Автор дарит % своей книги
каждому читателю! Купите ее, чтобы дочитать до конца.

Купить книгу

Зона пустоты

…Шел 35 день изгнания в зону пустоты. Время здесь потеряло всякий смысл, но он все еще был жив. Мысли устало суетились в голове. В глазах сквозило только отчаяние и безнадега. Выхода не было. Он тщетно ощупывал каждый день во тьме все стены этого безграничного пространства. Холодные стены не выпускали Айра из заточения. А в этом месте не было ничего. Была лишь пустота и осколки сломанных вещей занесенных сюда цивилизацией. Иногда во тьме получеловек натыкался на останки людей или безжизненные груды роботов. Здесь не выжил абсолютно никто.

Слезы, пускай даже искусственные, вытекали медленно из его глаз. Там в затухающем сознании мелькали картины прошлого. Айр иногда медленно поднимал голову вверх, не видя ничего там, кроме слепящей бесформенной темноты и пустоты. Здесь же не было никаких звуков. Прошлое не оставляло его. Где-то там его сознание еще видело картину зеленого прекрасного леса, он там гулял за руку со своей любимой Лайлой. Теперь и ее уже не стало, она осталась лишь в его электрическом мозгу. Заряд батареи сигнализировал о том, что энергия на исходе.

На получеловека было страшно смотреть уже. Органическая материя отваливалась местами, обнажая провода и механические конструкции тела. Что удалось тут соорудить Айру наощупь в темноте, так это собрать небольшой светильник из органических существ, что зыбко прозябали на бетонных стенах в этом месте. Эти маленькие светлячки теперь были в одной колбе, которую он повесил на нитке на потолке. Мрак отступил на какое-то время назад…

Исследуя с этим светильником, Айр не мог найти ничего хорошего в этом месте. Кругом были лишь серые кости людей, ветхие старые модели роботов, которые также умерли без энергии. Все они были нарушителями закона. А может быть и не все. Одно лишь знал Айр, что он не нарушал закона. Его подставили и, причем самым нелепым способом. Он не мог предположить, что его же обвинят в гибели Лайлы, которую он любил больше всего на свете.

Горе скопилось в этом месте. Еще здесь пахло смертью и безнадегой.

«Это действительно конец», — сознание поглощал леденящий ужас, сменяющийся равнодушием и безразличием. Единственное на что хотел потратить последнюю энергию Айр, так это на воспроизведение воспоминаний о любви и прекрасных моментах ушедших из его жизни навсегда.

Плеер был включен на полную громкость. Ритмы восхитительной музыки разрывали эту бездушную молчаливую темноту. Голограмма возникла из мрака, перебивая свет от колонии светлячков. Батарея разряжалась стремительно от таких действий. Периодически всплывало сообщение о том, что уровень уже критический, однако это не смущало Айр. Он шел уже к своему концу, как корабль, несущийся к скалистым берегам, чтобы найти там вечный покой и умиротворение.

Нестерпимый энергетический голод сжигал получеловека изнутри. Он к нему уже привык. Отключить рецепторы он не мог. Мог только думать о прошлом, глядя в голографию и утопая в ритмах музыки.

— Кто здесь? — раздался откуда-то издали сдавленный глухой голос из мрака.

Айр сначала подумал, что ему почудилось просто. Однако незнакомец из мглы продолжал вопрошать:

— Я спрашиваю кто здесь? — голос был слабым, но, тем не менее, его можно было различить все же.

— Я Айр. Изгнанный за свои деяния по ошибке, а ты кто? — получеловек встал и пошел на голос собеседника. Он понял, почему сразу не заметил своего собеседника. Эта была устаревшая модель робота, в которой еще теплилась жизнь. Синие глаза излучали едва уловимый свет.

— Как ты смог так долго выжить в этом месте? — поразился Айр, помня о том, что последнее изгнание было около года назад. Все те, кто тут были, должны были умереть или разрядиться навечно.

— Я нашел силу… — шептал робот, пытаясь перевернуться на спину. До того момента он продолжал лежать на животе вытянув руки и ноги в струнку.

— Какую силу ты нашел? — голоса получеловека и робота звучали глухо в этом забытом месте пустоты.

«Когда я закрываю свои глаза, то я вижу свет. Далекий прекрасный свет. Он дарит не только свет, но и энергию. Если долго находиться у того света, то есть возможность заряжаться энергией. — вещал удивительные вещи незнакомец, что Айр не особо верил словам этого робота. — Я долго ждал еще кого-нибудь в этом месте, чтобы отворить проход к тому свету, у кого есть энергия»

— Черт побери, о чем ты говоришь? Что за свет? И как можно выбраться из этой зоны пустоты. — Айр заволновался не на шутку в этот момент, его голос дрожал. Ему вдруг почудилось спасение, дорога к свободе и свете в этом безнадежном темном мертвом месте.

— Ляг рядом со мной, вытянись всем телом на полу. И ты почувствуешь тот генератор света, что спрятан под толщей плит в этом месте.

Свобода… Свобода! Спасение. Только эти слова стучали в голове сейчас у Айра.

Он лег рядом с этим архаичным роботом. За год технологии шагнули невероятно вперед и то, что год назад еще было новинкой, сейчас казалось невероятно старым и древним. Айр закрыл глаза и сделал, как повелел ему незнакомец во мраке. Сначала не было видно ничего. Затем сознание получеловека провалилось куда-то вниз к свету. Нестерпимо теплый и яркий свет раскручивался по спиралям. Это была прекрасная энергия, что все же существовала и в этом забытом месте.

«Невероятно, это свет!» — шептал Айр.

— Теперь посмотри слева, там есть ручка и маленькая дверь. Я сканировал пространство, лестница за ней уводит именно сюда в зону пустоты. Дерни за ручку и дай нам проход туда… –голос робота почти умолял его. Это было невероятно сложно, тем не менее Айр собрал остатки своей энергии, до писка в голове, нажал на ручку той дверки. Щелкнул замок в глухой темноте. Затем изгнанные открыли глаза и посмотрели вдаль, из мглы вспыхнул свет. Далекий и приятный свет из раскрытой двери в каменном полу, манил их.

— Я совсем не могу уже двигаться. — Пожаловался архаичный робот.

Айр знал, что не должен оставить это разумное создание умирать здесь на кладбище в пустоте.

— Я тебе помогу, — собирая в остаток свои силы, он с трудом передвинул своего напарника. Перед глазами плыли фиолетовые круги. Батарея уже показывала ноль процентов заряда. Только невероятная удача могла им помочь выбраться из этого места.

«Давай сделаем так, я спущусь один и напитаюсь энергией от света, затем я вернусь за тобой. Как тебе такое предложение?» — спросил Айр, когда понял, что двоих он не сможет дотащить до той двери со светом. Во мгле не звучало ответа от робота. Затем синеватые едва уловимые искорки загорелись у древнего: «Хорошо иди, но обещай вернуться за мной, когда напитаешься энергией. Там за генератором есть еще портал».

— Я обязательно вернусь, — заверил его получеловек, и медленно пополз к источнику света. Дверь не могла быть открытой всегда, на таких дверях стоял всегда таймер, по истечению которого она автоматически закрывалась опять.

Секунды казались часами, минуты днями, но Айр не мог уже двигаться быстрее. Он ощущал, как его тело отказывается уже повиноваться ему. Еще одно воспоминание пришло на ум ему. Вспомнился первый поцелуй с Лайлой. Это в какой-то момент дало ему силы, что-то обнадеживающее ударило ему в мозг. Он должен был выжить, хотя бы ради любимой, ради справедливости какая существует на этой планете.

Еще один рывок, и дверь со светом уже рядом с ним. Кругом были только силуэты мертвых существ, что ушли в небытие. Айр остановился. Картинка замедлилась. Казалось, что реальность вдруг проглотила тьма кромешная и беспросветная. Исчез даже свет изучаемый генератором, полуробот не видел уже более лестницы. Зыбкая пустота и равнодушие. Что-то вспыхнуло в этой вязкой мгле. Айр медленно открыл глаза, понял, что он уже умирает. Он так и не добрался до двери. Свет манящий и такой теплый медленно исчезал. Дверь начинала закрываться. Время таймера исстекло. Мозг Айра агонизировал уже от нехватки пищи и энергии.

Опять жгучий и нестерпимый голод пробежался по всем рецепторам организма, но это же подстегнуло умирающего сделать последний рывок вперед. Он уже не помнил, как скатывался по лестнице вниз. Сознание лишь уловило яркий свет излучаемый генератором. Дальше все пропало…

Айр лежал вне времени, потеряв ниточку с реальностью. В тлеющем мозгу вспыхивали неясные образы прошлого, какие-то сцены разговоров, пейзажи где он бывал раньше и конечно же ему виделась во снах прекрасная соблазнительная Лайла. Генератор продолжал напитывать энергией изголодавшегося получеловека. Спустя какое-то лишь время, он смог слегка приоткрыть глаза. Первое он услышал шум генератора. По глазам бил яркий свет. Он был спасен. Затем он вспомнил про того архаичного робота, что умудрился выжить, прижимаясь лишь к бетонным плитам, получая слабую энергию от генератора. Айр сел и продолжал копить энергию. Батарея поднялась до зеленого сегмента заряда, тогда заключенный встал и направился к двери. Теперь все было наяву, он повернул железную ручку и начал подниматься по винтовой лестнице.

Он снова был в зоне смерти и пустоты. Уверенными шагами он подошел к древнему и тронул его рукой.

«А… ты вернулся», — Айр увидел, как на лице робота вспыхнул зеленый смайл.

— Да, я бросить тебя не мог! — Он взвалил на себя своего напарника и двинулся к свету. Там они сидели какое-то время у генератора и питались светом и энергией. Жизнь приходила к ним опять.

«Жизнь…» — радостно шептал робот.

— Как тебя зовут?

— Ка758 я… А тебя?

— Какие странные имена давали раньше. А меня просто Айр.

— Можно идти к порталу? — спросил Ка758, зеленый смайл играл на его дисплее.

— Да можно…

Две фигурки покинули древний генератор энергии, заточенный под плитами зоны пустоты. Они шли к свету теперь другому, что излучал портал. Айр не поверил своим глазам, когда они по тоннелю света попали опять на планету. Яркая звезда светила откуда-то сверху. Они находились где-то в лесу. Приятная прохлада дыхнула им с ветром в лица, принося запахи цветов и расцветающих небесных оливковых небес. Свет струился по их телам, наполняя энергией и тихим счастьем.

— Мы свободны!

— Да мы теперь свободны… — шептал с улыбкой на лице Айр.


(январь 2015).

Улетая туда…

Рваные далекие облака летели куда-то вдаль, а сильный и теплый ветер нес их за горизонт, где в мареве огня умирала заря. Разочарования и надежды теснили душу его в этот момент. Прошлое, будущее и настоящее, все перемешалось в одной точке именно сейчас и здесь. Боль прошлого давила изнутри, хотелось плакать, но слез уже не было. Стеклянная сфера, в которой сидел Артемид, уже летела туда, где кончались границы времени и пространства. Поделать он уже ничего не мог.

Отголоски прошлого вещали ему в шуме ветра настойчиво и постоянно. Ветра времени говорили ему о незаконченных еще делах в том, что он оставил давно. Артемид молчал. В серых глазах сквозила печаль и пустота. Стрелки часов у башни Аси уже показывали ровно. Значит время пришло. Все сбывалось, как и должно было. Предсказания не врали. Человек сокрушался о прошлом, чего изменить не смог, но вместе с тем к нему в сознание уже вливались картины будущего, то, что очень скоро должно было стать частью его новой жизни.

Да там уже было другое измерение, там не было утлых величин: высота, ширина и длина, там было куда более многомерное пространство. Какой-то яркий свет, доселе неизведанные ощущения. В этот момент Артемиду показалось, что все это время он был зажат в тесную клетку прошлого мира и своего бренного тела. То новое измерение несло ему свободу и совершенно новое представление о мире и вселенной.

По ту сторону бардовых облаков была вселенная, которую он уже покидал. Там кто-то аплодировал, слышен был шум множество голосов. Кто-то созерцал за переходом Артемида в другое пространство.

— Ты заслужил многомерное пространство! –кричали откуда-то из пустоты.

— Ты молодец. Это достойная награда…

Фонтаном ярких ощущений приплывали опять ощущения из будущего. Границы разума мгновенно раздвигались, тело теряло свою привычную форму. Артемид переставал быть человеком. Лишь какая-то ниточка связи с прошлым еще не рвалась. Где-то в мыслях человек вспоминал тот последний вечер на земле. Что же там все же произошло? Этого он уже не мог вспомнить полностью.

Громкие выстрелы, перестрелка. Артемид вспоминал красивое лицо девушки. Он силился вспомнить, кем она приходилась ему. Была ли это возлюбленная или просто какая-то незнакомка, что попалась в последний момент его жизни. Что еще отчетливо помнил странник между мирами, та это, ощущение свежего августовского воздуха, ночную тишину и собственную медленную смерть. Он лежал где-то в трущобах на битом асфальте, за баком мусора, истекая кровью. Вспышки, выстрелы, вот что оживали в его сознании вновь. Он с кем воевал или от кого защищался, а, может быть, напротив вершил правосудие, так или иначе конец его был такой, что он медленно тяжело дышал, смотрел в ночное звездное летнее небо. Еще ему запомнилась там кирпичная стена. Она ползла куда-то…

«Вот и все», — думал Артемид тогда, однако, от этого не было грустно. Он радовался, ощущая, как его сознание медленно перетекает куда-то в новое неизведанное измерение. Еще человек слышал плач. Женский плач. Потом лицо той девушки с красивым лицом. Она склонялась над ним иногда, что-то говорила ему, но Артемид ее не слышал. В ушах лишь стучала и шумела кровь. И вообще это было неплохое яркое ощущение. Умереть так он мечтал бы, даже в новом мире, куда собственно плыл сейчас в стеклянной сфере.

На какой-то миг воспоминания прервались у мужчины, он опять увидел будущее. Лучистый тоннель, лишенный границ звал его куда-то вдаль, прочь от этой маленькой вселенной, которая людям до сих пор казалась необъятной. Что тут говорить, люди были еще дикарями и очень примитивны в своих изобретениях. Их можно было сравнить с доисторическим племенем, что жило бы на маленьком острове, а вокруг бы был лишь океан, моря, за которыми были огромные свободные материки и земли. Именно в этот момент пришло к нему это прозрение о человеческой самовлюбленности и тупости. «Как же много о себе люди мнят», — заулыбался Артемид, провожая взглядом розовые летящие облака.

Сверху продолжали аплодировать. Там поддерживали. Это были какие-то высокоразвитые существа, которые даже не имели телесных тел. Они жили вне времени и пространства, наблюдали за этой крохотной вселенной, в проходе которой уже появился новый человек с высокоорганизованной структурой души и мозга. Далеко не каждый, если не сказать по факту, что лишь единицы переходили с трехмерной вселенной в многомерную. Однако Артемид был именно тот, кому повезло.

Там за горизонтом во тьме, в противоположной стороне от зари, что-то вспыхивало, словно, там шла война, и артиллерия бомбила темноту снарядами. В этом междумирье даже было много такого, чего не понимал еще человек. Лишь небо было узнаваемо, похоже на земной небосвод. Именно потому Артемид смотрел туда ввысь. Вихри времени закручивались тут спиралями, что становилось понятно, что время циклично. Мелкие узоры наполняли сумеречную пустоту. А там, на небе говорили сейчас о нем.

— Люди — это все же высокоорганизованный организм, чтобы вы не говорили там… Могу вас заверить в этом.

— Что вы такое говорите? Это скорее исключение, человек, который простроил свою сложную структуру души в правильной комбинации. Не знаю, как ему удалось, без знаний тайн души, он смог запрограммировать себя на переход в высокоразвитое измерение. Скорее всего в будущем он станет бестелесным и вечным как мы, присоединиться к нашему сомну вечной обители.

— Да это любопытный человечек, однако. За века сюда попадают единицы.

Ветра усиливались, они искажали стеклянную сферу, в которой летел человек и он боялся, что тот лопнет, и он рухнет куда-то вниз в бездонную темноту, что разверзлась под ним.

Огни в небе погасли, лишь тоннель закручивался спиралью, куда собственно и летел шар с ее очередным путешественником. Артемид опять погружался в воспоминания. Смешанные чувства боролись с ним. С одной стороны он испытывал глубокое сожалению по прошлому, а с другой стороны был рад такой развязке. Небо, усеянное звездами, было последним воспоминанием на земле. Там он лежал в темноте, и тонкая струйка крови текла из уголка рта. Сознание ослабевало, но даже в том хаосе и кажущейся не реалистичности своего конца он слышал плач девушки. Она шептала. Иногда в темноте вспыхивал ее сотовый телефон. Она звонила кому-то и куда-то, но это мало волновало уже молодого человека. Его душа медленно переплывала куда-то туда, к новой вселенной…

Спокойствие и умиротворение охватило душу. Стеклянная сфера разлетелась, и человека вжало в какую-то вязкую плоскость, после прохождения которой, он навсегда потерял свое человеческое обличие и физическое тело. Какие-то магические огни вспыхивали во мраке. Ощущения новые, поистине колоссальной силы овладели им. Он понял вдруг, как был убог раньше, живя человеком на земле. Эта бренная оболочка оставлена навсегда, теперь он летел вдаль, улетая туда, где начинались границы новой многомерной вселенной…


(февраль 2015).

Новый мир Терри Пратчетта

…Он все реже и реже возвращался к реальности. Где-то там в своих мирах он пребывал все чаще и чаще. Вместо окружения действительности писатель погружался в то, что годами ранее писал. Плоский мир, далекие миры и фантазии, которые пронизаны добротой, смыслом и своей самостоятельностью существовали теперь в его голове.

— Терри, ты меня слышишь? — спрашивал его кто-то на чисто английском, когда он опять погружался в забвение своего сознания.

Болезнь Альцгеймера прогрессировала у него. Несмотря на то, что он поговаривал об эвтаназии, он продолжал писать книги и свои мысли. Стало трудно читать и писать. Используя распознавание речи, он продолжал трудиться, его мозг продолжал генерировать новые идеи, новые миры и далекие абстракции сказок и чудес.

— Мне кажется… — выдавливал из себя нерасторопно Терри, глядя на своего собеседника.

Слова остались недоговоренными.

— Мне кажется, что скоро конец. — Почти шепнул великий писатель. Потом он добавил. — Я видел далекий мир, такой прекрасный, о нем нужно написать.

— Это же замечательно. Ты хочешь написать еще одну книгу! — голос успокаивал. Исчезала куда-то бессмысленная ярость, боль, усталость и отрешенность от реальности. Симптомы болезни позади, теперь он между миров. Это волнующий момент, возможно, каждый фантаст-писатель мечтал о таком, чтобы однажды медленно сокрыться в своей же фантастике, укрыться под толщами печатных книг своих же произведений. Он мог уйти легко и свободно сейчас туда, где играл добрый свет, туда, где пересекаются миры сказки. Там лучше, чем тут в комнате. Тусклый свет еще горит в окне, напоминая писателю о том, что он еще в своем жилище на земле. Однако переход уже не за горами.

Вы прочитали бесплатные % книги. Купите ее, чтобы дочитать до конца!

Купить книгу