электронная
144
печатная A5
448
18+
Вне реальностей

Бесплатный фрагмент - Вне реальностей

Пятая стихия


Объем:
354 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9375-2
электронная
от 144
печатная A5
от 448

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Перед вами во всей красе предстанет Пятая Стихия — самая непредсказуемая и неуправляемая… скорее всего, одному из ведущих персонажей пришло время выйти на новый уровень своего мастерства и постараться покорить самую необузданную стихию самую мощную, непредсказуемую и непокорную, ещё не один волшебник в мире не смог покорить эту «пятую стихию», получится ли это у юного волшебника?

Свадьба с ожившим постером

Конечно, это громко сказано «свадьба», но что обычно предшествует официальному соединению душ, так сказать… — правильно… первый шаг — это знакомство.

Дело в том, что Селену однажды заинтересовла одна очень зарубежная, молодёжная рок-группа, а в частности, вокалист, пришёлся ей по душе… но… Сэл прекрасно понимала, что никогда им не встретиться… на тот момент общалась юная особа с одной безумной тёткой, возомнившей себя ясновидящей и та пообещала доверчивой волшебнице, организовать, прибегая к своим чарам, встречу Селены и Макса, так звали похитителя сердца Селены. К слову сказать, похитил этот юноша столь необходимую для жизни часть тела, серце то есть, не только у Сэл, но и у доброй половины женского населения планеты… но Сэл, хоть и было ей очень смешно, слова гадалки зафиксировала в глубинах своего мозга и в указанный день и час направилась в центр города, где по словам гадалки — нахалки и должна была случиться та роковая встреча. Умом Сэл понимала, что все эти обещания — бред обезумевшей старухи, но предчувствовала, что встреча её ждёт необыкновенная, поскольку Сэл, тоже отличалась способностями к мистике, как мы уже успели заметить, то не стала противиться своим ощущениям… и не ошиблась: в том самом месте на которое ей указала её знакомая, она встретила Костю.

Время было зимнее и юный искатель приключений в чужой реальности, замерзал.

— Костя, ты что здесь делаешь? Тебе прошлого раза было мало?

— Дима пропал, — ответил Костя, еле шевеля онемевшими от холода губами. Сэл привела его в ближайшее кафе.

— Как давно?

— Месяц… я думал, он у тебя.

— Что ему делать-то у меня, он сам меня видеть не хочет… возможно он и прав, не надо было мне вмешиваться в вашу жизнь.

— Нет-нет! Он всю жизнь мечтал о тебе!

— Ладно, Кость, мечтал — не мечтал — не важно. Давай его искать.

— А как? А вдруг он ехал к тебе, а его похитили? Я ведь его везде искал… везде! А если я его не найду?

— Тихо, сынок, мы его найдём, обязательно…

— Меню посмотрели? — спросил официант.

— Я не хочу ничего, — сокрушался Костя.

— Пиццу и колу. Костя, тебе силы будут нужны.

— Для чего?

— Как это… зачем? Вот найдётся Дима, что будешь делать?

— Я?

— Но, не я же… я ведь ему — никто. Он мне так и сказал, да я и не настаиваю… но ты — его брат, причём старший.

— Точно! Я его убью!

— А как ты это будешь делать? Сил-то у тебя нет…

— Чего они возятся, — ответил Костя, решив поторопить с исполнением заказа, — девушка… скоро будет готов наш заказ?

— Другое дело… — улыбнулась Сэл…

Она взяла такси и отвезла Костю в офис — круглое кирпичное здание. Раньше его строили под кафе. Но Сэл «положила на него глаз» и «случайно» встретила хозяина и очень помогла ему советом, а он: «Девочка, что хочешь? Деньги, машину, квартиру… — Всё! Ты мне жизнь спасла!

— А ты можешь сделать мне лицензию… все дела со службами уладить и… — Сэл набралась смелости, — уж очень мне твоё кафе нравится.

— Всё, девочка, бери… бери, — причитал хозяин кафе с известным акцентом местного гостя… Через неделю у неё и было «всё»… и офис и квартира и машина с водителем и лицензия и договорённость с властями и инспекциями и клиентами «оттуда»…

— Так у меня и появился офис со всем остальным… самой, без раскрутки — долго… — завершила свои объяснения Селена. — Жалко вот… Надин — помощница, в декрет ушла, а доверить всё… сам знаешь — надёжных людей мало.

— Да… — согласился Костя, — даже родственников носит не известно где.

Сэл прочла молитву о возвращении без вести пропавших и тут же в их офис вошёл Анар — хозяин кафе.

— Я дарственную на тебя принёс, девочка, я её оформил как купчую, чтобы ты налог не платила, едем к нотариусу… — засуетился хозяин, не сбавляя оборотов своей деловитости…

— Погоди…

— Что? Не так?

— Знакомься, Анар, это мой сын… Костя… а вот его брат…

— Что, детка? Что?

— Помоги найти… пропал он. Они далеко живут…

— Я помогу, детка, как он выглядит?

— Как я, — ответил Костя…

Анар сфотографировал Костю на мобильный телефон.

— У красивой девочки — красивые дети…

— А что это? — спросил Костя, слегка растерявшись перед фотокамерой в виде телефона…

— Та самая «мобила», — ответила Сэл.

Анар вскоре позвонил и велел ехать Селене в указанное место.

— Есть человек, он должен знать…

Но Костю в офисе Сэл не нашла. Он вышел на улицу.

— Костя, ты знаешь, что я хочу тебе сказать?

— Ты говоришь, как Дима.

— Мы с ним — одно и то же.

— Это как?

— Будешь себя хорошо вести — расскажу…

— Постой-постой… он рассказывал об одной девочке — однокурснице, это о тебе? Но…

— Вот именно, что но… я же говорю — родилась заново и поэтому не могла быть с вами… я вообще и не помнила о вашем существовании, до той нашей встречи на «переходе». Сейчас наша разница в возрасте увеличилась.

— Что ж, если Димку не найду…

— Без паники. Ты хочешь его найти?

— Да!

— Скоро за нами приедёт машина, Анар, возможно кое-что знает.

— А пока ждём, расскажи мне ещё о своём мире?

— Что именно?

— Ты знаешь ещё о ком-то, кто есть и в нашем мире и в твоём…

— Здесь даже Анри есть, его даже зовут также.

— И кто он… чем занимается?

— В общем-то… тем же. Как и я, как и ты.

— И я здесь есть? У тебя что есть сестра-близнец?

— Нет… здесь мы даже с проявлением тебя не знакомы.

— А чем моё воплощение здесь занимается?

— Тем же, в общем-то… хулиганит и беспредельничает, заводит и «разводит» толпу… в общем, безбашеность на высшем уровне развития.

— Н — да…

— Так что каждый делает то же, только здесь я тебе, точнее твоему воплощению… помочь не могу, так как лично мы не знакомы, но ты и сам не плохо справляешься.

— А Серж… а Алексей?

— Возможно это те люди, которых я отрицаю в своей жизни… теперь понятно… вроде и нормальный человек, а я его не «перевариваю» и всё.

— А у тебя есть братья или сёстры?

— Мой брат — изумительный человек, я к нему так же привязана, как ты к Диме… жаль, но он очень далеко.

— Дальше, чем мы?

— Почти…

Косте удалось разведать о реальности Селены, еще много интересного.

— Обещай мне одну вещь, — сказала она.

— Что?

— Понимаешь… это не ваш мир. Мы узнали о существовании друг друга совсем случайно.

— Я понимаю… эта реальность опасна для нас, здесь мы теряем свои силы, но это может, с непривычки?

— А вы хотите привыкнуть?

— Да.

— Тогда сразу приходите ко мне. Со мной хотя бы не так опасно! Я всегда рада вас видеть, но вы ведь «теряетесь», а это губительно! Хотя сказать так, значит, ничего не сказать. Наша реальность небезопасна даже для тех, кто в ней живет! И нам очень крупно повезёт, если мы найдём Димку!

— Мы что можем его и не найти?…

Тут их диалог разбавил Анар.

— Слушай, что тебе женщина говорит! Нашли мы, детка, твоего брата!

— И где он? — спросила Селена.

Анар «замялся».

— Его там уже нет. Это очень серьёзные люди.

— Не продолжай… — но было уже поздно… основное Костя услышал и догадался, что дела Димки плохи, если они вообще ещё есть.

— Нет, не молчи! — настаивал Костя. — Скажи, что с моим братом! Я его сам пойду искать! Чего тут сидеть!

— Успокойся! — перебила его Селена. Один уже не захотел сидеть и где он теперь?

— Очень жаль, — ответил Анар, — ты спасла моего сына, а я ничем не могу помочь тебе, девочка…

— Как это… спасла? — удивился Костя.

— Селена, — восторженно произнёс Анар, — очень добрая и бесстрашная.

— Да ладно, — заскромничала Сэл, — я просто открыла дверь ребёнку.

— В три часа ночи?

— А как я могла не открыть? Там за дверью кричал ребёнок: «помогите!»

— А вдруг это была бы ловушка? — спорил Анар.

— Я тогда об этом не думала. Едва я открыла даерь, в неё забежал подросток. От шока он не мог сказать ни слова. Но по его разорванной одежде я догадалась, что с ним хотели сделать. К счастью он успел спрятаться у меня, а мужик, который его преследовал, был в замешательстве… стучаться же во все двери, он тоже не рискнул. Я вызвала полицию и когда он вышел из подъезда, его отвезли «в номера».

— У нас закон на защите таких, как он и очень к ним гуманен. Власть говорит, что дети сами должны отвечать за свои поступки. Это так… но если их к этому принуждают, что может ребёнок сделать? Поэтому с этим уродом я разбирался сам! Я выкрал его дочь и держал у себя, пока тот не сознался в еще пяти посягательствах.

— Что же с тем мальчиком? — спросил Костя.

— К счастью, — ответила Селена, — мне удалось ему помочь и он не будет жить с такой травмой всю оставшуюся жизнь.

— И домой приходить вовремя, — раздражённо продолжил приятель Селены, Анар, — а то, погулять он решил… я ему всыпал «по первое число» за эту прогулку.

— Я же просила.

— Да не тронул я его. Я ведь тоже кое-что понял; если человеку хорошо дома, он не уйдёт.

— А говоришь… всыпал.

— Я его не бил… клянусь! Я его под замок посадил на неделю и на месяц запретил компьютер и телевизор.

— Ну это правильно… — согласилась Селена.

— Это что же получается, — побледнев произнёс Костя, — с Димкой могут сделать то же самое?

— А ты думаешь, я шучу, когда говорю, что вам здесь находиться опасно!

— Как же…

— Спокойно… мы ведь не сдадимся, мы ведь будем его искать.

— А когда я его найду… я его… да он у меня…

— Ты будешь прав, — согласилась с сыном Селена.

— Прав? — удивлённо переспросил Костя.

— Конечно. Ты ему должен объяснить любым способом, что здесь вам делать нечего!

— Нет… если мы его найдём, я к нему не прикоснусь! Анар верно заметил: человек не уйдёт из дома, если ему там хорошо!

— Но вы же не ссорились? — спросил Анар.

— Нет… я понятия не имею, почему Дима исчез.

— Спросишь, если не забьёшь его до смерти, — заметила Селена.

— Я поклялся его не бить. Но насчет всего остального…

Тут Сэл позвонили на «мобильный».

— Да, — ответила Селена, — это он… спасибо! Едем! Он в больнице!

— Это, — побледнев сказал приятель Селены, — это работорговцы отвезли его в… о, нет!

— Что, — не поняв о чём Анар говорит, переспросил Костя.

— Да поехали уже! — заголосила Селена. — Анар, когда ты научишься уже держать язык за зубами?

— Прости, детка, — сказал Анар открывая машину.

— Что вы от меня хотите скрыть? — не унимался Костя.

— Мой догадливый, — ответила Косте Селена, — ты далеко не всё знаешь, но если мы успеем и ты застанешь своего брата «целиком», клянись мне, что вы здесь больше не появитесь!

— Скажи мне, что ты скрываешь! — настаивал Костя.

— Это чудовищно, а у тебя очень тонкая и ранимая натура.

— Моя натура не может больше оставаться в неведении! — они вбежали в здание больницы.

— Это хорошо, была моя смена, — встретила их медсестра, знакомая Селены.

— Что у вас за притон? — спросила Сэл.

— Уже всех задержали… я и сама не знала. А тут привезли пацана, я пристала: что с ним? Они вначале: «не твое дело… «инкогнито», а я им: «сейчас позвоню, кому надо, будет вам, инкогнито…», а эти сволочи: «не лезь… жила, вот и живи себе спокойно…», даже денег предлагали…

— Не знаю как тебя благодарить.

— Ты спасла мне ребёнка, и за своими… — она разглядела Костю, — гостями…

— Это его брат… — ответила на незаданный вопрос Селена.

— Повезло тебе… еще бы минут пять.

— О чём вы? — спросил Костя.

— Всё хорошо… — настаивала Селена.

— Да объяснит мне кто-нибудь, что в этом жутком мире происходит?

— Ты прав, Костя, этот мир — жуткий… мы можем пройти к Диме?

— Да, — ответила медсестра, — ему сделали снотворное, готовя к наркозу.

— Да что с моим братом? Наркоз делают перед операцией, что с ним?

— Всё в порядке, — настаивала Селена.

— Но что было-то?

— Ты хочешь видеть Димку?

— Да!

— Пройди к нему!

— А ты? Идём вместе! — они вошли в палату к Димке.

Анар вернулся в машину.

— Дело семейное. Хотя Димке я не завидую… но это всё же лучше, чем… какой ужас… — думал Анар.

Димка лежал с закрытыми глазами.

— Спит, зараза, — произнёс Костя.

— Т-с-с, — успокоила его Селена.

— Я его убью! Так что лучше пусть не оттягивает момент «казни»!

— Ты его тоже пойми, — улыбнувшись произнесла Селена, — ему хочется ещё пожить.

— Я так понял, если бы не твоя знакомая… он бы уже ничего не хотел.

— Всё обошлось.

— Не обошлось! — Дима открыл глаза.

— Кость? Как ты меня нашёл?

— Я тебя из-под земли достану!

— Брат у тебя, Дим… если бы не… — вмешалась Селена.

— Если бы не медсестра, — продолжил Костя, — это она тебе жизнь спасла!

— Жизнь, — заикаясь переспросил Дима, — а ей разве что-то угрожало?

— Теперь-то уж точно угрожает!

— Кость… — успокаивала как могла сына Селена.

— А что, Кость… а ну, рассказывай, как ты здесь оказался? И старайся поубедительнее вещать! Иначе…

— Чего ты сердишься?

— Сержусь? Ты верно забыл, как я сержусь… ничего, вернёшься домой, я тебе напомню!

— Я не хотел!

— Чего ты не хотел?

— Я думал быстро вернусь, ты и не заметишь моего отсутствия!

— Я так тоже думал… здесь, Дим, быстро не получается. Но почему ты сразу к Селене не пришёл? Ты же уже знаешь, куда идти? Мало я тебе тогда всыпал…

— Сам тоже хорош…

— Ребята, — вмешалась Селена, — вам нужно вернуться домой! Там будете ссориться!

— А я ещё подумаю, брать его собой, или здесь оставить.

— Чего?

— Того! Два месяца… тебе здесь понравилось и если бы не больница…

— Нет, я хотел вернуться!

— Тогда в чём дело? Считаю до трёх, не объяснишь — я вернусь… один!

— Нет, Кость, не оставляй меня! Я всё расскажу!

— Быстро!

— Я прибыл сюда и стал искать Селену. Я спросил дорогу у прохожего, а он предложил мне взять такси. Я не понял, у нас ведь другие такси и стал по его совету размахивать руками на дороге. А тот незнакомец почему-то спросил: «ты что, с Луны свалился?»

— Почему-то, — ехидно заскрипел Костя.

— Ну, Кость…

— Продолжай.

— Так вот… он предложил меня подвезти: «я вижу у тебя проблемы с деньгами, а такси бесплатно не повезёт…»

— Я бы рассчиталась с водителем, — добавила Селена, присоединяясь к рассказу Димки.

— Я тогда не сообразил… — оправдывался Дима.

— Если бы только тогда… — не упустил возможности поехидствовать Костя.

— Кость… — заметила Селена.

— Он прав, — спорил Дима, — я очень виноват перед тобой, Селена, и перед ним, и я понимаю, что одними только подколками Костя не ограничится. Я прекрасно осознаю, что ждёт меня дома, и готов терпеть всё, лишь бы ты, Костя, меня простил!

— Дима, я тебя простил и не трону тебя, клянусь! Только ты не исчезай больше!

— Я не хотел!

— Это я уже слышал! Сдается мне, эта сволочь, которая так любезно предложила тебя подбросить, приложила руку к твоему исчезновению даже из реальности Селены?

— Ты прав. Он привёз меня в большой красивый дом. — Я тебе «зайчика» привёз, — обратился он к пожилому представительному мужчине… тот посмотрев на меня улыбнулся: — ух, ты… нет… эту красоту нельзя в «зайчики»… — хотя причём здесь эти зверушки?

— Я тебе потом объясню, — ответила Селена.

— Хозяин дома, — продолжил Дима, — сказал: «я этого мальчика оставлю себе… сколько ты за него хочешь?»

— Он что, — возмутился Костя, — этот козёл приставал к тебе?

— Нет… я жил у него в доме. И изучая местность смотрел, как можно сбежать, но с каждым днём силы оставляли меня… теперь я понимаю, почему мы не можем долго жить в чужой реальности.

— В своей, ты тоже долго не проживёшь!

— Ты же обещал!

— Я подумаю. Я бы тебя прямо здесь убил!

— Значит, — спросила Селена, — ты Диму только для этого искал?

— Ты права. Но я ничего обещать не могу! Хозяину он понравился… мало я тебе в глаз давал!

— Кость… если бы Дима не понравился хозяину, его бы продали в рабство.

— Я солгал, — признался Дима.

— Вот как? Уже лучше… продолжай.

— Через несколько дней хозяин, его кажется звали Энтони, пригласил меня к себе. «Тебе здесь нравится?» — «Я домой хочу!» — «А зачем тебе домой? Дома злые родственники, учиться заставляют… другое дело, у меня… ничего не нужно делать и всё это…» — он окинул взором свои роскошные владения, которые простирались далеко за пределы его взгляда, уходя за третий горизонт…

— Так уж прям и ничего? — ухмыльнулся я. — «Ну… если ты настаиваешь…» — Энтони поцеловал меня.

— Я его убью! — храбрился Костя.

— Я отстранился, — продолжил Дима.

— Ты чего, бэби? — удивился хозяин. — Сам об этом заговорил… значит, хочешь.

— Нет, — ответил я.

— Ну, давай… чего испугался? Не готов ещё… я подожду… — я решил бежать, чтобы хозяин ничего не заподозрил, я был с ним более любезным.

— Ты что, — причитал Костя, слушая рассказ брата, — он тебя…

— Нет, ничего не было, я пошёл на хитрость… и только Энтони стал меня раздевать, я рухнул на пол… Энтони перепугался и повёз меня в больницу. Я попросился в уборную и оттуда сбежал. Но куда было бежать? Энтони меня быстро нашёл. Пока он восхищался моим коварством, я снова упал, но это уже не было спектаклем, как в прошлый раз. Но Энтони мне не поверил.

— Снова притворяешься?

— Нет, — ответил я.

— Вижу, что нет, но в больницу тебя больше не повезу… — Но вскоре он передумал… по дороге сюда я подслушал разговор… он с кем-то говорил о каком-то донорстве и трансплантации. Я не разобрался толком. Я даже не помню, как оказался здесь…

— Надо срочно вам домой… срочно! — вмешалась Селена. — Иначе Дима может умереть!

— Мне тоже что-то нехорошо, — согласился Костя, — но это от рассказа Димки.

— А что ты волнуешься? — спросил Дима.

— А ты знаешь, что такое трансплантация? — разговор они продолжили уже дома…

— Ребят, не ссорьтесь! И если надумаете прийти ко мне, то делайте это, хотя бы вместе — так безопаснее! — сказала им на прощание Селена.

— Я повторяю свой вопрос…

— Кость… ну, всё же в порядке.

— Я ещё раз тебя спрашиваю… — Дима не знал ничего из того, что спросил Костя, но не желая выглядеть в глазах брата идиотом, ляпнул такое, что «идиот», сказанное Костей в его адрес, после этих слов, было бы комплиментом.

— Ди-ма…

— Ко-стя…

— Я жду! Отвечай!

— Это то же… что и «телепортация»? — Костя встал и молча вышел из комнаты. Дима решил спросить у Ника.

— Знаю… но не скажу. Я однажды тоже перепутал эти понятия… Костя тут же «пристроил» к моему телу мокрое полотенце. Так что, ты легко отделался… тебя он пожалел, поэтому… садись за книги.

— Ну, Ник… — но тут вернулся Костя. Дима по виду брата понял, что ждёт его много чего интересного.

— Мне выйти? — спросил Ник в надежде, что Костя его отпустит.

— Не вздумай. Ты тоже так и не понял отличие, но я закрыл на это глаза, поскольку у нас всё гораздо проще. Наши технологии в десятки раз превосходят возможности других миров… как ты, Дима, определил трансплантацию?

— Ну, Кость…

— Я тебе покажу, ну, Кость, отвечай!

— Это… «телепортация»?

— Да… отчасти ты прав.

— Тогда чего ты тут комедию ломаешь?

— Ах, это я комедию ломаю? Ну-ка, Ник, прости, но я тебя прошу выйти! — Ник не долго думая прошмыгнул в полуоткрытую дверь спальни Димки, даже не задев её.

— Кость…

— Дим, повтори ещё раз, что ты сказал.

— Я сказал: «Кость»… — Костя схватил Димку за ухо. — Ай, пусти, ты же обещал!

— Я обещал не бить тебя, только это… так вот, Дима, ты прав, это «телепортация»! — Костя отпустил Димку, тот схватился за покрасневшее ухо.

— Ай…

— Только, — продолжил Костя, — телепортируешься ты в разных людей; твои почки — в одного, сердце — в другого… печень…

— Это…

— Это… — Костя вышел из комнаты Димки, но Димка не долго оставался в одиночестве, поскольку почти сразу же к нему вошёл Ник.

— Я слышал всё. Жуть какая-то, в голове не укладывается… и Костя вряд ли стал бы шутить такими вещами. Ну ты, Димка, и даёшь. Теперь понятна его реакция, точнее, не понятна… слишком уж он спокойно отреагировал.

— Наверно, он сам в шоке, пойду к нему.

— Не надо… пожалей своё второе ухо.

— Будут одинакового цвета.

— Остряк… мало тебя Костя лупит за твои остроты.

— Он меня любит… — Дима постучал в дверь офиса Кости.

— Да, — услышал он в ответ. Дима робко приоткрыл дверь. — Чего это мы заскромничали? Заходи-заходи… только уши и волосы за дверью оставь! — Дима улыбнулся. Но тут же нахмурился увидев, как Костя складывает свои рубашки.

— Ты чего это? Собрался что ли куда?

— Не хочу я больше ломать комедию. Здесь меня больше ничего не держит. Вначале Дэн, теперь — ты… исчез и всё. А если бы я тебя не нашёл?

— Нашёл, а теперь — уходишь?

— А ты почему ушёл?

— Я хотел поговорить с Селеной.

— Зачем? Как ты не понимаешь, Дима… наша мать умерла от тяжелых родов, не без участия наших милых родственников! Селена — это другая женщина. Возможно, она что-то и помнит, но в этой реальности её нет! А для меня существует только эта реальность! И всё! И в ней, только ты… был…

— Почему это, был?

— Ты так решил! И поэтому я ухожу! Чтобы тебе не было откуда сбегать, и не от кого!

— Не уходи. Я больше не буду… прости!

— Нет… хватит, так будет лучше.

— Нет, ты так говоришь, но ты так на самом деле не думаешь… ты рассержен… поэтому так говоришь… — Костя присел на краешек кресла.

— Возможно… я не знаю, правда, не знаю, как мне быть дальше… как представлю, что этот урод тебя «лапал»…

— Но… Дэн же…

— Не сравнивай! Неужели ты не видишь разницу?

— Я понимаю.

— Он точно с тобой ничего не сделал?

— Нет.

— И за твою непокорность он решил тебя распотрошить… сволочь. Надеюсь, Селена на него наведёт «порчу»… Вот… скотина! Да как он вообще мог подумать… как он мог прикоснуться к тебе… Тебе!

— Я там был никем.

— Ты везде — всё!

— Для тебя. Это здесь я — супер — волшебник, а там… я поначалу пытался кое-что сделать, но эти фокусы там никого не удивляют. Но это спасло меня от ярости Энтони. Я ведь сбежать хотел… помнишь? Но сил не было совсем и поэтому он меня быстро догнал.

— Сбежать хотел, да?

— Нет, — ответил я ему, — я хочу тебе фокус показать.

— Валяй. Но если мне не понравится — берегись.

— Понравится… — я взглядом отстегнул его золотые запонки и снял с него рубашку.

— Ух ты, — восхитился он, — а ниже можешь?

— А ниже, — ответил ему я, — тебя оштрафуют.

— Ты прав. Я так увлёкся…

— Я заметил… дома продолжим… — я подмигнул своему властителю… Энтони не стал ругать меня за побег. Он гнал водителя, как сумасшедший, надеясь, что я соглашусь… но я «отрубился»… дальше ничего не помню.

— Укачало, — ответил Диме Костя.

— Шутник.

— Ах, это я шутник… ну, ты у меня получишь! — Костя погнался за Димкой, тот выбежал из его офиса.

— Нет!

— Иди сюда… — Диму спас Ник.

— Костя… тут такое дело.

— Не сейчас! У меня не может быть других дел, кроме как, мой брат! Всё остальное — подождёт!

— Но твоего брата хотя бы резать уже никто не собирается, а побить ты его всегда успеешь… — Костя отдышавшись упустил Диму, который сбежав вниз, тоже остановился и с любопытством задрал голову наверх. Вниз-то её как задерёшь?

— А кого собираются? — спросил Дима.

— Я тебя собираюсь! — ответил Костя.

— Хм… это я уже понял, и начнёшь ты с ушей и волос… а если серьёзно?

— Ну… я не уверен, — замялся Ник.

— Говори, раз начал! — настаивал Костя. — Или ты только хотел Димку спасти? Так я его больше не трону… клянусь!

— И не уйдёшь?

— Я тут подумал, а зачем?

— Ты правильно подумал, — согласился Дима.

— В кой это веки, — добавил Ник.

— Ник, ты кажется что-то говорил о том, что кто-то в опасности?

— Дэн, — ответил Косте Ник.

— Ага… снова с кем-то поспорил и сегодня истекает срок «пари». И он подговорил Ника. Так где он на этот раз меня ждёт? В скалах… или…

— Кость, зачем ты так…

— Нет, вы посмотрите на них, — возмутился Костя, — «Костя, зачем ты так…», — продолжил Костя кривляясь, — я только и слышу это в последнее время! А это «последнее время», длится всю мою недолгую жизнь. «Костя, так нельзя… и так нельзя и так…» — чтобы я не сделал — всё «нельзя»! Знаете, что…

— Стой, — приказал Дима.

— Только не говори мне снова, что «так нельзя». Кому не нравится, я себя не задерживаю в вашем обществе!

— Ты обещал!

— Я передумал! Понимаю, что так нельзя. Но я устал подстраиваться под вас, чтобы вам угодить. Но чтобы я не сделал, я только и слышу в ответ: «Костя, так нельзя!» Я ухожу, знаю, что так нельзя, но ухожу.

— Прости, Кость! Не уходи… ну… я обещаю, что больше так тебе не скажу! Ты прав всегда!

— Нет, я бываю не прав. Сегодня, когда орал на тебя, прости… я был не прав, когда лупил тебя, Ник, за «пары» в Академии, прости… я не должен был… и чтобы больше не ошибаться, я уйду. Я стану отшельником, как Анри, он ведь тоже сбежал от своих ошибок.

— Нет, ты был прав, когда орал на меня.

— И со мной, тоже, — добавил Ник.

— Ты отстаивал наши интересы: сначала Дэн, потом я сглупил… но не уходи… останься.

— Я не знаю, правду ли ты говоришь, или просто хочешь меня успокоить?

— Успокоить хочу. А ты думал, я правда хочу, чтобы ты остался? — Костя улыбнулся, слыша от брата такие слова…

— Ладно, негодник, я надеюсь, ты всё понял. Сиди дома, пока не осознаешь всю опасность своего проступка.

— Ну, Кость…

— Иди к себе. Ослушаешься, будет и второе ухо красное… и не только ухо…

— Ой, нет, я лучше посижу у себя.

— Ник, так что там с Дэном?

— Я слышал, он в больнице, причём, тщательно скрывает причину.

— Это я у Пита разведаю. Я в больницу, а ты, будь другом, проследи, чтобы Дима из дома не выходил.

— И сколько?

— Пока… две недели, а там видно будет.

— Так долго? А клиентов принимать он может?

— Люди не должны страдать из-за его глупости. Но ближайшие дня три, лучше ему восстановить силы… а будет умничать, скажи, что я собираюсь забыть о своей клятве и сменить меры воздействия на более суровые.

— А чего сразу не так?

— Я поклялся. Но Димка вынуждает меня нарушить клятву.

Селена расставшись с близнецами, решила побродить по городу… красиво, спокойно, никто не пристаёт… но только она так подумала, как услышала: «Девушка, можно вас?»

— Начинается, — подумала Селена, — интересно на сколько этого горе-поклонника хватит? Все они «любят» и «хотят»… и удивляются очень сильно, когда Селена не разделяет с ними их симпатии… научилась она таких «щёлкать»; если поклонник ей не нравился, а не нравились ей все… особенно не горела она желанием отвечать взаимностью тем личностям, которые на её «нет» удивлялись: «а почему, нет? почему ты не хочешь…» — а почему это я должна хотеть? — недоумевала Сэл, — ну вот, почему? Объясни мне? — некоторые отступали сразу, но оставались и такие, которые продолжали: «я тебе приятно там сделаю..». — думаю, не нужно объяснять, чего такого могли предложить Селене и что подобные вещи предлагали ей особи… далеко не европейские индивиды, а лица сомнительной национальности, в её понятии, разумеется… но позже Селена и на них нашла управу. И стала отвечать: «Приятно»? А знаешь, что мне приятно? Ощущать себя любимой! А ты мне этого не сможешь дать! А я этого заслуживаю больше, чем кто-либо другой! Автомобили… бриллианты… меха… где написано, что это всё не для меня? А если я отвечу тебе взаимностью, то это будет написано на любом магазине: «Это не для Селены», эта надпись будет даже на дверях «секонд хенда», поскольку ты мне даже взаймы не в состоянии дать, не то что подарить. А я, смею тебе напомнить, не служба социального обеспечения… тебе туда!» И с чего они взяли, что я пускаю в свою постель любого желающего. Стоит ему лишь захотеть… — после неудачного брака Селена вообще ничего и ни с кем не хотела. Она больше не верила в любовь.

«А что есть любовь, — спрашивала она, — это ответственность за человека, который рядом, а не сю-сю, пу-сю…», а близко к себе Селена больше никого не хотела подпускать. «На личном фронте, я больше не сражаюсь…» — отвечала она, если друзья спрашивали про победы на личном фронте…

«Девушка, можно вас?» — услышала Селена снова.

— Вот пристал, ну держись, сам напросился… — она обернулась… перед ней предстал очень красивый подросток… не высокий (не выше её), смуглый, с тёмными по плечи волосами и голубыми глазами… наверное, читатель, вы уже догадались и узнали того, кто посмел заговорить с красоткой Сэл. Это был… Денис, но он, как вы понимаете, вряд ли стал бы претендовать на её взаимность, он решил с ней заговорить по другому поводу.

— Не думаю, что могу быть вам полезна, — ответила Селена, а сама подумала: «думает, раз красивый, значит, всё можно. Хотя слишком уж он хорош, чтобы нравиться одним только женщинам…» — и как мы все знаем, оказалась права.

— А я уверен, что можете, — возразил Селене настойчивый молодой человек, — не бойтесь, я не пристаю, я знаю, что красивые женщины не любят излишнюю навязчивость. Но я хотел бы с вами кое-что обсудить, не откажите мне и примите приглашение в кафе.

— Ну… давайте попробуем. Вы ведь, Денис, так?

— Верно…

— Только не надейтесь, что я на диете… я бы просто что-нибудь выпила, у вас тут очень жарко… — они вошли в кафе, которое было недалеко от больницы. И персонал и врачи нередко заходили туда попить кофе, если конечно оставались силы после дежурства. Бармен прекрасно знавший Дэна, был очень удивлён двум вещам; первое: чего это Дэн — хозяин сети популярных ресторанов, пришёл к конкурентам, а второе… да догадались все уже наверное… Дэн заказал две «колы».

— Я знаю, что вы издалека, — сказал он, подсев к Селене поближе, — и знаю, что Дима и Костя увидели в Вас что-то, что напоминает им их маму. Они хотят казаться взрослыми, но на самом деле, они маленькие и безответственные дети. Им нужна ваша поддержка, ваша твёрдая рука, не оставляйте их, им необходима строгость и дисциплина. Я и Ник делаем всё возможное, но это же звёзды, и они никого ни во что не ставят. Кроме вас!

— Но они меня «послали», вы же слышали.

— Это от безысходности, они не могут сказать прямо: «не уходи»… мне они запретили говорить с вами, но я один из немногих людей, которые им не подчиняются. А с Димкой при выяснении отношений, у нас нередко доходит до драки.

— Может быть за это они вас и уважают?

— Всё равно… не выдавайте меня!

— Я не подведу. Я всё понимаю, спасибо, что присматриваете за моими сыновьями.

— Я догадывался… — Селена рассказала Дэну, как всё обстоит.

— Вот это да… — произнёс Дэн, выслушав рассказ своей обворожительной новой знакомой, — теперь я понимаю… зря я этот разговор затеял.

— Нет, не зря. Я очень рада, что у моих мальчиков есть такие друзья… — Дэн опустил глаза. — Но это ведь не всё, о чём вы со мной хотели поговорить… вас в моей паре сорванцов, больше всего интересует старший? — Костя…

— Старший? — удивился Дэн. Да, он слышал об этом раньше, но решил, что подобная теория обусловлена очередным спором близняшек.

— Да, но не на много. И поскольку он оказался в этом вашем мире раньше, он успел ощутить одиночество. Поэтому он так привязан к Димке. А ещё его жизнь — Димкин каприз. Костя умер через несколько секунд после рождения и Димка отправился вслед за ним. «Мы будем жить или умрём, но всё будем делать вместе!»…

— Собственник.

— Старший не лучше. Так что же он натворил? Разбил тебе сердце? Так ведь и твой Амур не промахнулся.

— А…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 448