — Это члены команды «золотой шестёрки».

— Что за команда? — спросила я, не отрывая глаз от первого постера.

— Давным-давно, когда должен был случится конец света, они спасли человечество. И до сих помогают ему при решении крупных катастроф.

— Они еще живы? — удивилась я.

— Они живее всех живых. Они являются теми, кто раскрыл самый наибольший потенциал своих сил.

— Все сто процентов?

— Нет. Если раскроешь все сто, то сойдёшь с ума. Хочешь расскажу о них?

Я активно закивала головой.

— Это — Стефан Честнат, — он указал на первый плакат с правой стороны от входа, — Он является самым сильным из всех живущих существ на земле, — на плакате был изображён мужчина со светлыми каштановыми волосами, которые были ему до плеч, с щетиной и яркими, карими глазами. Он светлый, — Даже не один оборотень или вампир не сможет с ним побороться в силе.

— А в чем его сила? — спросила я, не отрывая глаза от плаката.

— Он светлый маг, но своей силой почти не пользуется. Но у него есть дух льва. Именно его он и развивает.

— Все дело в духе?

— Да. Обладатели духа льва очень сильны и выносливы в физическом плане.

Джексон…

Я сразу вспомнила его.

Он уж точно силен.

— Тогда что же отличает его от остальных обладателей этого духа?

— Он может обращаться в льва. Такое никому не по силам. Он единственный, кто может обратить как отдельную часть тела, так и всего себя.

— Он может стать львом? — я перешла на писк.

— Да. Если ты обратился в животное своего духа, то тебе нет равных.

— Ого. А где он сейчас?

— Местоположение всех членов команды никому неизвестно. Их вызывают по пейджеру, в случае чего.

— А сколько ему лет?

— Все члены команды родились еще до нашей эры.

— Ого…

— Да-а…

— А они появляются в Сигнум?

— Лично я еще не видел.

Я бросила последний взгляд на этого мужчину, который мог бы проломить мне череп одним лишь дуновением своего дыхания. Или рыка. Не знаю, что там у него.

— Ладно, а это кто? — я указала на парня с соседнего плаката.

— Это Тобиас МакФлай. Он светлый маг.

В отличие от Стефана у этого парня было худощавое тело, ярко выраженные скулы, тонкие губы и голубые глаза. На вид ему было не больше двадцати пяти. По сравнению со Стефаном, этот казался юнцом.

— В чем его особенность?

— У него самый высокий процент силы, который он раскрыл. Девяносто три процента.

— Ого…. А это не опасно?

— Он сидит на куче таблеток, чтобы не слететь с катушек, но за его долгую жизнь он выработал в себе такую черту характера, как отстранённость. Нам говорили, что он ведет себя как кретин, но на самом деле он добрейшей души человек. Просто силы дают знать о себе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 349