электронная
32
печатная A5
240
18+
Ветреный роман

Бесплатный фрагмент - Ветреный роман

Мистическая повесть


5
Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6633-6
электронная
от 32
печатная A5
от 240

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

Вокруг всё утопало в зелени. Дышалось легко и весело. Лена улыбнулась и побежала к горизонту, прекрасно зная, что никогда не сможет дотронуться до сияющей небесной линии. Она любила здесь всё: каждое деревце в окрестных лесах, каждую капельку в пробегающей мимо речке, каждый цветок на поле, безграничном и непостижимом, как сама русская душа. В огромном шумном городе ей развернуться было негде, взгляд кинуть не на что — всюду серые стены да суетящиеся люди. А здесь, куда ни посмотри, нет конца и края, так и хочется раскинуть руки и полететь…

Как хорошо, что она всё-таки вернулась сюда, в деревню своего детства, в деревню настолько глухую, что даже сотовая связь здесь была только в одном месте — у пруда, если телефон поднять выше головы.

Только здесь обычный мир казался нереальным, а все обычные проблемы несущественными, они растворялись в километрах дорог, и душа девушки снова обретала спокойствие.

Лена стояла посреди огромного поля и тяжело, жадно глотала воздух вместе с его ароматами, звуками и чистотой. Лёгкий ветерок ласково гладил её порозовевшие от быстрого бега щёки, играл прекрасными длинными русыми волосами, как будто тоже радуясь её возвращению.

— Боже, как я люблю тебя! Я люблю тебя, поле! Я люблю тебя, небо! И тебя, ветер, я тоже очень-очень люблю! — прошептала девушка.

И ветер стих, вокруг всё замерло: трава не шелестит, ветки деревьев не шелохнутся. «Странно…» — пронеслось в голове Лены, но она лишь пожала плечами, постояла ещё немного и пошла обратно в деревню по пыльной дороге.

Снова поднялся тихий тёплый ветерок, он дул прямо в лицо, как будто не хотел отпускать её.

— Жаль, мне действительно пора, — смеясь, отвечала Лена.

Она часто разговаривала сама с собой. Никто не замечал этого, а она не считала это странностью. В детстве Лена проводила в деревне каждое лето. Здесь жила её бабушка, жили все её лучшие подружки, друзья, здесь оставались её лучшие воспоминания.

В этом году девушка натворила таких дел, что решилась лишить себя права не только на счастье, но и на жизнь. Испуганные и ничего не понимающие родители отправили дочь в деревню отдохнуть, понадеявшись на лучших врачей: на расстояние и время.

Прожила девушка у бабушки всего неделю, а душевные терзания уже начали отступать, потому что летом в деревне и без терзаний хлопот хватает. Лена каждое утро ходила за грибами. Места окрест деревни всегда грибными были. Девушка прекрасно знала все тропы, делянки и полянки, поэтому не боялась ходить в лес одна. А вернувшись домой, с упоением чистила грибы, готовила и ела.

На огороде девушка полола грядки, ходила в поле на сенокос и с детским восторгом зарывалась с головой в сено, слушая недовольное ворчание бабули, которая по настоянию Лениных родителей не стеснялась эксплуатировать внучку, занимая практически всё её время трудовой терапией.

Но, не смотря на неусыпный контроль со стороны старшего поколения, Лена каждый вечер ходила на своё любимое место на берегу реки за деревней, подумать о себе, послушать шелест ветра и поболтать с пустотой. Здесь ей казалось, что она не одинока, и кто-то сидит рядом, близкий и родной. Девушка очень привязалась к этому ощущению…

2

Приехав в деревню, Лена, конечно, не могла не встретиться со своими лучшими подружками Аней и Светой. Аня жила здесь же в деревне, а Света была из райцентра и тоже приезжала в гости к бабушке.

Встретившись после долгой разлуки, девчата сидели дома у Лены и сплетничали.

— Машка с Серёгой Сидоровым жить вместе стали. Родители кричали, топали ногами, требовали, чтобы те расписались, но молодые ни в какую, и ничего, живут себе, и хорошо живут. А Зинка родила парня в феврале, и это в 18 лет! Только-только школу закончила. Так никто и не знает до сих пор, кто отец. Её пытали-пытали, но она молчит, словно воды в рот набрала, дура. Я бы этого подлеца сразу заложила, — чирикала без умолку Аня.

— Так, может, у них любовь была, а он уехал в город и не знает, что отцом стал, — вступилась Лена.

— Да нет, скорее всего, её запугал Митька, — выдвинула свое предположение Света. — Помню, в прошлом году я их пару раз вместе видела. А сейчас они даже не здороваются. Отцом становиться не хочется, вот и припугнул. А может, он вообще её изнасиловал…

— Неужели он стал таким монстром? — Лена прекрасно помнила рыжего парня с чисто русской внешностью: курчавые волосы, курносый нос, конопатое лицо и огромные плечи. Силы в нём было много, на первый взгляд могло даже показаться, что на ум места не хватило.

— Да он ангелом никогда и не был. А сейчас от него вообще подальше держаться надо, — посоветовала Аня.

— Ага, у него сейчас пик полового созревания, а умственного, по всей видимости, не предвидится, — пошутила Света.

И девушки посмеявшись, продолжили промывать косточки знакомым.

— А как Витя? — сердце у Лены ёкнуло.

— Да ничего, вернулся из армии. Теперь работает на лесопилке, — ответила Аня.

— А что, он тебе еще нравится? — Света ехидно заулыбалась.

— Ну, если и так, что с того! Парень он очень даже ничего, — игриво ответила Лена.

Когда-то, еще лет в 17, ей очень нравился Виктор, она даже думала, что он — её первая любовь. Потом она уехала домой в город, а он остался. Когда на следующий год, как раз после поступления в институт, она вернулась, Анюта ей подробный список выложила его бывших, настоящих и претенденток. Лена естественно учинила разборку. Но у Виктора был крепкий аргумент — он ей ничего не обещал. И вообще они друзьями были, ведь у них даже «ничего не было», а поцелуи под луной — так это так, с кем не бывает. Лена особо и не расстраивалась, назло предателю прекрасно провела лето и опять уехала. Его забрали в армию, а она три года была так занята, что ни разу приехать ей не удалось. «Так может теперь попробовать укротить строптивого», — размышляла девушка, улыбаясь, что в последнее время случалось с ней не часто.

— А как твое поступление, Свет? — поинтересовалась она у подруги, которая была младше, но это никогда не было помехой для их дружбы.

— Да я, после того как в прошлом году провалилась и зря только в город проездила, решила поступать у себя. И знаешь, поступила!

— Молодец! — воскликнула Лена, искренне радуясь Светкиному успеху.

Девушки крепко обнялись, расцеловались.

— Анюта, иди к нам, а то стоишь там, в сторонке, как бедная родственница! — прощебетала Светик, привлекая к себе смущенную Аню.

— Ну ладно целоваться, а то подумают, что мы … — начала было сопротивляться Аня.

Но Лена её перебила:

— Кто нас здесь увидит! Иди ко мне, любовь моя…

И девчата весело засмеялись.

3

Вечером в пятницу, через неделю после приезда, Лена, наконец-то, решилась пойти на танцы в клуб. Чем они отличались от крутых ночных клубов города, Лена не понимала. Смысл всех этих сборищ, в общем-то, понятен: собирается молодежь (ну или люди думающие, что они молодежь), танцует, выпивает, веселится. Потом все парами расходятся, кто поближе к дому, кто на сеновалы, кто в баньки. А всё остальное: интерьер, техника, музыка — дело наживное, главное, чтобы люди были довольны.

По дороге на танцы Лена вспоминала Виктора. Три года назад он был настоящим красавцем: светлые волосы, синие глаза и ямочки на щёках. Подходя к клубу, она с волнением выискивала его глазами. Подружки подтрунивали над её волнением. Дул теплый летний ветерок, как будто успокаивал девушку.

Затылок его она узнала сразу.

— А вот и Виктор. Витя! — позвала Аня и махнула ему рукой.

Лена от неожиданности растерялась и запаниковала, как девчонка. Он повернулся, заметил их и пошел навстречу, улыбаясь. Он практически не изменился, только возмужал, в плечах и руках чувствовалась сила, ему ведь сейчас уже, наверное, двадцать один. А улыбается всё так же по-детски. От этой улыбки Лене сразу стало спокойно, и она снова стала сама собой, то есть очаровательной миловидной девушкой с немного грустными глазами.

— Не могу поверить, Алёнка, неужели это ты? Сколько мы с тобой не виделись, уже лет пять, — восхищение в голосе Виктора было искренним, это подтверждали его глаза, жадно ощупывавшие стройную фигурку девушки. — Мне Анюта говорила, что ты приехала. Почему ты так долго пряталась от нас?

— Милый, у Лены всё хорошо. Разве сам не видишь? — нежным голосом пропела Анюта, обнимая и целуя Витю в губы.

Лена и Света были ошеломлены таким неожиданным поворотом, но если Лене сдержаться удалось, то Света, не выдержав, возмущено произнесла:

— Так вы что, вместе? Могла бы и сказать!

— Ой, девочки, я чувствую мне пора удалиться. Только женских разборок мне не хватало! — насмешливо сказал Виктор и пошел обратно к кучке парней, тусующихся перед входом в клуб.

— Действительно, Аня, это как-то не по-товарищески, — к Лене вернулся дар речи. — Ведь я у тебя о нём спрашивала, да и вообще… — она беспомощно развела руками.

Как ей объяснить подруге, что она уже строила планы, исполнилась надежд, мечтала о простых радостях жизни, и вот — такое разочарование. Можно сказать, очередная пощёчина, и от кого — от лучшей подруги!

— Могла бы, действительно, и предупредить, — только и смогла пробурчать Лена.

Она была обижена. Хотя, конечно, понимала, что никакого права на Виктора она не имеет. И всё-таки настроение было испорчено.

— Извините, девочки. Я хотела сказать, но вы заговорили о том, что Лене он тоже когда-то нравился, и мне стало как-то неловко, — Аня выглядела искренне раскаивающейся невинной овечкой.

— Ладно, но в следующий раз говори сразу, с кем встречаешься. Чтобы полная отчётность была, — командным голосом провозгласила Света.

И девчата пошли в клуб, поздороваться со всеми, поболтать и пококетничать.

К Лене сразу все потянулись, вспоминали, какой она была, обсуждали, какой стала, чем занимается и надолго ли приехала. Увидела она и Митьку Рыжего: каким был, таким и остался. А ведь парень ничего, даже милый, но ведет себя слишком грубо. «20 лет человеку, а всё, как подросток, рисуется», — сделала она выводы. И Зину она видела. Молодая мама первый раз за долгое время решилась прийти в клуб отдохнуть, оставив ребёнка у родителей. Лена внимательно наблюдала за девушкой в надежде понять, кто же отец. Весь вечер Зина то и дело бросала печальные взгляды на Митю, но упорно его избегала. Да и он украдкой поглядывал, и Лене показалось, что он сразу как-то даже менялся в лице, но потом снова продолжал острить и дурачиться. К Зине он тоже пару раз цеплялся, зло, нагло, а она лишь молча уходила, опустив глаза, как будто это она была в чем-то виновата перед ним. Даже всегда невнимательная Света заметила это:

— И что, он всегда такой хам и лезет ко всем со своими дурацкими приколами?

— Да, — спокойно ответила Аня, отрываясь от созерцания своего прекрасного принца.

— Свет, обрати внимание, он к Зинке больше всех цепляется. Может, ты была права. Может, между ними что-то было, и он теперь постоянно напоминает ей о своей силе, чтобы молчала? — у Лены при этой мысли сжалось сердце. Бедная Зина!

У Светы глаза округлились от возмущения, удивления и негодования:

— Слушайте, девчата, нам надо поговорить с Зиной. Если это так, она должна рассказать всем правду об этой наглой рыжей морде. Даже если у них всё было по согласию, он отец её ребёнка и должен неси ответственность за свои поступки, а не запугивать молодую маму. Ведь чувствуя свою безнаказанность, он и с другой девушкой может поступить так же несправедливо.

— Ну может, и не все должны знать, но их родители точно, — подтвердила Лена.

— Девочки, вам что больше всех надо? Смотри, Ленка, он на тебя никак глаз положил, не нарывайся! — Аня смотрела на них осуждающе.

— Аня, Зина, может, чувствует себя одиноко, ей поговорить не с кем. Бедняжку все осуждают: или знать её не хотят, или смеются за спиной. Она, наверно, уже устала от всего этого. Света, ты права. Давай я поговорю с ней, может, у меня получится узнать правду и помочь.

— Хорошо… Смотри, она как раз одна сидит. Иди. Удачи тебе.

— Ага… — и Лена пошла к Зине.

«Свои проблемы всегда быстрее забываются, когда занимаешься чужими», — решила для себя Лена.

4

Вечер был прохладный, на небе была видна каждая звёздочка. А ветер, ласкающий кожу, был теплый. Лена сидела на скамеечке рядом с клубом в компании Зины. Они разговорились. Эта простая скромная девушка всегда была симпатична Лене. Темноволосая, с большими карими глазами, Зина выглядела хрупкой, ей просто необходим был мужчина, на которого она могла бы положиться. Но вот теперь она одна да ещё и с ребёнком! Жизнь несправедлива, Лена ещё раз в этом убедилась.

Они поговорили немного об общих знакомых, Лена поинтересовалась здоровьем родителей Зины, а та рассказала, как ей было трудно: большинство близких её не понимали, и только некоторые жалели и помогали. Лена похвасталась, что уже почти окончила институт гостиничного бизнеса и туризма, остался всего год, и она даже успела поработать гидом в одном маленьком турагенстве. Оно, правда, занималось экскурсиями только по городу, но иногда попадались группы иностранных туристов, и работать с ними было очень интересно. Упомянула Лена и о несчастной первой любви:

— Но говорить я об этом не хочу, ты ведь меня понимаешь? — сказала грустно Лена, внимательно всматриваясь в лицо собеседницы.

Но девушка не успела ей ответить, из клуба выкатилась шумная компания и устремилась прямиком к ним.

— Кого я вижу? Красавицы, о чём секретничаете? — прогорланил Митька, грубо усаживаясь между девушками. — Тебя уже все потеряли, Алёнушка! А тебе, Зин, как не стыдно быть такой назойливой, ты, наверно, утомила гостью своей постной миной, — язвительно добавил парень.

— Никто никого не утомил, а ты не вовремя! — сердито ответила Лена, резко вставая, а про себя подумала: «Ведет он себя, как пьяный, но от него даже не пахнет, зрачки в норме. Значит, притворяется, специально пришел мешать».

Всё это вызывало ещё большие подозрения у девушки. Тут она бросила тревожный взгляд на Зину, и что-то в её взгляде удивило Лену, что-то было не так… В больших карих глазах не было страха перед мужчиной, который, возможно, надругался над её телом или чувствами, в них не было и обиды, ненависти или презрения по отношению к безответственному отцу, в них читалась отчаянная печаль.

Подошли остальные ребята, Светик, Аня и Виктор.

— Ладно, уже час ночи, мне пора за ребёнком, а то родители брать его больше не будут, — сказала Зина, вставая.

Тут Лена заметила ещё одну странность: с Зиной даже Митя попрощался, а Виктор нет. Кажется, эти двое весь вечер друг друга в упор не замечали.

После ухода молодой мамы, Света очень выразительно посмотрела на Лену, ей не терпелось узнать ВСЁ!

— Мальчики, может, вы посидите здесь, а мы отойдем минут на пять и сразу же вернёмся, — предложила Лена. И опять её ждал сюрприз, парни соскочили со скамейки как ошпаренные.

— Нет уж, скучно тут у вас сегодня, пойду лучше прогуляюсь, — сказал быстро Митя и зашагал прочь от клуба.

— Аня, неужели ты меня оставишь одного? — возмутился Виктор.

И влюбленная пара осталась, а две подружки отправились побродить в тишине.

5

Митя шел быстро, прекрасно ориентируясь в темноте. Он даже с закрытыми глазами мог найти её дом. Только зачем всё это? Ведь он уже начал забывать, успокаиваться. Надо же ей было снова появиться в его жизни! Могла бы еще годик понянчиться с ребёнком, а там глядишь, он бы её даже не узнал, нашёл бы себе какую-нибудь безобидную простушку и был бы счастлив. Вот зачем он к ней идет, о чём им теперь разговаривать? Но всё же остановился у знакомой калитки и замер в ожидании.

Ночь была чудесной, небо усыпано звёздами, почти полная луна и тихий теплый ветерок, такого ветра больше нигде нет, только в их краях. Зашуршал песок под чьими-то торопливыми шагами, заскрипели колёса детской коляски. Она…

— Не страшно одной по ночам гулять в такой темноте? — спокойно спросил Митя, сделав шаг на встречу к подошедшей девушке.

Зина даже подпрыгнула слегка от испуга, а, поняв, кто тут, сразу напряглась, нежное личико стало удивительно суровым:

— Что ты здесь делаешь, Митя? Не тебе беспокоится о моей безопасности.

— А кому, Виктору что ли? То-то я смотрю, он заботится, на скамейке Аньку обнимая. А ты с ребёнком возишься…

— Ну причем тут Виктор? — голос Зины начал дрожать, но она собралась и спокойно выдохнула. — Мне пора домой, а то Андрей проснуться может…

Девушка начала было обходить Митю, но парень снова преградил ей дорогу. Он попытался встать между ней и коляской. Они оказались так близко, что теперь девушке пришлось бы запрокидывать голову назад, приди ей в голову мысль заглянуть в глаза собеседника, но смотреть ему в глаза она не могла.

— Прошу тебя, оставь меня, уйди. Тебе что доставляет удовольствие мучить меня? — она больше не могла оставаться сдержанной и рассудительной.

— Мы не разговаривали и не виделись полтора года, и ты не рада меня видеть? — с насмешкой спросил Митя.

Сердце у него уже бешено стучало, удивительно, что она этого не слышит. Действительно, зачем он мучает и себя, и её. Лучше было бы, конечно, не встречаться, не разговаривать…

— Мне, наверно, не надо было приходить сегодня в клуб. Ещё слишком рано, но я так устала сидеть одна в четырех стенах, даже поговорить не с кем! Андрюша ещё слишком мал, чтобы быть хорошим собеседником, — Зина улыбнулась, заглядывая в коляску, где мирно посапывал маленький человечек, сладко почмокивая. В глазах её читалась невероятная нежность вперемешку с безграничной грустью.

— Да нет, ты не должна мучиться одна. В конце концов, если мне больно видеть тебя, почему ты должна сидеть дома. Это мои проблемы.

— А тебе больно меня видеть? — в голосе Зины промелькнула надежда.

Что мог он на это ответить? Взяв нежно её за подбородок, он поднял к себе любимое лицо, которое преследовало его во снах уже почти два года, и заглянул в бездонные глаза.

— Неужели я тебя больше не волную? — Митя ласково погладил её щёчку.

— Да… то есть, нет.

Но он её уже не слышал. Его рука скользнула вдоль её спины, прижав за талию хрупкое женское тело, её губы были такими же мягкими и теплыми, как в той, другой жизни… Ему так их не хватало.

Поцелуй становился всё более настойчивым, Митя всё крепче и крепче прижимал девушку к себе. Тут он почувствовал, как её нежные ручки нерешительно легли на его широкие плечи, как будто смущаясь своего невероятного распутства. Что это? Минуту назад она была такой чужой и недоступной, а сейчас она ему отвечает?

Он, наверно, сошёл с ума! За прошедшие полтора года он пробовал встречаться с другими, они были и ласковыми, и красивыми. Но стоило ему увидеть ЕЁ, и он опять потерял голову, забыв об унижении и разочаровании.

Он мягко отстранился, чтобы заглянуть в её глаза. Они были прекрасны. В них блестели слёзы, а грусть почти исчезла.

— Нам надо поговорить. Ведь мы так ни разу и не поговорили нормально.

— Да, но тогда ты не хотел со мной разговаривать.

— А потом ты спряталась от меня.

— Я просто устала стучать в закрытую дверь. Да и нервничать мне нельзя было.

— Давай начнем всё сначала, по-настоящему. Ты забудешь его…

— Что? По-настоящему? Мы что, до этого в игрушки играли? — Зина была так возмущена, что даже слегка повысила голос.

— Но послушай, ведь ты тогда думала о другом, а я даже предположить не мог, что мои чувства могут быть настолько глубокими.

— Ты так ничего и не понял. У меня ребёнок! И он — от тебя! — глаза её горели, в голосе чувствовалась боль и обида.

На дороге послышались шаги и чей-то негромкий разговор.

— Мне пора. Весёлой ночи! — сердито сказала Зина и решительно пошла прочь.

Шаги приближались, оставаться было нельзя. И Митя метнулся в темноту, навстречу идущим. Голова кружилась, всё как-то смешалось. Она врать ему не будет, он знал, надо всё обдумать.

6

Как только девушки отошли от клуба на безопасное расстояние, Лена, опередив любопытную подругу, спросила:

— А что, Виктор с Митькой не ладят?

— С чего ты взяла? — Света выглядела искренне удивленной.

— Просто, мне показалось, что они уж очень не хотели оставаться наедине. Может, ты обращала внимания, как они ведут себя в компании?

— Если честно, то я не могу вспомнить ни одной шуточки, которую Рыжий отпустил бы в адрес Виктора, — ответила Света, напряженно вспоминая.

— Ты уверена?

— Ну да! Точно. У них и общей компании-то нет.

— Может быть, поэтому и не общаются… — задумчиво произнесла Лена.

— О чем ты вообще думаешь, мисс Марпл? Расскажи лучше про Зину.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 32
печатная A5
от 240