электронная
432
печатная A5
468
18+
Волколаки

Бесплатный фрагмент - Волколаки

Украденный медальон

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7436-8
электронная
от 432
печатная A5
от 468

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

На Руси существовало поверье, о легендарных воинах, что использовали силу животных в битвах и сражениях. Они были ловкими, крепкими и чрезвычайно сильными. Не было ни одной битвы, в которой они не принимали бы участия. И именно поэтому, Русь никогда не проигрывала.

На Руси существовало поверье, о легендарных воинах, что использовали силу животных в битвах и сражениях. Они были ловкими, крепкими и чрезвычайно сильными. Не было ни одной битвы, в которой они не принимали бы участия. И именно поэтому, Русь никогда не проигрывала.

Славили русских воинов и, конечно же, боялись. Власти старались поработить, а обычные люди обходили их стороной. Со временем битвы закончились, наступило мирное время. Армии такие войны оказались не нужны, а от остального мира они скрывались.

В простонародье их прозвали волколаками, что означало человек-волк. Войнам, это название понравилось и они с тех пор, стали звать себя таковыми. Однако, это слишком узкое определение, подразумевающее только одно животное — волка. На самом же деле, силы волколаков были гораздо шире и разностороннее.

Эта история, об одном парне, который неожиданно окунулся в мир непознанный и невероятный. Она расскажет нам, что же стало с великими войнами и силой им данной. Положит начало интересного приключения, в которое мы с вами окунемся с головой.

ГЛАВА 1

Как и все дети детского дома, Никола сидел у себя в комнате и готовился к сентябрю, и началу учебного года. Заклеивал корешки у учебников, оборачивал их газетой, так как на новые обложки денег не было. Штопал прошлогоднюю форму, пришивал оторвавшиеся пуговицы у рубашки и подклеивал ботинки.

Он был совершенно обычным мальчиком, по крайней мере, ему так казалось. Никола был худощавого телосложения и не особо высок. Тонкие пальцы как у пианиста, ловко управлялись с иглой. Таким ровным стяжкам могла бы позавидовать опытная портниха. Он сидел, закинув свою худую ногу на ногу, и слегка ей покачивал, как будто был в одно время очень сосредоточен, но и витал где-то в облаках. Его темные волосы следка касались ушей, а челка немного прикрывала, синие глаза.

Никола думал о родителях. Каждый год, в день своего рождения, он представлял, что вот сейчас, откроется дверь и войдут они, его мама и папа. Каждый год, он все ярче и ярче представлял их. Представлял свою жизнь в доме, где его любят и ждут. Представлял, как поздравляют на день рождения, как пекут для него торт и дарят подарки. Каждый год, но не сегодня. Сегодня ему уже 16. Никола прекрасно знал, что в 16 лет редко забирают мальчиков в семьи. И ведь всего лишь вчера, у него было больше шансов, так как было только 15, но сегодня все шансы стремительно упали. Он был очень расстроен своим днем рождения и где-то в глубине души проклинал, что этот день настал. Его злость на себя, этот день и шестнадцатилетие, прервалась внезапным животным страхом и чувством уязвленности. Он не мог понять, с чем это связано и как от этого избавиться. Как будто он предчувствовал что-то, но не мог понять что именно.

На улице стало темнеть. Никола включил свет и продолжил шить. Комната хоть и стала светлее, но уютнее ее ничто бы не сделало. Синие стены очень угнетали и раздражали Николу, а две двуспальные кровати нависали над головой и делали комнату очень маленькой и узкой. Два шкафа, так же очень загромождали пространство, и придавали ощущение сдавленности. Письменный стол стоял возле окна, но Никола никогда за ним не сидел. Очень сложно найти время на то, чтобы сделать все необходимое за столом, когда на него претендуют еще трое человек, тем более что с этими троими Никола не нашел общего языка.

Он убрал в шкаф отремонтированные вещи и остановился посреди комнаты. Никола увидел в окне птицу, севшую на ветку ближайшего дерева. Впервые он увидел молодого сокола, да и еще так близко. Сокол просто сидел на ветке и смотрел на Николу. В этот момент время как будто остановилось. Никола видел каждое движение сокола, каждое перо, даже каждый его вздох. Он был поражен, как в этой маленькой, грациозной и красивой птице, может таиться такая сила. Но его восхищение прервал шум в коридоре и громкий смех. «Антон!» — подумал Никола, и съежившись забился в углу кровати.

Распахнулась дверь, и в комнату ввалилась компания из трех человек. Во главе, был высокий и обрюзглый, прыщавый и противный молодой человек. Его заношенная футболка обтягивала жировые складки, выпирающие со всех сторон. Антон был воплощением демона. Он держал весь детский дом в страхе и постоянно над всеми издевался. Ему небыли чужды воровство и побои, которые оставались всегда безнаказанными, благодаря его шестеркам — Диме и Кириллу.

Дима и Кирилл были наоборот, очень мелкими и худыми. Своими, вечно ехидно улыбающимися лицами, они походили на гиен. По никому не понятным причинам, они всегда оправдывали поведение Антона в глазах воспитателей и директора детского дома.

Остановившись в дверях, эта троица переглянулась и шагнула к бледному Николе. Никола еще больше съежился и напрягся. Он знал, что добром это не кончится.

Так сложилось, что Никола жил в одной комнате с Антоном и его прихвостнями. Каждый день они устраивали что-то из ряда вон выходящее. То они курили в комнате, то приносили ворованную с кухни еду, то просто устраивали темную Николе. И безусловно, за все их выходки, отчитывался Никола. Будто он сам их совершал. Но как бы он ни оправдывался, как бы ни говорил, что это сделал не он, ему никто не верил.

Эта дьявольская троица обступила кровать Николы и одним движением скинули его на пол. Оказавшись на полу, Никола сразу же закрыл лицо руками и стиснул зубы так сильно, как смог, чтобы не издавать ни звука. Ведь если бы он закричал, то его бы потащили к туалету и стали окунать голову в унитаз, а этого он совсем не хотел.

Они били его просто так. Им просто хотелось выплеснуть на кого-то свою злость и обиду, почувствовать свою силу и превосходство. Как и всегда, им это быстро надоело и успокоившись ушли, плюнув пару раз на Николу и поржав над ним, как над ничтожеством.

Никола остался один в комнате. Начало темнеть, а из коридора стал доноситься звук телевизора. Это в общей комнате, смотрели вечерние новости воспитатели и Антон с друзьями. Никола лежал и думал о своей жизни. О том, что он никому не нужен, о том, что если сейчас его жизнь оборвется, то никто этого даже не заметит. А если и заметит, то не будет горевать. Ему стало очень грустно и больно от этого, особенно в день рождения. И решив окончательно распрощаться с этим миром, он раскрыл окно и встал на подоконник.

На улице никого не было, только виднелись огни большого города и слышались звуки проезжающих мимо машин. Он стоял и смотрел на эту красоту и вдруг, увидел на ветке дерева того сокола. Он все еще сидел на дереве и смотрел на Николу, будто ждал чего-то. И вдруг Никола передумал прыгать. Он решил, что три человека — это не повод прощаться с жизнью. В глубине души, он все еще надеялся найти своих родителей.

Он развернулся на подоконнике, чтобы вернуться в комнату, но почувствовал как его тянут за шиворот футболки. Он хватается за воздух, пытается удержать равновесие, но не хватает сил. И он падает. Падает с третьего этажа родного детского дома. Вся жизнь проносится перед его глазами и его наполняет чувство сожаления. Сожаление, что не завел друзей, что не встретил первую любовь, что не познал чувство семейного счастья.

Падая и размахивая руками и ногами, он вдруг увидел парящего над ним сокола. Он подумал: «Зачем соколу потребовалось меня скинуть вниз?». Не найдя в голове ответа на этот странный вопрос, он закрыл глаза и приготовился к удару.

Удар. Переворот. Яркое свечение исходило от Николы. И внезапно он взмыл в облака. Истошный крик исходил из его груди. Крик боли, страха, удивления. Но Никола не узнал своего голоса. Его оглушил крик сокола, но не того с ветки, а будто он сам был соколом. От удивления и неожиданности у него свело руки и он рухнул на крышу какого-то здания.

ГЛАВА 2

Никола лежал обездвиженный на крыше многоэтажного дома. Когда он очнулся, была уже глубокая ночь. Он лежал и смотрел на звезды. Ранее, ему никогда не удавалось так поздно ночью гулять, а здесь перед ним открылась такая красота ночного неба. Он был заворожен. Внезапно над ним склонилась девушка. От неожиданность Никола подскочил на месте и воскликнул:

— Что? Кто ты? Где я? Что произошло?

— Ты на крыше. Я — волколак. Ты совершил свой первый переворот и полет. — спокойно ответила девушка.

Она была очень необычной девушкой, ранее Никола таких не встречал. Ее белые, как молоко, волосы спускались ниже плеч. Они вились настолько мелкими кудрями, что было ощущение, что их завивали на вилку. Она была очень тонкой, хрупкой и изящной, но в то же время, ее взгляд был полон силы и смелости. Встретив ее в других обстоятельствах, Никола бы влюбился, но здесь, на крыше, она вселяла в него страх и недоверие.

— Ты знаешь кто ты? — вдруг спросила девушка.

— Конечно, знаю! Я Никола Волков. Что за глупый вопрос?! — резко ответил Никола и стал обеспокоенно смотреть по сторонам в поисках люка.

— Волков. — со смехом повторила она.

— Тебе кажется моя фамилия смешной? — вдруг смело ответил Никола.

— Совсем нет. Просто у всех волколаков звериные фамилии. Я не знала как тебя зовут. Мне просто дали твои координаты и время, когда тебя забрать. — сказала девушка.

— Забрать? Куда? Зачем? — еще больше забеспокоился Никола.

— Да, забрать! Ты же не думаешь, что научишься управлять проклятьем без нашей помощи?! — твердо сказала она.

— Какое проклятье? Что вообще ты несешь? Как мне теперь спуститься? — начал уже кричать Никола.

Он не мог поверить, что все это происходит с ним. В его голове проносились мысли, как ветер, с такой скоростью, что он не мог трезво о чем-либо думать. Одно он знал точно — если он не вернется в детский дом к 10 часам, то его очень сильно накажут. Поэтому он стал ходить по крыше и искать люк. Но все они были заперты.

— Что ты делаешь? — спросила девушка.

— Я ищу выход отсюда. Мне нужно вернуться! — кричал раздраженно Никола.

— Обратно? Зачем? Чтобы тебя опять били эти уроды?! — грозно спросила она.

— Так ты все видела? Что? Как? — вдруг спросил Никола.

Теперь он все вспомнил. Вспомнил сокола на дереве, Антона, окно и падение. Вспомнил, что сокол его стянул вниз.

— Зачем ты это сделала? Я же мог разбиться! — осознав все, закричал Никола на девушку.

— Я помогла тебе увидеть, кто ты есть! Я помогла тебе перевернуться! Ты бы сам не решился на это! — так же закричала она.

— Не решился на что? На самоубийство?! Я ничего не понимаю! Тебе то это зачем? — все еще кричал Никола.

— Ты — волколак! Хочешь ты этого или нет, но ты уже проклят! Проклятье уже течет по твоим венам! И если ты не научишься этим управлять, то одно из животных, которые скрыты внутри тебя, возьмет над тобой верх! — твердо сказала девушка. — Ты должен лететь со мной! В монастыре тебе помогут и обучат.

— Да никуда я с тобой не пойду! Ты несешь полный бред! Волколак — что это вообще значит?! Бред! — сев на край крыши, сказал Никола.

— Бред? Хорошо! А как тебе такой бред? — спросила она и пнула Николу в грудь.

Никола кувыркнулся назад, но успел зацепиться руками за край. Он висел и молил ее помочь подняться назад. Но она его не слушала. Она сделала пару шагов назад, высоко подпрыгнула, перевернулась в прыжке на плечо и ударилась им о крышу дома. И в тот же миг, она вспорхнула соколом вверх. Пролетев два круга над висящим на краю крыши Николой, она спустилась на ближайшую антенну и замерла в ожидании его действий.

Никола висел на краю. Из последних сил он цеплялся за крышу. Его одолевал дикий ужас падения и смерти. Он смотрел на соколиху и думал: «Неужели, я тоже так могу? Ну да… Могу! Я же все-таки выпал из окна и остался жив. Это жутко. Безусловно, это очень жутко и я в панике. Однако, подняться обратно я тоже не могу. Что же делать? Господи, что мне делать? Вдруг у меня сейчас ничего не получится?! Ну, тогда, придется смириться, что сегодня, последний мой день рождения. Была, ни была. Чем моя жизнь лучше смерти? Если уж умирать, то по своему желанию!».

Собрав последние силы, Никола подтянулся, уперся ногами в дом и оттолкнулся что было сил. Он летел 12 этажей вниз, закрыв глаза и прижав руки к груди. Он было подумал, что это последние его секунды жизни, но ударившись о землю и перевернувшись, он вновь взмыл в небо соколом.

От радости и ощущения свободы Никола закричал. Соколика радостно закричала вместе с ним, сопереживая ему и подбадривая. Это чувство свободы, легкости, непринужденности — то, что нужно было ему в день его шестнадцатилетия. Он понял, что это лучший его день рождения в жизни.

ГЛАВА 3

Они летели несколько дней. Иногда останавливались на сон и еду. «Хорошо быть птицей! — думал Никола. — Не нужно беспокоиться о ночлеге и еде. Домом может быть любое дерево, а едой мыши. И готовить не надо. Хотя вкус конечно своеобразный».

Периодически, они переворачивались в людей, но так как Никола был в этом новичок, то это сопровождалось некоторыми неудобствами. Приходилось искать высокие здания и скидывать его с них. Это объяснялось тем, что он пока еще не смог перешагнуть через себя и принять проклятье как данность.

По пути, Никола ближе познакомился со своей спутницей Анной Соколовой. Она оказалась девушкой открытой, но очень осторожной. Без энтузиазма рассказывала о себе, так как Николу еще совсем не знала. Ей больше нравилось говорить о монастыре и его директоре.

— Тебе в монастыре обязательно понравится! — говорила она — Там все равны. Ко всем отношение одинаковое, никого не выделяют и всех одинаково обучают быть истинным волколаком. Все мы живем, обслуживая себя сами, чтобы посторонние люди не знали о нас. Я, например, дою коров. Раньше этого не умела, но меня научили. Остальной мир думает, что это обычный монастырь, где молятся Богу и изгоняют Дьявола из мучеников. И лишь мы знаем, что на самом деле там происходит.

Анна внезапно замолчала. Она сидела на краю камня, свесив ноги в ущелье. Ее волосы развивались от ветра, а лицо освящало восходящее солнце. Они были на одном из хребтов Западных Саян. Николу поразила эта бескрайняя красота и величие данного пейзажа. Ранее он никогда не был в горах и тем более не поднимался на вершину.

— Он спас мне жизнь! — смотря вдаль, тихо сказала Анна.

— Кто? — не понял Никола.

— Отец Мирослав, директор нашего монастыря. Он спас мою жизнь! Он был моим проводником, как я твой. Он знал, где и когда меня забрать, но не знал, что я буду стоять в петле посреди комнаты.

— Ты пыталась вешаться? — пораженно спросил Никола. Он думал, что Анна сильнее его и приняла это проклятье легко.

— Да-а. — протянула она. — Я в тот день узнала, что приемная. Мои настоящие родители оставили меня новорожденной на проезжей части. Но мне повезло, меня подобрали очень быстро. Однако, люди оказались пьяницами и тиранами. Они постоянно надо мной издевались. В детстве я не понимала, чем я так провинилась перед ними. А тогда все встало на свои места. Моя приемная мама, в моё шестнадцатилетие, кинула документы в лицо и ехидно сказала, что я должна быть благодарной. И я в одночасье решила, что такая жизнь меня не устраивает. Родители напились и уснули, а я решила покончить жизнь самоубийством. Но, не успев сделать последний шаг, передо мной вдруг оказалась черная кошка. Стул подо мной пошатнулся и упал. Я повисла. И тогда, я увидела, как кошка превратилась в человека. Передо мной стоял отец Мирослав, и снял с меня петлю. Он спас меня и забрал в монастырь. И знаешь, я ни о чем не жалею. Родители меня даже не ищут, а это значит, что сейчас я на своем месте!

Анна сидела на краю пропасти немного покраснев. Она впервые кому-то рассказала о себе и была этим немного смущена.

— Нам долго еще лететь? — решив сменить тему, спросил Никола.

— Нет. Осталось несколько часов. — кивнув, как бы поблагодарив его за понимание, ответила она. — Когда мы прилетим, тебе необходимо сразу подняться наверх и перевернуться в человека, а потом идти к входу в монастырь и там меня ждать. Мы как раз прилетим к началу церемонии приветствия и зачисления новичков. Ты пойдешь в зал с новичками, а я с проводниками. После церемонии, тебя поселят и выдадут новую одежду, список обязанностей и расписание. В общем, все по порядку. Полетели!

И с этими словами она взяла Николу за руку и бросилась вниз со скалы. Они летели, держась за руки, и улыбались друг другу. Каждый из них, наконец-то, нашел свою родную душу. Удар, переворот и два сокола взмыли в небеса.

ГЛАВА 4

Монастырь стоял посреди тайги. К нему вела всего одна дорога, а вокруг бескрайние просторы лесов. Смотря на это, казалось, что остального мира не существует. Здание было старым и деревянным. Резные оконные рамы и лестница, делали его похожим на пряничный домик. Очень большой пряничный домик. С конюшней и хлевом, сараем и огородом, с дворовой площадью и несколькими беседками.

— Вот мы и на месте! — сделав пару кругов над монастырем, сказала Анна.

«Это так странно! — подумал Никола — я сейчас птица, а понимаю что она там щебечет. А если я стану волком, то смогу понимать птиц?»

Анна полетела сразу на площадь, где стояли новички и их проводники. Она с размаху ударилась о землю, перевернулась и пошла в сторону монастыря ждать Николу. Никола, тем временем, сидел на крыше монастыря и смотрел вниз. На площади было всего человек 40, может меньше. Они все стояли парами, новичок — проводник. Некоторые новички были высокими и крепкими, значительно выше своих проводников. Остальные наоборот, маленькими и прятавшимися за спинами своих сопровождающих.

Никола бросился вниз, перевернулся и пошел на встречу к Анне. Все столпились у входа в ожидании церемонии. Вдруг, из чащи леса выбежали три парня. Они разбрелись по разным краям толпы и так же ждали начала. Один из парней встал сзади Николы. Никола обернулся, посмотрел на него и подумал: «Интересно, кто это? Тоже новички? Вроде не похожи». Парень ему подмигнул, чем очень смутил Николу, но в этот миг отворилась дверь и все пошли внутрь.

— Тебе налево! — прошептала Анна и ушла в правый коридор.

Никола повернул налево вместе с остальными новичками. Трое парней из леса, почему-то тоже пошли за ним. Никола шел и думал: «Если они новички, то где их проводники?»

Они все вышли на большую сцену. Впереди был огромный зал со столами и скамьями, на которых сидело очень много людей, в том числе и Анна с другими проводниками. Все смотрели на новичков.

Никола поднял глаза и увидел, что по балкону, над столами, ходит белый тигр. Он прошел по перилам балкона несколько раз и прорычав на весь зал прыгнул вниз. Все затихли. Внизу, напротив новичков стоял рослый мужчина, на вид лет пятидесяти. Он был одет в простой серый балахон с капюшоном на лице. Мужчина стал медленно подходить к новичкам и приветствовать их.

— Мои дорогие друзья. Меня зовут отец Мирослав, я директор монастыря. Вы проделали долгий путь и верно устали с дороги. Да простите вы нас за этот балаган, но нам очень хочется вас поприветствовать. Мы — волколаки, вынуждены держаться вместе и передавать свои знания из уст в уста. У вас верно много вопросов ко мне, на которые я конечно же отвечу позже. А сейчас, я приветствую вас в нашей семье и прошу присягнуть мне на верность.

Он подошел к новичкам и по порядку стал каждому протягивать медальон, висящий на шее. Каждый новичок целовал его и говорил: «Моя жизнь и проклятье в ваших руках!». Очередь дошла и до Николы, но внезапно его оттолкнули те трое парней. Один из них схватил медальон, двое других взяли директора под руки, блокируя ему возможность перевернуться, и со словами «Убийца!», сняли с него медальон. Отец Мирослав, собрав все свои силы, раскидал эту троицу в разные стороны и перевернулся в белого тигра. Парни, воспользовались моментом падения, перевернулись в медведей и побежали прочь из зала. Тигр их нагонял, но они бесстрашно отбивались от него. Он кидался им на спины, но они помогали друг другу от него избавиться и, в конце концов, они убежали от него в висящую на стене картину. Отец Мирослав был в ярости. Он кидался на стену, рвал когтями все, что попадалось на пути, но до картины так и не дотронулся. Картина с лесным пейзажем, заключила в себе самое дорогое сокровище отца Мирослава, и он ничего не мог с этим поделать.

Перевернувшись обратно в человека отец Мирослав вернулся в зал. Он позвал к себе одного из сидящих в зале парней и сказал: «Продолжайте церемонию и распределение обязанностей без меня! Меня не беспокоить!». Он покинул зал и оставшийся день его уже никто не видел.

Новичков пригласили сесть за столы, налили им окрошки и кваса, и стали их чествовать.

— Что это было? — спросил потихоньку Никола у Анны.

— Это часть приветствия новичков. Каждый год наш директор, таким образом, показывает на что волколаки способны. Ну и на что способен именно он и ни у кого не возникает желания ему противостоять — ответила Анна.

— Но ведь он проиграл?! — заметил Никола.

— Да, но ты будешь бросать ему вызов? Вот и я не буду!

— А что теперь станет с теми медведями? Они так и останутся в картине? — поинтересовался Никола.

— Мне говорили, что это выпускники монастыря, и что они уходят отсюда потайными ходами. Никто на самом деле их не видел и не разговаривал с ними. Так что я точно не знаю кто они и откуда.

— А ты вообще много старших выпускников знаешь?

— Ни одного. Во-первых, я всего год здесь учусь. Во-вторых, несколько лет назад, лет 12, здесь была бойня, и весь выпуск был убит. В газетах писали, что это была росомаха. Но директор нам сказал, что это был необученный волколак, которым завладело животное. Он много лет жил в тайге, и зверь взял верх над человеческим разумом. Но раньше он никого не трогал, а в тот год, в лесу было очень много пожаров. И разгневанное животное ворвалось в монастырь и всех убило. Отец Мирослав единственный выжил. Ладно, не будем о грустном! Доедай и пошли заселяться.

После обеда их расселили по комнатам, в которых уже лежали чистые вещи и расписание с обязанностями. Николе досталась комната напротив Анны, что ему безусловно понравилось. А в его обязанности входила забота о кроликах со скотного двора монастыря.

ГЛАВА 5

— С добрым утром Никола! — сказала Анна, открыв дверь. — Тебе пора кормить кроликов.

Никола потянулся, потер глаза и спросил:

— Который час?

— Ровно 6 утра. Теперь каждый твой день начинается в 6 с чистки клеток кроликов и их кормежки. Поторапливайся. У нас длинный день.

Анна вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Никола немного полежал и резко вскочив с кровати, пошел умываться. Умывальник находился в уборной на этаже. Так же как и душевая, он был общим.

Весь монастырь напоминал среднестатистическое общежитие, в котором было очень много спален и общие помещения. Коридоры, лестницы, столовая, библиотека и спортивный зал были внутри обшиты деревом. Из-за этого они казались немного угнетающими и мрачными. Прачечная, душевые и уборные были в кафеле, холодные и пустые. А вот комнаты значительно отличались от общего дизайна. Каждая из комнат, была в своем стиле и такая уютная, что зайдя в нее, ты ощущал себя дома. На стенах у Николы были обои в мелкий цветочек, шторы на окнах с рюшами и резные полки. Старинный шкаф из темного дуба и кровать ему под стать, немного скрипели, но были незаменимой частью комнаты. Письменный стол под окном, сколоченный из обычных досок и покрашенный в шоколадный цвет, тоже отлично вписывался. Было видно, что ранее в этой комнате проживала девушка и все обустроила под себя. Николу это не смущало, ему вполне нравился этот теплый и домашний вид комнаты.

Приведя себя в порядок, Никола занес в комнату мыльные принадлежности, оделся в рабочую одежду и пошел вниз. Там его уже ждала Анна, чтобы проводить на скотный двор. Она показала ему, что нужно делать и он начал работу.

Клетка была поделена на два отсека, посередине которых стояла обычная доска. Никола поднял доску, перегнал кроликов на одну сторону, а вторую стал очищать. Отчистив, он перегнал кроликов в чистую сторону и принялся за чистку второй. Потом он поделил кроликов пополам, вернул на место доску и положил в клетку еду. Никола справился быстро, минут за 20, и хотел было уходить, но тут его окликнул парень, который чистил соседнюю клетку:

— У тебя 5 клеток, новичок!

Никола обернулся и увидел, что всего стояло клеток штук 30 и еще несколько парней чистили другие клетки.

— У нас всех по 5 клеток! — сказал парень.

— Ну что ж, ленивым сыт не будешь! — сказал Никола и принялся за следующую клетку.

После окончания утренней работы, Никола вернулся в комнату. Внимательно изучил свое расписание и обязанности, чтобы больше не возникало таких неловких моментов, и отправился в душ. После, он позавтракал со всеми в столовой и, убрав посуду за собой, сел обратно за стол.

— Всех прошу на молитвослов! — вдруг прогремело с балкона.

Все вернулись за столы. В столовой был очень высокий потолок с деревянными балками и упорами. Большие окна с витражными вставками, благодаря которым всегда было светло. Над входом в столовую был небольшой балкон, и дверь в кабинет директора, к которой шла очень красивая, резная, винтовая деревянная лестница. Оттуда, по лестнице, сошел отец Мирослав. Он встал посреди сцены, держа в руках библию, и сказал:

— Так как мы живем в монастыре, и у нас бывают незваные гости в виде паломников и просто заблудившихся, вам всем необходимо знать Библию. И основные молитвы, чтобы ни у кого не возникало лишних вопросов. В выдвижных ящиках ваших столов вы найдете книги. Начнем наше чтение сначала.

Отец начал читать ветхий завет. Никола посмеялся про себя, но из уважения к отцу Мирославу, не подал вида. Он стал рассматривать Библию и увидел внутри письмо. Оно было без адреса и имени, поэтому Никола не сомневаясь открыл его.

«Дорогая моя лисонька!

Если ты читаешь это письмо, значит, наш план провалился. Мы с Кешей и Сенькой решились на это вместе, надеюсь, хоть один из нас выжил. Безусловно, я надеюсь, что М не вычислил тебя и ты сейчас в безопасности. Живи долгой и счастливой жизнью! Не заводи семью, ты знаешь чем может закончиться. На веки твой Свят. Люблю!»

Николу очень это письмо заинтересовало. Он подумал:

«Кому это письмо? Кто эти Кеша, Сеня и Свят? И главное, кто такой М?». Он аккуратно сложил письмо обратно в конверт и убрал к себе в карман. После молитвослова, Никола отправился на практические занятия. В любое время года занятия проходили на площади монастыря. Это было необходимо, чтобы все привыкли к разным погодным условиям и научились к ним приспосабливаться. Никола вышел на улицу и подошел к Анне. Все новички и их проводники стояли на дворе. Каждый проводник что-то активно объяснял своему подопечному. Анна резко повернулась к Николе лицом и сказала:

— Перевернуться в сокола — это самое простое! Практически все, в свой первый переворот — соколы, хотя бывают и исключения. Но мы с тобой сегодня не будем пробовать перевернуться в других животных, как остальные. Ты слабенький и тебе нужен сильный толчок для переворота. Поэтому твоя задача на сегодня — научиться переворачиваться с прыжка. Смотри, как это делаю я и повторяй!

Она сделала два шага назад, подпрыгнула, перевернулась в прыжке и упала плечом на землю. Ударившись, она перевернулась в сокола и взлетела наверх. Даже не расправив крылья, Анна опять упала на землю плечом и встала на ноги уже человеком.

— Теперь ты! — строго сказала она.

Никола, молча, отошел на два шага назад и подпрыгнул, но не успел упасть на плечо и со всего маху шлепнулся на землю плашмя. Так он проделал еще несколько раз, но ничего не вышло.

— Никола! — не выдержала Анна. — Тебе необходимо расслабиться и в то же время собраться! Ты хочешь научиться или нет?

— Конечно, хочу! — замялся Никола.

Он подпрыгивал и падал, вновь и вновь. Раз за разом все падал и падал. Анне стало жаль его, ведь было видно, как все тело у него уже болит. Все остальные, кто был на площади, уже открыто над ним смеялись и делали ставки, перевернется ли он с новым прыжком или же нет. Все его тело уже было в синяках и ссадинах. Но Никола, понимая, что это единственный способ остаться здесь и не вернуться в детский дом, продолжал стараться. И, уже под вечер, наконец-то он смог перевернуться в сокола. Все, кто был на площади встали и зааплодировали ему. Когда он перевернулся обратно в человека, вся толпа ликовала и некоторые хлопали его по плечу, и были очень рады за него. У него получилось!

«Какое ничтожество! — подумал отец Мирослав, смотря на трепыхания Николы в окно. — И на это ничтожество я трачу свое время… да уж…».

ГЛАВА 6

Прошло несколько месяцев с тех пор, как Никола оказался в монастыре. Он уже освоил перевертывание и даже научился переворачиваться в нескольких животных. Но он все равно оставался худшим учеником среди новичков. Никола особо не переживал об этом. Его больше заботило то, что он все еще одинок. У него нет друзей, да и с Анной общение касается только обучения и обсуждения его успехов. К тому же, его стали мучить кошмары, а поговорить об этом было не с кем.

Однажды ночью, после очередного кошмара, Никола встал, оделся и вышел в коридор. Он направился вниз, чтобы зайти в столовую за питьевой водой. Идя по коридору, он вдруг почувствовал легкое дуновение ветра сбоку. Он повернулся и увидел на стене ту, картину, с пейзажем тайги, в которую скрылись трое парней. Ему показалось, что ветер исходил от картины. Никола решил это проверить, потянул к ней руку и слегка затронул холст. По холсту разошлись трещины, будто по стеклу.

— Что ты делаешь? — грозно спросил кто-то сбоку.

Никола отдернул руку и увидел возле себя отца Мирослава. Тот подошел к картине и удивленно взглянул на нее. Трещины по волшебству зарастали от конца к тому месту, где Никола задел картину.

— Ты можешь войти в нее! — вполголоса сказал отец Мирослав. — Идем со мной!

Они долго шли по коридору. Спускались и поднимались, виляли в закоулках. Никола пораженно следовал за директором в ту часть монастыря, о которой даже не подозревал. Казалось, что они прошли несколько километров вниз под землю. Наконец они остановились перед тяжелой железной дверью.

— То, что я тебе сейчас покажу, Никола, должно оставаться в строжайшем секрете! — почти шепча, сказал отец Мирослав.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 468