электронная
54
печатная A5
366
18+
Виктория

Бесплатный фрагмент - Виктория

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-2100-9
электронная
от 54
печатная A5
от 366

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1 глава

Виктория открыла глаза. Она специально поставила свою кровать так, чтобы каждое утро видеть погоду из окна. Яркие голубые глаза устремились вперед. Она давно привыкла к туману и переменчивой погоде. Уезжая из России, она навсегда попрощалась с сугробами и ежедневными снегопадами. В 22 года Виктория приняла решение уехать из страны в Лондон. Обстановка, становящаяся в стране с каждым годом все хуже, лежала тяжелым камнем на душе девушки. Воспитанная в достаточно аристократической семье, Виктория не привыкла, когда с ней обращаются, как с вещью или ничтожеством. Порой ей хотелось жить в 19 веке, когда пышные платья и балы были в моде. Столь отвратительным ей казалось общество, в котором она жила.

Уехать в Лондон было единственным решением, но не было выходом.

— Люди везде одинаковые, ты работаешь в полиции, и поверь мне, ни в единой стране и государстве, ты не увидишь бережного обращения с людьми, ведь преступления происходят ежедневно и никто не режет жертв аккуратно и с уважением к личности. — Сказал отец Виктории, узнав о ее решении покинуть Россию.

Девушка прекрасно это понимала, но была уверена, что в Великобритании она встретит несколько иное общество. Виктория была уверена, что если ей не понравится в Лондоне, она отправится дальше: Париж, Амстердам, Вена, Берлин. Она была готова объехать всю Европу, чтобы найти место, которое придется ей по душе. Возвращаться в Россию она уже не хотела и не видела смысла. Связь с родителями она поддерживала по скайпу. Друзей в России она так и не приобрела. Все они были такими неинтересными для Виктории, что она даже никому не сообщила о своем переезде. Она была уверена, что ее добродушная мать обязательно взболтнет чего лишнего и все узнают, где она. Но сейчас, лежа на кровати в своей Лондонской квартире, ее мало волновал этот факт.

Длинные каштановые волосы обвивали шею и лежали небрежно на плечах Виктории. Улыбка ее всегда была легкой и ненавязчивой. Девушка не позволяла себе улыбаться, так чтобы ее рот становился «до ушей». Она считала это крайне неприлично и неприемлемо для человека с ее профессией. Она гордилась своим воспитанием, которое получила от родителей. От строгого отца, который наставил ее на истинный путь в карьере, привил чувство стиля и консервативные взгляды, и матери, которая научила ее любить все живое и неживое, относиться бережно к вещам, уважать любого человека, и никогда не посметь кого-то унизить или поставить себя выше другого. Лучшего воспитания для себя она и желать не могла. В ее семье была и любовь, и строгость, всегда были правила, которых должен был придерживаться каждый ее член. Виктория была единственным ребенком в семье, что позволяло ее родителями тратить все свои силы только на нее. Она была их гордостью. И даже в тот момент, когда она сообщила об отъезде, они нашли нужные слова для нее. Поддержка в такие минуты — самое главное. Родители желали ей лишь лучшего. И вот уже четыре года они жили без нее, а она без них.

Первое время было тяжело. Английский язык Виктория учила с 8 лет, но она не всегда была уверена, что знает его в совершенстве. На работу в Скотланд-Ярд ее не хотели брать именно из-за ее происхождения. Девушка пробыла на испытательном сроке 8 месяцев, после чего ее приставили напарником к Томасу Гиллу — детективу, который работал один без напарника 8 лет.

Виктория встала с кровати и села на шпагат. Кости на спине и в ногах громко хрустнули. Она сделала кувырок к окну и быстро перешла на батут. К счастью, потолки в ее квартире были высокие, и она с легкостью могла прыгать на нем. В детстве она занималась гимнастикой. Некоторые упражнения она выполняла каждый день и после того, как бросила занятия. Она знала, что если сегодня не сядет на шпагат, она не сядет на него и послезавтра и через неделю, а через месяц она не сможет сделать этого физически. Для Виктории было важно сохранить все свои умения и пронести их до старости.

Она прошла в ванную комнату, где забралась под душ прямо в одежде. Ее не волновало, что ее привычки весьма странные, но под прохладным душем она могла стоять только в одежде. К счастью, жила Виктория одна и ее привычки оставались лишь ее личными. Она не собиралась открывать завесу в свою жизнь ни для кого. Она ясно и четко видела свое будущее. И ближайшие два года она не собиралась встречаться ни с кем, да и кандидатур пока достойных она не видела.

Виктория сняла с себя мокрую одежду и повесила ее на батарею. Она посмотрела в зеркало. Пухлые губы смотрелись нелепо на маленьком лице с заостренным подбородком. Лоб у девушки был маленький, из-за чего она носила длинную челку на две стороны. Каштановые волосы доходили до поясницы. Бедра были немного широкими для стройной фигуры Виктории, но благодаря ее высокому росту смотрелись очень элегантно в брючном костюме, который она предпочитала одевать на работу. Волосы она всегда собирала в высокий хвост, после чего делала тугой пучок.

Макияж Виктория предпочитала неяркий, но очень точный. Она всегда старалась подчеркнуть глаза и высокие скулы.

С собой она всегда носила свой ноутбук, в котором хранилась вся информация по делам, которые она вела с напарником.

Выйдя из дома, она направилась к своей машине. Черная хонда стояла на стоянке, неподалеку от дома Виктории.

День начался как обычно, и Виктория даже не предполагала, чем он может закончиться.

2 глава

Томас налил себе кофе. Этой ночью он не спал. Известие о смерти отца выбило его из колеи. Он не спал уже третий день и не был уверен, что сможет заснуть еще когда-нибудь. На работе никто не замечал, что с ним что-то происходит. Томас не знал, радует его это или нет. С одной стороны, хорошо, что никто не видит его страданий, а с другой это еще раз доказывало, что за восемь лет работы он так ни с кем и не подружился.

Томас взглянул в зеркало, которое висело над тумбой. Серые глаза казались потускневшими. Щеки впали, из-за того, что он почти ничего не ел. Тонкие губы были сердито сжаты. Взгляд был устремлен вперед, но в нем читалась лишь пустота и безразличие.

Томас резко встал, и от домашнего халата отлетели три пуговки.

— Черт! — завопил он.

Мужчина опустился на колени и принялся собирать пуговицы. Одну он так и не нашел. Разозлившись от неудачи, он бросил найденные пуговицы в мусорное ведро, а за ними и сам халат, который он с остервенением снял.

Нервы в последнее время были у Томаса ни к черту. На работу идти он не хотел, боясь сорваться на ком-нибудь. Особенно на своей напарнице.

Девушки рядом с ним не было. Моника, которую он бросил год назад, до сих пор звонила и просила о встрече. Он никогда не был подлецом, каким его все считали. Томас тяжело вздохнул и забрался под холодный душ. Тело пробрало легкой дрожью. Вода стекала по его мускулистому телу. Его широкие плечи ему никогда не нравились, хотя Моника говорила, что у настоящего мужчины должны быть именно такие пропорции.

— Пфф, что она понимает. — Сказал Томас сам себе, выходя из ванной комнаты в одном полотенце на бедрах.

Он подошел к окну.

— Снова туман… — он тяжело вздохнул.

Лондон Томас всегда любил. Он родился в Ирландии, где и жили его родители, после того, как он уехал. Мужчина редко ездил к ним, за что неустанно ругал себя сейчас. Он не видел отца пять лет. И больше не увидит. Мать неустанно плакала в трубку, требуя приехать на похороны, но Томас был непоколебим. Не из-за вредности он не поехал в Ирландию, а из-за острого чувства вины перед всеми своими родственниками, и прежде всего перед мамой. Томас был уверен, что непременно съездит к отцу на могилу чуть позже, когда будет готов.

Он провел рукой по светлым волосам. Томас отметил, что выглядит он неважно. Мужчина открыл шкаф и достал первый попавшийся костюм. Томас был счастлив, что детективы не должны носить форму, как инспекторы и другие служащие Скотланд-Ярд. Он небрежно причесал свои волосы, не создавая определенной прически, мужчина был уверен, что по дороге на работу он не раз пригладит ее и все равно испортит.

Выходя из дома, он несколько раз споткнулся об своего кота

— Уйди и ради всего святого, не попадайся больше мне на глаза! — сказал Томас, обходя в очередной раз кота.

Мужчина сел за руль и заметил Монику, которая шла по улицу со своей овчаркой. На девушке было длинное пальто и платок. Томас не видел ее лица, но был уверен, что это она. Когда люди живут вместе больше двух лет, им удается выучить даже походку друг друга, а у Моники она и без того была необычная и запоминающаяся.

Он слегка улыбнулся и нажал на педаль газа. День начался неудачно и Томас был уверен, что закончится он не лучше.

3 глава

Стивен открыл глаза. Райли лежала рядом с ним. Глаза ее были плотно закрыты. Он убедился, что жена крепко спит и тихо встал. Мужчина направился в ванную, чтобы смыть остатки сна. Сняв с себя всю одежду, он забрался под теплый душ. Стивен не понимал, как люди могут стоять под холодным душем. Это было вне его понимания.

Неделю назад Стивену исполнилось 42 года. Он отметил этот день скромно, хотя желал пышного торжества. Проблемы с алкоголем в молодости часто давали о себе знать. Когда мужчина оказывался на праздниках, ему словно срывало крышу, и он не мог контролировать себя. Свой возраст он совсем не чувствовал и был уверен, что все еще молод и бодр. Возглавлять отдел в полиции Лондона он начал еще в молодости. Его отец работал там и долго готовил сына к работе. Стивен оделся в легкий домашний халат и направился в комнату сына. Кита уже не было дома. Мужчина тяжело вздохнул. Сын вроде бы есть, но он не видит его целыми днями, хотя он был готов поклясться своей жизнью, что вчера Кит пришел домой и громко шумел в своей комнате. Но сейчас, глядя на его кровать и комнату в целом, ему казалось, что ее не трогали уже несколько месяцев. Никаких изменений.

Стивен направился на кухню. Он, в отличие от своих коллег ненавидел кофе. Черный чай — это все, что он мог пить по утрам. Мужчина достал пончики, которые Райли покупала каждый день, зная все о вкусах своего мужа. На секунду он вспомнил Викторию. Эта девушка пришла в его отдел три года назад. За это время она вскружила ему голову одним только своим видом. Стивен тяжело вздохнул и начал медленно потягивать чай. Если бы он мог что-то изменить, то непременно бы это сделал. Сердце его больно сжималось, когда ему приходить разговаривать с Викторией. Ее улыбка часто снилась ему. Мужчине казалось, что он сходит с ума. Рассудок его был затуманен уже несколько лет. Он боялся, что это скажется на его работе, но к счастью, Виктория не отвечала ему взаимностью, и он мог с легкостью заниматься делами.

— Неужели я не достоин ее? — тихо прошептал Стивен, вставая со стула и идя к раковине.

Он услышал шум в спальне. Райли проснулась.

Стивен, не желая с ней разговаривать, отправился в гардероб — комнату, где стояло три шкафа и несколько зеркал. Свой дом он обустраивал сам, каждой комнате была отведена своя роль. Стивен не терпел, когда гостиную превращали в кухню. Он часто приходил домой и находил на письменном столе в гостиной тарелки и кружки. Его это бесконечно злило, но ругаться у него никогда не было желания. Приходил Стивен поздно, когда жена и сын уже спали. Будить их, и поднимать скандал у него просто не было сил.

Он открыл шкаф, присматриваясь к одежде. Все рубашки были разных цветов, тогда как брюки он предпочитал только черные. Выбор пал на синюю рубашку и брюки из ткани, очень похожей на шелк. Стивен скинул с себя халат и подошел к зеркалу. Шрам на боку от вырезанного аппендикса и шрамы от пуль на левой руке сразу бросились ему в глаза. Райли всегда говорила ему, что шрамы украшают мужчину, хотя ему самому нравилось свое тело без изъянов. К счастью, волосы у него все еще оставались темными, и седина не просматривалась. Лоб был усыпан маленькими морщинками, а на щеках виднелись расширенные поры. Стивен не заморачивался на счет своей внешности, но старости он жутко боялся. Казалось, еще вчера лицо его было идеально гладким, без единой морщинки, а сегодня он начал превращаться в старика. Мужчина боялся однажды проснуться и увидеть, что половина волос выпала, а другая половина стала седой. Он улыбнулся своим мыслям, понимая, что старость придет медленно, а не за одну ночь. Несмотря на то, что ночью он спал всего лишь шесть часов, его карие глаза отливались ярким здоровым блеском.

Стивен быстро оделся и незаметно для жены прошел в коридор. Мужчина вышел из дома и только тогда заметил лицо Райли в окне. Она смотрела на него так, словно он сделал что-то преступное, когда ушел не попрощавшись. Стивен долго смотрел ей в глаза, а потом нашел в себе силы отвернуться и направиться к машине.

День начался, как обычно и Стивен был уверен, что вечером он вернется домой с таким же равнодушным отношением.

4 глава

Райли услышала, как Стивен встает. Она предпочитала лежать молча и не бежать на кухню, чтобы приготовить ему чай. Однажды Стивен взбесился, что она опекает его, и теперь Райли предпочитает не влезать в его жизнь. Утром он вставал и уходил, а вечером приходил настолько поздно, что она уже спала.

Райли тяжело вздохнула и направилась на кухню. Завтракать она любила всегда плотно, поэтому достала яйца и помидоры. На работу она ходила к 10, а значит, у нее было еще полтора часа.

Женщине было 37 лет. Райли взглянула на свои руки. Выглядели они неважно. Возраст давал знать о себе. Она взяла локон рыжих волос и игриво покрутила его, смотря в зеркало. Райли была уверена, что, несмотря на возраст, она по — прежнему оставалась привлекательной женщиной. После завтрака женщина направилась в ванную. Зеленые глаза хитро искрились, а пухлые губы невинно улыбались. Райли отправилась в гардероб. Здесь она сняла шелковый халат и принялась рассматривать свою фигуру. Она никогда не была стройной, но ежедневные походы в фитнес делали ее тело подтянутым и красивым.

Райли задумалась о Стивене. Их брак казался ей счастливым, но в последние годы они сильно отдалились друг о друга. Она никогда не смотрела в сторону других мужчин. Райли старалась быть преданной своему мужу всегда, хотя мужчины всю жизнь крутились вокруг нее. Женщина вспомнила, как Стивен подрался с ее коллегой. Мужчины дрались так сильно, что после оба лежали в больнице. Райли почувствовала, как слеза медленно стекает по правой щеке. Она была в его офисе пару раз. В последние годы там начало работать слишком много женщин и Райли задумывалась о том, что муж ей изменяет. Отогнав эти мысли, она причесала свои густые кудрявые волосы и принялась выбирать одежду. Одевшись в синее платье, Райли покрутилась перед зеркалом и направилась в коридор. Работала она недалеко от дома в крупном аптечном центре. Мысли ее были заняты далеко не работой. Она переживала о своем рушившемся браке и твердо решила, что сегодня дождется Стивена и серьезно поговорит с ним.

Райли уже в черных туфлях на высоких каблуках зашла в комнату Кита и провела пальцем по компьютерному столу. Под клавиатурой лежала очередная записка от сына, давно живущего своей жизнью, несмотря на юный возраст.

«Ночевать не приду, где я — неважно, люблю, ваш Кит…»

Райли кивнула, словно сын был в комнате. Женщина сделала себе мысленную пометку, что серьезный разговор предстоит не только со Стивеном, но и с совершенно слетевшим с катушек Китом. В голове Райли всплыли недавние слова Стивена:

— Ему уже 18, он хочет сбежать из этого дома, надеется, что жизнь станет лучше. Мне бы его оптимизм.

Райли не поняла тогда смысла его слов, а сейчас до нее начинал доходить смысл последней фразы Стивена. Она уже садилась в машину, когда ее посетила мысль об ужине всей семьей в ресторане. Райли улыбнулась возникшей идее.

Женщина завела машину и отправилась на работу. Утро было обычным, но Райли была уверена, что вечером она сможет многое изменить. Она была полна решимости и уверенности, что сможет сохранить свою семью, чего бы ей это не стоило.

5 глава

Кит посмотрел на часы. 5:00. Он медленно встал со стула, чтобы не создавать шума и не разбудить родителей. Из комнаты он вышел так же бесшумно и направился к выходу. Завтракать он предпочитал не дома, а в кафе неподалеку. Кит был уверен, что родители не слышали, как он ушел.

Парень, любивший философствовать на разные темы, задумался о родителях.

«Почему они не проснулись? Неужели я был настолько тихим? А может быть они просто не хотят слышать мои осторожные шаги? Ведь, если прислушаться, можно услышать, как колыхаются от ветра шторы, как листья опадают за окном и ложатся на землю».

Кит зашел в кафе и сел за свой любимый столик. К его счастью кафе работало круглосуточно. Официантка подошла незаметно. Глаза ее были уставшими и сонными.

Кит кивнул ей и попросил принести все «как обычно». Миловидная официантка улыбнулась и ушла за заказом.

Месяц назад Киту исполнилось 18. Школу он закончил два года назад, благодаря тому, что перескочил один класс. Кафе было обвешано несколькими зеркалами, в одном из которых Кит и увидел свое отражение: русые короткие волосы, бледная кожа, красивые черты лица и глаза болотного оттенка. Роста он был небольшого, при сидении слегка сутулился, но время ходьбы всегда держал спину прямо. О поступлении в институт он не думал. Сейчас его мысли были заняты несколько другим. Его подруга Джейн отстранялась все больше. Родители стали друг другу совершенно чужими людьми. Киту казалось, что мир вокруг него рушится, и он не в силах это исправить. Тяжело вздохнув, он принялся завтракать. Ему хотелось поговорить с кем-то. В голове парня всплыла недавняя встреча в кабинете отца с необычайной красоты девушкой. Он не знал, как ее зовут, но был убежден, что отцу она очень нравится. Она выходила из кабинета, а он смотрел ей в след такими глазами, какими никогда не смотрел на жену. Кит почесал за ухом, уходить ему не хотелось, в кафе было уютно и здесь его принимали с каким-то радушием, понятным только ему. Сердце его сжалось при мыслях, что сейчас происходит с Джейн. Она связалась с каким-то парнем, который Киту не нравился. Парень был уверен, что новый друг смотрит на Джейн как-то не так. Кит не мог понять, что именно его настораживало в его поведении. Он был уверен, что Джейн он не любит, а смотрит на нее какими-то хищными глазами, которых Кит втайне боялся. Но страх за подругу детства был превыше всего, и он окончательно решил, что во всем разберется, даже если ему это будет стоить жизни. К Джейн он испытывал лишь братские чувства, она была для него как сестра. Кит ненавидел себя за свои чувства, потому что Джейн смотрела на него совершенно другими, влюбленными глазами. Он понимал, что она ищет кого-то другого, чтобы забыть его. Джейн была слишком красивая, чтобы у нее возникли с этим проблемы. Она легко могла манипулировать мужчинами, несмотря на юный возраст. Кит провел ладонью по щеке. Еще вчера она поцеловала его сюда на прощание, и он до сих пор чувствовал ее губы на своем лице.

Что же касается отца и матери, то он старался об этом не думать, хотя с этой проблемой он решил разобраться в первую очередь. Стоит поговорить с той загадочной шатенкой, выяснить, что у нее с отцом. Кит задумался. «А что будет с мамой, если выяснится, что он изменяет ей? Нет… этого не может быть… если, и может быть, то она не переживет этого».

Парень резко встал и направился к выходу. День начался обычно, и Кит был уверен, что к его концу он сможет решить хотя бы одну из проблем, которые висели над ним, как сгущающиеся тучи.

6 глава

Скотланд-Ярд представлял собой высокое и красивое здание. Туристы сбегались к нему, словно это был музей.

Открывая дверь своей машины, Стивен задумался. «Знают ли эти люди, какими делами здесь занимаются полицейские?» Подходя к входу, он заметил Томаса, который как всегда небрежно поставил свой автомобиль в стороне, не волнуясь о том, что его могут задеть. Стивен не стал его ждать и прошел внутрь, отправляясь прямиком в свой кабинет. Сегодня был четверг. Это значило лишь одно — сегодня общее собрание со всеми детективами и инспекторами. Мужчина тяжело вздохнул. Свою работу он любил, но еженедельные собрания его ужасно утомляли.

Виктория подъехала к зданию, и заметила Томаса, он стоял недалеко от входа, нервно теребя телефон. Она давно поняла, что с напарником что-то не так, вот только что понять не могла. Стараясь быть вежливой, девушка подошла к нему и без всякой улыбки заговорила.

— Все в порядке?

Томас не сразу ответил, он был где-то в своих мыслях и смотрел в пол.

— Да, иди в здание, скоро собрание. Я подойду позже.

Виктория пожала плечами и продвинулась к входу, слыша, что Томас начал с кем-то разговаривать по телефону. Стараясь, не слушать разговор она поспешила войти и направилась сразу в кабинет Стивена.

Начальник был уже у себя. Он восседал на кожаном кресле в центре длинного стола, за которым через пару минут должны были собраться все детективы и инспекторы Скотланд-Ярд. Виктория осмотрелась по сторонам и поняла, что пришла первая. Она не любила такие моменты, когда оставалась с кем-то наедине, тем более со своим начальником, который то и дело смотрел на нее такими влюбленными глазами, что ей становилось ужасно стыдно.

— Здравствуйте. — Тихо сказала девушка, отодвигая от стола мягкий стул на колесиках в конце стола.

— Садись поближе, никого же нет! — Стивен говорил громко, стараясь не выдать своего волнения от общения с Викторией.

— Мне уютно здесь. Спасибо. — Девушка поспешила достать ноутбук и открыть все файлы по делу, которое они вели с Томасом.

Стивен пожал плечами и начал нервно постукивать пальцами по столу.

— Где же остальные? Я видел Томаса, он приехал вместе со мной. — Воскликнул мужчина.

— Да, я тоже его видела, у него кое-какие дела, он будет с минуты на минуту. — Виктория говорила тихо, стараясь тоже не выдать своего волнения. Она думала и мечтала о том, чтобы хоть кто-то из коллег как можно быстрее зашел в эти двери и лишил ее возможности продолжать разговаривать с начальником наедине.

— Как успехи с делом? Томас говорил, что у вас уже есть подозреваемые. — Стивен решил направить разговор в нужное русло.

— Так и есть. Мы расскажем вам все подробнее, когда все соберутся.

— Разумеется! — Стивен махнул рукой, соглашаясь со словами девушки. Его руки слегка дрожали, он не меньше Виктории желал, чтобы кто-то зашел в кабинет.

Через несколько секунд это произошло. В кабинет влетел Томас. На его лице читалось беспокойство и тревога.

— Мистер Гейт, детектив Янг. — Кивнул Томас, приветствуя всех находящихся в кабинете. Он сел рядом с Викторией и сразу ощутил запах ее парфюма, который ему очень нравился.

— От тебя очень вкусно пахнет, хотя сама ты меня жутко бесишь. — Прошептал Томас Виктории на ухо.

Девушка даже не моргнула. Ее давно не беспокоили слова ее напарника. Она была глубоко уверена, что он очень добрый, но у него какие-то проблемы в жизни, отчего ей становилось его невыносимо жалко. Виктория хотела, чтобы он поделился с ней тем, что его так беспокоит и гложет изнутри, но девушка знала, что Томас не из тех, кто любит обнажать свою душу.

— Маленькое черное платье. — Прошептала Виктория ему в ответ.

Томас недоуменно на нее уставился и осмотрел ее одежду. На ней не было платья, и он не понял, к чему она это сказала.

— Что? Какое платье?

— Духи. Они так называются. — Виктория повернулась к нему и посмотрела прямо в глаза.

Томасу стало не по себе от этого взгляда. Глаза у девушки были ярко-голубые, и когда она пристально смотрела на него, взгляд ее казался ему леденящим и вселял в него некий ужас. Он отвернулся в другую сторону и заметил, как в кабинет на скорости влетают другие детективы, а за ними инспекторы, которые его самого ужасно раздражали. Они смотрели на всех надменными и высокомерными взглядами, которые Томас не выносил. Парень, привыкший к равенству со всеми людьми, не терпел, когда его ставили ниже или выше кого-то.

Виктория тоже была такого мнения, она даже не подняла голову, когда зашли остальные. Томас улыбнулся и снова повернулся к ней.

— Согласись, они как большие занозы в одном месте?

Девушка даже не улыбнулась.

— Что ты прячешь за этими шутками? — Виктория снова повернулась к нему, и теперь они смотрели друг другу прямо в глаза, стараясь не отводить взгляда.

— Ничего. — Буркнул Томас и первый отвернулся.

Виктория не отворачивалась.

— Не знаю, что с тобой Томас, но если ты думаешь, что этого никто не замечает, ты не прав. Может быть, эти занозы в одном месте и в самом деле ничего не видят, но что касается меня, я прекрасно все вижу. От моих глаз, знаешь ли, ничего не упрячешь. — Девушка отвернулась и принялась читать файлы по делу, готовясь к речи.

Томас тихо вздохнул. Сказать что-то он не мог, да и не знал что. Виктория всегда казалась ему проницательной, но он был уверен, что никто ничего не замечает, и она не была исключением. Оказалось, он ошибался. Его не сильно это тревожило, но тот факт, что его тайна могла перестать быть его личной, слегка волновало Томаса.

Стивен осмотрел кабинет. Все стулья были заняты. Многим не хватило места, и они стояли у стены.

— Приветствую всех на нашем еженедельном собрании. Приступим как можно скорее к делу. Детективы Янг и Гилл отчитайтесь по своему делу. Какие сдвиги наметились за эту неделю?

Виктория встала, стараясь не забыть ни одного слова и не брякнуть что-нибудь на русском языке, потому что от волнения ее происхождение могло вылезти наружу. Томас заметил, как у нее дрожат руки, и взял инициативу на себя, начав рассказ. Он не понимал, как девушка до сих пор не привыкла к этому еженедельному докладу. Как можно работать почти 4 года и сохранить то волнение, которое бывает только у новичков.

— Детектив Томас Гилл. Разрешите начать.

Виктория посмотрела на него глазами, полными благодарности.

— Мы начали вести дело по маньяку на Найтсбридж еще полторы недели назад. За это время у нас наметились некоторые сдвиги.

— Я бы сказала, значительные сдвиги. — Вмешалась наконец-то Виктория, которая набралась смелости что-то сказать. — Детектив Виктория Янг. Разрешите продолжить.

Стивен кивнул, разрешая девушке говорить вместо своего напарника. Томас сел и внимательно начал слушать девушку.

— Четыре дня назад мы с моим напарником пришли к выводу, что все преступления совершены по расовому признаку. Район Найтсбридж издавна принадлежал чистокровным британцам. Покопавшись в истории, мой напарник — детектив Томас Гилл, наткнулся на преступления, совершенные еще в 20 веке в этом районе именно из-за расового происхождения. Чем-то подчерки преступлений даже похожи, не отрицаю, что преступник мог руководствоваться сведениями, полученными из интернета или книг по тому делу. — Виктория сделала паузу, собираясь с дальнейшими мыслями. Но ее размышления прервал один из детективов, который сидел напротив. Это был коренастый седой мужчина, который работал в Скотланд-Ярд почти 40 лет и считал, что можно делать замечания абсолютно всем, особенно он любил издеваться над новичками, вроде Виктории.

— А кто, простите, по национальности были убитые? — с надменным лицом спросил мужчина.

— Вы хотите знать, к какой расе принадлежали жертвы маньяка? Все трое были выходцами из Африки. Негроидная раса.

— Боже правый! Прямо из Африки? — мужчина захохотал.

— Ваш смех неуместен. Две молодые девушки и молодой парень стали жертвами маньяка, который охотится за людьми негроидной расы, которые родились не в Лондоне, а за его пределами. Совпадение это или нет, но все жертвы действительно родились в Африке. Далее их путь лежал через Россию, здесь все они получили медицинское образование и познакомились, после чего проживали пару лет в Америке, а после все вместе переехали в Лондон, устроившись в госпитале.

— Они были знакомы? — мужчина уже не смеялся, а сидел ровно, нахмурив брови.

— Об это говорилось на прошлой неделе. На таком же еженедельном отчете. — Виктория тоже слегка нахмурилась, не понимая, что от нее хочет этот мужчина.

— Но ведь для вас не составит труда повторить об этом для меня? — мужчина злорадствующе улыбнулся.

— Не вижу смысла. Капитан Гейт, вы помните весь отчет прошлой недели? — Виктория обратилась к Стивену. Тот кивнул и смерил пожилого детектива гневным взглядом, призывая больше не перебивать девушку.

— Если у капитана нет вопросов, я продолжу. Я предположила, что убийца мог совершать ранее нападения на представителей негроидной расы в Найтсбридж. И ура! Нам повезло. У нас есть подозреваемый. Его имя, капитан Гейт, вы видите на своем экране, я переслала вам всю информацию. Если кратко. Он совершал два нападения ранее и одно покушение на убийство одной молоденькой чернокожей девушки. На его страничке в социальной сети много фотографий, доказывающих его ненависть к представителям негроидной расы. Сейчас он находится в камере. Он уже признал свою вину, к тому же утренний обыск в его квартире принес нам две улики. Это орудие убийства и перчатки, на которых сохранилась кровь одной из жертв. Могу заверить вас в том, что в наших руках настоящий убийца и в ближайшие дни его дело будет передано в суд. — Виктория села на стул и закрыла крышку ноутбука.

— Замечательно. Детективы Янг и Гилл можете быть свободны. Отличная работа.

Виктория кивнула и начала собираться. Томас лениво зевал, но следующий момент заставил его буквально оставить рот открытым прямо во время очередного зевка.

— Интересно, а когда-нибудь объявится ли маньяк, который будет охотиться на русских? — злобно сказал тот седой мужчина, что пару минут назад старался задеть Викторию, своему соседу, который недоуменными глазами уставился на старика.

Виктория несколько раз моргнула, осознавая только что произнесенное.

— Жаль, что вы тогда детектив Янг, вряд ли бы смогли вести это дело. — Мужчина ехидно улыбался.

Томас поднялся, и, набравшись сил, нагнулся через стол и плюнул старику прямо в лицо, а затем схватил Викторию за руку и вышел из кабинета, таща девушку за собой.

— Ты что с ума сошел? Тебя уволят! — Виктория широко раскрыла глаза, наблюдая за тем, как Томас достает сигарету и начинает курить прямо в коридоре.

— За сигарету? Сомневаюсь. — Томас продолжал лениво зевать, держа дымящуюся сигарету в руках.

— За плевок! — Виктория подошла к нему ближе и схватила за плечи. — Не надо было этого делать. Я бы сама….

— Плюнула? — Томас улыбнулся.

— Нет, я бы ответила ему что-нибудь.

— Он такая заноза, что вряд ли его бы успокоили твои слова. А плевок — это единственное чего он заслуживает. — Томас потушил сигарету и бросил в урну, стоящую около окна.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 366