электронная
108
печатная A5
424
18+
Воровство не грех, а способ выживания

Бесплатный фрагмент - Воровство не грех, а способ выживания


Объем:
266 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6562-9
электронная
от 108
печатная A5
от 424

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Воровство — не грех, а средство выживания…

Пролог

— Зи, что ты сегодня дерганая такая? — рыкнул на меня напарник Федот. Я застыла, сама не понимая, что со мной происходит. — Нечего там волноваться, хозяева свалили на неделю, их проводили, в самолет посадили. Так чего ты дергаешься? Сигналку я отключу, ты влезешь в окно. Тысячу раз уже такое проделывали. А заподозрить нас никто и никогда не сможет, так как ты у нас респектабельный дипломат, в посольстве заседаешь, а я… впрочем неважно. Все! Баста! Нам через час выходить.

— Федь, скажи, моя интуиция меня хоть раз подводила? — я застыла посреди комнаты, которую мы сняли, чтобы можно было переодеваться перед налетом. Да-да, двое респектабельных граждан, отлично зарабатывающих, имеющих вес в высших структурах, обычные воры. Хотя нет, не так. Мы воры необычные, беремся только за практически невыполнимые задания. Благодаря моей интуиции, пластичности и гибкости — десять лет балета принесли хоть какие-то плоды — я могла пролесть в любую щель, а Федор — мой напарник — специалист экстра-класса по технике. Он хакер от Бога, ну, или в нашем случае, скорее, от Дьявола.

— Нет, Зи, ни разу, — мое волнение немного передалось и ему. — Расскажи хотя бы, что именно тебя тревожит, — попросил он, внимательно всматриваясь в мое лицо.

— Да в том-то и дело, что я и сама не могу разобраться, — вздохнула я. — Просто ощущаю вот здесь — это подстава. И ничем хорошим этот налет не закончится. Нас или ждут внутри, или приготовили ловушку, из которой мы не сможем выбраться.

— Зи, я всегда доверял твоей интуиции, но сейчас я лично все проверил, около особняка поставил следилки. Там никого не было, никто близко не подходил. Так что, не стоит и париться, — отмахнулся Федор.

— Вот тут тянет, — я положила руку на солнечное сплетение. — Федь, расскажи мне еще раз, кто делал заказ, что конкретно он говорил? Вспомни мне ваш разговор дословно, — попросила я, глянув мельком на часы. Время у нас еще было.

— Как обычно, на почтампт пришло письмо «до востребования». Я забрал. Там фото особняка, картинка комнаты, где одно из мест обведено красным кружком. Именно там находится тайник, из которого нам и предстоит достать флешку, которая нужна заказчику, — быстро выпалил Федя.

— Ты ведь потом с ним встречался? И он на словах тебе передавал инфу, — не спрашивая, а утверждая, произнесла я, тот кивнул.

— Да, встречался, он действительно сказал, что флешку надо вынимать осторожно, иначе на ней может сработать механизм, и она взорвется, а заказчику очень нужен компромат, что на носителе. Еще заказчик предупредил, чтобы мы больше никуда не заходили, так как комнаты с секретом, везде стоят ловушки для воров, — усмехнулся напарник, а у меня вдруг возникло ощущение, что тревога связана с ним. Но этого просто не может быть.

С Федотом мы работаем уже семь лет. Встретились еще в универе, когда учились на одном потоке международных отношений. Вспомнив нашу встречу, улыбнулась…

***

— Девушка, а что вы делаете сегодня вечером? — подхватив меня под локоть, поинтересовался красавец-мажор, прекрасно осознающий свою неотразимость.

— Семерых по лавкам няньчу, мужа ублажаю, со свекровью выпиваю, с невесткой в карты играю, с деверем… — оторвавшись от учебника, который как раз просматривала перед экзаменом, выдала я. Пока юноша усмехался, я обошла его демонстративно и направилась к аудитории, где должен был проходить экзамен.

Вышла я оттуда довольная. Сдала. Счастливо улыбаясь, собралась звонить маме, чтобы вместе с ней порадоваться. Именно в тшт момент меня снова взяли под локоть и на ухо прошептали:

— Твою успешную сдачу стоит отметить, — на этот раз я открыто улыбнулась. В данный момент ссориться ни с кем не хотелось, так как я была просто счастлива: именно этот предмет мало кто сдает с первого раз. Хорошо, если кому повезеь с девятого раза сдать. Потому от великой радости я согласилась с приглашением настырного обольстителя.

Сначала было кафе, после которого мы переместились в клуб. Везде были знакомые: или мои, или Федота — как представился молодой, интересный. И мы со всеми обязаны были отметить мою сдачу. Ага, алкоголик праздник всегда найдет, так и у нас в тот момент было. Упились мы в хлам. Мозг отказался что-либо соображать. Неудивительно, что мы оказались в его квартире. Как только я почувствовала на своих губах его сухие, но такие горячие губы, меня словно током прошибло. Федота, как я поняла, постигла та же участь. Касания стали отрывистые, кое-где жесткие и резкие. Я запустила руку ему в волосы, притягивая к себе и целуя с остервенением, едва ли не кусая его губы.

С трудом оторвавшись от моего лица, Федя впился в мою шею. Зубы — язык, который зализывал укусы, меня не переставало трясти от такого, я изгибалась и плавилась в руках умелого любовника. Он мучил меня долго, выцеловывая каждый миллиметр тела, играл с сосками, заставляя стонать в голос и извиваться, требуя большего. А когда получила… Взлетела высоко-высоко, и опускаться на землю не хотелось. Переход от эйфории ко сну оказался слишком стремительным.

А утром, проснувшись одновременно с Федотом… расхохоталась, наблюдая разбросанные по квартире вещи — не наши, надо сказать.

— Ты воришка? — ткнула я ему пальцем в грудь, после чего поцеловала. А он просто согласно кивнул. В свою очередь провел подушечкой пальца по моему лицу и выдохнул в самые губы:

— Ты, я смотрю, тоже, — он не спрашивал, а констатировал факт. Но я ответила кивком. — Почему бы нам не стать командой? — хитро подмигнул он.

Мы тогда еще пошутили по этому поводу, поприкалывались. Федор сообщил, что звать меня он будет только Зи, а то обычное Зинаида его не вдохновляло на подвиги, да и выговаривать долго. В тот момент я была влюблена и согласна на все.

Но первый заказ нам поступил уже через неделю после того, как мы пустили инфу о двух профи. Нас несколько раз проверяли, нас пытались ловить, на нас давили. Но ни у кого не получилось ни приручить нас, ни подмять под себя. Мы как работали только вдвоем, так и продолжали работать. Свою репутацию прошибли лбами, можно сказать. Потому нас и оставили в покое. Правда любовниками мы больше не были. Решили: дружба намного важнее любовных отношений, которые имеют свойство заканчиваться. Иногда дружеский секс для снятия стресса и поправки здоровья, конечно, был — искать на стороне кого-то не было смысла, а тут под боком ходячий секс, почему бы не воспользоваться?

***

Я так глубоко ушла в воспоминания, что пропустила момент выхода. Только когда меня подхватили на руки и вынесли из квартиры, я очнулась.

— Федь, ты что творишь? — слабо улыбнулась я. Сегодня мне все казалось подозрительным. Даже взгляд друга и напарника, его жесты, поведение. Создавалось ощущение, что он со мной прощается. Но с чего вдруг? Да и не стал бы Федот юлить, он бы в открытую сказал, если бы решил завязать. Нет, определенно, это со мной сегодня что-то не так.

Я постаралась выкинуть из головы все негативные мысли и попытаться отрешиться от интуиции. У нас впереди серьезное дело, нам предстояло украсть флешку и отдать заказчику. Хотя еще в момент заказа я никак не могла понять, что здесь такого сложного, что несколько человек не справились? А в том, что воришек, пытающихся вломиться в особняк, постигли неудачи, я прекрасно знала, собирала информацию. Только из-за чего у них не вышло даже войти в дом — так и не удалось узнать.

На автомобиле мы приехали в поселок, где находился особняк. Он стоял на окраине, окруженный только деревьями. Ни высокого забора, ни охраны — ничего и никого не было. Даже собак-сторожей не наблюдалось. И тем не менее, казалось бы, такая легкая добыча, а столько проблем принесла.

Снова в душе заворочалось сомнение и тревога. Что же не так с этим особняком? Видимо, хозяин на сто процентов уверен в безопасности. Но для этого должна быть причина. И она явно не в обычной сигналке.

Вздохнув, как перед прыжком в воду, я вышла первая. Федя за мной. Машину оставили за деревьями, чтобы с поселка ее нельзя было увидеть. А сами осторожно двинулись к дому. Оглядевшись по сторонам, не заметила ни одной живой души. Даже звуков, характерных для загородных жителей, не было слышно. Я на миг застыла. Никогда не верила в мистику, но сейчас мне вдруг показалось, что мы находимся в другом измерении. Что-то неуловимо изменилось. Воздух стал чище? Атмосфера изменилась? Небо стало бирюзовее? Что? Я задавала себе вопросы и не находила ответа.

В какой-то момент перед глазами потемнело и мне показалось, что я вижу фигуру парня: высокого, статного, темноволосого и… с крыльями, который ехидно и победоносно улыбался и приглашал нас в дом. Я тряхнула головой, потерла глаза, видение исчезло. Н-да, дожила. Уже глюки начались. Вот до чего волнение и тревога доводят. Пора расслабиться. Ага, сказать легко. Только чем ближе мы подходили к дому, тем более натянутым становилось тело. Я бросила мимолетный взгляд на Федора. Он шел, сжав губы в тонкую линию. Оказывается, не я одна напряжена.

— Федь, мне неуютно здесь, — честно призналась я, на мгновение остановившись перед крыльцом. — Такое ощущение, что нас тут ждут. Ты ничего необычного не чувствуешь?

— Зи, прекрати, хватит! — впервые за семь лет сорвался на меня напарник. Его глаза налились кровью, я даже шарахнулась в сторону. — Ты уже сама себя накрутила до предела, а сейчас и мне пытаешься вынести мозг?! Если струсила, так и скажи, я сам все сделаю. Твои услуги тут не особо и понадобятся, дверь я в состоянии открыть.

Обиды не было. По той простой причине, что в этот момент я шестым чувством поняла, почему многих постигла неудача. Само это место влияло на мозг, на восприятие. Когда-то я читала о новых разработках ученых, которые создали аппарат, влияющий на сознание, изменяющий его. Но проект запретили, так как он оказался слишком опасным — он делал из людей монстров: убийц, насильников и просто жестоких и беспощадных дельцов. Я бы не удивилась, если бы оказалось, что именно этот аппарат и установлен в особняке.

Ни слова не ответив, только заметила недоуменный взгляд Федота — он и сам был поражен своей агрессии — я уверенна двинулась к двери. В том, что мы не выйдем из него, я уже была уверена. Только теперь некая сила гнала меня внутрь, назад повернуть просто не было сил.

— Зи, подожди, — в два прыжка догнал меня напарник и схватил за руку. — Пошли обратно. Ты была права, тут что-то нечисто с этим особняком. Я не хочу потерять тебя, — тихо добавил он, а я… вдруг цинично расхохоталась, вырвала свою руку и, подойдя к двери, распахнула ее. В тот момент меня даже не озаботил факт: дверь была не заперта.

Федя бросился за мной. Бок о бок, ни слова больше не говоря, мы двинулись в указанном на карте, присланной заказчиком, направлении. Нужная комната обнаружилась без труда. Отодвинув в сторону ковер, я нашла несколько неплотно прилегающих дощещек ламината, нажала на них. Тайник открылся. Из него появился луч света, будто кто-то невидимый включил фонарик. Я отпрянула.

Федя застыл рядом со мной, недоуменно глядя на луч света. Несколько минут ничего не происходило. И вдруг я заметила, как взгляд напарника стал стекленеть. Он будто застыл. Я испугалась.

— Федя, Федь, что с тобой? Ты куда смотришь? Тебе плохо? Ответь мне? — я трясла друга, все больше впадая в панику. А потом ничего лучшего не смогла придумать, как впиться в его губы поцелуем. Я целовала и кусала, сходя с ума от ужаса. Мне вдруг показалось, что я становлюсь сильнее, как физически, так и морально. Страх исчез, паника тоже. Появилось желание убивать.

Отстранившись от друга, безвольной тушкой повисшей у меня на руках. Заметив едва заметную жилку на его шее, мне захотелось впиться в нее зубами, прокусить и наблюдать, как из Феди медленно уходит жизнь. Хотелось видеть его агонию.

— Эт-т-то я… Винова… — на миг приоткрыв замутненные глаза, с трудом выдавил из себя Федот, не договорив последнего слова. И вдруг, будто смертельно больной человек перед смертью, получивший последний глоток воздуха, быстро заговорил, боясь, что не успеет рассказать мне всего, что хотел: — Зи, мы не за флешкой пришли. Все намного проще. Я продал тебя. Мне предложили эксперимент, в котором обещали сделать из меня неуязвимого и сильного. И я повелся. Но предупредили, что нужна жертва. На эту роль я выбрал тебя. К тому же, нам все равно пора было завязывать с воровством. Ты не знала того, что знал я. Нас уже подозревали и приготовили ловушку. То дело, где нам предстояло проникнуть в архив и выкрасть документы, и было подставой. Но на него мы уже не попадем. Из этого дома мы не выйдем. Здесь повсюду стоят аппараты сумасшедшего ученого. И мы оба попали под их действие. Я чувствую, что моя жизнь закончилась. Прощай, милая. И прости меня за мою подлость, я любил тебя, но ты не приняла моей люб…

Больше Федот ничего не успел сказать. Его глаза так и остались открыты, рука безвольно упала на пол, так же, как и он сам. Я смотрела на него и пыталась отыскать внутри хотя бы отголосок жалости, но ее не было. И этот человек, которому я семь лет верила, как себе, с такой легкостью меня продал. А еще посмел что-то говорить о любви. Когда любят, так не поступают. Значит, не так уж и сильны были его чувства. Тут, скорее, сыграло роль другое: его просто-напросто задел мой отказ от отношений. Ведь до этого времени ему никогда не отказывали. Девицы увивались за ним стаями. Ему стоило только щелкнуть пальцем и любая бы упала и ноги раздвинула. А он… Впрочем, сейчас поздно о чем-то говорить.

Я встала и огляделась. Прислушалась к себе. Только собралась двинуться на выход, как вдруг застыла. Он сказал, нас уже начали подозревать? Но как? И что же мне теперь делать? И тут будто кто совсем рядом шепнул на ухо подойти к тайнику и взять то, зачем мы пришли. А ведь действительно. Зачем-то же мы сюда явились. В жертву я не верю. Надо проверить.

Быстро опустившись на колени, я просунула руку внутрь. Странный потускневший свет мгновенно обжег руку, будто я дотронулась до горячей лампочки. Вот зараза, значит, там стоит лампа, и при открытии люка она сама включается. Никакой мистики.

Внутри оказался сверток. Вытащив его, размотала и удивленно воззрилась на книгу. Ее страницы обветшали, переплет был из очень мягкой кожи, на обложке стояла странная печать: круг, а в нем шестиконечная звезда и посередине звезды скрещенные кинжал и роза. Необычно, однако. Иу кого такая бурная фантазия? Хотя судя по древности книги, я уже ничему не удивляюсь. В старину владельцы книг были жуткими собственниками и всегда подписывали и клеймили то, что принадлежало им.

Прижав книгу к груди, я направилась к двери. Чувство тревоги еще немного осталось. Мне казалось, что вот сейчас меня схватят за руку и остановят. К тому же, оказалось еще более странным, почему же я не умерла? Почему только Федор подвергся странному излучению лампы? Или это было что-то другое? В любрм случае, ответов на свои вопросы я уже не получу, пора отсюда выбираться.

Я уверенна подошла ко входной двери, открыла и собралась уже выйти, но от увиденного резко отпрянула и захлопнула двери. Постояла, протерла глаза. Снова открыла. Картинка не изменилась, только в небе пропал летающий динозавр. Э? Это что? Я попала в век динозавров? Но как такое возможно?

Бросившись обратно в комнату, где был Федот, я застыла на пороге, как вкопанная. Мой напарник, прижимая к себе… меня? Стал испаряться. Образы двоих тускнели и постепенно, становясь прозрачными, полностью растворялись в воздухе.

— Все, крыша уехала окончательно, теперь мне дорога только в дурку, — поставила я сама себе диагноз, и как сомнамбула двинулась на выход. Будь что будет, не оставаться же мне здесь вечно. Надо проверить, куда я попала. Я только одним глазиком посмотрю и вернусь обратно. Перекантуюсь в этом доме до возвращения хозяев. А потом будем решать проблемы по мере их поступления.

Вот только моим планам не суждено было сбыться. Как только я вышла за порог дома, открыв рот от удивления: деревья были вокруг просто огромные, чтобы их обхватить надо было как минимум три меня, листями можно было просто укрыться. Да и цвет у них был темно-фиолетовый с красными прожилками. Трава под ногами такая мягкая, что казалось, кто-то постелил ковер под ноги. Вокруг ни души. Пения птиц тоже не доносилось. Я вздохнула, прикрыла глаза и, посчитав, что достаточно увидела для первого раза, хотела было вернуться в дом. Но… От ужаса вскрикнула. Возвращаться было некуда. Дом исчез. На его месте высилась скала, на которую и взобраться-то оказалось невозможно. Такая была отвесная.

— Черт, кажись я конкретно попала. И что теперь делать? Куда идти? Куда податься? Кого найти? Кому отдаться? Ой, что-то я не о том думаю, — спохватилась я, только сейчас заметив, что прижимаю к груди книгу.

Расстегнув кожаный облегающий как вторая кожа, комбинезон, засунула книгу внутрь, застегнула замок, подтянула потуже пояс, на котором звякнули отмычки, я огляделась, выбрала тропу — ага, можно подумать, было из чего выбирать — и направилась по ней. Уж куда-нибудь я точно попаду.

В тот момент я даже не задумалась о том, как я стану общаться с народом, если встречу? Что я буду есть? Денег-то не было. Но самое главное, видимо, мозг пока пытался самостоятельно справиться с произошедшим, не давая мне скатиться в банальную истерику. Потому мысли убежали. Я не хотела думать о месте, в котором оказалась. Вот найду кого-нибудь, пусть мне объяснит. А пока, только вперед.

Глава 1

Иду. Насвистываю мотив прилипшей на язык песни. Внутри пусто. Мысли о Федоте покинули меня вместе с исчезновением дома. Сейчас мне вдруг показалось, что там осталась вся моя внутренняя сущность с тревогами, переживаниями, печалью. А по тропе вышагивает одна моя телесная оболочка, лишенная чувств и эмоций. С одной стороны — точно ничего хорошего, а с другой — на меня еще не напала истерика и не поглотила меня. Потому что какой нормальный и здравомыслящий человек спокойно отреагирует на смерть друга, на странные исчезновения дома — он будто растворился в воздухе. Но крыша бы уехала в далекие дали от последней увиденной картины, где оказалось, что и я умерла вместе с Федотом. Иначе откуда там взялся и мой силуэт? Ой, так, не думать! Не думать, я сказала!

Солнце постепенно перемещалось по небу. Мне стало жарко. Хотелось есть и пить. Но по пути не попадалось ни родника, ни какого-либо куста с ягодами. Словно это место решило испытать меня на прочность. А как хотелось кофе, просто не передать словами. Да и ноги гудеть начали. А, собственно, что мне мешает присесть и отдохнуть? На встречу я не опаздываю, торопиться мне некуда. Так почему бы и не устроить себе отдых? Заодно гляну, что за книгу я украла? Вдруг там чего полезного найду?

— Ага, средство по выживанию в чужом мире, — хмыкнула я вслух, и сама от себя шарахнулась, настолько непривычно звучал мой голос в тишине странного леса, который все никак не заканчивался.

Удобно разместившись под деревом, облокотившись спиной о ствол, я вытянула ноги, облегченно выдохнула и, достав книгу, открыла ее. Наверное, если б стояла, то точно выронила б талмуд из рук, так как, стоило мне открыть обложку, как она засветилась и стала сама шелестеть страницами, открывшись на той, какой посчитала нужным. Мои глаза увеличились в размерах.

— Только не говори мне, что ты живая и умная, в это я еще не готова поверить, — выдала я, наблюдая за тем, как на странице стали появляться буквы. Сначала они были на незнакомом языке, но постепенно их форма менялась. Перебрав несколько вариантов, наконец, перешла на русский. То, что я прочла, едва не заставило меня тихо-мирно скончаться на месте:

«Мир Эйтан. Людей мало, прав не имеют. Находятся в рабстве у эльфов, вампиров, оборотней и нагов. Драконы никаких дел с людьми не имеют. Они их сразу убивают, как только оказываются рядом. Пока ты находишься в запретном лесу, тебе ничего не грозит. Но как только выйдешь из него, сразу станешь добычей. Это неизбежно».

— Вот спасибо, успокоила, — возмутилась я. — Лучше бы посоветовала, как мне быть? Что-то в рабство мне никак не хочется.

Снова зашелестели страницы. Стали проявляться буквы. Я с нетерпением ждала ответа. И он появился: «Вставай! Если успеешь за час добраться до мертвого водопада, сможешь изменить свою сущность. Нет — больше шанса не будет. По тропе прямо, на развилке налево и до упора. Через час мертвый водопад исчезнет».

Я прочла написанное, резко подхватилась, спрятала книгу и бегом помчалась в указанном направлении. В этот момент я была благодарна родителям, которые едва ли не насильно заставляли меня тренироваться. Физическая подготовка помогла вовремя примчаться на место. И фигня, что прибежала к водопаду я вся исцарапанная, взмыленная, потная и грязная. На ходу раздевшись, сразу нырнула в небольшое озеро и поплыла к водопаду. Встав под сильно бьющие струи воды, испытала блаженство. Книга ничего не написала, что пить воду нельзя, и я, открыв рот, глотала ее, не имея возможности напиться. Под струями я стояла до тех пор, пока все не исчезло. А я обнаженная, так и осталась стоять с поднятой вверх головой, сожалея о том, что не успела хотя бы прополоскать комбинезон. Сейчас придется надевать потную и вонючую одежду. Бр-р-р-р… Что за напасть?

Вот только подойдя к одежде, я оказалась приятно удивлена тем, что она лежала на траве чистая, приятно пахнущая, словно ее не только постирали, но и выгладили.

— Прикольно, — поразилась я, одеваясь. — Так, и что теперь? Никаких изменений в себе я не чувствую. Неужели не сработало? Или это с моим везением так произошло?

Одевшись, села на траву и снова открыла книгу. Та мне выдала: «Иди в город, ты и так слишком долго в запретном лесу, неизвестно, как он на тебе скажется».

— Подожди, а что с моей сущностью? Как мне быть дальше? — глядя на захлопнувшуюся помощницу, поинтересовалась я. Она с неохотой открылась на первой странице и… я разочарованно выдохнула: «Ты уже большая девочка, учись сама справляться со своими трудностями. Меня стоит беспокоить только в случае опасности или крайней нужды. Единственное, чем я еще могу сейчас помочь, это…» дальше шел текст, который я машинально прочла. Просто набор странных слов. И что это было? Для чего она этот набор мне продемонстрировала? Но ответа на мой вопрос книга давать отказалась. Хотя мне показалось, что на странице мелькнуло слово «переводчик». Что ж, скоро узнаем, правильно ли мне показалось. Или снова плод моего воображения, как и летающий в небе бронтозавр.

Из леса я, наконец, вышла. И сразу навалилась тоска, усталость и некая угнетенность. Будто на меня сразу же набросили плиту многотонную. Неужели лес благотворно влиял на мое состояние? А почему его называют запретным? Что в нем такого? Я оглянулась. Мне показалось, что ветви деревьев помахали мне вслед, причем довольно дружелюбно. Я улыбнулась. Помахала в ответ. Ну, а что, раз у меня съехала крыша, то мне можно все, даже деревьям махать на прощание.

Теперь я шла, попутно разглядывая все вокруг. Пустынная и пыльная дорога, на которой виднелись следы колес. С одной стороны колосились поля, вдалеке были видны женщины в косынках. Но чем они занимались — разглядеть было сложно. С другой стороны — равнина, только кое-где возвышались холмы, на которых росли деревья. Красиво и умиротворенно. Впереди я видела город, как в старину, обнесенный каменной стеной. Здесь что, средневековье процветает? Интересно, о гигиене они что-нибудь знают? В противном случае, я окончательно рехнусь. Мне нужен душ утром и вечером, а еще я люблю полежать в ванне и погреть кости. А еще… Ой, что-то меня не в ту степь понесло. Надо сначала посмотреть, что тут и как? Чем народ живет, чем дышит? Может, если повезет, то обчистить парочку состоятельных горожан, мне же надо на что-то жить.

Я подошла к воротам. Два охранника преградили мне путь. Я удивленно воззрилась на них. Они терпеливо ждали. Я тоже. Стоим. Играем в гляделки. Первым не выдержал один из стражников:

— Гурн итандарт притладшар! — рявкнул он, а я поникла. Вот тебе и переводчик. Не сработал нифига. И как мне понять, что он там баломочет?

— Моя твоя не понимайт, — развела я руки в стороны. Стражники переглянулись. Нахмурились. Один из них сделал характерный жест пальцами, показывая, что я должна заплатить за вход в город. Я стала размахивать руками, доказывая, что не обязана платить. Но те только разводили руки в стороны, всем своим видом демонстрируя, что без оплаты меня не пропустят. Зато я напоминала ветряную мельницу, отчаянно жестикулируя. Потом плюнула, вручила монетку одному стражнику. Тот кивнул и пропустил меня.

Отойдя подальше, я достала кошель, который успела снять с пояса того же стражника. Зря я, что ли, энергию тратила на жестикуляцию? Теперь хоть можно что-то купить поесть. Вот только с языком проблема. Как мне изъясняться с местными? Мы же друг друга не понимаем.

Недалеко от ворот раскинулся небольшой парк. Я прошла внутрь, села на скамью и задумалась: обращаться к книге или нет. Наконец, решила открыть ее. Надо же узнать, что там с языковым барьером.

Не успела открыть, как передо мной тут же крупными буквами возник еще один набор слов, значения которых я не знала. Но честно прочла написанное. А в следующую секунду книга захлопнулась, а у меня в голове произошел щелчок. Будто там включили или выключили свет. Даже посветлело, как мне показалось. Осталось проверить, сработал переводчик или нет.

Я встала. Мимо меня шла девушка, в ее руках была корзина, доверху наполненная продуктами. Я решилась узнать у нее, есть ли тут продуктовые магазины, кафе и гостиница, где можно перекантоваться пару дней.

— Девушка, вы мне не подскажете… — начала я, и сама шарахнулась в сторону, когда девица с ужасом на лице воззрилась на меня и зажала себе рот рукой. Что это с ней? Она быстро присела в реверансе. — Вы чего? Я что, так ужасно выгляжу, что ты от меня шарахаешься, как от чумной?

— Леди прекрасна, — тихо прошептала девица. А я едва в ладоши не захлопала от радости. У меня получилось. Я ее понимаю. — Но к рабам не принято обращаться на «вы» и с почтением. Вы, видимо, из другого мира к нам пожаловали?

— Э? А что, у вас тут много иномирян? — осторожно поинтересовалась я. Та кивнула.

— Конечно. Ведь Вельмир — как перевалочный пункт для иномирян. А потом каждый уходит в свое место назначения. Только в нашем городе находятся порталы в иные миры. Потому и иномирян много. Кто-то сразу уходит, кто-то задерживается на день-два. А что вы хотели узнать? — вдруг спохватилась девушка.

— Здесь есть где-нибудь гостиница, кафе или на худой конец, супермаркет? — задала я свои вопросы и поняла, что слова девушке незнакомы. Я вздохнула и зашла с другой стороны: — Мне бы на ночлег устроиться, да перекусить чего-нибудь. Где это можно сделать?

— А, вам трактир нужен, там и кормят, и комнаты сдают. Это в ту сторону, пройдете рынок, а за ним и увидите вывеску, ее ни с чем не спутаете, — девушка даже рукой указала, в какую сторону мне необходимо идти. Я кивнула ей на прощание, чем удивила еще больше, и отправилась в указанном направлении.

Хм, рынок, это, конечно, хорошо, народу много. Можно немного и поразвлечься. В своих талантах я не сомневалась нисколько. К тому же, у меня, можно сказать, был врожденный талант к воровству. Да-да, у некоторых прекрасный слух, они становятся музыкантами или певцами, тем, чьим талантом является чувство стиля и буйная фантазия — определено стать писателями. А вот у меня талант к воровству. Я могу вытащить бумажник из внутреннего кармана любого индивида с легкостью виртуоза — проверено. И сейчас я уверенно шла на рынок.

Там действительно оказалось много народа. Я усмехнулась, потерла руки в предвкушении. По пути мне удалось снять сумку у одного из торговцев, он даже не обратил внимания. А потом я начала чистку. Или обчистку, как там правильнее? Кошели я кидала в сумку, не глядя. Обошла ряда три из пяти имеющихся. И тут в первом ряду раздался крик ужаса. Я обернулась, заметила устремившуюся к тому месту толпу. Но сама не пошла. Предпочла быстро ретироваться.

Как и обещала девушка, трактир я увидела, едва выйдя за ворота рынка. Огромная вывеска ясно показывала назначение сего заведения. Я уверенно толкнула дверь. Звякнул колокольчик. С одной стороны располагался огромный зал с обычными деревянными столами и стульями, а с другой была стойка. За ней находилась вполне себе милая женщина. Только глаза у нее были великоваты, таких в природе не существует, как я считала раньше. Она пристально уставилась на меня.

— Здравствуйте! Мне нужен обед и комната дня на три. А там будет видно, — уверенно произнесла я, выкладывая на стойку один желтый кругляшок. Женщина окинула меня взглядом, потом презрительно скривилась от моей монеты и процедила:

— Пять золотых, — вступать с ней в перепалку не стала. Пожала плечами, порылась в сумке и вытащила еще четыре таких же. Вопросительно воззрилась на барменшу. Та кивнула, пальцем указала за один из столов. Не успела я присесть, как мне тут же принесли обед. Целых три блюда, да еще настолько вкусные, что я едва язык не проглотила. Запила все напитком, имеющим странноватый вкус: немного с горчинкой, немного хмели, и еще едва уловимый запах меда.

Откинувшись на спинку стула, я глянула на хозяйку. В зале пока никого не было. Мне захотелось отдохнуть до вечера. Да и дорога утомила, ноги просто гудели.

— Покажете мне комнату? — задала я вопрос. Женщина кивнула и… выплыла из-за стойки. Я икнула, сглотнула и пораженно уставилась на змеиный хвост, на котором, собственно эта особь и передвигалась.

— Чего уставилась? Нагов никогда не видела? — рыкнула барменша. Я замотала головой. — Иномирянка, что ли? — я кивнула. — А-а-а, тогда ясно все с тобой. Первый раз? — я снова кивнула. Слова застряли в горле. Я с детства панически боялась змей. А тут передо мной стоит огромная да еще и говорящая. Мое сердце готово было выскочить из груди от страха.

— Ладно, пошли, — смилостивилась змеелюдка и быстро перебирая кольцами хвоста, стала подниматься по лестнице. К горлу подступила тошнота. В висках закололо. Но я стойко шагнула вслед за провожатой. Она взобралась на второй этаж, открыла одну из дверей, протянула мне ключ, а выходя, зашипела: — Не надо меня боятьс-с-ся, твой страх слишком ос-с-с-сязаем. Для моего народа он как наркотик. Отдыхай.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 424