электронная
490
печатная A5
431
18+
Вортекс

Бесплатный фрагмент - Вортекс

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-4871-0
электронная
от 490
печатная A5
от 431

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Шел вечер четверга. Намазав очередной свой прыщ мазью Вишневского, молодой парень по имени Глеб продолжал изучать книги по востоковедению. Основной его профессией было совершенно другое ремесло, но тайны древних фараонов, загадки строительства пирамид и секреты вечной жизни пленили его, заставляя проводить у энциклопедий и компьютера ночи напролет. Глеб пытался разгадать, что же за скрытой силой он обладал. Парень с самого детства очень остро ощущал энергию земли. Глядя на цветы, он заботливо поглаживал их листочки, понимая, что они тоже это чувствуют. Растения и деревья лучше остальных понимают, что это за сила такая — вортекс. Бесконечные потоки бешеной энергии питали все живое, и людей в том числе, но только самых чувственных из них, к коим парень себя и причислял.

Зарождению интереса, а также началу исследования Глеба поспособствовало знакомство с таинственной персоной Эдварда Лидскалнина и его Коралловым замком во Флориде в городе Хомстед. Глеб прожужжал нам про него все уши. Небольшой мужчина ростом в сто пятьдесят два сантиметра и весом в пятьдесят четыре килограмма в одиночку, ночами, пока никто его не видел, перетаскивал огромные известняковые блоки весом в несколько десятков тонн. Непостижимым образом он перемещал их, а также скреплял без использования цемента или каких-то других растворов.

Мужчина строил свой замок на протяжении двадцати пяти лет, так и не заимев ни друзей, ни семьи, лишь изредка устраивая экскурсии в свое творение за символическую стоимость в десять центов. Плата была добровольная, приходили в основном школьники. Эдвард угощал их горячими хот-догами, хотя сам был категорически против мясоедства. Мужчина выращивал овощи у себя на участке и в основном питался только ими. Коралловый замок был построен в память о девушке, которая его когда-то отвергла, так называемой «сладкой шестнадцатилетке». У Эдварда было только четыре класса образования, и леди не была уверена в том, что он сможет обеспечить ей достойное будущее. Так или иначе, несмотря на эти системные показатели интеллекта, мужчина утверждал, что разгадал тайну строительства древних египетских пирамид.

Естественно, что Коралловый замок привлекал внимание разных общественностей, правительства, да и простых людей. Даже Альберт Эйнштейн пытался разгадать эту загадку, но все оказалось тщетно. Эдвард хранил тайну строительства в строжайшем секрете. Обычные люди, конечно же, также пытались проследить за мужчиной в период постройки. Существуют свидетельства старушки, которая клятвенно уверяла, что видела и слышала, как Эд возлагал на камень руки, а затем пел ему. Это откровение было озвучено в нашумевшем шоу Дэвида Леттермана. Позже местные мальчишки даже взяли подзорную трубу, чтобы подглядеть за Эдвардом. В диалоге с корреспондентом «Нью-Йорк Таймс» они дали показания, что огромные камни плыли по воздуху, словно воздушные шары. Эд только пояснил, что все дело в индивидуальных магнитах, производящих электричество. Наша планета — словно арбуз в авоське незримых сетей тока. Каким-то образом он обманывал законы гравитации, лишая огромные глыбы камней веса.

Эдвард страдал от туберкулеза, да и вообще был довольно болезненным человеком по всем фронтам. После его смерти от рака желудка ученые обнаружили таинственные металлические генераторы тока с огромным количеством элементов и со звездой Давида в центре. Это была единственная зацепка и надежда на научное объяснение происходящего, но принцип работы устройства так и не был расшифрован.

Продолжая копать глубже и изучая древние рисунки уже конкретно египетских сооружений, Глеб по аналогии с феноменом Эда нашел запечатленные процессы перемещения каменных статуй. Некоторое количество людей на картинках тянуло огромную фигуру фараона, остальные же стояли со звуковыми инструментами и издавали необходимые для левитации звуки. Платформа, на которой располагалась статуя, воспаряла над землей под воздействием этой своеобразной музыки. Техническая сторона вопроса до сих пор не изучена и вновь и вновь становится причиной нескончаемых споров ученых. Глеб же свято верил, что мы просто-напросто навсегда потеряли знания древних. За толщей лет человек утратил те способности, которыми может заряжать его Земля-матушка. Левитация тела и предметов вокруг — это не самое мощное и невероятное, на что способен человек, в полную силу ощутивший и пропустивший через себя мощь земли. Что-то интуитивное внутри парня вело его к ответам, но истина была еще где-то совсем далеко.

Самое ироничное то, что за всей этой глубиной и таинствами внутреннего мира Глеб был непримечательным тощим и никому не нужным трудягой во внешнем. Он работал в средней такой конторе с понедельника по пятницу. Завтра как раз был выходной, и он со мной и еще одним другом собирался просто попить пива, равно как и большинство таких же обыкновенных работяг.

Пятничный трудовой день подходил к концу. Парень, работающий официантом, переодевался в мужской раздевалке, как раздался звонок его мобильного телефона.

— Руслан!

— Да, босс.

— Ну кто так работает? Опять посетители жалуются.

— В смысле?

— В прямом. Ты же себе хуже делаешь в первую очередь. Сам же «чая» лишаешься да заведение позоришь. Русь, ну что ты такой неаккуратный, а? Та дама, которой ты воды не предложил, да еще и нахамил потом. Помнишь такую?

— Ну.

— Гну! Знал бы ты, Рус, кто она.

— Простите, постараюсь исправиться. У меня сессия, нервы.

— Простите, — передразнивал начальник.

— Я правда не хотел.

— В этом месяце на десятку меньше получишь, нет у меня больше сил. Все, разговор окончен.

Парень с ненавистью замахнулся телефоном о пол, но вовремя остановился.

В эту же минуту мы бездумно прогуливались пятничным вечером по Новому Арбату, объевшись фо и выпив по паре бутылочек. Арсений — полный и представительный, латентный яппи, в очках и пальто. Глеб — худощавый и высокий, все лицо его было усеяно прыщами. Я, Дима — невзрачный парень в коричневом свитере и джинсах. Трое непримечательных и далеко не совсем зрелых с виду неудачников в разгар выходных выбрались на свободу в поисках удовольствий и развлечений, что сулил нам сегодня город.

— Все, опус магнум ис овер! — сказал Арсений с грубым русским акцентом. — Закончил я тот проект с инвестициями в диджитал. Теперь все телки точно мои, — начал хвалиться Арсений.

— Да ну! — вскинул брови Глеб.

— И что, когда на окупаемость начнешь выходить? — с недоверием спросил я.

— Да уже, — не заставил себя ждать с ответом Арсений. — Уже.

— Ладно-ладно, давайте потом о службе, выходные на дворе. Решили, куда теперь пойдем? — обрубил хвалебную оду Арсения Глеб.

— Я знаю один крутой бар, — попытался предложить я.

— Мне больше пить не хочется, если, конечно, у них нет текилы, — гордо произнес Арсений.

— А что тебе текила? — я покосился.

— Как что, это же напиток мексиканских шаманов! — парировал Арсений.

— Аргумент, — пафосно усмехнулся Глеб.

— Пойдемте искать телок! — похабно вопил Арсений.

— Да какие тебе телки, у тебя же Надя, — негодовал я.

— Да что ты понимаешь. Бабы еще охотнее тянутся, когда у тебя кто-то есть. Сучки чувствуют силу, всеми фибрами ощущают, что ты со знаком качества. Прошел, дескать, проверку, если уже кто-то на тебя повелся, — брызжа слюной, рассуждал Арсений. — К тому же, у моей месячные.

— А ты что же, художник, краски боишься? — спросил Глеб.

— Моряк, а Красного моря испугался, — поддержал я.

— Оу… Ну вы и дебилы, — с отвращением ответил Арсений и повернул голову налево.

— Сам дебил, — кинул Глеб.

— Ребят, — снова начал я. — Так куда идем? То место, что я…

— Да как куда? К телка-а-а-м, — пропел Арсений, нетактично перебив меня. — К телкам.

— Ну, все, к телкам. Он же теперь в себя поверил, думает, все эти приложения его озолотят, — с легкой, но заметной завистью острил Глеб.

На дворе был конец июня. В первой половине дня город накрывала лавина летнего снега, также известного всем, как тополиный пух, отчего у нас троих была аллергия. Посему вечер был единственным возможным способом куда-то спокойно выбраться.

Мы с моим на всю голову таинственным Глебом работали контент-менеджерами на портале о спорте, а Арсений постоянно пытался запустить свой собственный бизнес и с головой нырял во всевозможные авантюры, не гнушаясь на пути их исполнения кредитами и долгами. Он всегда нас учил, что в финансовом мире задолженности — это на самом деле норма, всего лишь один из неотъемлемых процессов этой области, что люди просто неправильно трактуют философию займов. В долге нет ничего плохого, как принято считать, это только один из механизмов сложной машины экономики. Простая, но действенная операция.

Тем временем в районе метро Славянский бульвар на лавочке сидел человек за пятьдесят лет, немного тучный и с взъершенными волосами средней длины, с виду уже совсем дедушка. В руках он держал пачку денег, медленно ее перебирая, словно колоду карт.

— Первому, кто ответит на мой вопрос, даю пять тысяч рублей, — кричал он прохожим. — Что мимо проходишь, не хочешь денег? Эээ…

Как раз на последней фразе из перехода поднялся бородатый молодой мужчина с добрыми голубыми глазами и остановился около этого странного крикуна.

— Ого, вы тут пятитысячные купюры раздаете, как Дуров?

— Не совсем, я не просто так их даю, братец, нужно на вопрос кой-какой ответить.

— Так, ну задавайте.

— Ты же знаешь миф о Сизифе? Это, если что, не сам вопрос.

— Сизифов труд? Где-то слышал фразу.

— Да-да, верно. Предыстория, — мужчина развел руками в стороны. — Я когда-то тоже кое-что понял запредельное и решил всем вокруг это рассказать. Думал, что изменю мир.

— Погодите, пожалуйста, если честно, я не совсем помню подробности той легенды. Не напомните?

— Короче, этот Сизиф прославился тем, что разболтал секреты древнегреческих богов. Или турецких, как правильнее будет сказать, вопрос тоже. Он даже смерть умудрился победить. Мужик смог заточить самого Танатоса, а может, даже и замочить. Саму смерть, сечешь? Потом его наказали, конечно, да так, что он изо дня в день должен был выкатывать на гору огромный валун, который постоянно падал. Ежедневно. Его наказали бессмысленным и невыполнимым трудом. И знаешь что?

— Что?

— Ничего, боги меня тоже наказали. Так же, как и его, обременили, как им кажется, невыполнимым делом.

— Так, ясно, что же вы такого рассказали. Стоп, или тоже смерть победили? Не уловил.

— Да неважно, вопрос будешь слушать?

— Ну да, вы же за это так щедро платите.

— Если ответишь.

— Это само собой.

— Так вот в этом и вопрос. Что за труд мне пришлось выполнять? Кем я, так сказать, работаю? А?

— Да откуда же мне знать, вы, может, промоутер?

— Ответ не верный, все, уходи. Это, не обессудь, дай следующим шанс! — Мужчина морщился и сердечно хватался за грудь.

Парень тоже скривил лицо, голубые глаза еще больше загорелись, но уходить он не собирался.

— Что же у вас за труд такой бессмысленный? А? Ну интересно же.

— Это и был мой вопрос! Что за труд, ты и сам видишь, — бабло раздавать.

— Нет-нет, вы говорили, что боги вас наказали. Так как? Что вы теперь такое делаете?

— Дурной? Это же и есть мой вопрос. Всем вам его и задаю, а за ответ верный плачу.

— Замкнутый круг.

— Иди давай, не мешай трудиться.

— Так вы же…

— Ну, уходи же, — почти молил лохмач.

Голубоглазого бородача, на которого с утра накричало начальство, да и вообще у коего сегодня совсем не складывался день, звали Руслан Щепкин. Щеки и шея у него были аккуратно выбриты, а усы и подбородок органично украшал небольшой волосяной покров с редкими седыми волосами. Он пошел в сторону автобусной остановки и стал ждать своего маршрута, лишь раз обернувшись на того странного мужичка. Около него уже стояли две молодые девочки, которые активно жестикулировали.

На Новом Арбате же продолжал закипать чан юношеских страстей. Перепалка трех несуразных ботаников со стороны выглядела очень комичной.

— Глеб, то, что ты там про свой футбол пишешь, бабу тебе заполучить не поможет. Вот ты и агришься, — выпендривался Арсений.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 490
печатная A5
от 431