электронная
200
печатная A5
321
18+
Вода со льдом

Бесплатный фрагмент - Вода со льдом

Жемчужина Поднебесной

Объем:
38 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-8172-8
электронная
от 200
печатная A5
от 321

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я сидел в вагоне поезда с жёсткими сиденьями, который мчал меня из Ченгду в Урумчи. В моих наушниках играли песни иностранных исполнителей 90-х и 2000-х, я смотрел на происходящее вокруг себя и думал:

— Вот не знать бы мне сейчас, что я в поезде, подумал бы, что лечу на Землю с какой нибудь планеты, среди жителей той самой планеты, лишь только внешне похожих на землян. Чрезмерно суетливые, чересчур взволнованные, энергичные и очень шумные. Этакие гигантские муравьи с планеты «Cataglyphis Bomby — China». (Cataglyphis bombycina (лат.) — вид муравьев из рода муравьи-бегунки).

— Два часа ночи, а им хоть бы что! — Возмутился про себя я. Вот когда это всё прекратится!? Наверное так надо, и я сейчас в самом лучшем месте из всех, где только можно было бы оказаться, когда ты возвращаешься в родную страну, чтобы провести весёлый отпуск.

— У меня всё хорошо, все мои мечты рано или поздно сбываются, и даже если что-то пошло не по моему сценарию, я верю, что вселенная приготовила для меня лучший вариант событий. Как сказал Харуки Мураками в одной из своих книжек, — «если есть верх, значит есть низ, если есть лево то и право есть, если есть вход, то и выход должен быть, если только это не мышеловка.»

— Вот так и живу, выбираю себе один из вариантов, а «Вселенский разум» меня корректирует.

Было около шести утра, шёл десятый час нашего пути, наконец люди находившиеся, наигравшиеся в карты наевшиеся, наговорившиеся и наконец-то уставшие расселись по своим местам, успокоились и заснули. Заснул и я. А перед сном, вспомнил такую вот историю про одного моего друга, которого зовут Сергей.

Глава 1- Ловушка.

— Я бежала по бамбуковому лесу, куда то на холм. Это он вывез меня за город и стал рвать на мне одежду, бить меня в живот и по лицу.

— Сказала Швэйбин с полной апатией в голосе, ещё до конца не поверив в то, что её спасли, человеку, который представился ей как доктор Мо, друг её отца.

— Усталость настигла меня не сразу, через несколько минут, я в хорошей форме, я бегаю по 5—8 километров три раза в неделю. Мне показалось, что он отстал. Я обернулась, никого позади не было, и остановилась, — продолжала она с той же интонацией. Затем я присела и опустилась на колени, как он выскочил из-за кустов и снова стал бить и рвать на мне одежду.

Её голос стал набирать силу и задрожал.

— Я кричала, что было сил, только ни кто, наверное, тут меня не слышал. — Совладав с собой, она смогла не заплакать.

Её белое с красно-зелёным рисунком платье «ципао» с чёрными, продолговатыми пуговицами, облегающее, чуть выше колен, с коротким рукавом и воротником- стойка, строгого и изящного покроя, было грязным, в крови и сильно изорвано.

Это платье напоминало национальную одежду, какую носили девушки ещё в эпоху правления династии Мин правившей в Китае после отделения Китая от монгольской империи Юань. (1368—1644 гг.)

От сильного удара головой об камень, возле которого она нашла себя, Швэйбин потеряла сознание, а когда пришла в себя, то в лесу было практически темно. Голова кружилась и болела, вся в крови и обессиленная она пошла на какой-то свет в дали, вниз по склону холма. Не вглядываясь на дорогу она угодила в яму, где и была найдена через два дня какой-то старушкой собирающей хворост.

Швэйбин смотрела вниз перед собой совершенно отрешённым взглядом, как вдруг: Вот я дура, дура, дура. Ах -ах -ха, ха-ха-ха, — безумным смехом разразилась она.

— Это он сделал! Это точно он, но тут был не он! Другой!

— Сказала она с какой-то не человеческой интонацией, совершенно чужой, и даже вызывающий страх у окружающих. Её строгий голос, когда она окликала несознательных учеников, болтавших во время урока, казался ласковым и мягким в сравнении с этим. В ней кипела ненависть, какая бывает у зверя, которого бросили в клетку.

— Как дела доктор? — Спросила шёпотом девушка-следователь, отозвав его немного в сторону.

— Их похоже тут двое, вероятно раздвоение личности, ну или психическое расстройство, при котором, столь деструктивное поведение

вызвано, так называемыми, экзогенными причинами, ну, то есть, внешними. Вы меня понимаете? — добавил доктор.

— Она сама себя могла покалечить, ну или её второе «Я». У них в семье есть одна тайна, но девочка о ней не знает. Это связано с болезнью её погибшей матери…

Глава 2- Швэйбин.

После смерти матери, когда Швэйбин была маленькая, её воспитывала мачеха, но она об этом практически не помнила и звала её мамой. Жили они в городе Гуанган на востоке провинции Сычуань около сотни километров от города Чунцынь.

Любви и родительского тепла в то время не хватало всем детям, родители были вынуждены работать сверх нормы а дети до выходных жили в школьном общежитии и это было нормально, каждый был занят своим делом. По выходным её отец играл в карты а она помогала маме по дому, на ужин они собирались всей семьёй и по долгу не вылезали из-за стола. Она очень хорошо помнит своего деда, который любил вспоминать свою молодость и то как однажды его ранили в плечо японские солдаты в Маньчжурии в 1945 а молодая и смазливая девчонка- санитарка ухаживала за ним в госпитале и в последствии стала матерью их общих, троих детей. Они представляли какое светлое будущее ждёт Китай после войны и их мечтам не было предела.

Ещё со школы у Швэйбин есть подруга, тихая и постоянно заморачивающаяся в своих подростковых комплексах Чин Ченг. В школе ей не нравился её голос, рост, то прыщи усыпали её лоб, то попа больше, чем у других девочек.

Швэйбин же была полной противоположностью Чин. Хорошо разбиралась в спортивных играх и была своим парнем в кругу пацанов, подростковые комплексы её не беспокоили, а может просто ни с кем их не обсуждала.

Позже девчонки поступили в педагогический университет в Ченгду, Чин на политолога и вступила в партию. Потом часто ездила на собрания переживая за будущее страны. Швэйбин- же играла в хоккей на траве в сборной команде своего университета и училась на химико-биологическом факультете.

Чин слегка полноватая, скромная и спокойная не имела проблем с мальчиками и с завидной регулярностью заводила новые романы.

Швэйбин хорошо сложена по женски, стройная и подтянутая, весёлая, но как будто без особой изюминки с парнями встречалась редко и не дольше чем на 3 свидания. Она привыкла быть третьим -лишним прогуливаясь с Чин и каким-нибудь из её ухажёров и частенько поднывала, — «мол, ну где же он, мой тот самый единственный воен, который сможет завоевать моё сердце». Кандидатов на горизонте видно не было. — Ах да! Был там один экономист или математик, в общем щупленький очкарик низкого роста с квадратным лицом. Он всё время мозолил ей глаза, с первого до последнего курса, то маниакально преследовал, то слал какие-то безмолвные послания типа подмигивание и кивания головой, разгадывать которые она не утруждалась. Он был объектом для насмешек в кругу её подружек, а к последнему курсу даже его пыл на счет Швэйбин поугас.

В общем она знала все свои эрогенные зоны как самооткрыватель и время от времени освежала их в своей памяти.

Учёба давалась ей легко и не принужденно, увлекалась английским, но без энтузиазма. Вот тогда то она и вбила себе в голову, что замуж она пойдёт только за иностранца с европейской внешностью. У них будут дети, красивые малыши с тёмными волосами, светлой кожей и большими и светлыми глазами. Она мечтала о жизни за границей и путешествиях, об собственном доме большом и просторном. Ну а пока она делила комнату в общежитии университета со своей подругой и была по-своему счастлива.

Глава 3- Новая жизнь.

После университета Чин и Швэйбин получили путёвки на работу по распределению молодых специалистов в одну и туже школу.

Школа находится в Ченвэй, Уезд городского округа Лэшань провинции Сычуань, 260 километров на юг от Ченгду.

(Население: около 450000 чел. Площадь: 1 375км²).

Где и провели два продуктивных, в плане самообразования и профессионального опыта, и вполне себе счастливых года.

Заезд учителей в общежитие состоялся в конце августа, за несколько дней до начала школы. Девушки поселились на разных этажах пятиэтажного здания, у каждой была персональная комната. А затем начались рабочие будни. Школьный режим уже успел забыться и им пришлось привыкать заново.

От шума музыки, когда ученики шли на зарядку, просыпались все, кто жил в непосредственной близости от школы, затем ученики и учителя шли на завтрак, после которого начинался рабочий день. Заканчивался же день у учеников и большинства учителей примерно в девять часов вечера. Все расходились по домам, а для тех кто до выходных жил в школьном общежитии, в 22:00 объявлялся отбой. В тот год в школу пришло много молодых специалистов по разным предметам. У молодых учителей конечно же был свой режим и зачастую они возвращались из кино, ресторана или караоке клуба уже к полуночи. Жалобным голосом протягивали заветные слова охраннику — «сыфу, во лайла,» (Шеф я пришла) и тот послушно открывал ворота.

Глава 4- Новое знакомство.

В один из солнечных дней середины сентября, каких не много в это время года, да и вообще, в этом регионе Китая, несмотря на то, что тепло сохраняется до середины ноября солнце — довольно не частое явление.

Швэйбин шла из административного здания школы в учебный корпус, где находился её офис.

На большом школьном крыльце точно по подиуму, руки в брюки, прогуливался иностранный учитель. Буквально за несколько секунд в голове Швэйбин сложился расчёт, параметрами для которого послужили его внешность, её интересы и наверное, что-то ещё, попробуй пойми этих женщин, и тут же, незамедлительно был выдан результат — хорош бы познакомиться!

— Hello, — будто спросила она его. — Вы учитель английского?

— Привет, да я учитель английского, — подняв свой взгляд снизу вверх ответил он, — а вы?

— А я биологии, животных люблю.

Перед ним стояла молодая девушка пострижена под «каре», но очень уж коротко, с милым, овальными лицом и как бы заострённым подбородком, с большими и слегка раскосыми глазами, пухлыми губками окрашенными в красный цвет.

— А вы откуда?

Он заметил, что одета она была примерно так же, как одевается женщина, которая убирается в учительских офисах школы. На ней был коричневый в клетку пиджак, явно великоват, подобранный не по её размеру, одетый на серую футболку. — Кажется это учительская униформа, ну или форма всех сотрудников школы. В своём офисе я видел такой, на спинке стула, у одной учительницы висел. — Вспоминал мой друг. А ещё на ней были чёрные штаны, широкие вверху и заужены к низу, совершенно не выгодно скрывавшие её стройные ножки.

— Я из России.

— Вау! А как вас зовут?

— У меня есть три имени Сергей, Серджей, Щеаргай. Какое тебе больше нравиться?

Она рассмеялась, сложив ладони вместе, чуть привела и на секунду зажала их между коленями, затем дважды всхлипнув прекратила смех.

Её смущение было похоже на попытку сдержать фонтан кипящих эмоций, которыми она явно была переполнена в ту секунду.

— У меня тоже есть два имени, вы можете звать меня Кэтрин, это имя я выбрала себе в студенчестве.

— У вас неплохой английский.

— Спасибо, — улыбнулась она и продолжила.

— Приятно было познакомиться, но сейчас мне нужно приготовиться к уроку.

— Да, конечно, — Ответил Сергей, ещё увидимся.

— Увидимся, — ответила она.

Сергей этому знакомству не придал никакого значения, так как знакомиться приходилось часто, даже по нескольку раз в день, но примерно 3\4 из них, по многолетнему опыту заграничной жизни дальше чем «Hello, how are you», так и не заходили.

Он вспомнил то, как несколько раз знакомился с девушками в ночных клубах, танцуя под какой нибудь горяченький хит, прям там начинал обниматься с ними и нашёптывать им на ухо так сказать, какие они красивые. Вообще, это не было свойственно ему, «бабником» он не был и старался жить тихой жизнью, заграница всё-таки. Но! Заводить серьезные отношения, которые всё равно обречены на расставания, с иностранными девушками, не было смысла. А ещё не хотелось подвергать девушку и себя ненужному стрессу от вынужденного расставания. Рано или поздно он собирался вернуться в Россию, а там, без знания русского языка иностранка не сможет чувствовать себя комфортно и быть счастливой. — Так считал он. Продолжение его воспоминаний прервал звонок на перемену, и он поспешил вернуться в учительской офис, чтобы потом не толкаться с учениками на лестничных пролётах и спокойно приготовиться к уроку.

Глава 5- Сергей.

Шесть лет назад Сергей оставил работу в России и поехал в поисках лучшей жизни в Эмираты. По образованию учитель физической культуры и тренер по кикбоксингу, крепкий и дисциплинированный парень, на тот момент даже не зная английского, нашёл работу в Дубае, и жизнь зацвела новыми красками. Пять лет жизни в Эмиратах безусловно принесли свои результаты, поменяв качество его жизни к лучшему и создав новое в его голове восприятие реального мира прибывая в сказочном, каким он называл Дубай, потому что деньги воспринималась как конфетные фантики и разлетались на нереальные покупки и развлечения.

Сменив несколько работ, приобрёл много интересных друзей, и как бонус, неплохо выучил английский язык. Кстати, благодаря совету нашего общего друга, который на тот момент уже жил и работал в Китае, сопоставив все плюсы и минусы, Сергей решился на очередные перемены в жизни и уехал в Китай. В Ченду, в столицу провинции Сычуань, где-то на границе с Тибетом. Огромный город, включающий в себя античные кварталы и современные с высокими небоскрёбами районы. Колоритные парки с бамбуковыми аллеями, с озерками заросшими кувшинками и пандовые фермы. Всё это разбавляют около 14 миллионов суетливых, черноволосых, но достаточно доброжелательных местных жителей. Приехал он летом, стояла жара, как и в Дубае, а воздух влажный и много зелени. На всех углах и во всех парках звучала песня, спетая под гитару, о любимом городе Ченду.

qīn wěn zhe wǒé tóu

zài nà zuò yīn yǔ de xiǎo chéng lǐ

wǒ cóng wèi wàng jì nǐ

Chéng dū dài bù zǒu de zhǐyǒu nǐ…

(Поздней осенью зелёная ива поцеловала меня в лоб.

В этом маленьком дождливом городе

Я никогда не смогу забыть тебя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 321