электронная
101
печатная A5
531
12+
Виктория — победа!

Бесплатный фрагмент - Виктория — победа!

Дорога в ад вымощена благими намерениями

Объем:
262 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-1429-0
электронная
от 101
печатная A5
от 531

© Чумаченко А. А.

Дорога в ад вымощена благими намерениями

Возле окна за столом сидел юноша лет 24, худощавый брюнет с живыми глазами. Он живо заносил данные, которые ему диктовал профессор. Тот был высокого роста, стоял ровно, как по струнке, со стороны походил на военного, на лоб спадали пряди русых волос с редкой сединой. Он любил носить очки, хоть со зрением проблем пока не было. Профессор стоял за юношей в другом конце лаборатории возле стены, которая от пола до потолка была усеяна различными приборами. От приборов провода шли тугим жгутом к дальней стене, где находились стеллажи с реактивами и столик с небольшим стеклянным куполом сверху.

Стук в дверь заставил юношу остановиться. Профессор, не отводя глаз от приборов, чертыхнулся. С тех пор, как они решили обнародовать свое открытие и найти спонсора для дальнейших исследований, к ним стали приходить люди в «сером» с более интересными предложениями. Предложения всегда были одни и те же — прикрыть свою лавочку и не мешать их бизнесу. Ожидая еще одного посыльного в сером, профессор, не церемонясь ответил:

— Мы заняты, пошли прочь, — и опять посыпал на своего лаборанта цифрами и показаниями.

В дверь последовал еще один стук, и не дожидаясь «теплого» приема, ее открыли. На пороге показался мужчина среднего телосложения, невысокий, с русыми волосами и в общем внешностью заурядной. Он был в сером костюме и с папкой в руке. За его спиной показались еще двое. Те были на порядок выше и крупнее, явно охрана. Мужчина зашел, огляделся и жестом приказал охране закрыть дверь. Только тогда он обратил внимание на профессора и его лаборанта, улыбнувшись, пошел к столу у окна.

Профессор был поражен наглостью. Лаборант заметил, что тот начал глубоко дышать и стал по струнке, чтобы не выйти из себя. Но несмотря на это, он смог спокойно произнести:

— Я же сказал: мы заняты. Вы мешаете научной работе. Нам ничего не нужно. И заранее вас уверяю, что все это ради науки. Все останется исключительно в рамках исследования, — он выдохнул.

— А зря, очень зря, — сказал гость, ставя папку на стол. — И как это вам ничего не нужно? А как же ваша реклама? — он поднял руки и в воздухе «написал»: «Ищем спонсора!» Что, уже нашли?

Гость сделал круг по лаборатории и подошел к столу с куполом.

— Это он? — указывая на маленький кристалл внутри. — Это, это-то чудо, прорыв в науке?

Профессор покраснел от злости и в два шага оказался возле стола, загородив собой кристалл.

— Да, он. Я вас прошу. Это единственный экземпляр. Я гарантирую — только наука и все.

— А как насчет спонсирования?

— Спонсирование?!

— Да. Мы вам деньги, оборудование, вы нам результаты.

Лаборант, Леонид Азотов (так его звали), чуть не выпрыгнул из-за стола с улыбкой до ушей. Но его остудил холодный взгляд профессора:

— А с чего мне вам верить? Может вы решили себе присвоить мое открытие?

— Извольте. Я-то не знаю и половины названий аппаратов, здесь стоящих. И зачем мне голову ломать, если есть вы? И можно набрать еще парочку мозголомов.

— Надо обдумать, — все, что и смог сказать профессор. — А сейчас мы заняты. Леонид, записывайте дальше.

— Да вы никак торговаться вздумали?! Ну, ладно. Я приду завтра с договорами, — не дожидаясь ответа, он вышел.

Не успела закрыться дверь, как Леонид подскочил с места и быстро затараторил, сопровождая свою речь жестикуляцией:

— Профессор, вы что?! Что это еще за «подумаю»?! Будто к нам на порог каждый день такие «кошельки» приходят.

— Ну-ну, что за выражения?

— Да ладно вам. Ну вот зачем вы так?

— А ты хотел уже ему ноги целовать? Нет. Нужно иметь хоть каплю достоинства. А если завтра придет, тогда и обсудим все «за» и «против».

— Что?! Какие еще «против»? — не успокаивался Леонид.

— А такие. Ты что же думаешь: они нам это за «просто так» дадут? Нет, здесь какой-то подвох. И кто он такой вообще? — осенило профессора.

— Вот с этого и нужно было начинать. А то «подумаю».

— Так, хватит обсуждений, работа не ждет. На каком месте мы остановились? — подойдя к аппаратам, спросил профессор Леонида.

Тот сел за журналы в поисках последней записи. Профессор, не спрашивая, готов ли его подопечный, продолжил изливать поток показаний.

С виду работа шла, как обычно, но каждый ломал голову, правда, мысли были абсолютно различны.

Профессора все мучило, кто они, эти визитеры, зачем им кристалл, как они хотят его использовать и в каких целях? Ну, а Леонида интересовали более насущные вопросы: сколько заплатят, хватит ли на авто, жилье и новый прикид? С момента ухода гостя пошло немало времени, как тут прозвенел будильник.

Профессор завел привычку заводить его, чтобы не забывать кушать и спать. А также учить лаборанта дисциплине и своевременности. Он выключил будильник, взял журнал, в который его подопечный заносил показания, и стал сравнивать с предыдущими. Не обращая на профессора внимания, Леонид на ходу снимал халат и попивал кофе, который успел остыть.

— Хватит вам брови хмурить, все по-прежнему плюс-минус одна единица. Надо что-то новое придумать, или дать катализатор, — последнюю фразу он сказал вполголоса, словно про себя.

— Катализатор… Где же его взять-то, катализатор? — закрывая журнал, риторически спросил профессор. — Я полжизни потратил, собирая и подбирая компоненты, а ты говоришь «взять и добавить».

— Ну да. Только скажите, что им служило, и начнем поиски, вдвоем-то быстрее будет, — усмехнулся Леонид.

— Так-то оно так. Только (м-м-м) я не помню, что им послужило.

Профессор снял очки и положил в футляр:

— Как сегодня домой, пешком?

— Э-э-э, вот вы опять. Ну, что мне сделать, чтобы вы наконец мне поверили? Три года у вас работаю, а вы даже одного компонента не назвали. Обидно как-то, — Леонид скривил губы то ли от холодного кофе, то ли впрямь обиделся.

— Я же говорю, что забыл. Склероз, вот и таблеточки прикупил, — он достал с кармана упаковку с надписью «Глицин». — Так что еще все впереди, — что-то вроде улыбки выдавил из себя профессор.

— Да ну вас. Как с деканом астрологии ругались, вы помните, а как в то же время кристалл создавали, не помните, — махнул рукой на профессора Леонид. Он вылил остатки кофе в раковину и накинул пальто. — Ладно, пойду я, а то от ваших тайн изжога начинается, — с этими словами он вышел.

Профессор, как всегда, посмотрел в окно, ожидая выхода своего лаборанта. Леонид вышел на крыльцо и запахнул пальто. Удовлетворенный увиденным, он направился к стеллажу с реактивами, подошел к дальней его стороне и просунул руку между стеллажом и стеной. Нащупав пружину, профессор нажал. Открылась боковая сторона, а в полке была полость, где хранилась тайна, в которую он боится посвятить даже Леонида.

Раздался звонок. От неожиданности профессор подпрыгнул и быстро защелкнул тайник. Убедившись, что это всего лишь его мобильник, он направился к столу. Лабораторию заполоняло эхо от разрывающегося телефона, звонил Леонид. Профессор сел на стул и поднял трубку:

— Что-то забыли?

— Да вот иду и думаю, как вы там, все ли спокойно? — Леонид был чем-то встревожен.

— Как я? Все хорошо, собираюсь домой. А что? Почему спрашиваешь?

— Да так. Во дворе черное авто стоит, в нем четыре амбала сидит. Я мимо них прохожу, а они мне улыбаются. Ну, я мимо себе и пошел. Думаю, мало ли, может, анекдот смешной кто рассказал? А потом зашел в магазин за сигаретами и смотрю в витрину, а двое из них за мной увязались. Так вот, у вас все хорошо? Посмотрите, они в машине еще?

— Минутку… — профессор подошел к окну и из-за угла выглянул. Машина стояла в тени, но в лобовое окно был виден один уголек и из окна шел дым. — Да, вижу, сидят. Леонид, вы уйти сможете?

— Не знаю, попробую. Вы там закройтесь, а то мало ли что.

— Хорошо.

В ответ послышались гудки, Леонид положил трубку. Профессор принялся мерить лабораторию шагами. Замок он проверил, но что толку? Если захотят зайти, то этот «совдеповский» замок их не остановит. Он пошарил в ящичках стола и достал валерьянку, а накапывая ее в стакан, начал бормотать себе под нос:

— Да, вот вам спонсоры, вот вам наука! Иди, Мишенька, в профессуру, там спокойно. Да, спокойно и не стреляют. Там люди интеллигентные, образованные. Как бы не так! — одним глотком он осушил стакан. — То «кошелек» с утра заявился и требует чуть ли не повиновения из-за того, что он на нас, видите ли, взор свой обратил, — встав из-за стола, профессор начал говорить уверенней и во весь голос. — Теперь эти шкафы сидят. Курят!

Его пылкую речь прервал стук в дверь. У Михаила Аркадьевича сердце на миг замерло и дыхание перехватило. Секунды, продлившиеся до следующего стука, показались бесконечностью.

Он, оправившись от ступора и пытаясь совладать с голосом, спросил:

— Кто там?

— Да я это, я! — затараторил Леонид. — Открывайте, или мне тут дрогнуть?

В этот момент профессор был рад столь спонтанному появлению Леонида и, не скрывая улыбки, открыл дверь.

— Что же это вы вернулись, никак забыли чего?

— Что? А, нет, — растеряно ответил Леонид. — Я это, ну. Подумал: вам наверное не по себе. И что так лабораторию оставлять без присмотра? Нехорошо, — раздеваясь и ставя пакет на стол. — Вот взял пару пакетов кое-каких калорий для мозговой деятельности. Кушать нужно, знаете ли. А вы все так же чаи гоняете? Да я-то, если что, отбился бы от своих, а вы? Они-то вон какие здоровые. Вот и решил: чтобы вам спокойней было и мне на душе, пришел, — выдохнув он, плюхнулся на стул со стороны стола.

— Ну да, правда обо мне беспокоились? — спросил профессор, пытливо глядя прямо в глаза. — Или не по себе стало от теней за спиной? — улыбнувшись, налил себе чай.

— Да ну вас.

— Они с вами говорили?

— Да нет. Прошел мимо, они за мной, туда и обратно. Знаете, я одного узнал. Он это, у «кошелька» нашего был.

Профессор помрачнел. Значит, все не фарс, и этот «кошелек», как выразился Леонид, на самом деле чего-то хочет.

— Я так понимаю, что он к нам охрану приставил, видать, чтобы другие не увели, — уплетая бутерброд, рассуждал Леонид.

Профессор ничего не ответил, лишь присоединился к ужину. Перекусив, они достали раскладушку, на ней расположился профессор, ему не привыкать, ведь он не раз оставался ночевать в лаборатории. А Азотов придвинул два стула рядом и улегся. Понимая, что люди в машине скорее всего охрана, им все равно было спокойней спать вдвоем. Леонид долго перебирал вслух, кем мог быть их будущий спонсор и как он будет использовать кристалл. Лаборант подытожил, что «кошелек» сумеет узнать, каким образом был создан кристалл, и сделает его еще не один. Тогда они с профессором ему больше не нужны будут. После чего он спокойно уснул. А профессор решил избавиться от записей создания кристалла. Тогда он все так же сможет прикидываться склерозным, и никакая случайность ему не помешает.

1

Профессор приоткрыл глаза и, осматривая лабораторию, увидев мирно спящего Леонида, привстал. Утро было столь же паршивым, как и их ситуация. За окном пасмурно, идет дождь. Без грома, молний, а просто надоедливый осенний дождь. Заставив себя встать, он включил чайник и подошел к окну. Машина была все там же, а окна запотели. Их охрана находилась на месте. Сложив раскладушку, профессор подошел к спящему лаборанту:

— Леонид, просыпайтесь, пора вставать, — он толкнул его в плечо.

— Угу. Еще минут пять, и подъем. Мы же все равно в лаборатории.

— Да, но скоро наши друзья могут заявиться. К тому времени я хотел бы попить кофе и не быть застигнутым врасплох, — профессор залил чашки с кофе кипятком. — Вот, возьмите, — он подвинул в сторону Леонида одну из них.

Тот приоткрыл один глаз и уставился на чашку, представляя как пьет, но так не хотелось вставать. Тем более, он уже мог представить, сколь мучителен будет подъем с его самодельной кровати. Упираясь на локти, лаборант привстал, и вдоль позвоночника пробежала тугая боль. Самое неприятное было, что это затекшая шея. Делая над собой усилие, чтобы не ругнуться вслух, он сел. Отодвинул второй стул, пытаясь собрать все свое мужество, дабы вытянуть ноги. Профессор, не скрывая улыбки, наблюдал за попытками Леонида встать.

— Есть повод сделать утреннюю зарядку.

— Ага, — Азотов потянулся за чашкой и резко изменился в лице, ведь где-то в спине стрельнуло. — А что вы так улыбаетесь? Уже размялись? Хотя вам-то зачем? Вы-то спали на преудобненькой раскладушке. Вон и кофе успели сделать. Давайте условимся, что в следующий раз я займу раскладушку, так будет справедливо.

— С чего вы взяли, что будет следующий раз? И если вспомнить, то я вас не заставлял оставаться здесь, это вы изъявили желание.

— Да, но согласитесь, вдвоем спокойней, и я из лучших побуждений!

— Догадываюсь, какое побуждение вас подтолкнуло. Случайно от него коленки не трясутся?

— Ладно вам. Вы лучше скажите: они заходили?

— Нет. Спали, если я не ошибаюсь. А вы пейте свой кофе и приводите себя в порядок. Как бы ни было, работать надо.

— И вас с добрым утром.

С этими словами Леонид допил напиток и побрел к раковине. Он умыл лицо холодной водой и пригладил волосы руками, накинул халат и направился к столу. Профессор за это время убрал со стола и достал журналы.

— Сегодня попробуем кое-что новое, — закрывая окно темной тканью и поднося лампу, — проверим наш кристалл, только ли ему солнце нужно.

Леонид расплылся в улыбке:

— Мне отвести отдельную колонку?

— Погоди ты! — скомандовал профессор. — Проверим сначала, есть ли вообще реакция, а потом решать будем, что и куда записывать. Лучше помоги.

Они зафиксировали и подключили лампу. А внутрь купола поместили датчик температуры.

— Ну, что ж, давайте начнем с двадцати градусов.

Профессор следил за поведением кристалла на приборах, а Леонид регулировал температуру.

— Ничего. Значит так, каждые полчаса прибавляем по пять градусов. Дойдем до ста, тогда и посмотрим.

Леонид кивнул и направился к стеллажу с реактивами за таймером. Наведя его на тридцать минут, положил на подоконник, чтобы заодно посмотреть, чем там охрана их занята.

— Профессор, собирайтесь, наша охрана чего-то засуетилась, — отходя от окна, констатировал он.

— Что значит — засуетилась?

— Все четверо идут к нам.

2

Профессор выключил лампу и приборы. Леонид сложил журналы на место и уселся с боку стола, профессор сел рядом. Они слышали стук шагов в коридоре, но в тот момент так же могли стучать и их сердца. Раздался двойной стук в дверь и низким басом кто-то сказал:

— Профессор, собирайтесь, нужно прокатиться. И своего малого не забудьте. Жду через пять минут в машине.

Затем последовали шаги в обратном направлении. Профессор и лаборант не заставили долго себя ждать, понимая, что в любом случае придется ехать. Добровольно, или добровольно-принудительно — решать им. Накинув верхнюю одежду и выключив свет, они открыли дверь. За дверью стояли двое:

— Мы здесь будем, пока вы катаетесь. Так что не волнуйтесь, — они втиснулись между дверью и профессором.

— Но постойте! Я не согласен. Я вас не приглашал! Хотите охранять — пожалуйста, но не внутри! — возмущался профессор.

— У нас приказ, а вам пора идти, — их вытолкнули в коридор.

Дверь за ними сразу закрылась. Еще несколько секунд они, ошарашенные, смотрели на дверь. В чувства парочку привел пронзительный и настойчивый сигнал машины. Сейчас они чувствовали себя лабораторными мышками, которых пустили бегать по лабиринту, и им осталось только следовать строго намеченному плану. Профессор с подчиненным пошли по коридору во двор.

Возле машины стоял один из охранников и жестом приглашал сесть. Когда они уселись, водитель сказал:

— Вы не волнуйтесь, у них приказ ничего не трогать, кроме чая с кофе. Вы же не против?

Профессор хотел ответить что-то язвительное, но ничего на ум не приходило, он лишь вздохнул. Наконец поехали. Путь был долгим. Они ехали по объездной и свернули в сторону пригорода, еще часа два по трассе, затем повернули на проселочную дорогу, где их неплохо трясло.

Леонид, понимал: так или иначе их привезут к намеченной цели. Узнав, что в дороге им быть плюс-минус еще час, он свернул свое пальто в подобие подушки и лег вздремнуть.

В свою очередь Михаил все пытался сориентироваться на местности и размышлял, что ждет их в конце поездки.

Неожиданно машина выехала на асфальтную дорогу и мимо промелькнуло пару жилых домов, затем автомобиль подъехал к площади и остановился перед пятиэтажным зданием. Оно было старым, но несмотря на это, выглядело весьма прилично.

— Где это мы? — протирая глаза, спросил Азотов.

— Это что-то вроде лагеря для таких, как вы, — засмеялся водитель. — Выходите, приехали.

— Лагерь? Надеюсь, не концлагерь? — поинтересовался Леонид.

Они вышли из машины и последовали в здание вслед за своим провожатым. Внутри не оказалось ничего примечательного: стены выкрашены в белый цвет, длинные коридоры, паркетный пол. Но вдоль коридора было несколько дверей с интересными табличками: «Генная инженерия», «Биотопливо», «Генбиология».

Их охранник оказался прав: только это не лагерь, а научно-исследовательский центр. «Но кому он принадлежит?» — размышлял профессор.

Все поднялись на второй этаж и зашли в крайнюю дверь, над которой скромно, каким было и ее расположение, висела табличка «Начальник».

— Профессор, как-то странно, не находите? Не директор, не главный какой-нибудь доктор, а просто начальник, — удивился Азотов.

Они зашли в маленький кабинет, где сидел секретарь. Молодой человек окинул новоприбывших взглядом и, ничего не спрашивая, подняв трубку, сказал:

— Прибыли ученые по альтернативной энергии, — после чего он указал им на дверь и снова занялся работой.

Они зашли в просторный кабинет, где чувствовался столь явный контраст с остальным зданием, что появилось ощущение, будто попали в другую реальность. Стены были выполнены под черное дерево. А это уже создавало угнетающую обстановку по сравнению с помещениями, оформленными в белом цвете. По обе стороны кабинета стояли стеллажи с книгами, переплеты которых варьировали в тонах от черного до светло-коричневого. В центре комнаты находились два небольших черных дивана, рядом с одним из них стоял чайный столик. Дальше был расположен стол, за которым размещалось окно во всю стену. За столом сидел их знакомый и что-то серьезно рассматривал. Но завидев гостей, сразу расплылся в улыбке. Он встал и направился к ним:

— Прошу, прошу. Проходите, присаживайтесь. Как дорога? Утомила, наверное? — он показал гостям на диваны, а сам подошел к столику, где стояли чайные принадлежности. — Чай, кофе? Наш разговор будет долгим. Так что?

— Нам, пожалуй, кофе, — ответил за двоих профессор.

Пока гостеприимный хозяин делал кофе (причем сам, что никак не вписывалось в первое о нем впечатление), его гости пытались найти наиболее комфортную позу. Но как не старались, чувствовали себя, как мышки в мышеловке, которым еще предлагают сыр перед приговором. Они взяли кофе, любезно поднесенный хозяином, который сел напротив.

— Я очень рад, что вы приняли мое приглашение. Могу расценивать это как хорошее начало нашего сотрудничества. Признаться, переживал, что вы не захотите меня видеть, поскольку наша первая встреча, чего скрывать, была не из лучших. Но мы это исправим.

— Разве мы могли отказаться? — хихикнул Леонид, за что получил толчок в бок. — А, я пошутил.

— Понимаю, все мы в вашем возрасте были остры на язык. Давайте начнем все сначала. Я это сделаю первым. Меня зовут Сергей Алексеевич, я непосредственный начальник всего научно-исследовательского комплекса, сокращенно НИК. И НИК, в свою очередь, всецело принадлежит государству.

Гости, не скрывая удивления, переглянулись.

— Да, да, вам не послышалось — это все государственное. Естественно, многое здесь сделано за деньги спонсоров. Но все открытия и достижения принадлежат стране, а уж потом остальным. Так вот: некоторые люди, в том числе и мы, заинтересовались вашим открытием. Поэтому для вас сейчас готовят лабораторию, а также жилое помещение. Аппаратуру мы предоставим и обеспечим всем необходимым. В течение пару дней вы должны переехать в наш в шутку называемый лагерь для науки. Если вам нужны какие-либо записи, подготовьте их к завтрашнему утру и передайте нам. Их занесут в базу данных. И впредь вся работа будет вестись в электронном виде. Вы, разумеется, можете делать записи. Но тогда к вам приставят оператора, который будет все заносить. Ну, есть еще много тем, но это вы узнаете позже. С вами первое время будет наш человек, он-то все и расскажет. А пока что поставьте здесь, внизу, подписи, и будем считать, что мы договорились, — он указал на внушительного размера стопку листов. — Это наш договор.

Тишина повисла в кабинете, ученые пытались переварить нахлынувшую информацию. Причем это было не предложение, а констатация факта. Мол, осталась одна формальность. Как долго бы длилось молчание, неизвестно, но у их нового начальника не было времени это выяснять:

— Так ясно. Вы сейчас в ступоре и замешательстве от нашего предложения. Понимаю: ну, кто еще предложит столь хорошее, а главное, взаимовыгодное сотрудничество? — он поднес ручку и последний листик, где было написано «Совсем согласен» и «Подпись». — Прошу, ручка.

Человек любезно подложил планшет под листик и вложил ручку профессору в руку. Тот не мог понять, что он от него хочет. Столь наглого предложения Михаилу Аркадьевичу слышать еще не приходилось:

— Что я подписываю?

— Как что? Договор. Я только что вкратце изложил вам его. А после передам копию и сможете подробно его изучить.

— Вы хотите, чтобы мы его подписали, не читая? Вы что ж, думаете, раз мы ученые, то нам можно лапшу на уши вешать? Мол, мы в этих делах лопухи.

— Вот почему вы сопротивляетесь? — недавний гость вскинул руки и пошел к окну. — Давайте разберемся. Вы сделали научное открытие, но вам не хватает средств довести его до ума. Я же, в свою очередь, располагаю ими и предлагаю их вам. Причем прошу заметить: не свои, а государственные. Стране вы нужны. Вы должны наоборот — радоваться. А в наше время любое сотрудничество документируют для более спокойной дальнейшей работы. А то, что он такой большой, наш договор, так туда входит описание всего, вплоть до гвоздика в вашем доме.

— Я все понимаю. Но прежде чем что-то подписывать, привык это читать. Так что сначала прочтем, затем подпишем, — профессор положил ручку на столик.

— Нет! — начальник произнес это тоном, не терпящим возражений. — Позволю себе вам напомнить, что мои люди остались в лаборатории. И если вы не хотите вместе с нами изучать возможности кристалла, то мы будем вынуждены нанять других.

Профессор привстал, начал было что-то говорить, но, по-видимому, сейчас его речевой аппарат не успевал за потоком мыслей, поскольку это больше походило на мычание. Михаил Аркадьевич порывался подойти к двери, но остановился на втором шаге, только сейчас осознав безысходность ситуации. Они, конечно, могли отказаться, но пришлось бы начать все сначала. Да и найти нужные компоненты уже невозможно. Профессору была противна мысль отдать какому-то докторишке свое детище, и в случае успеха все лавры достались бы тому. Он сел на место и не мог не заметить удовлетворительной улыбки на лице Сергея.

Леонид в этот момент поставил кофе и взял ручку. Подойдя к столу, поставил подпись. Взял листок и подошел к профессору:

— Думать потом будем, — с этими словами он подставил планшет под листик.

Профессор подписал.

3

— Вот видите, как все просто, — Сергей Алексеевич забрал лист у Леонида. — А вы бежать собрались, чуть с начальником не поругались.

Вся речь сопровождалась не сходящей с лица улыбкой. Он положил лист в конец внушительного договора и нажал на кнопку вызова помощника. Парень не заставил себя ждать.

— Прошу, возьми договор, оформи и подготовь копию для наших новых сотрудников, — указывая на поникших докторов. — И позови управляющего.

Помощник кивнул и вышел.

— Ну же, господа, веселей, сейчас придет Александр, управляющий. Он вам здесь все покажет и расскажет, как у нас что устроено.

— Конечно, мы посмотрим, — Леонид взял на себя диалог, понимая, что профессор еще кое-какое время будет в ступоре. — Как-никак, это наш будущий дом.

— А вы, как я посмотрю, быстро освоились. Вот, профессор, нам нужно брать пример с молодежи, у них все просто и легко.

— Пришел управляющий, — известил помощник.

В следующую минуту дверь открылась, а на пороге появился среднего возраста мужчина. Его черные волосы были кое-как приглажены, он имел мелкие черты лица и слегка прищуривался. Человек прошел в кабинет. Он был в сером костюме, поверх которого надел халат.

— Александр, познакомьтесь: это Михаил Аркадьевич и его помощник Леонид Азотов. Они наши новые сотрудники по альтернативной энергии. Прошу вас ввести их в курс дела, — закончив фразу, Сергей Алексеевич сел за стол и принялся что-то изучать в мониторе.

— Здравствуйте, — подошел тот к ученым и протянул руку. Профессор, не вставая, пожал ее и коротко сказал «Михаил», то же сделал Леонид.

— Ну что ж, господа коллеги, прошу за мной, экскурсия будет увлекательной, — с этими словами управляющий сделал шаг в направлении дверей и сопровождающим жестом показал на выход.

Профессор злобно глянул на начальника, но тот не смог этого оценить, поскольку был полностью поглощен работой и происходящее в кабинете его больше не интересовало. Результат достигнут.

Все трое покинули кабинет. Проходя мимо помощника, Леонид обратил внимание на работающий принтер. «О, вот и наша копия лезет», — подумал он, но решил, что юмор сейчас не уместен.

Выйдя в коридор, Александр пошел впереди, остановился возле лестницы:

— Как вы хотите: сначала осмотреть весь комплекс, или увидеть, каким образом продвигается работа в лаборатории?

— Давайте весь комплекс, — холодно ответил профессор.

— Ну что ж, тогда прошу вниз. Изначально это здание принадлежало колледжу, но по определенным причинам он закрылся и на его месте решено было сделать НИК. Как вы могли обратить внимание, мы находимся на приличном расстоянии от цивилизации, что дает возможность без лишних глаз производить любые, прошу заметить, любые исследования. Сначала это было одно пятиэтажное здание, но по мере поступления и развития науки мы поняли: многие лаборатории не могут поместиться в обычных кабинетах. По этим причинам здание перепланировали. Помещения, выходящие на фасад, сохранили, и они остались прежних размеров.

Все вышли на улицу и остановились у центрального входа:

— А вот все кабинеты с тыльной стороны объединили в что-то наподобие спортзалов. То есть, впереди пять этажей, а сзади всего три, — при этом управляющий просто расцвел, видимо, это была его идея. — Прошу внутрь.

Они зашли в середину здания, прошли по первому этажу, где находились все «бумажные» кабинеты: бухгалтерия, отдел кадров, кабинет управляющего и так далее. С другой стороны все те же вывески, лаборатория, как и наверху.

Затем они вышли во внутренний двор и были поражены. По обе стороны, будто образуя большую букву П, шли пристройки различной высоты и размеров.

— Это уже в течение последних десяти лет мы пристраиваем лаборатории. Наука не стоит на месте и мы тоже, — и пошел по аллее вперед.

Вдоль нее были расставлены скамейки и фонари, в стороны отходили тропинки к лабораториям, а в длину высажены различные деревья и цветы. Они прошли приблизительно 500 метров, и Леонид весь путь, не церемонясь, бегал и читал таблички у дверей, как он объяснил: «Это же не запрещено, и нужно знать соседей». Все подошли к повороту строений, за углом шли строительные работы. Повернув по аллее направо, они вышли к последнему зданию.

— Ну вот, левое последнее здание ваше, — управляющий остановился и дал осмотреться.

Возле дверей висела табличка: «Лаборатория альтернативной энергии профессора Михаила Аркадьевича».

Леонид хмыкнул:

— Ну да, а меня-то забыли, или просто места не хватило.

Несмотря на возмущения Леонида, профессор зашел внутрь. Первое помещение было небольшим, слева стоял стол с охранным пультом, где сидело двое охранников, а прямо находилась дверь на электронном замке.

— Вот, знакомьтесь — это ваша охрана, — представил Александр. — Они несут вахту посменно. Ребята, а это ваше новое начальство. Прошу, — указал на пикнувшую дверь управляющий.

Профессор мельком оглядел охранников и понял одно: что кто-кто, а они с Леонидом уж точно им не начальники. Внутри был коридор, расходящийся по обе стороны, прямо находилась еще одна дверь. Она, как и вся стена, состояла из стекла и также имела электронный замок. А внутри было расположено внушительных размеров помещение, где рабочие устанавливали столы и настраивали аппаратуру. Александр указал на левую сторону коридора:

— Там две комнаты с диванами, шкафом, отдельным душем. Вы можете здесь оставаться. Если есть пожелания относительно каких-либо принадлежностей, пишите заявку. Прямо уборная. Направо по коридору компьютерный кабинет, там будет ваш айтишник. Дальше комната различных энергоносителей, также ее можно использовать как небольшой склад. И, как вы уже, наверное, поняли, прямо — собственно лаборатория. Прошу, пройдемте.

Он провел ключ-картой по сканеру, и все прошли. Лаборатория по размерам была соизмерима с небольшим спортзалом. Большие окна, находящиеся вдоль всей длины стены, выходили на лес. Возле левой стены был вмонтирован второй этаж в виде мостика, где располагалось два рабочих места. Под мостиком рабочие собирали еще четыре стола. В центре, на расстоянии двух метров, располагались приборы, которые, по-видимому, сейчас настраивали и проверяли. У правой стены было пустое пространство.

— Ну, вот как-то так, — разводя руками, сказал Александр. — Мы осмелились приобрести приборы, которые, на наш взгляд, могут вам понадобиться. Было бы замечательно, если бы вы прямо сейчас сообщили, какие из них вам не нужны, а какие стоило приобрести. По этой же причине вся правая часть пустая. Прошу, осмотритесь.

Профессор подходил к каждому столику и изучал аппараты. По выражению его лица можно было прочесть, будто он уже и забыл, что пару минут назад был взбешен. Работа начала поглощать Михаила Аркадьевича. Он коротко что-то спрашивал у настройщиков, молча кивал и шел к следующему. Леонид ходил следом за ученым, поскольку многие аппараты были ему не знакомы. Их удивляло, но в то же время радовало, что вся находившаяся здесь аппаратура была новой. Так прошло около часа. Управляющий сидел на мостике и пил кофе. Предусмотрительно поставили кофейный аппарат. Михаил с Леонидом поднялись на мостик, и начиная осваиваться, делали себе напиток, попутно отвечая на немой вопрос:

— Меня все устраивает, оборудование отличное. Правда, я добавил бы еще пару приборов, и мне понадобится стол для образцов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 101
печатная A5
от 531